Мужчина в интерьере с любовницами и собакой

Шаффер Антон

Глава 10

 

На всякого мудреца довольно простоты…

Ехали мы долго. За время пути я несколько раз успел заснуть и просыпаясь каждый раз пытался определить, где мы находимся. Но за окном была беспросветная осенняя ночь, да к тому же дождь заливал стекла с внешней стороны, что окончательно лишало меня возможности увидеть хотя бы знаки или указатели вдоль дороги, которые могли бы помочь мне сориентироваться.

Приехали уже под утро.

Джип остановился около особняка. Вован со Славиком вышли наружу, поприветствовали охрану и, дождавшись, когда ворота откроются, махнули водителю, давая понять, что тот может заезжать внутрь.

Сомнения мои рассеялись окончательно – меня привезли в дом Сосо.

– Выходи, – приказал мне Славик.

Я вылез из машины, почувствовав невероятное облегчение – за время пути из джипа мне выходить не разрешали ни разу.

– Иди отлей, – на сей раз обратился ко мне Вован.

Я последовал за одним их охранников, который препроводил меня в туалет, который оказался самой обычной био-кабинкой.

Потом меня еще какое-то время держали на улице, после чего затолкали в дом и велели подниматься на второй этаж.

Одолев все еще несгибаемыми ногами довольно крутую лестницу, я очутился на втором этаже, который оказался одним большим залом.

Было даже удивительно, что внутри не такого уж и большого с виду особняка могло находится столь внушительное по квадратным метрам помещение.

Посреди зала стоял небольшой столик, на котором дымились две чашки с кофе. А прямо за столиком стояло пустое кресло.

Двери за мной закрылись и я остался в полном одиночестве. Но буквально на несколько секунд. Внезапно, в другом конце зала открылись другие двери, которые я и не видел, принимая их за сплошную стену. И через них в зал вошел невысокий пожилой человек, вслед за которым появился еще один, но куда моложе. Мне сразу стало ясно, что один из них Сосо. Второго мне с первого взгляда идентифицировать не удалось.

Сосо неспеша подошел к креслу и уселся в него, утонув практически полностью.

Скок остался стоять рядом. Да и садиться ему было просто некуда.

– Падайды, – поманил меня пальцем Сосо Я сделал несколько шагов вперед, оказавшись почти у самого столика.

– Кофэ пэй, хароший! – Сосо кивнул на дымящуюся чашку. – Валья, и ты бэри.

– Спасибо, – поблагодарил я его, но кофе не взял.

Вместо этого я вытаращился на человека, которого Сосо назвал "Валей" Сосо же, тем временем, внимательно изучал меня, осматривая буквально с ног до головы. Иногда он будто слегка хмурился, или мне это только казалось. А иногда будто бы и улыбался даже…

Скок стоял не двигаясь словно памятник. Он оказался не совсем таким, как я его себе представлял. В моем воображении он был здоровым быковатым малым со взглядом серийного убийцы. Но на деле Скок оказался весьма щуплым субъектом среднего роста, с ярко выраженным интеллигентским происхождением. Он был одет в прекрасный дорогой костюм, на кончике носа его сидели очки, а голоса была отнюдь не побрита на лысо, а наоборот, венчалась аккуратной прической.

– Ну что? – вдруг заговорил памятник. -Деньги при вас?

– Нет, – коротко ответил я, удивившись вежливости уголовника Скока.

– А где она? – поступил еще один вопрос от памятника.

– Не знаю.

– Не знаете? – Скок упорно продолжал называть меня на "вы" – Падажды… – голос Сосо звучал совсем тихо. – Пуст обяснит…

А что я мог объяснить? Что Марина просто исчезла? Это и так было известно. Но судить ее я не мог- она испугалась и этим все было сказано.

– Да нечего мне объяснять… – признался я. – Кроме того, что вы меня явно держите за другого человека. Я знать не знал ни кто такая Марина, ни кто вы такие, пока ко мне не подошли ваши ребята и не стали требовать денег.

– Да неужели!? – Скок повысил голос. – Вот так все и было?

– Вот так все и было, – ответил я ему его же словами.

Сосо поднялся из кресла и закурил трубку. Ну Сталин прямо!

– Ты с собакой гулял? -спросил он.

– Я, – честно ответил я.

– Ты у нэё собаку взал?

– Нет…

– А кто? – Сосо посмотрел мне прямо в глаза.

– Бориска… то есть Борис – мой товарищ.

У Сосо зазвонил мобильный телефон. Он взял трубку, молча выслушал, а потом, повернувшись к Скоку, тихо сказал:

– Парэн ничего нэ знает…

– Как так не знает! – удивился Скок.

– Успакойса, Валья, – Сосо положил руку на плечо Скока и примиряющее погладил его. – Нэ волнуйса.

После этого они на несколько минут покинули зал.

Я стоял и ровным счетом ничего не понимал. Ясно было только одно – моя казнь, возможно, откладывается.

Сосо со Скоком вернулись.

– Расскажи пра собаку, – вновь обратился ко мне Сосо.

– Что именно-то?- решил уточнить я.

– Откуда она у тэбя?

И я рассказал все от начала и до конца. Рассказал про ночной визит Бориски накануне его отъезда, про его мольбы взять у него на время Мальчика, про разговор со Славиком и Вованом, про поиски Марины и про все, то случилось дальше.

Сосо внимательно слушал, да и Скок притих, пытаясь вникнуть в мой рассказ.

– Хароший ты парэн, Вадим, – улыбнулся Сосо, после того, как я закончил. – Ты кэм работаешь?

– Преподавателем, – ответил я. – Философию преподаю.

Сосо рассмеялся. Да так искренне, что я и сам невольно заулыбался, глядя на этого хохочущего человека.

– Значэт философ? – отсмеявшись, еще раз спросил Сосо.

– Философ, – подтвердил я.

– Оно и выдно! – Сосо достал из кармана платочек и вытер глаза, на которых из-за смеха выступили слезы. – Всё философствуэшь, а в людьях нэ рарбэраешса совсэм!

Я удивленно смотрел на него, ожидая разъяснений. И они последовали.

– Ты знаэшь кто я? – Сосо стал снова серьезным.

– Вы?…

Тут я растерялся. Ну что было отвечать? Да, я знаю – вы бандит. Или да, знаю – вы авторитет уголовный. Одним словом замялся я.

– А я тэбэ скажу. – Сосо повернулся к Скоку: – Валья, докумэнты давай!

Скок достал документы.

– Сматры!

На кофейном столике передо мной оказалась целая стопка каких-то бумаг, фотоальбомов и даже книг, причем в золотом переплете. С книг я, видимо поддавшись инстинкту ученого, и начал.

Сначала я не поверил свои глазам. Название первой же взятой мной книги гласило, что в ней написано про заслуженного артиста одной из бывших республик Союза Иосифа Помишвили! На обложке же была и фотография самого Иосифа.

Я схватил со стола фотоальбом – весь он был посвящен Сосо. Помишвили был артистом! На разных страницах он представал все в новых обликах, а под фотографиями были подписи, поясняющие в каком году была запечатлена та или иная сцена и к какому периоду творчество Сосо она относится.

Затем я перешел к бумагам. Это были какие-то документы, касающиеся поставок вин, их производства и так далее.

Я удивленно поднял глаза на Сосо и Скока.

Памишвили улыбался, а Скок тут же нагнулся к столу, чтобы убрать разложенные материалы. А потом мы прошли в соседнюю комнату, где устроившись на мягком диване я выслушал историю, в которую никогда бы в жизни не поверил, если бы сам не оказался ее участником.

Рассказывал ее Скок, а вернее Скоков Валентин Дмитриевич – помощник и зять заслуженного артиста Иосифа Памишвили.

С Мариной они были вместе уже шесть лет. Познакомились на выставке ее отца, стали встречаться и вскоре узаконили свои отношения.

Когда началась болезнь, никто точно не знал. Поначалу и проявлялась она незаметно – так, чудила Маринка понемногу, но все, вроде как, за шалости это принимали.

А потом она пропала.

Нашли ее случайно – благо документы она взяла собой. Привезли в этот дом под Питером. Что да как – ничего не помнит.

Отправили на обследование. И диагноз как приговор – диссоциативное расстройство идентичности. То же, что и раздвоение личности при шизофрении, только в еще более тяжелой форме.

Стали лечить. Но разве такое лечится? Нет, конечно.

В последний раз пропала Марина около месяца назад. Искали ее всеми доступными методами, кроме одного – обращения в милицию. Причиной тому было исчезновение из дома важных документов, касающихся винного бизнеса Сосо, которым он занимался последние десять лет. А бизнес этот был весьма серьезным. Сосо был не только поставщиком, но и производителем эксклюзивных вин, цена за бутылку которых доходила до нескольких десятков тысяч долларов.

– Так много? – не выдержав, перебил я.

– Да, – подтвердил Скоков. – Иосиф Шавлович выкупил на родине несколько заводов, которые производили вина еще до революции. Ну, вы понимаете… Кстати, эти заводы являлись поставщиками Кремля в советские годы. Это чтобы вам было понятнее, какого качества вино на них производилось и производится.

Так вот, пропали документы, касавшиеся технологии производства целого ряда вин.

Стоимость их была просто астрономической. И многие отдали бы за них свои состояния, так как заполучив их, можно было сколотить сотни таких состояний.

Если бы дело было передано в милицию, оно тут же получило бы огласку, а этого Сосо, по понятным причинам, совсем не хотел.

Поэтому искали Марину силами собственной службы безопасности.

Нашли ее случайно – знакомые увидели в супермаркете в одном из спальных районов и, еще не зная, что она сбежала, позвонили Сосо, просто сообщить, что видели его прелестную дочку.

У магазина тут же было выставлено наблюдение и через пару дней стало ясно, что Марина живет в съемной квартире в окружении каких-то собак.

Собаки, как потом выяснилось, принадлежали хозяевам квартиры, и их содержание было непременным условием съема жилья.

Вероятно, Марина искала сообщника – одной было трудно провернуть такое дело. И тут ей подвернулся Бориска…

– Выходит…- я очумело посмотрел на Скокова.

– Именно так, Вадим, – он сокрушенно покачал головой. – Все, что она рассказывала вам – это плод ее больной фантазии и не более того.

– Так что же вы ее сразу не схватили и не вернули домой, когда нашли? – удивился я.

– Почему? – Скоков будто впал в задумчивость. – Хотели проучить немного вас, вернее, не вас, а Бориску вашего, за то что он так легко готов чужой долголетний труд продать. Вот и подыграли Марине – подослали парней покрепче к Борису, то есть, как выяснилось потом – к вам. Ну, а дальше вы все знаете.

Я понимающе закивал.

– Вот вам и друг, – похлопал меня по плечу Сосо. – И я тебэ болшэ скажу, Вадик.

Падставыл тэбя твой друг два раза.

– Не понял… – я удивленно посмотрел сначала на Памишвили, а потом на Скокова.

– Да, и еще, а откуда вам известно как все было на самом деле?

– Валья, обясны…

И Валя объяснил.

Оказывается, пока меня везли в джипе из Москвы люди Сосо взяли Марину.

Перехватили ее в аэропорту, прямо перед самой посадкой. Лететь Марина собиралась…в Норильск, где предполагала встретиться с Бориской…

– Это как же? – у меня в голове эта информация категорически отказывалась укладываться.

– А вот так, – Скоков развел руками. – Не струсил ваш Бориска, когда подсунув собаку, улетел в свою тундру. Это была всего лишь часть их плана – Боря ваш знал обо всем и изначально фигурировал у нас как Вадим.

– Чего? – каждая новая порция сведений была для меня хлеще предыдущей.

– А того, что когда Маринку мы обнаружили, она нам своего ухажера Вадимом представила. Не лично, а в приватной с ней беседе. Путаница-то вышла из-за того, что времени у нас было слишком мало – всего два дня. Мы просто не знали, как Бориска ваш выглядит. Вот ребята и опознали вас по собаке.

– Вот так вот, – больше в тот момент я сказать был не способен.

– Одним словом, Вадим, ваш, так сказать друг, с самого начала использовал вас.

Схема была простой и элегантной. Он с бумагами улетает в Норильск. В последний момент к нему вылетает Марина, а вас тут мочат, принимая за него. И вроде все шито-крыто – вроде как разборкам конец. Ну, по крайней мере, он на это надеялся.

Дальше они быстро реализовывают украденное, получают гору денег и все – поминай как знали.

– Вы что с ним намерены делать? – вдруг спросил я.

– С кем, с Борисом вашим?

– Ну да.

– А ничего. Пусть сидит в своей тундре в неведении. Марина к нему не прилетела.

На звонки не отвечает. Вот и пусть думает, что хочет. Полагаю, в Москву он теперь вернется нескоро, если вообще когда-нибудь наберется смелости вернуться…