На четырех ветрах

Макколи Барбара

Глава пятая

 

Сэм сидел в своем автомобиле и смотрел на неоновую вывеску «Шангри-Ла». Последние две буквы мигали, напоминая караоке. Ла… Ла… Ла… Это мигание раздражало его. Мужчина нетерпеливо посмотрел на часы. Семь пятнадцать.

Где же она, черт возьми?

Он знал, что смена Киры закончилась почти два часа назад и видел, как она села в свой белый седан и уехала со служебной стоянки отеля. Даже с учетом пробок (а их в Вольф-Ривер вообще-то не бывает), она должна была добраться до мотеля максимум за пять минут.

- Ты сошел с ума, Прескотт, - раздраженно сказал себе мужчина.

Когда Сэм служил в армии, он руководил разведкой в южноамериканских джунглях. Москиты там были такие большие, что на них хотелось сесть верхом, а воздух, казалось, состоял из одной только воды.

И все же Сэм предпочел бы сейчас лежать в болоте и кормить москитов, вместо того чтобы сидеть на этой чертовой стоянке у этого чертова мотели.

Мужчина снова поглядел на часы и с раздражением понял, что прошло всего две минуты.

Ла… Ла… Ла…

Он всерьез подумывал, не вернуться ли ему в отель, пойти в бар, напиться до зеленых чертей и просто забыть то, что произошло сегодня в кабинете Клэр.

Ничего не выйдет. Ничто, кроме полной амнезии, не поможет ему забыть поцелуй Киры.

Сэма приводил в бешенство тот факт, что он настолько потерял контроль над собой, перешел все границы… Да просто их перепрыгнул! А ведь он был так осторожен последние дни, старался не подходить к Кире, не говорить с ней, даже не смотреть в ее сторону. И вдруг в одну секунду пустил все под откос.

Но что он мог с собой поделать, когда она подняла на него глаза - там, в кабинете Клэр, когда она приоткрыла губы, находясь так близко от него? Развернуться и уйти?

Да, черт возьми!

Именно это я и должен был сделать.

Сэм так и не понял, догадалась ли Клэр о том, что между ним и Кирой что-то есть. Но когда они встречались с архитектором, чтобы обсудить проект нового здания, он несколько раз замечал отсутствующий взгляд Клэр, как будто мысли ее где-то витали.

Сэм знал, что подобное нарушение служебной этики могло сильно скомпрометировать и саму Клэр, и репутацию гостиницы. Сексуальное домогательство и судебное разбирательство по этому поводу вряд ли поспособствуют процветанию бизнеса. У него никогда не было таких проблем, потому что он умел держать себя в руках…

Пока не появилась Кира.

Он очень хотел бы знать, кто она, женщина, так очаровавшая его. Она была симпатична, пожалуй, даже красива. И сексуальна, уж это Сэм знал наверняка. Но было в ней и что-то еще - какая-то интрига, тайна.

Или, может, у меня просто давно не было женщины?

Из всех объяснений Сэм предпочел бы именно такое, потому что это легче всего исправить.

Сэм вздрогнул, увидев, как Кира заходит в мотель с двумя коричневыми бумажными пакетами. Она проехала мимо него, а он ее даже не заметил!

И такой человек служил в разведке!

Молодая женщина безуспешно пыталась отпереть дверь, не выпуская из рук два огромных бумажных пакета.

- Я отопру.

Она вздрогнула от неожиданности и вскинула на него глаза.

- Сэм!

Мужчина забрал у нее пакеты, а она продолжала стоять как вкопанная, глядя на него. Он немного подождал, потом кивнул на дверь.

- Ты собиралась открывать.

- Что? Ах, да.

Кира долго не могла попасть ключом в замочную скважину. Когда наконец ей это удалось, она повернулась к Сэму, загородив дверь таким образом, чтобы он не мог войти, и сказала:

- Сейчас не совсем удачный момент, может быть, вы…

- Я все равно войду, Кира.

С минуту она колебалась, потом отошла в сторону.

Прихожая была просторной и заканчивалась маленькой кухонькой. Дверь в противоположном углу вела в спальню.

Сэм поспешно потупился. Меньше всего он сейчас собирался думать о спальне.

Он поставил пакеты на кухонный стол. Из одного пакета пахло свежей зеленью, в другом он заметил две бутылки вина.

- Ждете гостей?

Кира все еще стояла в дверях.

- Почему вы спрашиваете?

- А почему вы отвечаете вопросом на вопрос?

- То, что я собираюсь готовить, не значит, что я жду гостей.

- Вы купили две бутылки вина.

Кира достала из пакета дешевое «бордо».

- Одна - чтобы пить. Другая - чтобы готовить, - она достала штопор из ящика стола. - А теперь объясните мне, что вы здесь делаете?

- Я хочу узнать, намерены ли вы жаловаться?

- Да, намерена. - Молодая женщина вынула сковородку из буфета. - У них только одна сковородка, и та крошечная.

- Черт возьми, Кира. Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю.

- Если о том небольшом инциденте в кабинете миссис Карвер, то - нет, разумеется, я не стану писать жалобу, - она поставила сковородку на медленный огонь и повернулась к Сэму. - Послушайте, мы взрослые люди. Что было, то было, и хватит об этом.

- И это все, что вы можете сказать? - едва не прокричал он. - Что было, то было?

- А что вы хотите, чтобы я сказала? - Кира пожала плечами и стала доставать из пакета покупки: зелень, масло, лук.

Действительно, что еще я хотел от нее услышать?

Ответ, который успокоил бы меня, а не разозлил.

Сэм понимал: если бы у него была хоть одна извилина, он распрощался бы с ней и убрался бы отсюда так быстро, как только мог.

Вероятно, у него не было этой извилины.

- Я поцеловал вас, Кира, - сказал он прямо. - Но я не имел права так поступать.

- Потому что вы мой босс?

- Конечно, потому что я ваш босс.

Молодая женщина не ответила, и это разозлило Сэма еще больше. Кира отрезала кусочек масла и положила его на сковородку.

- А если бы вы не были моим боссом? - небрежно спросила она, доставая базилик.

Его сердце замерло от этого вопроса. Он не мог понять, говорит ли она серьезно, или это бессмысленная и жестокая женская игра. Он смотрел, как Кира режет зелень, чувствовал ее пряный аромат.

- Если бы я не был вашим боссом, - медленно сказал мужчина, - я бы не ограничился поцелуем.

Несмотря на то что Кира решила вести себя как ни и чем не бывало, она не могла заставить себя ровно дышать. Молодая женщина знала, что играет с огнем. Но, так или иначе, она сама спровоцировала Сэма, и теперь уже невозможно взять слова назад.

И если наконец-то быть честной, она и не хотела брать их назад.

Кира не смела поднять глаза. Если бы Сэм поймал ее взгляд, он, конечно, все понял бы.

Он понял бы, что она сейчас чувствовала, но Кира не была готова к этому.

Все происходит слишком быстро.

- Так что, закрываем дело? - Сэм подошел ближе. - Или у вас есть другие предложения?

Другие предложения?

Кира поняла, что он имел в виду, и почувствовала, что краснеет. До нее дошло, что этот вопрос прозвучал как предложение завести тайную интрижку или проверить ее готовность стать содержанкой.

Она вздернула подбородок.

- Конечно, у меня нет других предложений.

- Что, если у меня есть?

Кира не успела понять, оскорбили ее его слова или возбудили.

- И что у вас есть?

- Для начала… - Сэм взял из ее рук нож и положил его на разделочную доску, - вот это.

Он поцеловал ее. Это был горячий, жадный поцелуй, от которого у Киры перехватило дыхание и перепутались все мысли. Ее тело будто бы охватило пламя, и вся ее кожа загорелась. Она почувствовала своим языком горячую влажность его языка и застонала. Ей казалось, этот стон шел не из горла, а из самой глубины ее тела. Сэм притянул ее к себе, его язык проникал все глубже в ее рот. Кира оказалась зажатой между ним и кухонным столом и чувствовала себя почти раздавленной его мощным мускулистым телом. Никто никогда не целовал ее так. Никогда она не чувствовала такого дикого, жадного желания. Это пугало и возбуждало Киру одновременно. Поцелуй в кабинете теперь казался лишь предчувствием, обещанием того сумасшествия, которое происходило сейчас.

Она встала на цыпочки и прижалась к нему еще крепче.

Сэм глухо вскрикнул, подхватил ее, поднял и усадил на кухонный стол, встав между ее ног. Бумажный пакет позади нее опрокинулся. Сквозь шум в ушах Кира слышала глухой стук апельсинов, падающих и раскатывающихся по полу.

Сэм оторвал губы от ее рта и, покрывая ее щеку мелкими быстрыми поцелуями, добрался до уха. Кира запрокинула голову и застонала, когда он слегка прикусил мочку ее уха. Его руки расстегнули пояс ее брюк и устремились ниже. Она дрожала, весь мир сжался до ощущения его кожи, прикасающейся к ее коже. Сэм прижимался лицом к ее телу и жадно вдыхал ее запах. Он был почти что грубым, и когда он сжал ее грудь, Кира застонала, выгнула спину, откинулась назад, едва успев опереться на руки и… почувствовала под пальцами маленькую картонную коробочку.

Собрав остатки разума, она поняла, что это.

Сэм почувствовал ее напряжение и оторвался от нее.

- Что? - спросил он хриплым тихим голосом.

- Ничего, - Кира, не оборачиваясь, попыталась засунуть коробочку обратно в пакет, но только опрокинула его, и все покупки полетели на пол.

О господи.

Сэм застыл, увидев среди рассыпавшихся продуктов маленькую картонную коробочку.

Тест на беременность.

Он пристально поглядел на Киру.

- Ты беременна?

Если бы ситуация - и взгляд Сэма - не были такими напряженными, она рассмеялась бы нелепости этого вопроса. Кира, конечно, не хотела, чтобы он думал, что этот тест предназначался ей. Но не могла же она сказать ему правду, ведь тест она купила по просьбе Клэр.

Что бы сейчас ни подумал Сэм, Кира не могла нарушить слово.

Она молчала. Сэм вцепился себе в волосы.

- Черт возьми, Кира, я не смогу помочь тебе, если ты будешь все время молчать!

Она соскользнула со стола, подняла пакет с пола, кинула коробочку внутрь.

- Я не просила тебя о помощи, Сэм.

Он смотрел на нее потемневшими от гнева глазами так долго, что ей казалось - прошла целая жизнь.

- Прекрасно.

Мужчина повернулся, пошел к двери и рывком распахнул ее. В дверях он застыл, обернулся и пристально посмотрел на Киру.

- Скажи мне только одно, - потребовал он. - Ты замужем?

На этот вопрос я могу ответить честно .

- Нет, я не замужем.

Сэм вышел, с грохотом захлопнув за собой дверь. Внезапно осознав, что уже с минуту не дышит, Кира обессиленно выдохнула, прислонилась к столу и закрыла глаза.

Она слышала, как заработал двигатель, как взвизгнули шины.

Все мужчины одинаковы!

Кира с раздражением оттолкнулась от стола, обвела глазами кухню, потом наклонилась и начала собирать с пола апельсины.

Правильно, зачем я ему, думала она, подбирая оранжевые плоды и швыряя их в мойку. Почему все мужчины, которые что-то для меня значили, были такими нетерпимыми? Кира подхватила последний апельсин и так и застыла, задумавшись, зажав плод в руке.

Я больше не позволю себя мучить.

Внезапно послышался стук в дверь, и Кира обернулась.

Значит, он все-таки вернулся, чтобы опять допрашивать меня.

Но это был не Сэм.

Это была Клэр.

- Извините, - нерешительно сказала хозяйка отеля, ошарашенная тем, как быстро и резко открылась дверь. - Я, наверное, не вовремя.

- Нет, нет. Все нормально. - Кира почувствовала, как ее шею и лицо неудержимо заливает румянец. - Я ждала вас, не обращайте внимания… Заходите.

Клэр вошла, Кира закрыла дверь, подошла к столу и достала из пакета злополучную коробочку.

- Надеюсь, я купила то, что нужно. Там были разные, и я не знала, какой именно выбрать…

- Я тоже в них ничего не понимаю.- Клэр посмотрела на тест с робостью и неожиданной нежностью. Внезапно на глазах у нее выступили слезы. - Я так надеюсь, что вы не ошиблись. Я очень, очень на это надеюсь.

- Тогда я тоже очень, очень на это надеюсь,- сказала Кира. Клэр подошла и обняла ее. Вероятно, она просто чувствовала себя счастливой и хотела поделиться с кем-то своими чувствами.

Но для Киры это значило много больше.

Для нее это был шанс прорваться к правде, раскрыть все тайны.

Клэр была тем самым единственным в мире человеком, кому Кира могла бы довериться, кто мог бы ответить на ее вопросы.

Но она не могла их задать - не только потому, что сейчас был неподходящий момент. Главная проблема состояла в том, что теперь, когда Кира чувствовала, что завоевала доверие Клэр, она очень боялась разрушить эту связь. Она не хотела, чтобы радость, светящаяся в глазах Клэр, сменилась недоверием… А возможно, и ненавистью.

Когда- нибудь потом, подумала молодая женщина, молясь, чтобы этот день наступил поскорее.

- Простите, - Клэр отстранилась, вытирая слезы. - Я стала такой сентиментальной…

- Еще один признак. - Кира не совсем понимала, что должна делать. - Хотите что-нибудь выпить? Воды или чаю со льдом?

- Чаю со льдом, это было бы чудесно, - машинально сказала Клэр, снова взглянув на коробочку. - Дайте мне пару минут, чтобы успокоиться, и я поеду.

- Сахар? - спросила Кира, вынимая из холодильника кувшин.

- Нет, благодарю. - Клэр подошла к столу и увидела нарезанный базилик. - Готовили обед?

- Да. Я люблю готовить, - сказала Кира, наполняя стакан. - А вы?

- Никогда не пыталась. А сейчас я слишком занята. - Клэр кивнула на сковородку, в которой уже распустилось масло. - А что это будет за блюдо?

- Цыпленок «марсала» - Кира протянула Клэр стакан с чаем. - Оставайтесь, если хотите, пообедаем вместе.

- Ограничусь чаем, спасибо. Я и так отнимаю у вас время, - сказала Клэр. - Но я постою здесь еще пару минут, если не возражаете. Меня просто очаровывает, когда кто-то берет кучу каких-то непонятных продуктов и делает из них восхитительное блюдо… Если только вас не раздражает, когда на вас смотрят.

- Не раздражает. - Кира вернулась к плите. Если она где-то и чувствовала себя на своем месте, так это на кухне. И кроме того, готовка отвлекла бы ее от мыслей о Клэр, от всех тех вопросов, которые ей не терпелось задать.

- А кто вас учил готовить? - Клэр присела на табурет. - Ваша мама?

Кира покачала головой.

- Куки Роггенфельдер.

Клэр вопросительно вскинула брови.

- Я выросла на ранчо на востоке Техаса. - Кира достала куриные грудки. - Когда мне было восемь, я проводила все свое время возле повара, который там работал.

- И его звали Куки? - улыбнулась Клэр.

Кира кивнула.

- Я изо дня в день умоляла его разрешить мне помочь ему на кухне, и каждый раз он мне отказывал. Думаю, в конце концов я просто надоела ему со своим нытьем, так что на девятый день рождения он подарил мне передник и сказал: если я хочу помогать ему на кухне, мне надо учиться всему с азов. Азами были чистка картофеля, сортировка круп, просеивание муки, нарезка лука. Я занималась этим полгода, пока он наконец не разрешил мне что-нибудь приготовить. Я испекла оладьи.

- И?

- И - они получились жесткими как подошва, да еще и пригорели. - Кира улыбнулась своим воспоминаниям. - Гарью воняло неделю. И Куки заставлял меня печь их каждый день, пока у меня не получилось. На это ушло три недели, зато теперь я могу испечь самые вкусные оладьи из тех, что вы пробовали.

- Я вообще никогда не ела оладьи. - Клэр помешала чай в стакане. - Но теперь мне очень хочется попробовать ваши.

- Я как-нибудь испеку для вас, - сказала Кира, посыпая цыпленка мукой.

Клэр некоторое время смотрела на нее, потом отпила еще чаю и спросила:

- Это значит, что вы собираетесь остаться в Вольф-Ривер?

Сердце Киры подскочило.

- Что вы имеете в виду?

- Я же говорила, в маленьких городах трудно охранять свою жизнь от посторонних взглядов, - сказала Клэр миролюбиво. - Всякое говорят.

- Да? - Кира удивилась тому, что, когда она выкладывала цыпленка на разогретую сковороду, руки у нее не дрожали. - И… Что говорят?

- Да как и всегда. Гадают, откуда вы приехали, почему именно сюда, почему живете в мотеле, замужем ли вы…

- Я не замужем, - ответила Кира слишком поспешно - особенно дня человека, который старается казаться спокойным.

- Простите, если позволяю себе лишнее, но я спрашиваю не из праздного любопытства. Я просто хотела бы знать, есть ли у моей лучшей официантки какие-то планы на ближайшее время. И кроме того, вы мне нравитесь. Звучит глупо, может, это гормоны, но я чувствую, будто между нами есть какая-то связь. Понимаю, мы только встретились, но мне будет жаль потерять вас… И как хозяйке отеля, и как подруге.

- Я - Кира постаралась проглотить комок в горле, - очень тронута. Даже не знаю, что и сказать.

- Скажите, что этот цыпленок вскоре будет готов, - улыбнулась Клэр. - Я вдруг жутко проголодалась.

Кира и Клэр посмотрели друг на друга и одновременно произнесли:

- Еще один признак.

Они рассмеялись. Клэр облокотилась на стол и сказала:

- И мне хотелось бы послушать еще про ваше ранчо и про Куки. Вы так здорово рассказываете.

Это и было здорово, пока две недели назад я не обнаружила, что вся моя жизнь - сплошная ложь.

- Моя любимая история, произошедшая с Куки… - начала Кира, переворачивая цыпленка, -произошла из-за одного работника ранчо, который утверждал, что его мама делает самые вкусные ребрышки в Техасе…