На четырех ветрах

Макколи Барбара

Глава третья

 

До Четвертого июля оставалось еще две недели, но Вольф-Ривер уже готовился к празднику. Трехцветные флаги украсили магазины вдоль Мейн-стрит, патриотические лозунги приветствовали туристов, афиши приглашали всех на родео и карнавал. Праздник собирал туристов со всей страны, не говоря уже о местных жителях.

Вольф Ривер - маленький, но очень деловой город.

И с каждым днем он становился больше, отметил Сэм, прогуливавшийся по главной улице. Городской совет тщательно сохранял здесь обаяние старого Техаса: вдоль улицы тянулись невысокие кирпичные здания в стиле кантри. Но вокруг очаровательного исторического центра вырос вполне современный город. Высокие офисные здания, рестораны фаст-фуда, небольшой аквапарк и многозальный кинотеатр.

- Жарко будет, - мрачно произнес Фергюс Крум. Старик елозил метлой по тротуару перед небольшим магазинчиком, но, увидев Сэма, решил передохнуть и остановился, сложив свои искореженные артритом руки на ручке метлы.

- Зайди к нам в бар после работы, - сказал Сэм, проходя мимо. - Выпей холодного пива. Скажи бармену, я угощаю.

- Зайду, - Фергюс никогда не отказывался от кружечки холодного пива. Если быть точным, он никогда ни от какого пива не отказывался. - Там у вас есть еще такие штуки, с луком…

- Получишь и их…

Сэм знал почти всех местных жителей, хотя редко выходил в город. Почти все, что ему было нужно - еду, одежду, даже машину, - он мог получить в своем отеле.

Его двухлетний контракт с отелем «На четырех ветрах» истекал через два месяца. Клэр уговаривала Сэма возобновить контракт, но тот не спешил с решением, подумывая подыскать себе новое место.

Он никогда не оставался дольше трех лет на одном месте и пока не чувствовал потребности менять установившийся порядок.

- Эй, красавец, куда путь держишь?

Рядом с ним притормозил красный «камаро». Сэм улыбнулся рыжеволосой красавице, сидящей за рулем. Оливия Кэмерон оформляла интерьер в отеле «На четырех ветрах».

Сэм наклонился к открытому окну автомобиля и поцеловал Оливию в щеку.

- В муниципалитет, моя прелесть.

В ее зеленых глазах заплясали озорные искорки.

- Решил наконец оформить наши отношения?

- Только скажи, Лив, я готов.

Они пару раз ходили на свидания, но искорки между ними не проскочило, поэтому они остановились на стадии теплых дружеских отношений с легкой примесью флирта.

- Купим один из тех миленьких домиков на Оак-Медоуз и нарожаем кучу детишек, - предложил Сэм.

- Тебя подвезти?

- Мне полезно пройтись. - Сэм выпрямился и похлопал себя по животу.

- Как будто тебе это нужно. Каждая женщина в городе знает, что ты ежедневно с пяти до половины седьмого тягаешь железо в тренажерном зале «Четырех ветров». - Оливия завела двигатель. - Как думаешь, почему там такие толпы дам в столь ранний час?

Оливия подмигнула ему и рванула с места. Сэм с улыбкой проводил глазами ее щегольский автомобиль и искренне пожалел, что между ними пет искорки. Она была такой же, как и он, - не признавала обязательств и ограничений. Они могли бы просто наслаждаться друг другом безо всяких скандалов и выяснений отношений. С Оливией им было бы хорошо вместе.

И, видит бог, ему это не помешало бы.

Сэм провел три дня, наблюдая за Кирой.

Он заметил, как быстро она выучила меню и карту вин, видел, как легко она летала по залу с нагруженным подносом, ни разу не запнувшись и не ошибившись в заказе. Слышал, как она со знанием дела рекомендовала посетителям блюда и помогала подобрать к ним вина. Кое-кто из постоянных посетителей не просто просил, чтобы их обслуживала именно Кира - они готовы были подолгу дожидаться этого.

Сэм никогда не видел ничего подобного.

Но он не только наблюдал за Кирой, он все время думал о ней, и это раздражало его больше всего.

В совершенно неподходящее время Сэм вдруг начинал гадать, что у нее была за «ситуация», про которую она говорила Джанет.

От кого она прячется? Что за опасность ей угрожает?

Синяк возле се глаза почти прошел, но Сэм никак не мог побороть слепую ярость, охватывавшую его всякий раз, когда он вспоминал про него. Представить себе, что кто-то посмел поднять руку на Киру…

Сэм заметил, что при этой мысли его собственные руки сжались в кулаки.

Черт возьми!

Он вышел в свой выходной день прогуляться по городу, чтобы развеяться и отвлечься. И вот он стоит перед витриной и смотрит па отражение своего злого и напряженного лица.

Что ему делать с этой женщиной? Очевидно, у нее какие-то проблемы. Кира испугалась до смерти, когда увидела Рэнди Блекхока. Несомненно, она что-то скрывает. Когда он спросил, не напоминает ли ей Рэнди кого-то из знакомых, то по ее глазам понял, что угадал. Но она явно не хотела его помощи. Ну и ладно. Почему это должно его беспокоить? Пока ее жизненные трудности не создают проблемы отелю, он не станет интересоваться ими. Сэм уже уделил Кире Дэниелс слишком много времени и внимания, а ведь он занятой человек. В свете предстоящей конференции, расширения отеля и строительства нового здания управляющий просто обязан все свои мысли посвятить работе…

А не симпатичной официантке.

И тут Сэм увидел, как эта самая официантка выходит из стеклянных дверей здания муниципалитета.

Она спускалась по ступеням, опустив голову и внимательно глядя на небольшой листок бумаги, который держала в руке. Джинсы с низкой талией плотно облегали ее удивительно длинные ноги, скульптурно обрисовывая все те места, которые хотелось рассмотреть… И потрогать. Вырез белой маечки был совсем скромным, зато ниже она туго обтягивала ее грудь, а еще ниже позволяла увидеть полоску плоского, загорелого живота.

У Сэма пересохло в горле. Ему понадобилась вся его воля, чтобы оторвать взгляд от этой полоски загорелой кожи, оттененной белой майкой. Подняв глаза, он заметил, что ее тонкие брови нахмурены, а губы напряженно сжаты. Волосы стекали на ее плечи, как темное густое вино, и солнце отражалось в этом блестящем потоке. На секунду Сэм позабыл, где находится, и помотал головой, чтобы стряхнуть наваждение. Кира сложила листок, сунула его в сумку и пошла вниз по улице.

Сэм постарался заставить себя зайти в муниципалитет и заняться делами. Но спустя секунд двадцать он развернулся и помчался за ней вдогонку.

Кира почуяла аппетитный запах свежей выпечки и завернула в небольшую кофейню. Высокая плотная блондинка, умудрявшаяся нести в одной руке четыре тарелки с пончиками, а в другой - две тарелки картофеля фри, кивнула Кире:

- Присаживайтесь, дорогуша. Выпьете что-нибудь?

- Лимонад, пожалуйста.

- Эй, Мэдж, а как насчет меня? - Ковбойского вида мужчина поднял вверх свою кофейную чашку. - Мне нужно еще кофе.

- Тебе нужно еще мозгов, - отрезала Мэдж. - Когда их раздавали, ты стоял последним в очереди, это всякий знает.

- Да, и всякий знает, что, когда раздавали языки, ты была первой, - ответил ковбой, и все вокруг засмеялись.

- По крайней мере, у меня в голове хоть что-то работает, - Мэдж бухнула тарелку на стол. - Если бы твои мозги были матрасом, на нем и муравей не поместился бы.

- У него там не только муравей не поместился бы, - подал голос кто-то из посетителей, вызвав новый взрыв смеха.

Покрасневший ковбой встал, схватил кофейник с прилавка и сам налил себе кофе.

Кира присела за стол у окна. Молоденький мальчик, казалось весь состоявший из длинных тощих рук и ног, поставил перед ней стакан лимонада. Она поблагодарила его и улыбнулась. Мальчик немедленно покраснел, как рак, а поворачиваясь, умудрился запутаться в собственных ногах.

Если бы Кира закрыла глаза, то легко могла бы себе представить, что сидит в кафе «Бронко» в своем родном городе. Даже запах был тот же самый - пончики, кофе, жареное мясо и деревянная обшивка. Хороший запах, подумала она. Уютный и привычный.

Жить в маленьком городке иногда бывает очень непросто, и она это хорошо знала. Сплетни, интриги, все все про всех знают. Ближайший город с супермаркетом находится в трех часах езды. Единственный кинотеатр показывает картины двухмесячной давности, а свидания больше похожи на чинную прогулку с родным братом.

Но в то же время, живя в маленьком городе, ты знаешь, что есть люди, которые в любой момент

соберутся вместе и помогут тебе, если нужно. Любой готов поддержать твою семью, что бы с ней ни случилось.

А теперь вопрос: что случилось с ее семьей?

Кто- нибудь знает ответ?

Кира, во всяком случае, не знала.

Вздохнув, она вынула листок из сумки и расправила на столе перед собой. Читая некролог, молодая женщина чувствовала, что каждое слово впечатывается в ее мозг, словно клеймо.

Уильям Блекхок… владелец ранчо, бизнесмен… погиб в авиакатастрофе… похоронен на кладбище Вольф Ривер… Сын, Дилан Блекхок, выжил…

Это было два года назад.

Два года.

Кира зажмурилась от нахлынувшей боли. Если бы тогда она знала то, что знает теперь, как бы поступила?

Но я не знала.

- Не возражаете, если я здесь сяду?

Погруженная в свои мысли, Кира собиралась сказать «да», но слова застряли у нее в горле.

Сэм.

Он и не оставил ей выбора, тут же заняв стул напротив нее. Молодая женщина огляделась и заметила, как несколько человек быстро отвели глаза. Прекрасно! Никто в кафе не знал, кто она, зато каждый здесь, конечно, знает, кто такой Сэм Прескотт. И Кира не сомневалась, что еще до наступления вечера телефонные провода во всем городе расплавятся от горячей новости: управляющий отеля «На четырех ветрах» замечен в кафе с неизвестной особой.

Мужчина проследил за ее взглядом:

- Вы кого-то ждете?

- Нет, - Кира снова взглянула на Сэма. Черная футболка обтягивала его широкие плечи и открывала мускулистые руки. Очевидно, слухи, что он каждое утро по полтора часа проводит в тренажерном зале, небезосновательны. - Я ходила по делам и заскочила перекусить.

- Вы выбрали хорошее место. - Сэм наклонился к ней и прошептал: - Лучшие гамбургеры в городе. Но если вы передадите кому-нибудь мои слова, я буду все отрицать.

Он обезоруживающе улыбнулся, и Кира шепнула в ответ:

- Я умею хранить тайны.

- Безусловно. - Его взгляд стал очень внимательным. - Уверен, что умеете.

Кира выгнула тонкую бровь и откинулась на спинку стула.

- А вы не шпионите за мной, мистер Прескотт? Неужели вы пришли сюда выведывать мои тайны?

Сэм только улыбнулся.

Где- то на кухне повар ударил в гонг, сообщая, что заказ готов.

Первый раунд, подумала Кира.

- Как ваши дела? - спросил Сэм.

- Я надеюсь, вы имеете в виду работу?

- Конечно.

Кира поднесла стакан ко рту и сделала глоток лимонада.

- Тогда вы и скажите мне, как у меня дела на работе.

- О'кей, - мужчина выпрямился и сложил руки на столе. - Клиенты отзываются о вас восторженно.

Он говорил подчеркнуто официальным тоном, но Кира заметила хитрые искорки в его темных глазах.

- Пожалуй, мне стоит попросить прибавки к жалованью.

- Боюсь, я вам откажу. На вас поступили две жалобы.

- Что?! - Кира поперхнулась, закашлялась, лимонад выплеснулся из стакана на ее топ, кубик льда упал ей в вырез. Она схватила салфетку.

Сэм подозвал официанта.

- Тайлер говорит, что не может с вами сработаться.

«Тайлер - придурок!» - чуть не выпалила Кира, но вовремя прикусила язык. Она уже работала с такими людьми. Тайлер - хороший официант, но он подлизывается к менеджеру и к шеф-повару, свысока смотрит на других официантов и распространяет сплетни быстрее желтой прессы. Рано или поздно Тайлер должен был отомстить ей за тот инцидент.

- Мистер Прескотт… - Долговязый парнишка появился у их столика. - Вы хотите кофе, или…

Парнишка замер на полуслове, уставившись на мокрую майку, облепившую грудь Киры. Челюсть у него отвисла.

- Эдди! - окликнул его Сэм. Безуспешно.

Сэм вздохнул. Вряд ли можно упрекать парня за то, что он потерял голову. Ему самому стоило огромных усилий не смотреть в ту же сторону. Кира была полностью поглощена вытиранием лимонада со своей одежды, поэтому не замечала, что почти все мужчины в ресторане пялятся на нее.

- Эдди! - повторил Сэм.

- А? - Официант вздрогнул и перевел взгляд на Сэма.

- Дай полотенце.

- О, конечно, мистер Прескотт. - Эдди вытащил полотенце из-за пояса своего фартука и, кажется, собрался сам вытереть грудь Киры.

Сэм быстро наклонился вперед и выхватил у него полотенце. До Эдди наконец дошло, что он чуть не сделал, и парень густо покраснел.

- Думаю, мы сами справимся. - Сэм протянул полотенце Кире. - Может, все-таки принесешь мне кофе?

- Конечно, мистер Прескотт! - Эдди еще раз поглядел на Киру и сглотнул. - А вам принести что-нибудь, мисс?

- Спасибо, не надо, - Кира улыбнулась. - Все в порядке. Пролила немножко лимонада.

- Я, я… принесу вам еще… - парнишка запнулся. - И… вам, наверное, нужна вода, правда? Потому что я могу принести вам воду, потому что она вам нужна, потому что могут остаться пятна…

- Эдвард Моррисон! - Мэдж выросла позади официанта. - Прекрати пускать слюни на девочку и иди принеси Сэму кофе.

- Да, мэм! - Эдди бросил прощальный, совершенно щенячий взгляд на Киру и ушел.

- До Рождества вернешься? - кинула ему вслед Мэдж и покачала головой. - Что думаешь, Сэм? Ты же в таких вещах разбираешься. Может, уволить его?

- Обязательно.

Кира открыла рот от изумления.

- Правильно. Пусть только принесет тебе кофе, и я его сразу пинком под зад. - Мэдж вытащила из-за уха карандаш. - Тридцать три несчастья, а не мальчишка. Что берем? Как обычно?

- Обоим, - ответил Сэм. - С двойным сыром.

- Подождите…

- Сейчас принесу, - Мэдж записала заказ в блокнот, сунула карандаш обратно за ухо и рванула па кухню.

Кира попыталась позвать ее обратно, но Мэдж уже давала указания повару и не слышала ее.

- Как вы могли так поступить? - возмущенно спросила Кира. - Он же совсем ребенок. Бедный мальчик просто хотел помочь.

Бедный мальчик уже вернулся к их столику с кофейником в одной руке и кружкой в другой. Если бы он смотрел на кофейник, а не на Киру, когда наливал кофе, возможно, в кружку тоже попало бы несколько капель. Увидев, что он наделал, Эдди подпрыгнул, потянулся за полотенцем у себя на поясе, по тут вспомнил, что уже отдал его Кире.

- Извините, мистер Прескотт. - промямлил парнишка. - Я сейчас вернусь.

- Я уже вытерла. - Кира промокала стол полотенцем. - Пролилось совсем чуть-чуть.

- Я принесу другое полотенце, - сказал Эдди и поспешил на кухню.

Сэм заглянул в свою пустую чашку, демонстративно обвел глазами беспорядок на столе, и снова посмотрел на Киру:

- Вот видите.

- Только посмейте уволить этого мальчика! - Она наклонилась к нему через стол. Ее глаза горели, а щеки покраснели от возмущения. - Вы немедленно позовете хозяйку и скажете, что просто пошутили, иначе я…

Кира внезапно умолкла, поджав губы.

Сэм поднял бровь.

- Иначе вы - что?

Он почти слышал, какая борьба происходит у нее внутри. Ей хотелось защитить неуклюжего мальчишку, но как она могла спорить со своим боссом?

- Так что вы сделаете? - снова спросил мужчина, понизив голос.

- Пожалуйста… - Ее ярость улетучилась. - Пожалуйста, не делайте этого.

Сэм мог бы помучить ее еще минуту-другую, но ее отчаянный взгляд и беспомощный, растерянный голос отбили у него желание шутить.

- Кира, Эдди - сын Мэдж. Она увольняет его по крайней мере один раз в день. Иногда два.

- Сын… Мэдж? - Кира поглядела на официанта, который уже забыл про чистое полотенце и усаживал за столик симпатичную девушку, только что вошедшую в кафе.

Сэм кивнул.

- Младший из шести.

Киры вытаращила глаза:

- У нее шестеро детей?

- Да. - Мужчина наблюдал, как Мэдж подлетела к сыну, схватила его за руку и поволокла на кухню, читая по пути нотации. - И она может ругать их сколько угодно, но если кто-нибудь посмеет сказать хоть слово ее мальчикам… лучше рядом не стоить.

- Простите, - сказала Кира, подняв на него глаза. - Я немножко погорячилась.

А Сэм вспоминал, как красива она была минуту назад: гневное лицо, горящие глаза, пылающие щеки.

И еще он не мог не думать о том, как эти пылкость и темперамент проявляются в постели.

В его постели.

Он представил себе обнаженное тело Киры, извивающееся под ним, и…

Мэдж с грохотом поставила на стол чашку кофе.

- Вот что делать с этими мальчишками? Гормоны играют, и они становятся глухими и тупыми, как пни.

Не дожидаясь ответа, она развернулась и направилась обратно на кухню, все еще недовольно бормоча что-то себе под нос.

Сэм был благодарен, что его отвлекли от видений. Когда он поднял глаза на Киру, она спокойно улыбалась, потягивая свой лимонад.

Он не мог понять ее. Когда она перевернула поднос на Тайлера, то не сказала ни слова в свое оправдание, а сегодня, когда подумала, что из-за нее уволят незнакомого ей мальчишку, готова была перелезть через стол и выцарапать собственному шефу глаза.

Это женщина завораживала его.

- Так что еще? - спросила Кира.

- Еще?…

- Вы сказали, что у вас две жалобы на меня.

- Да, верно. - Несмотря на ее спокойный голос, Сэм видел, как напряглись ее плечи. - Шеф-повар говорит, вы ставите под сомнение его авторитет.

- Он это говорит?

- А вы это делаете?

Молодая женщина пожала плечами.

- Я просто сказала, что он положил слишком много тимьяна в цыпленка по-орлеански.

Сэм подумал, что ослышался. За те два месяца, что этот повар работал в «Адажио», еще никому не приходило в голову с ним спорить. Да никто и не посмел бы! Когда этот маленький кругленький человечек заходил на кухню, он превращался в тирана.

- Вы сказали Филиппу, что он положил слишком много тимьяна в цыпленка?!

- Думаю, это была ошибка.

- Еще бы! И еще какая!

- Я имею в виду - ошибка повара.

Сэм недоверчиво посмотрел па Киру.

- А с чего вы взяли, что он переборщил с тимьяном?

Молодая женщина помолчала, потом отпила лимонада.

- По запаху.

- По запаху?!

Сэм не знал, чему больше удивляться - ее обонянию или тому, что шеф-повар не вышвырнул Киру за дверь.

- Да. Вкус, запах - у меня с этим как-то чересчур.

Это правда, подумал Сэм. С первой минуты, когда она вошла в лифт, он был очарован ее запахом. А вкус… Сэм невольно перевел взгляд на ее губы. Сейчас губы Киры блестели от лимонада, и ему безумно хотелось слизать с них эту кисловатую сладость. Мужчина изо всех старался не думать о липких следах лимонада под ее топом, и о том, как вкус лимонада смешивается со вкусом ее кожи, ее груди…

Он поспешно припал к чашке и начал жадно пить кофе. Хотя на самом деле Сэму был нужен не кофе, а огромный стакан ледяной воды… и чтобы кто-нибудь вылил его ему прямо на брюки.

- Мне очень жаль, - сказала она спокойно, аккуратно поставив стакан на стол. - Я не должна была вмешиваться. Ручаюсь вам, это не повторится.

Ее ровный голос смущал и раздражал Сэма больше всего остального. Он видел отблеск пламени под этой холодной оболочкой, видел эмоции, которые она тщательно скрывала.

И, черт возьми, Сэм хотел знать, что она прятала, почему так сдерживала себя, почему не подпускала его.

Когда- нибудь я это выясню.