Мятежник

Королю Имрану Октарскому, прозванному Кровавым, свергнутому и отправленному на каторгу, удается бежать. Захватив власть в звездном королевстве, Магистрат Поргуса объявил охоту на беглого короля и его команду. Имран ищет новых союзников и собирает армию. Чтобы вернуть себе королевство, заключает договор с Рыцарями Пустоты. А тем временем через червоточины из другой вселенной начинается вторжение черных кораблей. Загадочные пришельцы уничтожают все на своем пути. Человеческие миры исчезают один за другим. Если их не остановить, людям не останется места среди звезд. Свергнутый король и его враги объединяются, чтобы отразить угрозу.

© Дмитрий Даль, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

Часть 1

Капитан

Глава 1

Магистрат Поргуса

Магистр Крот не любил здание Дворца Советов, слишком вычурное и помпезное. Оно возвышалось в самом центре Октарии, столицы королевства Поргус, рядом с площадью и выглядело чужим, инородным элементом, словно третья рука или рога на лбу младенца. Он всегда говорил, что этот «кусок экскрементов» уродует облик города, но его никто не слушал.

Король Имран всегда смеялся над его словами. А его возлюбленная Эльза, родная сестра магистра Крота, вторила ему переливчатым смехом. Они были чудесной парой, всегда поддерживали друг друга, во всем соглашались. Казалось, ничто не может их разлучить.

Но потом случился тот проклятый дипломатический визит на Камелот. Имран вернулся чужим, непохожим на себя. Его словно подменили. Он держался холодно со всеми, даже со старыми друзьями. Начал кабинетные перестановки, полетели одна за другой головы людей, которых раньше считали его верными сторонниками. Никто не был уверен в завтрашнем дне.

Каждый день на службе, как на передовой. Имран окружил себя новыми людьми, которые хотели странного, требовали странного. Один законопроект за другим. Реформа за реформой. Имран усиленно ломал государственный строй, который достался ему от отца, а тому от его отца. И так от основания королевства Поргус.

Магистр Крот, а тогда его звали просто Иварий Крот, пытался устроиться в новой реальности, поддержать Имрана, но тот усиленно дистанцировался от него.

Глава 2

Прирожденный пилот

Это был его третий вылет. Сегодня ему доверили штурвал управления истребителем. Чарли Ворон, прослуживший на «Ястребе Пустоты» шесть с половиной лет, говорил, что он прирожденный пилот, и машина слушается его, как влюбленная по уши девушка. И Илья Давыдов ему верил. Чарли – мужик толковый, опытный, про него все говорили, что он родился в кабине истребителя. А уж сколько часов он налетал в Пустоте, не сосчитать. Корсары говорили, что если все его полеты сложить вместе, то года полтора получится точно.

Сколько всего интересного узнал Илья Давыдов за последнее время. Невероятным образом он оказался перемещен из двадцать первого века в тело приговоренного к смертной казни свергнутого звездного короля Имрана Октарского.

Новое увлечение командира не всем «донникам» нравилось.

Сэм Крупп говорил, что

«птицам – крылья, а волкам – когти»

, что следовало понимать как каждый знай свое место под солнцем.

Рэм Горюнов все больше отмалчивался, но его молчание жалило куда больнее, чем самая едкая критика.

Глава 3

В прыжке

«Ястреб Пустоты» вышел из прыжка в двух днях пути от точки назначения. В ту же минуту весь экипаж корабля очнулся от недельного сна. Звездолетчики называли это «вынырнуть из бездны». Процесс пробуждения проходил под контролем дежурной вахты, которая всю неделю посменно наблюдала за полетом корабля, отслеживала работу всех систем, в том числе и контролировала режим гиберсна. Двенадцать человек – корсары и «донники». Возглавлял команду Фома Бродник. Тринадцатым бодрствовавшим членом экипажа был сам Илья Давыдов.

Это был его осознанный выбор. Первую половину пути он проспал в кабине гиберсна, но вторую часть приберег на сладкое. Он хотел увидеть, как даль-проникатель скользит по изнанке материи, пробивает кротовые норы в пространстве, чтобы связать точку «а» и точку «б» в две недели, в то время как на маршевом ходу ему пришлось бы несколько лет плестись, словно тощей голодной кобыле, еле передвигающей ноги.

Но вся романтика дальнего космоса прошла мимо него. Прыжок оказался весьма скучным действием. Экраны показывали черное пространство, продернутое серебристыми струнами, которые время от времени изменяли свое положение. То заворачивались вихрем, то распрямлялись, то пересекались, то вовсе пропадали. Наблюдать за этим было откровенно скучно, поэтому офицеры вахты развлекались, как могли.

Корсары люди привычные. Они притащили в капитанскую рубку игральные карты, кости, наборы для картарги и резались во все подряд на протяжении всего времени дежурства, не забывая следить за показаниями приборов. Сперва Илье не понравился такой подход к работе, и он даже высказал неудовольствие, отчитав первую группу игроков, затеявших нечто похожее на покер на шестерых. Но корсар по прозвищу Танк, старый знакомый еще со времен Пекла, постарался успокоить капитана. И ему это удалось. Он объяснил Давыдову, что ребята матерые волки, и строить их, как курсантов-недоучек, неблагодарное дело. Себя дураком выставишь да доверие подорвешь. Каждый из них даже с завязанными глазами может засечь тот момент, когда что-то в прыжке пойдет не так, и исправит положение. А что уж говорить про бодрых, энергичных ребят, у которых со зрением полный порядок.

Корсары, конечно, попытались его попробовать на слабину и на вторую смену принесли пару бутылок виски, но пьянку Давыдов пресек на корню. Одно дело в карты перекинуться, другое нарезаться до зеленых соплей, так что прыжок от маршевого шага не отличить. Корсары, впрочем, не возражали.

Глава 4

По следу Совы

Почему они выбрали Трувим в качестве новой стоянки на космической карте? Трудно сказать. Совпало многое. Им требовалась тихая бухта, чтобы переждать бурю. Нужно было составить план дальнейших действий. Но главное, что Трувим считался перевалочной базой корсаров, маленьким царством свободы и вольности. Здесь царило вечное перемирие, и в каких бы контрах ни находились капитаны, как бы ни воевали между собой, на Трувиме люди забывали вражду. Здесь не было места выяснению отношений. Все склоки и дрязги должны остаться на орбите. Здесь лихой народ отдыхал и расслаблялся, и если параллельно кому-то удавалось заключить удачный контракт или договориться о выгодном дельце, то это лишь на пользу всему обществу. Так заверяли рекламные тексты, которыми была завалена вся инфосеть. И в них хотелось верить.

Илья удивлялся, как соседние государства терпели этот гадюшник. Достаточно только накрыть Трувим, и дышать в галактике сразу станет легче. Если никто этого не делает, значит, корсары выгодны цивилизованному обществу. Они сродни санитарам космоса, избавляющим организм от старых, износившихся клеток. Или работают на те или иные правящие круги. Всегда выгодно иметь цепных псов, которые атакуют кого нужно и когда нужно.

«Ястреб Пустоты» беспрепятственно вошел в атмосферу планеты. По зашифрованным каналам на борт поступил запрос пограничной службы. Все по стандарту: цель прибытия, назначение полета, вооружение корабля, сроки пребывания на планете, кредитоспособность. Дежурный оператор отправил инфопакет с запрашиваемой информацией. После чего они получили зеленый свет, и звездолет пошел на снижение.

Посадка прошла отлично. Они опустились в космопорте «Золотой глаз» в указанный сектор. Чуть тряхнуло, когда посадочные опоры соприкоснулись с бетонным покрытием. По корпусу прошла вибрация и стихла. Теперь осталось раскрыть люки и впустить таможенную команду. Они должны изучить все документы, проставить допуски, а главное, обследовать корабль на предмет запрещенных к провозу товаров и веществ. Странное положение. Разве может на пиратской планете быть что-то запрещено к провозу. Здесь же царство свободы, тут не может быть никаких запретов.

Давыдов остался в рубке принимать таможенных чиновников. Вместе с ним находились Фома Бродник от «клеймёных» и Ульрих фон Герб от корсаров. Последний явно был не в духе, ни с кем не разговаривал, а если и открывал рот, то только для того, чтобы сорваться и накричать на подвернувшегося под руку нерадивого подчиненного. Периодически Ульрих фон Герб поглядывал на Давыдова, словно хотел что-то сказать, но молчал. Наконец, он все же решился.

Глава 5

«Неоновый цветок»

От этого летающего яйца не было никакого спасения. Оно постоянно крутилось вокруг «донников», предлагало свои услуги, расписывало преимущества игры за тем или иным столом, соблазняло большими выигрышами. Так и хотелось садануть по нему чем-нибудь тяжелым или отправить выполнять невыполнимое из разряда

«пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что»

. Но мистер Эндрю, как он себя называл, был неутомим. Если «донники» отказывались от чего-то, он тут же предлагал что-то новое. И к тому же привлекал внимание окружающих. Этими шарами были окружены практически все посетители казино, но только мистер Эндрю вел себя столь нагло, шумно и назойливо.

– Попробуйте наш фирменный напиток «Маджахарская жара». Он прославлен на весь обитаемый космос, но лишь у нас его готовят правильно. Не забудьте, после того как сделаете глоток, укусить кремовую вишенку. Это просто феерично.

Но больше всего раздражала Илью эта постоянная «фееричность» после каждого предложения.

«Неоновый цветок» выглядел вызывающе и до приторности роскошно. Здесь все утопало в золоте, а самый распространенный цвет был желтый. Между столами с самыми разнообразными играми от простых карт до виртуального космобоя сновали полуобнаженные официантки, разносящие горячительные напитки. За каждым из столов шло сражение, то тут, то там раздавались шумные возгласы, слышался задорный смех, неслись вслед кому-то проклятья. Адреналин просто зашкаливал. Скользящие по краю бездны пираты, ступив на твердую почву, отрывались по полной, и никто не мог им это запретить. Все сдерживаемые в долгих рейсах чувства и эмоции прорывались фонтаном наружу. Кому-то везло, и он греб фишки со стола охапками, кто-то проигрывался в пух и прах и готов бы заложить последнюю рубашку в горячке игры. Но одно можно было сказать точно, в зале не было видно ни одного скучающего лица. Всех завлек в свои липкие сети азарт.

– Что будем делать, командир? – спросил Фома Бродник.