Наследие древних. История одной любви

Шкутова Юлия

Глава 9

 

Райт бережно прижимал одной рукой к себе всхлипывающую женщину, второй рукой гладя ее немного растрепанные волосы. Сердце наполнялось щемящей нежностью и желанием защитить, даже если против нее будет весь мир. Мужчина и не подозревал, что способен испытывать к Ориане такие яркие чувства по прошествии стольких лет. Пусть и осознавал: его все еще тянуло к ней.

– Мы во всем разберемся, – пообещал виконт, обрадовавшись, что всхлипы перешли в судорожные вздохи. – Я узнаю правду, обещаю тебе.

– Они теперь меня ненавидят, – невнятно проговорила Ори, спрятав заплаканное лицо у него на груди. – И есть за что!

– Не говори глупостей, – строго приказал Райт, прикоснувшись губами к золотистому локону. – Ты здесь совершенно ни при чем и не могла отвечать за исследования мужа. Горожане всё прекрасно понимают, только им нужно время, чтобы успокоиться. Впереди всех нас ждет трудное время.

– А оно и не прекращалось. – Тяжело вздохнув, целительница немного отстранилась: – Прости, я не должна была… И ты… Прости.

– Тебе это было нужно, слишком многое навалилось. И я совсем не против побыть твоей жилеткой. Обращайтесь, нара Кант.

Заметив, как она напряглась, Райт мысленно ругнулся. Не желая обрывать ту тонкую нить, которая протянулась между ними, он легонько провел подушечкой большого пальца по ее щеке, стирая мокрую дорожку. И наградой ему стали еле заметно затрепетавшие ресницы, скрывшие выражение глаз.

– Мне нужно умыться. – Отстранившись, Ориана направилась к умывальнику. – Удивительно, что меня еще никто не хватился.

– Твои пациенты тоже умерли? – Райт присел на край стола и задумчиво посмотрел на Ори.

На мгновение замерев, женщина приглушенно ответила:

– Один. Девушка в тяжелом состоянии, но все еще жива. Мне удалось немного стабилизировать ее. Теперь только время покажет, сумеет ли она поправиться.

Пока Ориана приводила себя в порядок, магией убирая следы слез, виконт молча ждал. Но как только целительница повернулась к нему, спросил:

– У тебя есть хоть какие-нибудь мысли на этот счет? Мне бы поговорить с вирусологом, но пока команда, уехавшая из Северга, вернется, пока проведутся исследования…

– Я обратила внимание на одну странность. – Ори слегка нахмурилась и подошла к магу практически вплотную. Словно боялась, что их могут подслушать. – Первым пациентом стал шестидесятилетний пекарь, но его внутренние органы выглядели как у двадцатилетнего. А гормональный фон был просто ужасающим. Сердце не выдержало такой нагрузки, что бы я ни делала.

– А он…

– Нет, он не был потомком тайхаров, в этом-то и странность.

– А как он себя чувствовал раньше? В смысле ты же должна была его лечить прошлые годы.

– Да, и органы выглядели соответственно его возрасту. Более того, когда несколько недель назад по городу прокатилась эпидемия, этой аномалии выявлено не было.

– То есть вполне возможно, что это магический вирус так на них повлиял? – Райт слез со стола и принялся расхаживать по кабинету. – А вы ничего раньше не замечали?

– Нет, сразу после исцеления все было в норме. – Ориана качнула головой, тревожно следя за магом. – Мы просили обращаться сразу же, если люди почувствуют себя хуже, но никто так и не пришел до сегодняшнего дня.

– А со второй пациенткой…

В дверь постучали, отвлекая их от разговора. Получив разрешение войти, в кабинет заглянула нара Нарих.

– Ориана… – Увидев, что начальница не одна, медичка заметно смутилась и скомканно поздоровалась.

– Что-то случилось? – спросила Ори, почему-то тоже слегка смутившись и тут же мысленно себя отругав.

«Мы взрослые люди, – напомнила она себе. – И ничего предосудительного не делали! Если не брать в расчет моих рыданий у него на груди…»

– Еще десять человек с теми же симптомами, – пояснила Ринада. – Нам требуется ваша помощь.

– Уже иду. – Ориана заторопилась к выходу, но, вспомнив кое-что, оглянулась на Райта: – У второй пациентки никаких изменений не было. По крайней мере я не заметила.

Понимающе кивнув, виконт тоже поспешил на выход. Ему было что обдумать, пока целители сражались за жизнь своих пациентов. Но первым делом он решил кое-что проверить. А для этого нужно было поговорить с лестой Вист. Убитой горем лестой Вист…

Жену, а точнее, уже вдову мэра Райт обнаружил в одном из небольших закутков. В нем поместился только узкий диванчик и кадка с пальмой. Женщина сидела, уставившись рассеянным взглядом в окно и прижимая к губам кипенно-белый носовой платок. Некоторое время Райт просто наблюдал за ней, не решаясь подойти и заговорить. Он прекрасно понимал, как леста Вист отреагирует на его просьбу, но…

– Лест Леард? – окликнула его женщина, наконец заметив, что уже не одна.

– Почему вы сидите здесь? – спросил маг, подходя ближе.

– Начали поступать новые пациенты, – пояснила леста, подвинувшись к краю диванчика и приглашающе похлопав рукой по кожаному сиденью. – Не хочу занимать кровать, когда она может понадобиться какому-то несчастному.

– Я сочувствую вашему горю. – Райт протянул руку и легонько сжал узкую ладонь женщины, оказавшуюся слишком холодной.

– Благодарю вас, виконт. – Леста Вист на мгновение прикрыла глаза. – Вы хотели о чем-то со мной поговорить?

– Да, но этот разговор не из приятных.

– Сейчас все разговоры и события не из приятных. – Женщина немного безучастно пожала плечами и посмотрела на мага припухшими от слез глазами.

Райт заподозрил, что ее хорошо накачали успокоительным. И это могло сыграть ему на руку.

– Я только что разговаривал с нарой Кант.

– Уже стало что-то известно об этой странной болезни?

– У нас есть только крохи информации и туманные предположения. И чтобы подтвердить их, я… Мне нужно сделать вскрытие вашего мужа и всех тех, кто умер.

Леста Вист вздрогнула и побледнела, хотя, казалось, куда уж больше, – она и так своим видом мало отличалась от привидения.

– Зачем? – хрипло спросила она и вновь прижала платок к губам.

– Надеюсь, это поможет спасти жизнь другим, – ответил полуправду Райт.

– А кровь? – Женщина с надеждой посмотрела в зеленые глаза мага. – Как в прошлый раз…

– Мне жаль, но нужно вскрытие.

Райт понимал метания вдовы. Не все родственники позволяли делать вскрытие умерших, считая это кощунством. Зачем тревожить усопших, когда они наконец обрели покой? Но иногда другого выхода не было, как, например, сейчас.

– У меня, кроме него, больше никого нет, – зачем-то сказала леста Вист. – Я сирота, у него тоже уже никого не осталось, а боги не дали нам детей.

Райт не стал ее перебивать, дав возможность выговориться, но женщина больше ничего не сказала. И он вновь не стал торопить, предоставив время на раздумья. Они тихо сидели рядом, наблюдая за тем, как мимо них несут на носилках скорчившихся от боли людей.

– Я… дам разрешение, – наконец произнесла леста Вист, когда мимо них один из стражников пронес ребенка. – Не хочу, чтобы кто-то еще умер.

– Благодарю. Может, вас проводить до кареты?

– Нет, я останусь здесь до тех пор, пока не смогу забрать тело Машара. Да и горожан поддержать надо. – Заметив полный сомнений взгляд мага, женщина попыталась выдавить из себя улыбку: – Не волнуйтесь, со мной все будет хорошо.

Склонив голову в знак согласия, Райт покинул вдову, чтобы выйти на свежий воздух. Он за всю свою жизнь не был столько раз в больнице, как за время пребывания в Северге. Казалось, стены сооружения давили, щедро делясь с виконтом всеми теми эмоциями боли, горя и печали, которые успели впитать в себя за долгие годы существования.

Посторонившись, чтобы не мешать людям ходить, маг спустился вниз и прошел в глубь больничного парка. Найдя скамейку, скрытую сенью деревьев от магического фонаря, присел и задумался. Если окажется, что у почившего мэра и других горожан такие же серьезные изменения внутренних органов, то…

Потерев лицо ладонями, Райт устало выдохнул. Простое, как думалось поначалу, дело становилось все запутанней. Открывающиеся факты могли смело претендовать на холодный расчет того, кто это все устроил. Если предположение Райта подтвердится, то из списка подозреваемых можно смело вычеркивать офицера, влюбленного в нару Нарих. Он бы просто убил мешавшего ему мужа и не стал выпускать на волю вирус непонятного пока что назначения. Значит, нужно узнать, над чем работали Вадим и Блез. Тогда станет понятно, за что их убрали.

– Вот ты где, – раздался над ним голос Марка.

Райт так задумался, что даже не заметил подошедшего друга. Посмотрев на него снизу вверх, маг вопросительно выгнул бровь.

– Пришел ответ от Арена, – пояснил артефакторщик, протягивая конверт, на котором был отпечатан герб военного ведомства. – И от императора, кстати, тоже.

Райт сначала распечатал конверт от еще одного своего друга, занимавшего сейчас пост начальника военного ведомства. В письме говорилось, что Арен согласен с виконтом Тавергом в оценке ситуации и после доклада императору вышлет в этот район роту солдат.

– Район будет закрыт на карантин, – коротко сообщил Райт и распечатал второй конверт. Быстро пробежав глазами послание, он перечитал его еще раз и задумчиво добавил: – Или не будет закрыт.

– Не понял. – Марк протянул руку, желая взглянуть на послание от повелителя.

Райт отдал ему листок, а сам посмотрел сквозь листву на виднеющийся кусочек звездного неба. Дело принимало паршивый поворот. И магу совсем не нравилось, что Ориана помимо воли будет втянута во все это.

– Как интересно, – пробормотал Марк, отдавая письмо другу. – Тайная служба императора да по наши скромные души!

– Ну, допустим, не по наши, – поправил его Райт. – И не такие уж и скромные, но все равно любопытно.

– Какое любопытное расследование нам досталось.

– Ты не представляешь, насколько оно любопытно!

Райт быстро обрисовал ситуацию, поведав о том, что узнал от Орианы, и о своих предположениях. Марк тут же согласился, что теория друга вполне может оказаться рабочей. Тем более одной из версий и являлось предположение о каких-то разработках, проводимых убитыми целителями.

– Тогда я пойду договорюсь о вскрытии, а ты… – Райт ненадолго задумался. – Дождись прибытия высокого гостя. Заодно и систематизируешь то, что мы уже узнали.

– То есть практически ничего. – Артефакторщик хмыкнул, а затем тихо добавил: – А если Ориана окажется замешана во всей этой истории больше, чем мы думали?

– Я разберусь, – коротко бросил Райт и поспешил уйти.

Говорить на эту тему с другом пока не хотелось, потому что… Семена сомнений уже успели прорасти в душе. Сначала подмена диссертации, которая неизвестно, была ли на самом деле. Потом исчезновение и такое же быстрое появление документа о получении Вадимом Кантом дополнительной профессии. Да и полнейшая неосведомленность Орианы о том, чем занимается ее муж, также вызывала сомнения.

Вот только верить не хотелось.

Всего несколько недель не такого уж плотного общения понадобилось на то, чтобы Райт вновь начал слишком часто думать об Ориане. А еще эти лырховы оладьи, заставившие его мечтать о семейном счастье, которое могло бы у них быть, не сложись все иначе. Он ведь их тогда так и не попробовал! Зато отчетливо запомнил чувство внутреннего покоя и довольства жизнью, которые не испытывал уже очень давно.

Райт замер перед ступеньками крыльца, посмотрел на входную дверь, как на врага, и пообещал сам себе:

– На этот раз все будет по-другому. Я во всем разберусь!

Ориана безумно устала за эту ночь, напоминавшую затяжной кошмар. Они потеряли еще двенадцать человек. А семерых не успели доставить в больницу. Город вновь погрузился в траур, пропитанный страхом и тоской. Одни оплакивали умерших родственников, другие спешно запасались в аптеке разными настойками и травяными сборами, третьи планировали на время покинуть Северг, пока все не утихнет. В их числе оказались три аристократические семьи.

До Орианы дошли слухи, что аристократы покинули свои дома рано утром, когда рассвет только-только начал окрашивать горизонт. Это привело в смятение простых жителей города. Лесту Саркову пришлось срочно вводить комендантский час, чтобы упредить возможные беспорядки. Солдаты и стражники вместе патрулировали улицы, где уговорами, а где и угрозами разгоняя жителей по домам. Что будет дальше, никто не знал, а предположения строить боялись.

Вздохнув, Ори достала из шкафа тонкий плед, который хранила здесь на всякий случай. Домой она пока не собиралась возвращаться. Леста Дария упросила ее немного поспать. Потом Ориане предстояло сменить начальницу. Остальные двое целителей и медики также разбились на смены, оставшись в больнице.

Женщине показалось, что она только прилегла, когда одна из медичек тронула ее за плечо, желая разбудить.

С трудом открыв глаза, Ориана спросила:

– Уже пора вставать?

– Прошло всего полчаса, – с сожалением ответила медичка. – Но к вам важные посетители, они не пожелали ждать.

Нахмурившись, Ориана попросила дать ей пять минут, прежде чем впускать пришедших. Она не могла понять, кому так срочно понадобилась, раз даже не дали поспать. Сразу же подумала о Райте. Видимо, он что-то обнаружил при вскрытии.

Целители как могли пытались понизить гормональный фон у поступивших пациентов. Кому-то удавалось помочь и хоть немного стабилизировать. У кого-то, как у мэра, не выдерживало сердце. Но абсолютно у всех обратившихся наблюдалась одна и та же странность: внутренние органы не соответствовали возрасту пациента. Кроме молодых людей и нескольких детей.

Они вообще легче всего переносили странное заболевание. Их нужно было только немного стабилизировать, а дальше молодой организм справлялся сам. В городе уже поползли слухи о том, что первая эпидемия оказалась с подвохом и имела отложенное действие. В принципе горожане были правы. Ориане даже потребовалось видеть результаты вскрытия. Главное – понять, как именно магический вирус изменил темноволосых жителей Северга.

Умывшись, Ори несколько секунд разглядывала в зеркале свое лицо. Бледное, с темными кругами под глазами и розоватой отметиной от шва подушки, в обрамлении слегка растрепавшихся волос, оно вызывало сочувствие даже у своей хозяйки. Вздохнув, целительница открыла дверь кабинета, чтобы, как она и предполагала, увидеть Райта. А вот кого она точно не ожидала, так это совершенно незнакомого мужчину с цепким взглядом холодных серых глаз. Быстро осмотрев его, Ориана отметила и ширину плеч, которые подчеркивала темно-синяя ткань сюртука, и длинные, накачанные ноги, обтянутые черными брюками, и чуть ли не до зеркального блеска начищенные ботинки.

«Опасный, – подумала Ориана, почувствовав исходящую от мужчины силу. – Очень-очень опасный».

– Прошу, проходите, – пригласила она, еле сдерживаясь, чтобы нервно не повести плечом.

Взгляд незнакомца давил, мешая дышать и заставляя вспоминать все свои прегрешения. Это совсем не понравилось целительнице, догадавшейся, что к ней пожаловал дознаватель. Пока посетители устраивались в кабинете, Ори вопросительно посмотрела на Райта, но в ответ получила безэмоциональный взгляд, заставивший ее занервничать.

– Нара Кант, прежде чем я представлюсь, позвольте наложить на кабинет некоторые заклинания, – попросил незнакомец приятным баритоном, так не вязавшимся с его холодным, можно сказать, мертвым взглядом.

– Да, конечно, – разрешила целительница и, не удержавшись, вновь посмотрела на Райта, но тот продолжал хранить безучастное молчание.

Незнакомец достал из небольшого сундучка, который принес с собой, четыре золотые бляхи, инкрустированные мелкими драгоценными камнями, и начал расставлять их по углам кабинета. Ориана не сумела хорошо их рассмотреть, но ей показалось, что камни составляют какой-то рисунок. Как только последняя бляха была установлена, по помещению прокатилась невидимая волна.

– Теперь нас не подслушают. Позвольте представиться, Марат фор Соклав, дознаватель из ведомства внутренних расследований. – Мужчина склонил голову в знак приветствия и приложил правую открытую ладонь к левой стороне груди.

Так он простоял всего лишь несколько секунд, но и этого хватило, чтобы Ориана успела рассмотреть под немного задравшимся рукавом хвостик татуировки. Сначала она ничего не поняла, а когда осознала увиденное, почувствовала дурноту. Татуировка делалась только в одном случае – если человек обладал даром некроманта. Только магам смерти наносили на тело защитный рисунок из рун, чтобы он помогал контролировать опасный дар.

Благодаря быстро среагировавшему Райту Ориана не опозорилась перед дознавателем, так как ноги напрочь отказывались ее держать. Почувствовав крепкие руки, удерживающие за талию, целительница не сумела сдержаться и прижалась к виконту, настороженно посмотрев на нежданного посетителя.

– Нара Кант, я не хотел вас пугать, – тихо заговорил некромант, выставив перед собой руки с раскрытыми ладонями. – Мне только нужно задать вам некоторые вопросы, касающиеся вашего покойного мужа.

Заметив, что целительница не сводит расширенных глаз с его запястья, лест Соклав досадливо поморщился и поспешил опустить руки. Реакция женщины не стала для него неожиданностью. Тем более когда вокруг нее творились непонятные дела. А тут дознаватель, да еще и некромант! Странно, что она еще визжать не начала. На такое маг смерти тоже успел насмотреться.

Некромантов было очень мало, а их дар считался проклятием. Ну кто в здравом уме оценит способность видеть души, временно или на более долгий срок поднимать покойников и заглядывать за Грань? И это лишь то немногое, что было известно широкой публике. Маги смерти всегда были скрытными, а если прибавить к этому скверный характер и пугающий ареол силы, – и всё, количество желающих знаться с ними резко стремилось к нулю.

– Ориана, он не причинит тебе вреда, – успокаивающе произнес Райт, бережно прижимая целительницу к себе. – Если хочешь, во время допроса я постоянно буду рядом с тобой.

Приподняв голову, Ори посмотрела в обеспокоенные зеленые глаза и… шарахнулась от мага в сторону. Вернее, попыталась это сделать, но он не позволил, продолжая ее удерживать. Смутившись, целительница затараторила:

– Простите! Ради всех богов, простите. Как неудобно получилось. Это, видимо, все усталость, иначе бы я…

– Все хорошо, – поспешил заверить некромант, с облегчением поняв, что истерики не предвидится. Успокаивать взволнованных женщин он умел из рук вон плохо. – Мне нужно вас допросить, поэтому, прошу, давайте присядем и начнем.

Кивнув, Ори пробормотала слова благодарности… наверное, все же Райту, за то, что не дал ей упасть. Высвободившись из его объятий, юркнула за стол и перевела дыхание. Так она еще никогда не позорилась. Хорошо хоть свидетелей было всего двое.

Меж тем маг смерти достал из своего сундучка деревянную подставку, на поверхности которой был выжжен рунный круг, и водрузил на нее прекрасно отшлифованный оникс прямоугольной формы.

– Вы знаете, что это такое? – спросил лест Соклав.

– Нет, впервые вижу, – ответила Ориана, сцепив под столом пальцы в замок.

– Этот артефакт поможет определить, говорите ли вы правду, – пояснил некромант и установил рядом с подставкой записывающий кристалл.

– Но… – Ориана растерянно переводила взгляд с дознавателя на Райта и обратно. – Почему ваш отдел заинтересовался убийством Вадима и нара Нариха?

– От ваших ответов будет зависеть, объясню ли я вам причину или же оставлю вопросы без ответов. – Лицо некроманта стало полностью бесстрастным, из-за чего целительница еле заметно поежилась. – Приступим. Прижмите ладонь правой руки к артефакту. – Когда женщина выполнила его просьбу, лест Соклав кивнул и включил записывающий кристалл. – Ваше имя.

– Нара Ориана Кант, – без запинки ответила целительница.

Оникс под ее ладонью слабо засветился белым цветом, подтверждая, что она не врет.

– Сколько вам лет?

– Сорок.

– Вадим Кант – ваш муж?

– Да.

– При каких обстоятельствах и когда вы с ним познакомились?

Ориана опешила, не ожидая такого вопроса. Покосившись на молча наблюдавшего за ними Райта, увидела его ободряющую улыбку и прикрыла глаза. Ей нужно было собраться с мыслями, чтобы вспомнить такие давние события.

– Мне тогда было семнадцать лет, – начала она свой рассказ. – После смерти родителей под обвалом меня забрала к себе старшая мамина сестра, проживавшая в Литаве, небольшом городе восточного округа нашей империи. Семья Вадима жила напротив тетушкиного дома. Тогда мы и познакомились, а затем и сдружились, поскольку оба обладали предрасположенностью к целительству.

Пока Ори говорила, оникс мягко светился, подтверждая ее слова. Удовлетворившись ответом, некромант продолжил задавать наводящие вопросы. И Ориане пришлось вспоминать, когда они с Вадимом начали встречаться, их совместное поступление в академию и даже то, чем они там занимались. Дознавателя интересовало буквально все! Иногда он уточнял некоторые моменты, делая при этом какие-то свои выводы. Целительница даже расслабилась, осознав, что ничего страшного ей не грозит, пока некромант не пожелал коснуться довольно болезненной темы:

– На пятом курсе вы начали встречаться с лестом Райтом фор Леардом?

– Да, – ответила она и настороженно замерла.

– Почему это произошло?

Ори растерянно посмотрела на виконта, не зная, как поступить. Но, увидев его кивок, побуждающий ее отвечать, назвала причину. И почему-то покраснела, словно это не Райту, а ей стоило стыдиться шантажа и угроз, благодаря которым они начали встречаться. А дальше ей пришлось вспоминать, как к этому отнесся Вадим. И как к этому относилась она сама. Женщине было мучительно стыдно говорить о таких личных вещах, пусть все и произошло в далеком прошлом. Но лест Марат фор Соклав словно ничего не замечал, спокойно препарируя ее душу своими вопросами.

– Почему же вы все-таки расстались с лестом Райтом фор Леардом и уехали к нару Вадиму Канту? – прозвучал тот вопрос, которого она боялась больше всего. – Ведь сын маркиза – более выгодная партия, чем простой целитель.

В какой-то миг ей безумно захотелось оттолкнуть артефакт и выставить дознавателя вон из кабинета. Ори даже приоткрыла рот, уже заготовив гневные слова, но, увидев легкую насмешку в серых глазах, резко сдулась.

– Потому что поняла, что не вижу свою дальнейшую жизнь рядом с лестом Райтом фор Леардом, – холодно ответила Ориана и посмотрела на своего бывшего возлюбленного.

И пусть поняла она это не сама, а ей помогли понять, спустив с небес на землю, все равно целительница не сказала ни слова неправды. Оникс с секундной заминкой засветился белым цветом, подтверждая ее ответ.