Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 10

 

Ориана чувствовала себя выжатым лимоном. Скоро закончится время, отведенное на сон, а она все беседует с дознавателем, который заставлял выворачивать душу наизнанку. Посмотрев на Райта, Ори увидела все тот же безучастный взгляд, появившийся после ее ответа на вопрос, почему она его бросила.

Целительница не знала, в чем причина, но была уверена, что эти слова больно ранили боевого мага. И не могла взять в толк, с чего вдруг такая реакция. Неужели Райт до сих пор оскорблен тем, что не он ее бросил, не сумев поглумиться над чувствами глупой целительницы?

Ориана даже приготовилась почувствовать злость из-за своих предположений. Или по крайней мере раздражение, но ничего этого не было. И женщина осознала, что желает похоронить прошлое в прошлом. Они уже давно не те дети, а взрослые люди. Которые, кстати, могут вполне дружелюбно общаться.

Прикусив щеку изнутри, Ори быстро разогнала воспоминания о тех чувствах, которые вызывал виконт Таверг, когда оказывался слишком близко. Они явно не тянули на дружеские… Но сейчас не время и не место думать об этом!

– Нам недолго осталось, – сказал некромант, неправильно истолковав ее нахмуренный вид. – Только подробно расскажите мне о том дне, когда вам принесли известие о гибели мужа.

Вздохнув, Ориана подчинилась, детально вспоминая все, что произошло. Ладонь, прижатая к артефакту, давно заледенела, а тело начало ныть от сидения в одной позе. Хотелось выпрямиться, а лучше – встать, но женщина опасалась двигаться, чтобы ненароком что-нибудь не испортить. Нужно потерпеть еще немного, и тогда, возможно, ей объяснят, что же здесь происходит. А еще Ори радовалась отъезду дочери в столицу. Рине не стоило видеть всего этого.

Когда же наконец лест Соклав позволил ей отнять руку от оникса, целительница даже не поверила, что допрос окончен. Пошевелив пальцами, она принялась растирать ледяную ладонь, чтобы восстановить кровоток и вернуть живительное тепло. Разговор дался совсем нелегко, и теперь единственным желанием было остаться одной и все обдумать. Но делать этого нельзя, сейчас важнее ответы на вопросы, крутившиеся в голове.

– Теперь вы объясните мне, что происходит? – спросила Ориана, пристально посмотрев на мага смерти.

За эти проведенные с ним часы она не то чтобы совсем перестала его бояться, просто осталось легкое опасение. Ко многому привыкаешь и многое принимаешь, если тебе ничего не угрожает.

Некромант задумчиво потер подбородок, словно что-то решая для себя.

– Она может нам помочь, – нарушил молчание Райт.

– Как целитель? – уточнил дознаватель, переведя на него взгляд.

– И это тоже, – не стал отрицать виконт. – Но сейчас ценность имеет именно ее жизнь с Вадимом Кантом.

– Она здесь и прекрасно вас слышит, – напомнила о себе Ориана, недовольно посмотрев на мужчин.

– Хорошо. – Некромант кивнул и спросил: – Нара Ориана… Вы позволите так вас называть?

Ори лишь на миг задумалась, нужно ли ей менее официальное общение с некромантом, а затем кивнула. С учетом творящегося в последнее время безумия, маг смерти в знакомых – не такой уж плохой вариант.

– Тогда обращайтесь ко мне также по имени, – предложил дознаватель и продолжил: – Скажите, вы знаете о «Потомках»? Слышали о них что-нибудь?

– Потомки? – растерянно повторила целительница. – Ну, это… Дети, будущее поколение…

– Ясно, не слышали, – перебив, подвел итог некромант. – Я говорю о тайной организации, о которой нам стало известно всего лишь пять лет назад, тогда как она существует уже лет сто пятьдесят.

– Но… Как же так? – Казалось невероятным, что внутренняя служба безопасности могла о чем-то не подозревать так долго. Да этим ведомством непослушных детей пугали, утверждая, что они по глазам могут всю правду выведать!

– Мне, несомненно, льстит ваша вера в наше ведомство, – хмыкнул лест Марат. – В оправдание могу лишь сказать, что раньше эта организация скорее напоминала клуб по интересам, где собирались люди, недовольные мировой обстановкой, а вернее, своей жизнью, и мечтали, что когда-нибудь все изменится. Нет, кое-какие шаги они пытались предпринимать и даже разработали тайную метку для своих членов, но реальные действия и подготовка начались лет двадцать назад.

– И все равно вы узнали о них относительно недавно.

– Да, благодаря одному из расследований леста Райта. Помните, было громкое дело об отравителе, величавшем себя алхимиком новой эры?

Содрогнувшись, Ориана кивнула. Об этой истории не слышал, наверное, только глухой. Один сумасшедший маг ставил эксперименты на людях, испытывая свои разработки. Тогда от его рук погибло более сотни несчастных.

– К сожалению, когда мы его поймали, он предпочел яд общению с нами. Зато в процессе расследования удалось узнать некоторые интересные вещи. В частности, о «Потомках», к которым и относился наш сумасшедший алхимик. Доказать их причастность и предъявить обвинение мы так и не смогли, слишком осторожны они были. Нам оставалось только все эти годы старательно собирать о них информацию.

– Вы думаете, что они имеют какое-то отношение к смерти моего мужа? – Ориана слегка нахмурилась.

– Мы знаем, что он состоял в этой организации, – ушел от прямого ответа дознаватель.

– О, что за глупость? – удивилась женщина. – Вадим бы никогда… А чего именно добиваются эти «Потомки»?

– Как и все прочие – смены власти, богатства и всеобщего признания. – Некромант пожал плечами и добавил: – Возвращаясь к особой метке на теле членов организации. Это была татуировка золотистого паучка. – Услышав еле слышный возглас, он удовлетворенно сделал вывод: – Значит, вы видели эту татуировку.

– Под лопаткой с левой стороны, – потерянно ответила Ориана. – Он сделал ее, когда получал вторую профессию. Еще и посмеялся над моим неодобрением, ведь…

Сообразив, что она хотела сказать, целительница смутилась и виновато посмотрела на леста Марата. Тот лишь хмыкнул, показывая свое отношение к общественному мнению.

– И все равно я не верю, – упрямо проговорила она, поспешив сменить тему. – Мне казалось, что во всяких обществах, будь они тайными или явными, должны происходить какие-то собрания. А Вадим без нас никуда не выезжал. Я имею в виду после того, как вернулся домой с этой татуировкой.

– По этому поводу мне нечего возразить. – Некромант развел руками. – Мы узнали о членстве вашего покойного мужа буквально за неделю до его смерти, когда к нам попал один занимательный блокнотик со списком имен. И еще не успели пустить его в разработку, а потом стало поздно.

– Поэтому твой отдел заинтересовался здешними событиями? – спросила Ориана, обратившись к Райту.

– Не совсем так, – ответил виконт. – Это был указ императора.

– Сам император? – Целительница никак не могла поверить в услышанное. – Но… почему?

– Из-за списка имен, – напомнил лест Марат. – Ну и конечно же из-за начавшейся эпидемии.

Помолчав немного, Ори все же решилась задать бывшему возлюбленному еще один мучавший ее вопрос:

– Ты знал?

– О членстве Вадима в тайной организации? – уточнил боевой маг. – До того, как меня посетил лест Марат, понятия не имел. Мне было поручено расследование без интересных подробностей.

– Мы ведь это уже обсуждали, – хмыкнул некромант, уловив в голосе виконта Таверга легкую тень недовольства.

Посмотрев на переглядывания мужчин и мысленно напомнив себе, что они всегда остаются в душе маленькими детьми, Ориана спросила:

– И что же вы хотите от меня? Я в этом тайном обществе не состояла, о делах мужа была не осведомлена. Наша дочь, кстати, тоже ничего не знает.

Некромант заметил, как на последних словах виконт Таверг еле заметно скривил губы. Мысленно отметив этот момент, он решил чуть позже во всем разобраться.

– Нам нужна ваша посильная помощь, – ответил он. – Теперь, когда вы знаете, как обстоит дело на самом деле, думаю, будет намного проще вспомнить какие-нибудь странности в поведении мужа. Что-то говорил необычное, вел себя не так, как всегда. А когда люди леста Райта отыщут наконец пропавшую диссертацию…

– Как «пропавшую»? – всполошилась Ориана. – Ее кто-то украл?

– В той папке, которую ты мне передала, ничего не было, – пояснил Райт. – Вернее, было, но совершенно не относящееся к исследованиям. Это скорее записной блокнот.

– А где же тогда?.. – Замолчав, Ори помассировала пальцами виски, чувствуя, как у нее начинает раскалываться голова.

– Я думаю, что, возможно, это была совсем не диссертация, – озвучил свои мысли Райт.

История с папкой не давала покоя, и, когда лест Марат передал ему кристалл со всей имеющейся информацией на «Потомков», он подумал о том, а существовала ли диссертация на самом деле. Если Вадим был связан с тайным обществом и по их указке занимался какими-то разработками, то вполне мог выдумать все для отвода глаз. А значит, нужно искать записывающие кристаллы.

– Вполне возможно, – согласился некромант и выжидающе посмотрел на целительницу.

– Я поищу дома, – сказала она, но в голосе явно слышалось сомнение, которое женщина поспешила озвучить: – Правда, не думаю, что найду. Если это было что-то запретное…

Ориана вновь замолчала, почувствовав вину. Ей было тяжело признать, что Вадим мог заниматься какими-то противоправными делами. Тот Вадим, которого она знала с семнадцати лет. Тот, кто поддержал, найдя в себе силы простить ее. Тот, с кем она прожила бок о бок долгие годы. Теперь обсуждать с кем-то, что муж мог оказаться преступником, было выше ее сил.

– Если ты не против, то я сам бы хотел провести… – Споткнувшись на этих словах, Райт немедленно исправился: – Помогу найти тебе тайник. Когда твоя смена заканчивается?

Ориана сдержала горькую улыбку, прекрасно осознавая, что это действительно будет обыск.

– Я не знаю, – честно ответила она. – Все зависит от количества обратившихся за помощью.

– Есть какие-нибудь сдвиги? – поинтересовался лест Марат.

– К сожалению, мы не можем спасти всех. Здесь уже не идет речь о вакцине, способной излечить заболевших. Теперь все зависит от организма пациента. Мы можем только попытаться сдержать симптомы, но и это не всегда помогает.

В дверь постучали, прерывая их беседу. Отведенное Ориане время для сна прошло, и ей вновь предстояло возвращаться в палаты.

– Может… – попытался что-то сказать Райт, но был остановлен.

– Все хорошо, – заверила целительница, вставая из-за стола. – Я продержусь еще четыре часа, а потом можно будет и отдохнуть.

– Возможно, вам и не придется столько ждать, – сказала пришедшая за ней медичка. – Только что прибыли двое старших целителей на замену… – Замявшись, она замолчала, смущенно посмотрев на женщину.

– Где они? – Ориана осталась внешне спокойной, а то, что творилось у нее в душе, никого не должно было волновать.

– Леста Дария сейчас беседует с ними.

– Простите, лесты, но я больше не могу уделить вам внимание, – извинилась Ориана, прозрачно намекая на завершение разговора.

Заверив, что они все понимают и надеются на дальнейшее плодотворное сотрудничество, некромант первым вышел из кабинета. А когда Райт последовал за ним, целительница перехватила его у двери.

– Ты бы не мог… сегодня вечером зайти ко мне еще раз? – попросила она, заметив, что стоявшая немного в стороне от них медичка прислушивается к ее словам.

– Да, конечно, – ответил виконт. Он тоже заметил, что их подслушивают.

Не став задерживаться, он покинул больницу, а женщина поспешила в кабинет главной целительницы. Там ее уже ждала леста Дария с двумя совсем еще молодыми целителями.

«Только-только закончили обучение», – пришла к выводу Ориана, рассматривая юношу и девушку.

Они были темноволосы, но со светлыми глазами, что смотрелось довольно эффектно на фоне немного смуглой кожи. Да и магическим даром, судя по всему, обладали приличным, раз их направили сюда на места старших целителей.

– Простите за опоздание, – примирительно сказала Ориана.

– Вы так и не поспали, – вынесла вердикт леста Дария, разглядывая покрасневшие от недосыпания глаза подчиненной.

– Так получилось. – Ори развела руками, словно показывая, что это не ее вина. – Мне доложили, что у нас новые целители.

– Да, знакомьтесь, это лест Геор фор Занд и леста Малика фор Занд, – представила их главная целительница. – А это нара Ориана Кант, один из самых лучших целителей, которых мне доводилось видеть.

Ори заметно смутилась от такой похвалы. Начальница редко расщедривалась на громкие заявления. Все уже привыкли и спокойно к этому относились. К тому же леста Дария была справедливой главой.

– Вы родственники? – поинтересовалась Ориана, обратив внимание на одинаковые фамилии.

– Муж и жена, – пояснил юноша, сжав ладонь своей спутницы. – Поженились сразу после окончания Вейденской академии.

– Южане, – с улыбкой сказала Ори, вспомнив, где именно находится специализированная академия целителей. – Далеко вы забрались.

– Мы всю жизнь прожили на юге империи, – заговорила юная леста Занд мягким, приятным голосом. Именно таким, который поможет некоторым пациентам расслабиться во время процедур. – Поэтому были совсем не против сменить обстановку. Это сродни маленькому приключению.

– Только наш город совсем невелик, – по-доброму усмехнулась леста Дария. – Так что смотрите не пожалейте.

– Это даже хорошо, – решительно заявил лест Занд. – Мы выросли в большом и шумном городе, а это порой довольно утомительно. Поэтому Северг – идеальный для нас вариант.

На этом знакомство пришлось приостановить. Начали поступать пациенты. Новых целителей быстро ввели в курс дела и приставили к больным. А дальше все было, как и раньше. Кто-то переносил гормональный всплеск довольно легко. В основном это были дети или молодые люди. Кто-то отчаянно сражался за жизнь с помощью целителей. А кто-то умирал из-за того, что сердце не выдерживало сильной встряски. И последних было слишком много для такого маленького городка.

Ориана билась за каждого пациента, щедро отдавая свою силу, но… Ей начало казаться, что они играют в перетягивание каната с богом смерти. Иногда целителям удавалось победить, а иногда бог утягивал к себе души, довольно скалясь.

Спустя несколько часов целительница окончательно выбилась из сил, но все равно упрямо пыталась помочь одному знакомому фермеру, у которого покупала овощи и фрукты для своей семьи. Мужчине было около семидесяти лет, и Ориана боялась, что его сердце тоже не сумеет перенести таких нагрузок. Последнее, что она запомнила, прежде чем сознание заволокла тьма, – это свой вздох облегчения, когда поняла, что кризис миновал…

Ориана резко очнулась, будто кто-то вытолкнул ее из затяжного сна. Ее перенесли в кабинет, и сейчас целительница лежала на диване, укрытая легким пледом. В теле еще ощущалась неприятная слабость, но Ори чувствовала себя уже значительно лучше.

– Проснулась? – раздался голос Райта у нее над головой, а следом еле слышно скрипнул стул и зашуршала одежда.

– Я спала? – удивилась целительница, приподнявшись.

– Не вставай, сейчас дам тебе укрепляющее, – распорядился виконт. – Когда ты потеряла сознание, леста Дария помогла тебе, а потом погрузила в сон, давая возможность отдохнуть. Ори… ты практически истощила себя.

Услышав в голосе мага явный укор, женщина почему-то не посмела посмотреть ему в лицо. Она чувствовала себя как нерадивая школьница, которую отчитывают за провинность. С одной стороны, это раздражало, ведь она давно уже не ребенок. А с другой – в душе поселилось какое-то теплое чувство оттого, что Райт беспокоится за нее.

– Людям нужна была помощь, – тихо ответила Ориана, нервно скомкав плед.

– Им всегда будет нужна помощь, – назидательно заметил Райт, протягивая ей чашку, в которой плескалась красная жидкость. – А от истощенного целителя мало проку.

Прекрасно осознавая свою вину, Ори не стала ничего говорить, молча отпив из чашки укрепляющего отвара. Такими обычно поили пациентов после операций, чтобы восстановить силы. Сами целители пользовались энергетиками, если был большой наплыв людей. За эти дни Ориана выпила их столько, что, казалось, теперь по ее венам течет совсем не кровь.

– О чем ты хотела со мной поговорить? – спросил виконт, забрав у нее пустую чашку.

– Почему он мне все рассказал? – тут же поинтересовалась целительница. – Не думаю, что лест Марат воспылал ко мне доверием с первой встречи. И вряд ли на него повлияли твои слова о моей полезности вашему расследованию. Тем более я… была женой Вадима и могла обмануть этот странный артефакт.

– Не могла. При соприкосновении с ониксом человек подпадает под наложенные на него чары. По сути, артефакт заставляет говорить правду, но так как в нашей великой империи все ратуют за свободу выбора…

– Внушение? А ведь я даже не заметила, хотя прошло уже достаточное количество времени.

– Заклинание будет действовать на тебя еще сутки, – пояснил Райт и перенес стул ближе к дивану, чтобы Ориане было удобнее беседовать с ним.

– И все же – зачем?

– Успеть заручиться твоей поддержкой до того, как это захотят сделать члены общества? Держать тебя под контролем? Защитить, если вдруг и тебя захотят убить? Предположений очень много, но ответить может только наш уважаемый маг смерти.

– Убить? – просипела Ориана, впервые задумавшись о том, что ей это вполне может грозить. – А как же Рина? Что будет с моей дочерью? – Попытавшись вскочить с дивана, она запуталась в пледе и чуть не упала. Райт вновь спас ее, придержав за плечи. – Райт, они ведь могут…

– Не волнуйся, я не позволю, – пообещал он, глядя в испуганные синие глаза. – Сегодня же напишу своему знакомому, чтобы за ней установили слежку.

– А если она заметит? – встревожилась Ори. – Как я ей все объясню?

– Если Тарина сумеет заметить слежку, то ее можно смело брать на работу вместо опростоволосившегося агента, – усмехнулся Райт и помог целительнице выпутаться из пледа.

– Прости, я такая глупая. – Ориана обхватила себя руками за плечи. – Не хочу, чтобы дочь знала… обо всем. Она боготворила Вадима, а тот в ней души не чаял.

– Он был хорошим отцом? – слишком спокойно поинтересовался боевой маг.

– Да, – призналась Ори и, не выдержав его пристального взгляда, склонила голову. – Прости.

Что бы ни произошло между ними когда-то, скрывать от него существование дочери было довольно низко. Правда, Ориана совершенно не представляла, как она могла бы ему все рассказать.

– Перестань. – Райт приподнял ее лицо за подбородок и осторожно погладил подушечкой большого пальца кожу под нижней губой. – Мы оба совершили слишком много ошибок.

Ориана не сразу осознала, что его лицо находится слишком близко от ее лица, – настолько была очарована таинственными всполохами в его изумрудных глазах. И только когда почувствовала тепло его дыхания, еле ощутимо ласкавшего ее губы, поняла и… не сдвинулась с места. Даже не попыталась отстраниться или убрать руку Райта. Ждала ли Ори, что он ее поцелует? Надеялась ли? Она боялась себе в этом признаться – просто не шевелилась, предоставив виконту шанс.

Когда их губы соприкоснулись, Ориана мгновенно прикрыла веки и прислушалась к себе. Сердце испуганно екнуло и забилось быстрее, рассылая по телу вместе с кровью приятную негу. Словно что-то почувствовав, Райт перестал осторожничать, становясь настойчивее. А Ори вдруг поняла, что даже спустя двадцать лет его поцелуи имеют способность сводить ее с ума.

Обхватив ладонями ее лицо, Райт настойчиво целовал податливые губы, вспоминая их вкус и знакомясь с ними заново. Скорее почувствовав, чем услышав, ее тихий стон, больше похожий на вздох, виконт переместил одну руку вниз, заведя ее за спину. Заставив женщину немного отклониться, начал осыпать лицо короткими, быстрыми поцелуями, осознавая, что ему этого катастрофически мало. Мешала одежда, не позволяющая ощутить нежность женской кожи. Неудобный маленький диван не давал маневров для действий, и виконт мечтал об огромной кровати. Целуя трепещущую жилку на нежной шее, он представлял стройное женское тело, лежащее на кипенно-белых простынях. Мечтал, чтобы эти нежные пальцы, сейчас зарывшиеся в его волосы, прошлись по плечам, груди, спине… Везде, где бы она захотела прикоснуться к нему.

Плавясь под жаркими поцелуями, Ориана с восторгом принимала все ласки мужчины, позволив себе признаться в том, как сильно скучала по нему все эти годы: как тосковала по крепким рукам и требовательным поцелуям; как ей не хватало его низкого, от бушующих эмоций, голоса. И женщина еще теснее прижималась к Райту, словно боясь, что все это происходит не в реальности, что это всего лишь сон, который может развеяться в любую секунду.

Неожиданно кто-то в коридоре уронил поднос, заставив их отпрянуть друг от друга. Стараясь отдышаться, Ори с ужасом осознала, где она находится. А ведь дверь в ее кабинет не заперта, и кто-нибудь мог войти! Прижав руку к припухшим от поцелуев губам, она испуганно посмотрела на Райта. И чуть вновь не пропала, наткнувшись на потемневшие глаза, полные необузданного желания. Дыхание вмиг перехватило, а по телу прокатилась волна удовольствия. Райту даже не нужно было прикасаться к Ори, чтобы заставить желать его.

На несколько секунд прикрыв глаза, Райт решительно сказал:

– Мне лучше уйти, или я уже не смогу остановиться.

У целительницы не хватило сил, чтобы ответить. Она лишь молча проводила мужчину взглядом. А когда дверь за ним закрылась, спрятала лицо в ладонях, чувствуя, как все сильнее увязает в паутине своих желаний.