На четырех ветрах

Макколи Барбара

Глава первая

 

Сейчас я могла бы быть в Париже…

Вздохнув, Кира взглянула на часы, расположенные на приборной доске. Девять тридцать по техасскому времени. Если бы утром она успела на самолет, то два часа назад уже приземлилась бы в аэропорту Шарля де Голля и сидела бы сейчас в шикарных апартаментах отеля «Шато Фронтенак».

Я могла бы уже отдавать распоряжения прислуге, потягивать эспрессо и жевать круассаны, валяясь на роскошной кровати с резными столбиками времен какого-то там Людовика…

Вместо этого она сидела во взятом напрокат разбитом автомобиле возле захудалого мотеля «Шангри-Ла».

«Добро пожаловать! Ставьте ваши автомобили на парковку, а лошадей - позади дома» - гласила ярко-розовая неоновая вывеска над входом.

Кира не знала, смеяться ей или плакать, поэтому уронила голову па руки и заплакала и засмеялась одновременно.

- Черт бы тебя побрал, Трей! - простонала она сквозь зубы. - Черт! Черт! Черт!

Она дала себе десять минут на то, чтобы выплакаться, затем утерла слезы, взглянула на себя в зеркало заднего вида, залезла в свою сумочку, нашла там тональный крем и стала осторожно замазывать ссадину над левым глазом. Это не очень помогло, но ничего другого Кира все равно не могла сделать… ну, может, еще надеть солнечные очки, но они, учитывая темень за окном, только привлекли бы к ней внимание.

А этого Кира совершенно не хотела.

Потратив десять минут на безуспешные попытки скрыть синяки прядями волос, молодая женщина наконец вылезла из машины. Она слишком устала, чтобы комплексовать из-за того, что ее юбка, которая десять часов назад была кипенно-белой, теперь напоминала использованную оберточную бумагу, а накрахмаленная блузка выглядела как лист увядшего салата.

Огромный грузовик с двойным прицепом прогрохотал мимо мотеля, и этот звук вернул Киру к действительности. Она повесила сумку на плечо, глубоко вздохнула и направилась к мотелю. День был жарким и душным, и вечер не принес прохлады. Пропитавшаяся потом одежда липла к коже. «Вот бы в душ», - подумала Кира, вдыхая влажный горячий воздух. Ей отчаянно хотелось смыть пот и грязь этого долгого дня, проведенного в дороге.

Она открыла стеклянную дверь. Над головой у нее зазвенел колокольчик, а в нос ударил запах свежесваренного кофе.

За конторкой стояла симпатичная блондинка с типично техасской прической - огромной гривой завитых и начесанных волос. Она неотрывно таращилась на экран маленького телевизора и даже не обернулась, когда вошла Кира.

- Минуточку… - рассеянно сказала блондинка.

Кира едва сдержала раздражение. Три года, проведенные в Нью-Йорке, делают человека нетерпеливым. Она уже успела привыкнуть к толпам людей на улицах, автомобильным пробкам, небоскребам, но…

- Нет!

Кира подскочила от неожиданности.

Блондинка за стойкой в отчаянии всплеснула руками, и гроздья серебряных колец у нее в ушах закачались и зазвенели, словно колокольчики.

- Я так и знала, что этим парням нельзя доверять! - воскликнула она, гневно тыча пальцем в экран. - Полтора месяца она возится с Бреттом и Рэнди, заботится об этих ленивых задницах, а что в ответ? Что эта бедная девочка получила взамен? Ну что?!

Кира не была уверена, нуждается ли Мэтти - так, судя по пластиковой карточке на пышной груди, звали блондинку - в ответе, но на всякий случай сочувственно закивала.

- Девчонка влипла, точно. Эти два урода… да они же ниже плинтуса, неужели она не понимает?!

Мэтти схватила пульт и убавила громкость. Потом повернулась к Кире и улыбнулась ярко-красными, напомаженными губами:

- Заселяетесь, дорогуша?

- Судя по вывеске, у вас есть места.

- Конечно. - Мэтти повернулась к компьютеру. - Одноместный, двухместный?

- Одноместный.

Длинные ярко-красные ногти Мэтти заклацали по клавишам.

- С кухней?

Кира вообще-то не собиралась готовить. Да она вообще не собиралась здесь находиться!

- Да, с кухней.

- Как долго вы у нас проживете?

- Я… я не знаю.

Господи, это была плохая идея. Это действительно плохая идея.

- Может, неделю или около того… - наконец вымолвила Кира.

- Как вас зовут?

Кира колебалась. Она не собиралась использовать свое настоящее имя, а тем более фамилию.

- Кира… Дэниелс.

Блондинка ввела имя в компьютер.

- Оплачиваете кредитной картой?

Ну уж нет, в этом случае меня мигом вычислят… Не говоря уже о том, что на карте указана моя настоящая фамилия.

- Наличными.

Мэтти вскинула тщательно подведенную бровь.

- Вам придется заплатить за два дня вперед.

- Хорошо.

Кира открыла бумажник, и сердце у нее упало. Она совсем забыла, что почти вся наличность у нее была во франках, и это обстоятельство едва ли могло облегчить ее и без того сложную жизнь. Молодая женщина подсчитала, сколько американской валюты у нее осталось. Если она будет очень… очень экономить, возможно, ей хватит на два или три дни.

Мэтти пристально разглядывала Киру, тщательно и неохотно отсчитывающую купюры.

- Муж или приятель?

- Простите?

- Дорогуша, знаю, уто не мое дело, - быстро проговорила Мэтти, - но ссадину у вас на лбу трудно не заметить.

Кира инстинктивно вскинула руку.

- Нет, вы не так поняли. Я упала с лошади.

Взгляд Мэтти стал мягче.

- Я уже сказала, это не мое дело. Но сами посудите - женщина приходит в мотель поздно вечером, одна, и виду нее такой, будто ее пожевали и выплюнули. Может, я и не смогу помочь, но хотя бы попробую. Если хотите поговорить или поплакать… Я знаю мужчин. Говорят, кто-то где-то когда-то якобы встречал неплохих парней. Но мой личный опыт показывает, что большинство из них - те еще задницы.

У Киры были все основания согласиться с этой оценкой, но она решила закрыть тему.

- Я могу получить свой ключ?

- Конечно. - Мэтти дернула плечом, сунула деньги в кассу и протянула Кире ключ. - Сто седьмая комната.

- Спасибо.

- Знаете, - заговорила Мэтти, когда Кира уже направлялась к дверям, - если вдруг решите здесь задержаться и вам будет нужна работа, можете устроиться в отель в городе.

- Спасибо, но…

- Я могу замолвить за вас словечко, - предложила Мэтти. - Моя сестра, Джанет, заведует отделом кадров в отеле «На четырех ветрах». Уверена, она что-нибудь для вас подыщет.

- Но я не…

- Если у вас нет опыта, ничего страшного, - продолжала Мэтти. - Они сейчас расширяются, и у них много разных вакансий. Я слышала, служащие довольны новой хозяйкой, Клэр Блекхок.

Это имя парализовало Киру. Ей пришлось перевести дыхание, прежде чем она смогла заговорить:

- Блекхок?

- Ну, так ее звали раньше. Она вышла замуж пару недель назад, так что я не помню, какая теперь у нее фамилия. Ой, подождите… - Мэтти защелкала пальцами. - Карвер! Клэр Карвер!

Сердце у Киры колотилось, в ушах шумело, она никак не могла сосредоточиться. Имя «Карвер» ей ничего не говорило. Но Блекхок…

Господи, неужели…

Она едва удержалась, чтобы не схватить Мэтти за руку, не спросить ее в лоб, неужели…

- С вами все в порядке, дорогуша?

Кира вздрогнула и вскинула глаза на Мэтти.

- Что?

- Вы бледная. Вы хорошо себя чувствуете?

- Да. Просто у меня был тяжелый день… - самый тяжелый в моей жизни , добавила про себя Кира и вымученно улыбнулась.

- Спасибо за заботу, но у меня, правда, все нормально.

Мэтти кивнула.

- Ладно, ступайте. Последняя дверь налево, сразу за автоматом с шоколадками. Если вам что-нибудь будет нужно, зовите меня.

- Спасибо.

На дрожащих ногах Кира двинулась обратно к машине. Она сама не знала, сколько просидела там, ошеломленная, безучастно вглядываясь в темные деревья, окружавшие мотель. Ребенком Кира очень боялась темноты. Ей казалось, она кишмя кишит жуткими монстрами, только и ждущими, чтобы се проглотить.

Похоже, что и теперь, в двадцать пять, все было по-прежнему.

Кира вернулась в комнатку Мэтти. Та сидела, прилипнув к телевизору.

Молодая женщина закрыла за собой дверь.

- Насчет работы…

Когда Сэм Прескотт делал утренний обход отеля «На четырех ветрах», швейцары расправляли плечи, портье улыбались шире, а коридорные двигались быстрее. Персонал самой большой и шикарной гостиницы в Вольф-Ривер знал: ничто не ускользнет от зоркого взгляда их управляющего. Белые мраморные полы сияли, оконные стекла блестели, черные униформы были безупречно выглажены, а в букетах, украшавших холл, не нашлось бы ни одного увядшего лепестка.

Твердый подбородок мистера Прескотта, карие глаза и густые черные волосы заставляли женщин томно вздыхать, а молоденьких девушек - смущенно хихикать. Рост под два метра, широкая грудь бывшего футболиста и тонкая талия - неудивительно, что он прекрасно выглядел в костюме от Армани. Некоторые счастливицы знали - без него он смотрелся еще лучше…

Джозеф Макфирсон, швейцар отеля «На четырех ветрах», приподнял фуражку, приветствуя Сэма.

- Доброе утро, мистер Прескотт.

- Доброе утро, Джозеф. Как Изабель?

- Волнуется из-за мальчиков. Последнее время они редко нам звонят. - Швейцар насупился. -Изабель говорит, что у них нет сердца - все в меня.

Сэм улыбнулся. Все знали: сердце у Джозефа золотое, а Изабель просто обожает своего мужа.

- Передавай ей привет.

- Передам, сэр, - кивнул Джозеф и добавил вслед Сэму: - Позвоните вашей маме.

Надо бы, подумал Сэм, вспомнив, как давно он с ней не общался. Может, просто послать цветы? Последнее время он слышал от нее только одно:

- Сэмюэль, тебе тридцать два года! Когда ты, наконец, заведешь семью и подаришь мне внучат?

- Как только встречу девушку, похожую на тебя, - отвечал Сэм, чтобы успокоить мать.

На самом деле его вполне устраивала холостяцкая жизнь, и он не собирался от нее отказываться - во всяком случае, в ближайшее время.

Завершив утренний обход, Сэм вошел в зеркальный лифт. Двери почти закрылись, когда между ними просунулась женская рука с длинными, тонкими пальцами с короткими, но безупречно ухоженными ногтями. Сэм машинально нажал кнопку, открывающую двери лифта.

- Извините… - Женщина вошла в кабину. Она немного запыхалась. Голова ее была опущена - она что-то искала в сумочке, - и Сэм не мог видеть ее лица.

Вошедшая была выше среднего роста, очень стройная. Темные волосы до плеч блестели, как полированный агат. Она повернулась к дверям, и мужчина опять не успел увидеть ее лица. От нее очень хорошо пахло.

- Какой этаж? - спросил Сэм.

- Спасибо, я сама.

Она протянула руку к кнопкам, по тут же опустила ее, увидев, что цифра «шесть» уже горит.

- Шестой? - спросил он, мысленно приказывая ей: «Оглянись! Ну, оглянись же!»

Женщина не оборачивалась.

- Да, спасибо.

В ее голосе не было улыбки, только холодноватая вежливость.

Сэм украдкой рассматривал ее. В конце концов, рассудил он, это часть моей работы - знать, что за люди появляются в моем отеле.

Женщина казалась напряженной. Ее плечи и спина били какими-то уж слишком прямыми, и сумочку она сжимала чересчур крепко.

На шестом этаже располагаются только офисы…

Значит, она здесь по делу.

Сэм хотел было представиться, но тут в кармане его пиджака зазвонил мобильный телефон. Он достал его и посмотрел на экран.

Клэр.

Двери лифта открылись, и женщина поспешно вышла. Сэм последовал за ней, с удовольствием наблюдая за покачиванием ее бедер и стремительными движениями длинных ног. Но когда она остановилась у двери отдела кадров, Сэм разочарованно вздохнул. Плохо дело. Если она пришла устраиваться на работу, то с фантазией о черных мягких волосах, скользящих по его обнаженной груди, можно распрощаться.

Правило номер один: никаких амурных дел на службе.

Мобильный продолжал звонить. Сэм ответил:

- Доброе утро, босс.

- На сегодня босс - ты, Прескотт. Я перепоручаю тебе отель, а сама ползу обратно в кровать.

Сэм нахмурился.

- Что случилось?

- Кутнула с племянниками… - умирающим голосом ответила Клэр.- Ты не попросишь Сьюзи перенести мои встречи?

- Конечно.

Сэм заметил, что та женщина с темными волосами все еще стоит перед дверьми отдела кадров. Она уже взялась за ручку двери, но почему-то не решалась войти.

- Тебе прислать чего-нибудь? Может быть, суп?

- О нет, пожалуйста, не говори про еду! - застонала Клэр. - К тому же Джекоб сегодня дома, так что если я… О господи, опять! Пока.

Бедняжка, подумал Сэм с улыбкой, убирая телефон обратно в карман. Он был бы не прочь провести день в постели, но несколько иначе…

Эта мысль заставила его вновь поискать взглядом женщину с темными волосами. Возле отдела кадров ее уже не было, однако Сэм все еще чувствовал аромат ее духов - тонкий, изысканный аромат, притягивавший его как магнит.

Черт!

Я так и не увидел ее лица.

Еще раз втянув воздух, хранивший ее запах, Сэм поглядел на часы и направился было к своему кабинету, но неожиданно для самого себя остановился у дверей отдела кадров.

У меня нет времени гоняться за прекрасными незнакомками. Так как Клэр отменила нашу встречу, я смогу наконец как следует изучить отчеты за месяц.

Мужчина сделал еще несколько шагов, но снова остановился на полпути к кабинету.

А почему бы и нет?

Пусть эта женщина пришла устраиваться на работу, но она ведь пока на нее не устроилась!

Сэм повернул обратно.

Имею же я право просто удовлетворить свое любопытство?

Я лишь хочу узнать, какое лицо у обладательницы этого суперсексуального тела, что здесь плохого?

Мужчина вошел в отдел кадров и огляделся. Секретарши на месте не оказалось, дверь в кабинет начальника была закрыта.

Проклятье! Мне необходимо ее увидеть!

Сунув руки в карманы, Сэм неспешно подошел к закрытой двери.

- Говорите, у вас есть опыт работы в ресторанном бизнесе, мисс Дэниелс? - услышал Сэм голос Джанет, начальницы отдела кадров. - Какой именно?

- Метрдотель, официантка, барменша, - ответила женщина. - Немного изучала кулинарию.

- Можете ли вы работать в ночную смену, по выходным?

Сэм с нетерпением ждал ответа, из которого он мог бы понять, замужем ли прекрасная незнакомка и есть ли у нее дети.

Ни того, ни другого.

Она говорит, что может работать в любое время.

- Мисс Дэниелс…

- Пожалуйста, зовите меня Кирой.

- Кира, в вашем резюме нет ни одной рекомендации. Вы не могли бы назвать мне ваше последнее место работы?

- Нет, мисс Ламотт. Мне очень жаль, но я не могу.

Нет рекомендаций?

Сэм нахмурился. Джанет не имеет права брать на работу человека без рекомендаций.

- Кира… - голос Джанет зазвучал мягче. - Сестра вкратце описала мне ситуацию, поэтому я и приняла вас так быстро…

Ситуацию?…

Сэм придвинулся еще ближе к двери.

Какую еще ситуацию?

- Я очень благодарна вам за это. Уверяю вас, я умею хорошо работать и быстро учусь… - В голосе женщины звучало отчаяние. - Я могу работать в любое время, когда только потребуется, и буду делать все, что скажете. Пожалуйста, дайте мне шанс!

Сум почувствовал раздражение. Неважно, какое лицо у этой женщины и что там у нее за ситуация. Отель «На четырех ветрах» - не благотворительный комитет. Сюда нанимают лучших представителей своей профессии, а не тех, кто просто говорит «пожалуйста».

Правило помер два: устав отеля одинаков для всех работников отеля.

Сэм многое отдал бы, чтобы увидеть, что же происходит внутри офиса. Теперь таинственная брюнетка понизила голос, и он не мог разобрать ни слова. Он уже готов был, позабыв про свой статус, приложить ухо к двери, но снова услышал голос Джанет:

- Вы можете приступить завтра?

Что?!

Сэм отпрянул, недоуменно посмотрел на дверь и нахмурился.

Джанет приняла эту женщину на работу без единой рекомендации?

- Да. Конечно, могу. Спасибо! - Голос женщины дрожал. - Я вам так благодарна… Вы не пожалеете, обещаю.

- Спуститесь этажом ниже и найдите Франсин. Она подберет вам униформу.

Сэм редко вмешивался в работу начальников отделов, но в данном случае это было явно необходимо. Он лично отвечал за все происходящее в отеле «На четырех ветрах», включая кадровые вопросы. Джанет может относиться к этому как угодно, но он отменит ее решение, и пусть она…

Дверь открылась, и его внутренний монолог оборвался на полуслове. Лицо незнакомки было прекрасно, словно воплощенная мечта… И даже еще прекрасней. Тонкий, изысканный очерк высоких скул, изящный прямой нос, полные, чувственные губы. Бронзовый оттенок гладкой кожи оттенял синие с поволокой глаза - глаза, которые широко открылись, встретив его взгляд.

Мужчина вздрогнул, заметив бледный синяк возле ее глаза.

- Сэм, я не знала, что вы здесь. - Джанет, улыбаясь, появилась в дверях. - Это Кира Дэниелс. Кира, это Сэм Прескотт, управляющий нашим отелем.

- Мистер Прескотт… - Кира улыбнулась, но настороженное выражение глаз не изменилось. -Очень приятно.

Мужчина пожал протянутую ему руку. Она была нежной и теплой.

- Мы здесь не любим формальностей, Кира. Зовите меня просто Сэм.

- Я только что наняла Киру обслуживать ланч в «Адажио», - сказала Джанет.

- Добро пожаловать в отель «На четырех ветрах». - Внезапно Сэм осознал, что все еще держит руку Киры, и неохотно отпустил ее. - Я покажу вам дорогу.

- Не хотелось бы вас затруднять… - Кира поправила ремешок сумки на плече. - Я сама найду.

- Не сомневаюсь. - Мужчина поймал ее взгляд. - Но вы меня нисколько не затрудните.

Сэм видел беспокойство в ее глазах, понимал, что она хотела бы отказаться от его предложения, но, по-видимому, в данных обстоятельствах не могла. Он загнал ее в угол, и ей ничего не оставалось, как согласиться. Женщина кивнула.

Джанет взглянула на Сэма:

- Вы что-то хотели?

А я что- то хотел? Ах, да. Она ведь застала меня в приемной своего кабинета.

- Мне необходимо получить кое-какие данные перед встречей с представителем ассоциации конезаводчиков. Хочу заверить их, что у нас достаточно служащих, чтобы обслужить их конференцию.

- Без проблем, - Джанет перевела взгляд на Киру. - Если у вас будут какие-либо вопросы, не стесняйтесь обращаться ко мне.

Сэм удивился. Совершенно очевидно, что Джанет принимает решения, руководствуясь сердцем, а не головой.

Правило номер три: нельзя попадать в эмоциональную зависимость от сотрудников.

Сэм никогда не позволял чувствам влиять на свои решения… До этого момента.

- Я представляю себе, как вы заняты, - вежливо сказала Кира, когда они вышли в холл. - Мне не хотелось бы отнимать у вас время.

- Не беспокойтесь, - мужчина вызвал лифт и небрежно сунул руки в карманы. - У меня отменилась встреча в десять часов.

Женщина натянуто улыбнулась и отвернулась. Сэм не отказал себе в удовольствии еще раз глубоко вдохнуть ее запах.

И внезапно, по причинам, явно не имеющим ничего общего с кадровой политикой отеля, он страстно пожелал, чтобы Джанет не взяла эту женщину на работу.

- Кстати, - сказал он, входя следом за ней в лифт. - Коль скоро ближайший час у меня свободен, почему бы мне не устроить вам небольшую экскурсию по отелю?