На четырех ветрах

Макколи Барбара

Глава вторая

 

Кира не знала, не ослышалась ли она. Она откашлялась и спокойно посмотрела в глаза управляющему. Темные, проницательные, они, казалось, видели ее насквозь.

- Экскурсию?

- Каждый сотрудник должен знать отель, в котором работает, - мужчина нажал кнопку. - Но если вы не располагаете временем…

- Что вы, что вы… - Почему он это делает? Кира и раньше работала в отелях и отлично знала: управляющие не имеют обыкновения устраивать экскурсии по отелю младшему персоналу. И еще она знала, что не сможет отказаться. - Было бы замечательно. - Ну, вот и хорошо.

Мужчина широко улыбнулся, и от этой улыбки у Киры заколотилось сердце. Интуиция подсказала ей, что очень немногие люди отказывали Сэму Прескотту. А уж тем более женщины. Он какой-то… его очень много. И дело даже не в росте и не в широких плечах. Нет, это не связано с тем, как он выглядит. Сила, исходящая от него, - вот что почувствовала Кира, еще когда первый раз оказалась с ним в лифте.

Сила.

Воздух в кабине лифта был буквально наэлектризован. Кира специально не смотрела на Сэма, хотя ее так и подмывало обернуться. Возможно, она делала это из чувства самосохранения, а возможно, чтобы доказать себе, что она способна противостоять этому мужчине. Но она едва могла дышать, стоя рядом с ним.

И вот - все повторяется. Тот же лифт, тот же мужчина… То же чувство.

Трей все время говорил ей, что она ужасно наивна. Последний раз он сказал это, когда они поссорились перед отъездом с ранчо. Возможно, он прав. Возможно, она наивна. Но не настолько, чтобы подумать, что Сэм Прескотт случайно оказался в приемной мисс Ламотт… и что эта экскурсия, на которой он так настаивал, была здесь обычным делом.

Я не сделала ничего такого, что могло бы привлечь ко мне нежелательное внимание. Сэм может знать обо мне только то, что я - новая официантка.

И непонятно, чем вызван этот его внезапный интерес к моей персоне?…

Если, конечно, он не заподозрил, что я не была до конца честна…

Прекрасно, Кира, одернула она себя, у тебя уже паранойя. Конечно, он ничего не подозревает. С чего бы вдруг?

Это, должно быть, самый медленный лифт, в котором я когда-либо ездила.

- Вы не здешняя, - скорее уточнил, чем спросил Прескотт.

Молодая женщина напряглась, но тут же решила, что лучший способ избежать вопросов - говорить самой. Наболтать кучу всякой ерунды, чтобы заранее удовлетворить его любопытство и заглушить возможные подозрения.

- Я родилась и выросла на востоке Техаса. Вы слышали о городке Рейнвилл?

- Честно признаться, нет.

- Да, туристам там делать нечего. - На самом деле Кира никогда не бывала в Рейнвилле. - Если только вы не интересуетесь медом.

- Медом?…

Лифт наконец остановился.

- Там разводят пчел.

- Вот как?

Сэм вдруг нажал кнопку «стоп», чтобы удержать двери закрытыми. Потом посмотрел Кире в глаза испытующим взглядом, от которого у нее заныло под ложечкой.

- Что с вашим глазом?

А что с моим глазом?

Она испуганно и смущенно смотрела на него. Глаз! Она и забыла об этом. Стараясь дышать ровно, Кира подождала, пока ее пульс придет в норму, и только тогда ответила:

- Я упала с лошади.

Мужчина нахмурился.

- Я спрашиваю не из праздного любопытства. Если у вас сложности, которые могут перерасти в проблемы для нашего отеля, я должен об этом знать.

- У каждого есть какие-нибудь проблемы, мистер Прескотт, - спокойно сказала Кира. - Но я ручаюсь, мои репутации отеля не повредят.

Мужчина пристально разглядывал ее несколько бесконечных секунд, потом убрал палец с кнопки. Двери открылись.

- Сэм, - напомнил он и вышел. Кира последовала за ним на подкашивающихся ногах.

Интерьер ресторана «Адажио» был изысканным и современным. Чистые белые линии, высокие потолки; стены, затянутые вьющимися растениями, словно приглашали гостей расслабиться, а меню уговаривало побаловать себя. Домашняя паста, карпаччо, которое впечатляло даже самых искушенных ресторанных критиков, и «лучший крем-брюле на всем северном континенте», как утверждали рейтинги, за несколько лет сделали этот ресторан легендарным.

В воздухе витали ароматы специй и свежего хлеба, раздавалось мелодичное позвякивание приборов о тарелки. Оживленные голоса постояльцев и местных бизнесменов заполняли уютный зал.

Сидя в углу, Сэм смаковал свой бифштекс с кровью, в то время как Рэйчел Форстер, пиар-агент Ассоциации конезаводчиков Техаса, рассказывала ему о своих планах.

- Я разошлю официальное сообщение во все местные газеты. В следующий вторник приезжает фотограф, я попрошу его связаться с вами.

Эту информацию Сэму было знать не обязательно. Но сидевшая напротив него молодая, очень эффектная блондинка, вооруженная внушительной стопкой листов, была решительно настроена обсудить с ним каждую минуту предстоящей конференции.

- Еще я хотела бы написать статью для «Даллас регистер» о шеф-поваре отеля «На четырех ветрах». Насколько я знаю, он три года подряд занимает лидирующую строку в рейтинге шеф-поваров.

- Синьор Бартоллини взял отпуск на полгода. На самом деле он уехал домой в Италию из-за сложных семейных обстоятельств, и к сожалению, никто не знал, когда он сможет вернуться.

- А пока с нами работает Филипп Жирар.

- Я могла бы с ним встретиться?

Это плохая идея, подумал Сэм, но только улыбнулся:

- Посмотрю, что можно сделать.

- Я была бы вам очень благодарна! - Рэйчел сняла очки в черной оправе и кинула их на свой блокнот. - Еще я хотела бы познакомиться с новой владелицей отеля и написать о ней большую статью.

- Ее сегодня нет. - Сэм сомневался, что Клэр согласится на интервью. Хотя большинство людей в Вольф-Ривер знали историю ее семьи, Клэр вряд ли захочет, чтобы она была напечатана в газетах штата. - Я попрошу ее секретаршу связаться с вами.

Сэм терпеливо слушал, как Рейчел зачитывает следующий пункт в ее списке. Точнее, делал вид, что слушал.

Он смотрел через переполненный зал в сторону служебного помещения, где Кира деловито раскладывала лед по стаканам. На ней была униформа «Адажио»: белая рубашка с длинными рукавами и узкие черные брюки. Единственная поблажка, которую давал ресторан персоналу - им разрешалось самостоятельно выбирать галстук. На Кире галстук был серебряный, стойкими черно-белыми полосками. Свои темные волосы она собрала в высокий узел и закрепила его длинными красными палочками. Эта прическа не только открывала ее длинную гибкую шею, но и придавала ей экзотический вид.

Кира вызывала в управляющем какое-то беспокойное чувство, от которого он никак не мог избавиться.

Во время «экскурсии», которую он устроил для нее, она внимательно его слушала, задала несколько вопросов о правилах отеля, оставалась вежлива и любезна, но хранила железную дистанцию. В этом не было ничего странного - новые служащие обычно нервничали в его присутствии. Но Кира вовсе не нервничала - казалось, она просто не хочет с ним общаться.

А как она ответила, когда он спросил ее про синяк?

«Я упала с лошади».

Кого она хотела обмануть? Еще бы сказала, что ударилась о косяк. И какого черта он должен верить, что ее проблемы не повлияют на ее работу? Только потому, что она так сказала?

Было очевидно, что эта женщина что-то скрывает. Но Сэм решил пока просто последить за нею.

Кира двигалась очень грациозно, и серебро ее галстука поблескивало в свете ламп.

Черт возьми! Как галстук может быть настолько сексуальным?

- Это возможно?

Сэм не сразу понял, что ему задали вопрос по поводу банкета. Он понятия не имел, о чем именно спрашивала Рейчел, поэтому просто широко улыбнулся:

- Я лично прослежу за отделом доставки, чтобы убедиться, что все ваши пожелания выполнены.

- Эй, детка! Два чая со льдом и содовая за шестой стол; один кофе, одна содовая - восьмой стол, десятый и одиннадцатый столы - повторить.

Кира быстро записывала и выполняла заказ. Она даже не успевала разозлиться на Тайлера, напарника, которого ей дали в первый же рабочий день, за то, что он называл ее как угодно, но только не по имени. Она знала, что в каждом ресторане есть четкая иерархия и она как новенькая обречена получать свою долю выпадов и шпилек. С ней уже такое бывало, и она могла с этим справиться.

А вот с чем я не могу справиться, так это с Сэмом Прескоттом, подумала Кира, поднимая уставленный напитками поднос.

Управляющий уже час следил за ней, сидя за угловым столиком. Он делал это украдкой, но тем не менее Кира точно знала, что он не спускает с нее глаз. Ей и так было нелегко - первый день на работе, надо запомнить имена других официантов, расположение служб, Тайлер гудит над ухом со своим «душка-детка-лапка-милочка», а тут еще и это.

Подавая первый заказ - два чая со льдом и содовую, она украдкой взглянула на Сэма. Он сидел за столиком с миловидной блондинкой в приталенном брючном костюме цвета топленых сливок. Они, казалось, были поглощены беседой, хотя говорила в основном женщина, а Сэм просто слушал и кивал.

Кира знала, что он ей не поверил, и эта экскурсия была скорее разведкой. Он даже не особенно маскировал свою заинтересованность.

- Вы давно в городе?

- Не очень.

- Ваш муж к вам присоединится?

- Нет.

- Так как же вы попали в Вольф-Ривер?

Она чуть было не ляпнула «на машине», но взяла себя в руки и ответила что-то более толковое или, по крайней мер, вежливое.

Внезапно Сэм поднял голову, и их глаза встретились. У Киры опять засосало под ложечкой, но она сумела изобразить нечто, напоминающее, как она надеялась, улыбку, и продолжила выставлять напитки на стол.

Тайлер выхватил у нее из рук пустой поднос и сунул ей нагруженный.

- Салаты на десятый. Один цыпленок барбекю и один «цезарь». И поторопись, птичка! На шестой нужен хлеб.

Птичка?!

Кира стиснула зубы, пошла в зал… И замерла как вкопанная.

Трей?!

Кира смотрела на человека, разговаривавшего с метрдотелем. Она видела только его спину, но это был Трей. Его волнистые черные волосы, его широкие плечи, его бронзовая кожа. И эта высокомерная осанка.

О господи.

Кира почувствовала, как кровь отлила от ее лица.

Как он нашел меня?

- Пошевеливайся, пупсик!

Напуганная внезапным окликом, Кира повернулась слишком резко и не удержала поднос. В ужасе она смотрела, как салаты вываливаются прямо на Тайлера. Поднос и тарелки полетели на пол.

- Идиотка! - зашипел Тайлер, стряхивая со своей уже не белой рубашки листья латука и ломтики помидоров. С его воротника капал соус барбекю.

Все сидящие в ресторане повернулись в их сторону. Но Киру интересовал только один человек. Она встретила любопытный взгляд незнакомца, беседовавшего с метрдотелем.

Слава тебе, господи!

Это не Трей.

Даже несмотря на то, что весь ресторан таращился на нее, а Тайлер продолжал ругаться во весь голос, она почувствовала неимоверное облегчение. Облегчение, которое, как ветром сдуло, когда в дверях кухни показался Филипп Жирар.

Как ни странно, первая ее мысль при появлении Жирара была о том, что он похож на лампочку -кругленький сверху и узкий внизу. Мясистые щеки буквально стискивали с двух сторон длинный нос, маленькие бледненькие глазки были глубоко посажены. Высокая поварская шапочка торчала на круглой голове как арбузный хвостик. В одной руке он держал нож, в другой - луковицу.

Кира слышала о нем от других официантов. Ее предупреждали: «Держись от него подальше», «Не доводи его» - и особенно часто: «С уважением относись к его стряпне».

За тридцать секунд она умудрилась нарушить все правила.

Судя по зловещему виду Жирара, он собирался разрезать и покрошить отнюдь не луковицу.

- Уберите это немедленно! - прорычал он и ринулся обратно на кухню.

Кира перевела дух, наклонилась и стала собирать на поднос осколки посуды.

- Это ты во всем виновата, - продолжал шипеть Тайлер, соскребая салат со своей рубашки. - А он взъестся на всех нас и такое нам устроит…

- Хватит, Тайлер.

Кира выпрямилась и встретила мрачный взгляд Сэма. Когда он перевел глаза на Тайлера, его взгляд стал еще мрачнее.

- Это не я! - Тайлер надул губы. - Я только…

- Довольно. Идите поменяйте рубашку. Кристина заменит вас, пока вы не вернетесь.

- Да, сэр. - Тайлер удалился, бросив напоследок на Киру яростный взгляд.

Появился уборщик с щеткой и совком. Сэм попытался взять Киру за руку, но она испуганно шарахнулась от него.

- Я хочу закончить, - проговорила она, продолжая собирать осколки. - Мне еще нужно подать на те столы.

- Не нужно, - Сэм снова взял молодую женщину за руку - па этот раз очень крепко, - и потянул ее за собой. - Пойдемте.

Только этого мне не хватало, еще одной лекции.

Кира последовала за Сэмом через весь ресторан. Через некоторое время они оказались на заднем дворе отеля.

Она выпрямила спину, подняла подбородок и приготовилась к головомойке.

Прекрасный конец прекрасного дня.

- Что случилось? - спросил управляющий.

- Я споткнулась.

Мужчина мрачно взглянул на нее.

- Вам когда-нибудь говорили, что вы не умеете врать?

Трей, подумала Кира.

А еще Алексис. И Элейн.

- Вы не споткнулись, Кира, - продолжал Сэм. - Я наблюдал за вами. Вас что-то напугало. Что?

- Наверно, ваше наблюдение.

Он вскинул бровь:

- Я вас пугаю?

- Это вообще не очень приятно, когда босс на тебя смотрит.

- У вас любопытная манера уходить от прямого ответа на прямой вопрос. - Он изучал ее лицо. - Я вас пугаю?

Еще как, черт тебя побери, подумала она, но не собиралась в этом признаваться.

- Мне надо вернуться в ресторан.

- Вы стали белой, как ваша блузка, когда увидели Рэнди, - не отступал Сэм, игнорируя ее слова. - Вы знаете его?

- Рэнди? - спросила Кира ровным тоном, хотя сердце ее заколотилось. Сэм заметил, как она смотрела на того, похожего на Трея, человека. - Кто это, Рэнди?

- Опять врете? - управляющий вздохнул и покачал головой. - Рэнди Блекхок. Он вернулся в Вольф-Ривер несколько месяцев тому назад, женился. Сейчас перестраивает ранчо, доставшееся ему по наследству.

Она изобразила самую безразличную мину, на какую только была способна, по ее сердце по-прежнему колотилось как бешеное.

- Очаровательная история, но я никогда не видела его прежде.

Сэм подошел ближе.

- Но он похож на кого-то, кого вы знаете, верно? На кого-то, кого вы очень не хотите видеть. И еще… вы боитесь, что он найдет вас здесь.

Сэм подошел слишком близко - не только в своих догадках, он просто подошел слишком близко к ней, настолько, что она могла различить светлые крапинки в карих глазах, сеть топких морщинок в их уголках, густые ресницы. От него пахло мужчиной, и все женское в Кире невольно откликнулось на этот запах.

- Никто не ищет меня, мистер Прескотт. - Теперь молодая женщина говорила правду. Во всяком случае, она горячо надеялась, что это правда. - И если вы хотите уволить меня, увольняйте. А если нет, то позвольте мне вернуться к работе.

В комнате персонала Кира перевела дух, причесалась, вымыла руки и вернулась в зал. Все уже было убрано, на Тейлоре красовалась свежая рубашка и галстук. Но настроение у него не изменилось. Он злобно зыркнул на нее и указал на кувшин с холодным чаем.

- На десятый и на двенадцатый, балерина… Если ты уже в состоянии держать поднос в руках.

Ну все, хватит.

Прищурившись, Кира подошла вплотную к Тайлеру и ткнула пальцем в его худосочную грудь.

- Меня зовут Кира. Понял? Кира! И если ты еще раз назовешь меня как-то иначе, если еще раз оскорбишь меня… Если я просто замечу, что ты вот так вот нахально смотришь на меня, я украшу тебя чем-то получше салата и соуса барбекю.

Она отвернулась и взяла кувшин с чаем. Красный как рак Тайлер испуганно отскочил с ее пути.

Разливая чай, Кира вновь посмотрела на Рэнди Блекхока. Он сидел за столом с хорошенькой рыжеволосой девушкой. Кира поспешила отвести глаза, пока опять не наделала каких-нибудь глупостей.

Слишком поздно, подумала она, увидев Сэма Прескотта, вернувшегося в ресторан.

Слишком поздно.