На четырех ветрах

Макколи Барбара

Глава шестая

 

Создавалось такое впечатление, что, куда бы ни повернул Сэм, он все время натыкался на беременных женщин - в коридорах, в лифтах, в бассейне. А час назад он видел сразу двух, направляющихся в спа-салон отеля. Беременной оказалась Кристина, менеджер «Адажио», три горничных и две секретарши. Это было похоже на чью то дурацкую шутку. Или просто раньше он не замечал их положения?

Сэм никак не мог выкинуть Киру из головы - ее и вопрос, беременна ли она. Ему пришлось напрячь сегодня всю свою волю, чтобы не разыскать ее и не потребовать ответа. Если Кира беременна, это объясняет, почему она настолько замкнута, почему прячется здесь - наверное, скрывается от отца ребенка. Она сказала, что не замужем, - значит, ребенок от любовника. Сэм вспомнил синяк Киры и невольно сжал кулаки.

Он чертыхнулся, потом встал, подошел к окну и стал смотреть на бассейн во внутреннем дворе отеля.

Был полдень - время, когда гости любили поплавать и поваляться в шезлонгах на краю бассейна. Сейчас там находилось не меньше тридцати человек. Дети плескались, старики с бледными ногами, в шортах и носках, сидели под зонтиками. Женщины в бикини подставляли свои безупречные тела солнцу.

А о ком я сейчас думаю?

О беременной официантке. Черт возьми!

Сэм кружил по кабинету, словно раненый зверь.

Киру тянуло к нему так же, как и его к ней, никаких сомнений. В мотеле она была столь же страстной и безумной, как и он. Господи, он все еще чувствовал ее гибкое тело в своих объятьях.

Мужчина запустил обе руки в волосы. Что, черт возьми, она скрывает от него? Или, точнее, кого? Почему она ничего о себе не рассказывает? Почему не позволяет ему помочь ей?

Эта женщина сводила Сэма с ума.

Мне не нужны все эти сложности. Я хочу, чтобы моя жизнь оставалась такой же, как прежде.

Так почему же он не мог перестать думать о ней? Почему не мог перестать волноваться, в порядке ли она, не нуждается ли в чем-нибудь?

Если результат теста окажется положительным…

Сэм продолжал мерить шагами свой кабинет.

Несмотря на то что он не очень хорошо разбирался в «женских делах», интуиция подсказывала ему, что Кира не беременна. С тех пор как ее взяли на работу в «Адажио», она ни разу не отпросилась ни на полчаса, работала с такой же, если не с большей, отдачей, что и все остальные официанты…

А разве беременной женщине не положено казаться бледной, или быстро уставать, или все время бегать в уборную?

Да Клэр и то больше похожа на беременную, чем Кира, подумал Сэм. Только вчера она едва не задремала во время встречи с пиар-менеджером ассоциации конезаводчиков…

Внезапно Сэм застыл как вкопанный.

Клэр?

А ведь она очень странно вела себя последние два дня. Но Сэм думал, это потому, что Клэр подозревает: между ним и Кирой что-то есть.

Ну а если я ошибся и причина ее рассеянности кроется совсем в другом?

Мужчина заскрежетал зубами.

Все, хватит! Пора получить ответы на вопросы .

И он собирался получить их немедленно.

- Ты придурок! - вопли шеф-повара сопровождались громом кастрюль и сковородок. - Блюдо несъедобно, я не скормил бы это свиньям, не говоря уже о людях!

Филипп закатывал свой обязательный ежедневный скандал, и его помощник Роберт был самой подходящей жертвой.

- Вот что я думаю о твоем так называемом блюде! - Филипп взял кастрюлю и вывалил ее содержимое прямо на пол. Затем для пущего эффекта он запустил кастрюлей в стену и подытожил:

- Ты - позор нашей профессии.

Красный как рак, Роберт беспомощно обвел глазами разгром, учиненный шеф-поваром.

- Но я делал все в точности как вы…

- Заткнись! - взревел Филипп. - Ты - безмозглый придурок! Кто учил тебя готовить? Твой сантехник?

Кира вздрогнула. С одной стороны, она была рада, что сегодняшняя жертва Филиппа - не она, но с другой, ей было жаль молодого повара. Он только что окончил кулинарную школу и, судя по всему, был талантливым, но крайне неуверенным в себе.

Не вмешивайся, сказала себе Кира, просто тихо повернись и уйди.

- Я что, должен все делать сам? - Филипп угрожающе надвигался на Роберта, дрожавшего, словно осиновый лист. - Ты абсолютно профнепригоден!

Кира стиснула зубы и отвернулась.

Тебе что, мало собственных проблем? Просто тихо повернись и уйди.

- Ты никогда не будешь поваром! - орал Филипп. - Тебе нельзя даже доверить сервировать еду, которую я готовлю.

Кира украдкой глянула на Роберта и увидела, что несчастный вот-вот заплачет.

Черт возьми!

Молодая женщина глубоко вздохнула, дождалась, пока ее пульс придет в норму, потом положила на стол пластину лосося, которую держала в руках… На самом деле она ее с размаху швырнула. Филе шмякнулось на стол с громким чавкающим звуком.

Филипп в ярости обернулся.

- Простите, - сказала Кира с невинным видом. - Оно случайно выскользнуло.

Шеф- повар кинулся на нее, потрясая кулаками и от злости перейдя на родной язык.

Кира в достаточной степени знала французский, чтобы понять, насколько мерзкие и оскорбительные вещи он орет ей в лицо. Она уже успела понять, что Филипп - мстительный человек и сейчас ей лучше всего извиниться, но от злости потеряла голову.

А выражение лица бедного Роберта - смесь ужаса и мольбы о помощи - окончательно заглушило голос ее рассудка.

Уж если Кира чему-то и научилась от Трея, так это отправлять в нокаут, причем человека любой комплекции. И пусть Филипп попробует ее хоть пальцем тронуть! Кире почти хотелось, чтобы он попытался сделать это.

И вот разъяренный Филипп приблизил свое кругленькое личико к ее лицу, открыл рот, и…

- Что, черт возьми, здесь происходит? - Кира замерла при звуке знакомого голоса.

Сэм.

Он что, следит за мной?

Но она не обернулась, продолжая смотреть в лицо Филиппу, который, казалось, сейчас лопнет от злости.

- Что случилось?

Филипп, тяжело дыша, повернулся к Сэму.

- Я вам скажу, что случилось. Мне приходится работать с полными идиотами.

Краем глаза Кира видела, как на скулах Сэма заходили желваки. Он внимательно посмотрел на Роберта, на еду, разбросанную по полу, на раскиданную посуду. Поймав его взгляд, Кира увидела в нем еле сдерживаемое бешенство. Она привычно выпрямила спину.

- Вот этот придурок, - Филипп ткнул толстым коротеньким пальцем в Роберта, потом развернулся снова к Кире: - И эта неуклюжая, наглая…

- Ну, хватит!

Повар бил себя в грудь:

- Я не собираюсь с такими непрофессиональными, тупыми…

- Я сказал хватит!

Филипп застыл с открытым ртом. Когда он наконец пришел в себя, то поправил съехавший на бок колпак и произнес:

- Я вернусь через пятнадцать минут, и чтобы этих двоих тут не было!

Филипп развернулся и потопал прочь из кухни на своих коротеньких ножках. Сэм посмотрел на дрожащего Роберта:

- Идите помогите Эндрю.

- Вы меня не увольняете? - недоверчиво спросил Роберт.

- Нет, не увольняю. Только не попадайтесь на глаза Филиппу, пока я с ним не поговорю.

- Да, сэр, - ответил Роберт, затем бросил обеспокоенный взгляд на Киру. Она ободряюще улыбнулась ему. Молодой повар кивнул и вышел из кухни.

Кира сжала губы. Она не собиралась оправдываться или извиняться. Сэм еще раз оглядел разбросанную посуду и продукты, потом поднял на нее глаза:

- Пойдемте со мной.

Ее сердце сжалось. Он так целовал ее вчера вечером… И как он может теперь разговаривать с ней таким ледяным тоном?

Неужели его настолько заботит это происшествие на кухне?

И вовсе не интересует то, что случилось со мной?…

Очевидно, нет.

- Я не могу уйти сейчас. У меня заказ.

- Кристина позаботится, чтобы его подали.

- Потребуется лишних двадцать минут, вряд ли вашим гостям это понравится.

Сэму показалось, что он сейчас раскрошит свои зубы в порошок.

- Значит, они получат свой заказ бесплатно. А если они живут у нас в отеле, то мы не возьмем с них и платы за проживание. Как думаете, это понравится нашим гостям?

- Думаю, да. Может, мне все же стоит закончить смену, потому что…

- Нет, Кира, не думаю, что вам стоит закончить смену. Другие официанты поделят ваши столики между собой. Пойдемте.

Когда Сэм открыл дверь кухни, стайка напуганных официантов, стоявших за нею, кинулась врассыпную.

Кира сорвала с себя передник и бросила его на стол.

Он хочет поговорить? Прекрасно.

Уж я с ним поговорю.

Прежде чем проследовать за Сэмом, она зашла в подсобку и забрала оттуда свои вещи. Кира собиралась высказать мистеру Прескотту все, что о нем думает, и меньше всего ей хотелось потом возвращаться сюда и выслушивать соболезнования бывших коллег. «Бедняжка, ты этого не заслужила!» Странно, даже Тайлер сейчас смотрел на нее с симпатией.

В лифте молодая женщина глядела прямо перед собой, решив воздержаться от всяких высказываний, пока они не дойдут до его кабинета. Воздух в лифте был настолько наэлектризован, что, казалось, сейчас между ними начнут проскакивать молнии. Когда двери открылись, Сэм вышел из лифта, по-прежнему не удостоив ее взглядом. Запугивает, подумала Кира. Следуя за управляющим, она пристально смотрела ему в затылок, чувствуя, как с каждым шагом ей становится все труднее сдерживать эмоции.

Сэм остановился возле двери без таблички, открыл ее и пропустил Киру вперед. Она вошла, рухнула в огромное кресло, повернулась к Сэму и выпалила:

- Филипп - хам. Он оскорбляет всех, с кем работает, никогда не признает своих ошибок, хотя, поверьте мне, их у него предостаточно.

Сэм молча смотрел на нее, скрестив руки на груди.

Тонкий слабый голосок внутри нее умолял ее замолчать. Но она уже не могла остановиться.

- Он вообще ничего не понимает в кулинарии! - все больше заводилась Кира. - Все знают, он держится только на рекомендации вашего прежнего шеф-повара… Все, кроме вас, по-видимому. Иначе вы не стали бы верить его постоянным поклепам.

- Вы так думаете? - Сэм поднял брови.

- Да, я так думаю! - Кира вскочила и подошла к нему. - Роберт - замечательный повар, у него большое будущее. Ему нужно только немножко помочь, но ведь от Филиппа этого не дождешься! И знаете, почему?

- Надеюсь, вы мне скажете, - ответил Сэм спокойно.

- Да, скажу! Снявши голову, по волосам не плачут. Потому что он готов вытоптать любой росток таланта рядом с собой. Потому что любой мало-мальски одаренный человек сразу отправит его в отставку. У Филиппа нет даже намека на врожденное чутье, без которого нельзя стать настоящим кулинаром. И он знает - рано или поздно его раскусят и в лучшем случае отправят печь пончики для уличного лотка!

Кира махала руками, как ветряная мельница, щеки ее пылали, а глаза метали молнии. Сэм никогда не встречал такой женщины, как она.

Она его ослепляла.

- Не знаю, зачем я все это вам говорю… - Кира развернулась на каблуках и снова в отчаянии рухнула в кресло. - Вы ничего не понимаете в кулинарии, в том, что происходит на кухне ресторана. Почему вы должны мне верить?

- Кира…

- Вы управляющий, а я всего-навсего официантка. Разве я могу что-то понимать?

- Кира…

- Я все сказала. Можете меня увольнять. - Молодая женщина опять вскочила. - Я даже облегчу вам жизнь. Я сама увольняюсь!

- Кира, - терпеливо повторил Сэм. - Я верю вам.

Молодая женщина оторопела.

- Что?…

- Я сказал, что верю вам.

-  Вы верите мне?

- Да.

Кира недоверчиво склонила голову:

- А чему именно?

Мужчина скрестил руки и, вздохнув, повторил ее слова:

- Филипп - хам. У него нет врожденного чутья. Роберт - хороший повар. Я уже знал все это.

- Вы… знали?

- Да, знал.

Кира нахмурилась.

- Тогда почему позволили мне закатить вам этот скандал:

Сэм, усмехнувшись, прислонился к двери.

- Наслаждался зрелищем.

Кира нахмурилась еще сильнее, потом обвела взглядом комнату и смущенно спросила:

- Это ведь не ваш кабинет?

Сэм удивился, что она не заметила этого сразу.

- Нет.

Она оглядела гостиную с мягким гарнитуром, заметила за дверью кухню.

- Это ваша… Вы здесь…

- Живу, - закончил он за нее.

Кира взглянула на Сэма.

- Не понимаю…

- Я хотел поговорить с вами без свидетелей.

Сэм заметил, что Кира вздрогнула, когда он шагнул к ней.

- И для этого взяли в свидетели всех поваров и официантов, утащив меня из кухни в разгар смены?

- А вы бы пришли сюда, если бы я вас вызвал?

- Конечно, нет!

Маленькая пауза выдала ее. Она пришла бы, и они оба это знали.

Сэм не мог понять, от кого или от чего убегает эта женщина, но он не собирался позволить ей сбежать от него.

Он медленно подошел к Кире. Молодая женщина стояла неподвижно, глядя ему в глаза.

- Вы не беременны.

Она вздрогнула.

- Что?

- Вы не беременны. Вы купили тест для кого-то другого.

- Зачем мне это делать?

Кира насторожилась. Сэм понял по ее взгляду, что она не хотела обсуждать эту тему.

- Потому что вас попросила Клэр…

- Она вам сказала?

Мужчина покачал головой.

- Она мне ничего не говорила. Это просто предположение… Которое вы подтвердили.

Ее глаза сузились.

- То есть вы обманули меня.

- Я не обманывал вас, - сказал Сэм. - Я просто пытаюсь понять, почему Клэр попросила человека, с которым только что познакомилась, купить для нее тест на беременность.

- Вам не кажется, что вас это не касается?

- Прекрасно. - Мужчина пожал плечами и повернулся к дверям. - Тогда я пойду и спрошу у нее.

- Нет!!!

Сэм обернулся и увидела, что она кусает губы, не зная, как поступить.

- Я заметила кое-какие признаки… - наконец промямлила Кира. - И просто высказала ей свои догадки. Она даже не подозревала о своем положении, пока я не спросила ее, на каком она месяце.

Мужчина удивленно приподнял брови.

- И она попросила вас купить ей тест?

- Если бы она купила его сама, угадайте, как быстро об этом узнал бы весь город?

- Гораздо раньше, чем появилась бы вторая полоска на тесте.

- Вот именно.

- То есть полоски было две?

Кира открыла было рот, чтобы ответить, но вовремя спохватилась и сжала губы.

Сэм усмехнулся.

- Вот сейчас я пытался вас обмануть.

- Беременна она или нет, не ваше дело! - холодно произнесла Кира. - А я была бы вам благодарна, если бы вы не передавали ей наш разговор.

- Ну, не знаю… - Управляющий с сомнением покачал головой. - Это очень важная новость.

- Сэм, пожалуйста! - Кира с тревогой смотрела на него. - Не шутите так. Клэр доверилась мне.

Она взяла Сэма за руку, и он поразился, как такое простое, невинное прикосновение может заставить его кровь закипеть.

- Обещаю.

Облегченно вздохнув, Кира быстро убрала руку.

- Я. Извините. - Она опустила глаза. - Если бы это была я… Имею в виду, если бы я была беременна, вы бы… было бы это для вас…

Она умолкла. Мужчина тихо продолжил:

- Было бы это для меня важно?

Она подняла голову:

- Да.

- Разве вы сами не знаете?

Кира покачала головой:

- Единственное, что я знаю, - вы мне нравитесь. И думаю, я нравлюсь вам.

Нравится?

Сэм не сразу понял, о чем говорит Кира. Нравиться… Слишком слабо сказано. Ему приходили на ум совсем другие слова: страстно желать, отчаянно нуждаться, сходить с ума…

- У меня есть три правила, которыми я руководствуюсь в жизни. - Сэм поднял руку и погладил Киру по щеке, чувствуя, как она задрожала от его прикосновения. - Три правила, которые я поклялся себе никогда не нарушать. Правило номер один… - Он провел по ее губам подушечкой большого пальца. - Никаких амуров на службе. Правило номер два… - (Кира приоткрыла рот.) - Устав отеля одинаков для всех работников отеля.

- Сэм…

- Правило номер три. - Она удержала губами кончик его пальца. - Нельзя попадать в эмоциональную зависимость от своих сотрудников. Я знаю вас меньше двух недель и уже нарушил все три правила.

- Но если я уволюсь из вашего отеля, эти правила не будут меня касаться.

- Думаю, что нет, - сказал Сэм и потянулся к ее губам.