Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 12

 

Ориана сидела наверху в своей спальне в кромешной темноте. Уже давно перевалило за полночь, а женщина не испытывала совершенно никакого желания ложиться спать. И пусть уставшее тело требовало отдыха, в голове роилось слишком много мыслей. Поначалу Ори легла в кровать, но, проворочавшись несколько часов кряду, сменила мягкость матраса на глубокое кресло.

Вскоре целительница поймала себя на том, что постоянно прикасается к серебряному колечку – печати-ключу от новой магической охранки для дома. Она положила руки на подлокотники, но вскоре пальцы вновь потянулись к тонкому ободку. Прокручивание колечка действовало на Ори успокаивающе. Не сдержавшись, она поднесла руку к лицу и прижалась губами к чуть прохладной поверхности, вспоминая события этого вечера.

Как целительница и подозревала, в тайнике ничего не обнаружили. Лест Марк только зря потратил на вскрытие целый час. Правда, на всякий случай артефакторщик прицепил к крышке небольшую сигналку. Как он сказал: в способностях боевого мага и некроманта сомневаться не стоит, но перестраховаться не помешает.

А потом они долго обсуждали то, что могло храниться в тайнике. И кто именно мог проникнуть в дом. Лест Марат попросил Ориану перечислить всех, кто часто бывал в их доме. Получился не то чтобы большой список, но туда вошли две подруги целительницы, комендант гарнизона и его жена леста Вист, иногда проходившая проконсультироваться на дом, и еще шестеро человек, занимавших видные посты в городе. Перечисляя всех этих людей, Ориана много раз порывалась сказать, что они не виноваты, ведь она их давно знает. Но каждый раз сдерживалась, вспоминая Вадима, с которым прожила бок о бок долгие годы и так ничего и не заметила.

Когда ноги начали замерзать, Ори вновь вернулась в кровать. Наконец усталость взяла свое, и глаза начали слипаться. Последняя связная мысль в уплывающем сознании была о том, что Ори сошла с ума, раз вновь потянулась к Райту.

А на следующий день ее ждал неприятный сюрприз.

Обнаружив, что в доме практически нет еды, Ориана отправилась пополнить запасы. Вначале она не замечала окружающих людей, вновь погрузившись в свои размышления. Ночью прошел дождь, поэтому все, на что ее хватало, – это смотреть, куда она ступает и иногда приподнимать подол юбки, чтобы не промокнуть. Ори предпочитала светлые тона в одежде, поэтому приходилось быть вдвойне внимательной.

Дойдя до небольшого торгового квартала, целительница первым делом зашла в мясную лавку. Было еще довольно рано, поэтому помимо нее там оказалось еще четверо посетителей и дородный мясник, нар Варсек Болин. Разглядывая прилавки, Ори вдруг услышала шепотки за спиной. Поначалу она не придала этому значения, пока неожиданно посетители организованно не покинули лавку. Посмотрев им вслед, Ориана перевела вопросительный взгляд на хозяина.

– Не обращайте внимания. – Мужчина спокойно достал из-под прилавка тесак и принялся вытирать лезвие чистой тряпицей. – Чего изволите, нара Кант? Вы же знаете, у меня всегда все отменного качества!

– Я никогда и не сомневалась в этом, – с улыбкой заверила Ориана.

Пока она закупалась, в магазин заходили покупатели, и лишь некоторые из них остались. Остальные же резко выходили. Не понимая причины такого поведения, но чувствуя себя из-за этого довольно неуютно, целительница вновь спросила:

– И все же, нар Болин, что происходит? Я же вижу, что что-то не так.

– Просто люди у нас глупцы, – неожиданно сказала одна из покупательниц, терпеливо дожидающаяся своей очереди. – Они обезумели от страха и пытаются переложить вину за происходящее на плечи другого человека.

Посмотрев на женщину, Ориана уточнила:

– Они обвиняют меня в эпидемии?

– Нара Кант, не обращайте внимания, – сказал еще один покупатель, а целительница вспомнила, что во время первой волны у него умер брат, оставив сиротами четверых детей. – Мы знаем… Я знаю, как самоотверженно вы сражались за наши жизни, и никогда этого не забуду. Если в этих смертях и есть чья-то вина, то явно не ваша.

И вроде бы он говорил слова поддержки, но от них Ориане становилось тошно и неприятно. Само осознание того, что ее могут обвинять в свалившихся бедах, приносило горечь разочарования. На протяжении долгих лет целительница жила бок о бок с этими людьми, лечила их болячки, не требуя превозносить ее заслуги. Но стоило только случиться несчастью, в котором она даже не была виновата, как многие тут же отвернулись.

– Знаете, если вы захотите, то мой сын может доставлять продукты вам домой, – неожиданно предложил мясник, протягивая ей сложенный пополам листок. – Здесь записан номер моего смартана.

В первое мгновение у Орианы даже дыхание перехватило от такого оскорбления. И только участие в темных глазах нара Болина помогло понять, что он вовсе не хотел ее унизить, а, наоборот, пытался хоть как-то помочь.

– Благодарю, – тихо ответила Ори, забрав листок и мысленно решив ни за что не проявлять трусости и лично ходить за покупками.

Как бы там ни было, но она не собиралась уезжать из Северга. Здесь ее дом, а если кому-то что-то не нравится, то пусть сам убирается из города.

История, произошедшая в мясном магазине, повторялась и в других. Куда бы Ориана ни зашла, были те, кто приветливо ей улыбался, и те, кто спешил покинуть помещение, словно целительница была прокаженной. На таких она старалась не зацикливаться, прекрасно зная: случись что-нибудь, и они сами прибегут к ней за помощью. Пусть думать так не совсем красиво, но все же это приносило некоторое моральное удовлетворение.

Уже возвращаясь домой, Ориана встретила Ринаду, медленно бредущую… Судя по отрешенному взгляду женщины, она и сама не знала, куда шла.

– Ринада, с вами все в порядке? – окликнула ее Ори.

Вздрогнув, нара Нарих немного испуганно посмотрела на начальницу и вымученно улыбнулась:

– Здравствуйте, Ориана. Простите, не заметила вас сразу.

– У вас что-то случилось? – спросила целительница и поудобнее перехватила пакеты с продуктами.

– Нет… Я просто… Я, наверное, уеду из Северга.

Ори чуть пакеты не уронила от такой новости. Всмотревшись в лицо своей помощницы, она уловила в ее глазах беспокойство.

– Почему?

– После смерти Блеза меня здесь больше ничего не держит. Да и не хочу я всех этих косых взглядов! – Медичка гордо приподняла голову и упрямо посмотрела на начальницу.

– Ринада, они не правы и вскоре это поймут, – попыталась успокоить ее Ориана.

– Вам легко говорить, ведь Тарина уже взрослая. – Медичка недовольно поджала губы и зло посмотрела на Ориану. – А мои дети – совсем еще малыши и… – Упрямо приподняв голову, она закончила: – Здесь меня больше ничего не держит. Все мои ожидания оказались пустыми мечтами.

– О чем вы говорите? – удивилась целительница, а заметив, что на них косо смотрят, предложила: – Может, пройдем ко мне домой и там спокойно поговорим?

– Не о чем нам говорить. Все, что было нужно, я рассказала дознавателю. А вы… Доверчивая дура вы!

Оглушенная последними словами медички, Ориана даже не сразу осознала, что та ушла. Первым порывом было догнать бывшую, теперь не приходилось в этом сомневаться, напарницу, но целительница отмела это желание. Почему-то она была уверена, что значительно проще будет поговорить с Райтом. Да даже с лестом Маратом, если уж на то пошло!

Вздохнув, она решительно направилась домой. Нужно было разложить продукты, а затем позвонить Райту.

При воспоминании о боевом маге сердце предательски екнуло, а лицо обдало жаром. Женщина даже немного разозлилась на себя за это, но ничего не могла поделать. Она вновь, как и много лет назад, подпала под обаяние красавца виконта. А воспоминания о головокружительных поцелуях не способствовали душевному равновесию. В итоге женщина подсознательно оттягивала звонок до того момента, пока не пришла в себя. И все равно ее голос был слегка взволнован, когда Ори договаривалась о встрече.

Еще час она потратила на то, чтобы принять душ и переменить несколько платьев. В итоге, отругав себя за глупость, выбрала легкий сарафан из голубого шифона с рукавами-фонариками. Заплетя волосы в свободную косу, Ори придирчиво осмотрела себя в зеркале, решая, не слишком ли нарядно выглядит. Наконец, придя к выводу, что ее внешний вид вполне обычен, целительница уже почти покинула комнату, когда вспомнила одну немаловажную деталь. Она – вдова, у которой совсем недавно умер муж. И правила предписывали ей носить темные одежды. Общественное мнение, особенно в таких маленьких городах, могло быть безжалостным. Хватило и того, что за покупками Ориана отправилась в желтой юбке и бежевой блузке. Оставалось только удивляться, как ей еще никто ничего не сказал!

Пришлось переодеваться, заменив сарафан на темно-зеленую блузку и коричневую юбку с широким поясом. Ориана не могла вести себя вызывающе, когда жители и так настороженно относились к ней. И пусть целительница не испытывала желания носить траур по человеку, которого она, как выяснилось, совсем не знала, пришлось придерживаться норм морали.

Вторым за день испытанием стала дорога к мэрии. Казалось, что абсолютно все прохожие смотрят на нее и перешептываются. А когда несколько человек перешли на другую сторону улицы, Ори и вовсе чуть не вспылила, и только многолетняя привычка держать себя в руках при посторонних помогла справиться с раздражением.

На входе в мэрию она нос к носу столкнулась с наром Иреком Веровым, временно исполняющим обязанности мэра.

– О, нара Кант, простите, я не заметил вас, – рассыпался в извинениях молодой человек. – Вы ко мне на прием?

– Нет-нет, я… – Немного замявшись, Ориана сказала: – Меня вызвали к лесту Соклаву. Видимо, хотят о чем-то спросить.

– Опять? – возмутился нар Веров. – Да сколько же можно?! Вы и так сказали им все, что знаете. Зачем же бередить и так не зажившую рану? Хотите, я поговорю с дознавателем?

Не ожидавшая такого возмущения со стороны бывшего помощника мэра, Ориана поспешила заверить, что ему совсем не стоит беспокоиться. И вообще, она только рада помочь следствию в меру своих скромных сил.

– Но вы ведь скажете мне, если вдруг понадобится моя помощь? – спросил нар Веров, покровительственно похлопав по руке Ориану, чем неприятно удивил.

Раньше так фамильярно с ней никто не обращался, тем более нар Ирек Веров, которого женщина всегда считала хоть и излишне суетливым, но скромным молодым человеком. Сейчас же он вел себя, по мнению Ори, слишком смело, но и отчитывать его она не хотела. Списав такое необычное поведение на переутомление от свалившихся на него обязанностей мэра, она поспешила распрощаться и скрылась внутри здания.

Немного поплутав по коридорам, Ориана все же вошла в восточное крыло. Она поразилась запустению, царившему в этой части здания. Не сказать, чтобы все здесь совсем было плачевно, но ремонт явно требовался. И чем скорее, тем лучше!

Прислушавшись, женщина услышала приглушенные голоса и поспешила туда. Постучав и дождавшись разрешения войти, она оказалась в просторном кабинете, залитом яркими солнечными лучами по причине отсутствия штор на окнах.

– Кошмар! – не удержавшись, выдохнула Ориана, обозрев обстановку.

– И не говорите! – воскликнул лест Марк Северский, выйдя из-за стола. – В каких условиях приходится работать! – Ухватив руку целительницы, он галантно ее поцеловал и с придыханием продолжил: – Только ваш приход скрашивает эту картину!

– И дает возможность отлынивать от нудной работы? – насмешливо поинтересовалась Ори, бросив взгляд на стол, заваленный папками.

– Ну что вы такое говорите! – Артефакторщик картинно прижал руку к груди. Руку целительницы. К своей груди. – Даже если бы моя работа была невероятно интересной…

– То ты все равно бы к ней вернулся, – раздался голос Райта. – Чем незамедлительно и займешься.

Посмотрев через плечо на стоящего в дверях друга, лест Марк вздохнул и пожаловался Ори:

– Видите, что мне приходится терпеть?

– Искренне сочувствую, – заверила Ориана, ободряюще похлопав мужчину по руке, заодно напоминая, что не мешало бы отпустить ее ладонь.

Этот короткий разговор не только поднял ей настроение, но и вернул душевное равновесие. За что целительница была искренне благодарна лесту Марку.

– Давай пройдем в мой кабинет, – предложил Райт, когда она подошла к нему. – Там мы сможем спокойно поговорить.

– А где лест Марат? – спросила Ори, не увидев некроманта. – Я бы хотела увидеть его. Возможно, он сумеет мне объяснить слова Ринады.

– Нары Нарих? – немного напряженно уточнил виконт. – Что именно она тебе сказала?

Ори покосилась на сидевших за столами людей. Правильно ее поняв, Райт увел женщину к себе в кабинет. И уже там, плотно прикрыв дверь, повторил свой вопрос.

– Она сказала, что уезжает, – принялась перечислять Ориана. – Затем добавила, что рассказала лесту Марату все, что знала, и…

– И? – подтолкнул Райт, когда целительница нерешительно замолчала.

– Назвала меня легковерной дурой. Райт, что происходит?

Прижавшись плечом к шкафу, маг некоторое время рассматривал стоявшую перед ним женщину. То, что он собирался рассказать, определенно причинит ей боль, но и скрывать правду недопустимо.

– Сегодня утром нара Нарих пришла к нам, так как лест Марат не успел ее допросить.

– Почему? Мне казалось, что первым делом он должен был беседовать именно с нами.

– Возможно, потому, что имени Блеза Нариха не было в том списке. В первую очередь некроманта интересовала ты и твое возможное участие в делах мужа. В любом случае сейчас это не так уж и важно. Дело в том, что нара Нарих подтвердила некоторые мои подозрения.

– Какие именно? – Ориана нервно сжала пальцы в ожидании ответа.

– Она была любовницей Вадима на протяжении последних пяти лет, – спокойно ответил Райт, пристально наблюдая за реакцией целительницы.

А та стояла будто громом пораженная, пытаясь осознать услышанное. Верить в измену мужа категорически не хотелось, ведь тогда получалось, что вся ее семейная жизнь разваливалась как карточный домик.

– Этого не может быть! – твердо заявила она, предупреждающе посмотрев на мага. – Это же какой-то абсурд! Когда бы они успели, если Вадим постоянно пропадал в своей лаборатории, а Ринада…

– Ори, послушай меня. – Подойдя к женщине, Райт обхватил ее плечи ладонями.

– Нет, это неправда! – упрямо повторила она. – Блез был его другом, и Вадим не стал бы…

– Астах – его сын, – перебил Райт, слегка встряхнув Ориану.

– Чей? – спросила она и недоуменно посмотрела на мага, все еще пребывая в растерянности от открывшейся правды.

Вздохнув, Райт прижал несопротивляющуюся женщину к себе и сказал:

– Астах – сын Вадима.

– Неправда! – повторила Ориана. Она попыталась вырваться, но мужчина конечно же оказался сильнее ее. – Мальчик светловолосый, а Вадим и Ринада – темноволосые. И я точно знаю, что…

Прижавшись губами к ее виску, Райт прошептал:

– Родная, мне жаль.

Почему-то именно это щемяще-нежное «родная» заставило целительницу поверить его словам. Понимание того, что почти вся ее семейная жизнь была обманом, нахлынуло удушающей волной боли и отчаяния. Глаза тут же наполнились жгучими слезами обиды, а горло сдавили невидимые тиски подступающих рыданий. Предательство мужа окончательно сломило ее.

– Почему? – спросила она, всхлипнув.

– Я не знаю, – ответил виконт, как-то поняв, о чем она спрашивает.

– Это из-за того, что после смерти нашего сына я не захотела больше рожать? Но ведь Вадим сам поддержал меня! Он сам…

Не сдержавшись, Ориана расплакалась, уткнувшись в мужское плечо, стараясь хоть так заглушить всхлипы. Пусть она и не любила своего супруга, но старалась, чтобы он никогда этого не чувствовал. Обустраивала их быт, была верной и понимающей женой, а в ответ получила… все это!

– Жаль, что Вадим уже мертв, – сказал Райт, бережно прижимая к себе плачущую женщину. – С удовольствием избил бы его за то, что посмел обидеть тебя.

«Но ведь ты был не лучше!» – чуть не воскликнула Ориана, но смолчала, лишь горько улыбнулась. Кажется, у нее такая судьба – быть обманутой мужчинами, которым она доверяла. Чувство одиночества и ненужности накрыло с головой. Хотелось свернуться клубочком и по-детски спрятаться от проблем и окружающего мира под одеялом. А еще уснуть, чтобы, когда она проснется, все переменилось и измена Вадима оказалась неправдой, всего лишь страшным сном. И вместе с тем ей до безумия захотелось забыться и хоть ненадолго почувствовать себя нужной и желанной.

Не дав себе времени усомниться в своих действиях, Ори зажмурилась и приникла к губам Райта. И замерла в ожидании ответа. Несколько секунд, пока она ждала, успели растянуться чуть ли не в вечность. Женщина уже хотела отстраниться, извинившись за свой порыв, когда мужские пальцы погрузились в длинную копну волос, а твердые губы принялись жадно исследовать ее рот.

И Ориана таяла… Таяла от ощущения страсти и нежности. От прикосновения сильных, но бережных рук. От жаркого дыхания, одного на двоих.

– Ты нужна мне! – зашептал Райт, осыпая короткими поцелуями лицо и шею. – Нужна!

– Ты нужен мне! – словно в бреду, вторила она ему. – Нужен!

Восторг! Вот то, что дарил ей виконт своими поцелуями, заставляя забывать о плохом… хорошем… обо всем, кроме его жадных прикосновений.

– Я вам не помешал? – раздался полный иронии голос леста Марата.

Ори испуганно охнула и вырвалась из рук Райта. А посмотрев на дознавателя, и вовсе мучительно покраснела.

– Виконт Таверг, – задумчиво протянул некромант, рассматривая заплаканное лицо целительницы, – если хотите, то я могу дать пару уроков, как нужно целовать женщину, чтобы она не рыдала в ваших объятиях.

– Обойдусь! – Райт досадливо скрипнул зубами.

– И все же, что у вас случилось? – участливо поинтересовался дознаватель у Орианы.

– Узнала, что мой муж мне уже давно изменял, – ответила целительница, желая провалиться сквозь землю.

Что о ней мог подумать некромант, Ориана даже гадать не хотела. Узнала об измене мужа, разрыдалась и полезла целоваться к другому мужчине. Позор!

– И кто же вам об этом поведал? – Лест Марат подозрительно прищурился.

– Я встретила нару Нарих, – пояснила целительница. – И после нашего короткого, но странного разговора я пришла сюда…

– Я рассказал ей правду, – перебил Райт, становясь рядом с женщиной. – Не вижу смысла скрывать подобные вещи.

– Ну да, ну да… – Некромант насмешливо на него посмотрел и наконец зашел в кабинет. – Тогда, думаю, наре Кант нужно узнать и кое-что другое.

– Если вы не против, я бы умылась. – Ориана вопросительно посмотрела на Райта.

– Я провожу, – откликнулся маг и вывел ее из кабинета.

Пока Ориана приводила себя в порядок, Райт стоял за дверью небольшой умывальной комнаты. Но как только та открылась, шагнул внутрь, не давая целительнице выйти. Проведя кончиками пальцев по ее щеке и заметив, как в глазах Ори отразились искорки еще не совсем погасшего желания, виконт быстро поцеловал податливые губы.

– Мы с тобой чуть позже продолжим… наш разговор, – пообещал Райт, с неохотой выпуская из объятий такую желанную женщину.

– Да, – выдохнула она, соглашаясь на все его высказанные вслух и молчаливые предложения.

Сегодня она переступила рубеж, за которым оставила боль и обиды прошлого. Пусть и знала, что у них с Райтом слишком мало общего и когда-нибудь он уедет назад в столицу, Ориана была готова к этому. Ведь до момента расставания он будет принадлежать только ей. Мужчина, любовь к которому не смогли победить даже расстояние и время.

Взяв его руку, Ори прижалась щекой к внутренней стороне ладони и прикрыла глаза. Шумный вздох боевого мага разнесся по помещению, вызвав на губах женщины легкую улыбку.

– Что же ты со мной делаешь? – простонал Райт и прижался губами к ее лбу.

– Мы делаем это друг с другом, – прошептала Ориана в ответ, посмотрев в любимые глаза.

– Вы там не уснули? – раздался ехидный голос некроманта и громкий стук в дверь.

– Я его убью, – спокойно пообещал Райт, вновь выпуская целительницу из объятий.

– Тебя повесят, – рассудительно ответила Ори, еле сдерживая нервный смех.

– Я очень живучий, – напомнил о себе лест Марат. – И у нас есть неотложные дела.

Дознаватель все-таки ушел в кабинет, а Райт подумал, что ему на голову свалился второй Марк.

«Интересно, что будет, если они подружатся?» – подумал маг и тут же вздрогнул от масштабов бедствия, которые обрушатся на его голову.

– Райт? – позвала его Ориана, стоя у дверей в кабинет.

– Иду.

Обо всем можно будет подумать потом, а сейчас Ориане предстояло нелегкое испытание. Нара Нарих рассказала им довольно любопытные вещи. Райт до сих пор не верил, что все это было сказано про Вадима Канта. Маг помнил его совершенно другим человеком. Оставалось только удивляться, как сильно могут измениться люди за двадцать лет.

– Присаживайтесь, нара Ориана, – предложил лест Марат, указав на один из стульев. – То, что я вам сейчас дам прослушать, секретно. Ваш муж занимался… довольно необычными разработками. И если они попадут не в те руки, может случиться большая беда.

Ориана молча кивнула, настраиваясь услышать все что угодно. После сегодняшнего известия об изменах Вадима она была готова практически ко всему. И все же незаметно сжала руку Райта, присевшего рядом. Близость мужчины придавала уверенности и сил.

Некромант установил на стол подставку с записывающим кристаллом и, послав искорку своей магии, активировал его.

«Как вас зовут?» – раздался голос леста Марата.

«Нара Ринада Нарих».

«Ваша девичья фамилия?»

«Астар».

Вздохнув, Ориана прикрыла веки, полностью сосредотачиваясь на голосах, доносившихся из кристалла. И только тепло руки Райта напоминало ей об окружающем мире.