Муза киберпанка

Бояндин Константин

18

 

Им не открыли. Видно было, по движению в глазке: там кто-то есть.

— Михаил? Это мы, открой, пожалуйста!

Никакой реакции. Василий всей спиной чувствовал взгляд через глазок напротив. Достал, стараясь, чтобы не видели те, за спиной, баллончик, повернул его этикеткой к глазку.

Дверь почти сразу открыли. Да, таким он и представлял себе Михаила. Почти как те хакеры из фильмов: встрёпанный, в ношеном свитере, в старых джинсах. Прямо как Муза!

— Что с вами? — удивилась Нина — Михаил закрыл за ними дверь, и покачнулся. И вообще, выглядел как после жестокого похмелья.

Василий ещё раз показал баллончик. Михаил кивнул и достал почти такой же. Тоже с этикеткой от «Дуовита».

— Меня обработали, — пояснил он коротко. — Ну и мерзость эта твоя таблетка! — и они все рассмеялись. — Михаил покачнулся и схватился рукой за стену. — Коля, вам надо уезжать. Но сначала я покажу кое-что, смотри, — он поманил их за собой. Показал на монитор.

— Вот этим они управляют, — пояснил он. — Теперь точно знаю. Я включился вчера вечером. Чуть не включился, то есть. Иначе вас бы уже, — он провёл ребром ладони по горлу. — Как понял, что процесс заканчивается, тут же и полечил горло. Всю ночь колбасило. Но вроде действует, раз мы все ещё живы.

— Что теперь? — поинтересовалась Нина.

— Смотри, — Михаил поманил рукой. — Вот эти строки, видишь? Афоризмы, всё такое. Это управляющие слова. Я тут распечатал, — он протянул лист бумаги. — Я не знаю, сколько народу обработано. Меня обработал сосед, я вчера успел сходить к нему, — он вновь показал баллончик, — и принять меры. Всё сходится, на его телефоне записаны некоторые из этих фраз. Теперь понимаешь?

— Господи, — Нина схватилась за голову. — Не нужно компьютера, достаточно радио, даже газет и книг…

— Верно, — покивал Михаил. — Достаточно раз подключиться, а потом сеть уже не нужна. Не буду спрашивать, что там у тебя в портфеле. На всякий случай. Ты же машину водить умеешь? Там, через два квартала, стоит чёрный BMW. Сам поймёшь, что это он, вот ключи и сигналка. Только не поцарапай мне его, у знакомого одолжил. Там, на передним сиденье, есть карта. Я не знаю, что там, и мне лучше не знать. Карту с собой забери, не забудь.

— Помню.

— Только не ломись в само место на машине! Оставь где-нибудь подальше. Может, вам переодеться? У меня женской одежды не очень, но…

— Да, — Нина, похоже, поверила, наконец. — Идём, Ва… идём, Коля. Времени нет!

— А ты? — Василий посмотрел в глаза Михаилу.

— Я побывал уже в гостях кое у кого. Оставил им лекарство от горла, — они вновь рассмеялись. — Коля, тебе надо уезжать. Не знаю, сколько я ещё продержусь так. Подготовиться надо. Всё равно за мной придут, сам знаешь. Очень надеюсь, что насчёт формулы ты не ошибся.

Мы слишком долго болтаем, подумал Василий. Вот оно, мне Нина повторяла: они у тебя слишком много говорят. Так и есть.

Через пять минут они уже бежали вниз по лестнице.

* * *

— Странно, что на нас не охотятся, — подумал вслух Василий. На карте был обозначен парк, ботанический сад, и обведена карандашом большая область.

— Что там? — указала Нина. — Мы туда, да?

— Мы туда. Там мёртвая зона, не работают мобильники. Кстати! — он достал мобильник и выключил его. — Выключи свой!

— А у меня нет! Мне же ничего не вернули!

Минут через пять они шли по неприметной улочке, и никто из редких прохожих не косился на них, не указывал, не пытался подойти. Спокойно. Слишком спокойно. Почему?

— Что морщишься? — поинтересовалась Нина.

— Привкус. Металлический привкус во рту, — пояснил Василий. И тут до него дошло.

— У меня тоже, — прошептала Нина. — Это то вещество, да? TX-12? Сколько нам осталось?

— Через три часа потеряем сознание, — припомнил Василий. — Вот почему они не гнались. Уже не нужно. Через шесть часов мы проснёмся и придём сами, куда скажут. Значит, они нашли мне замену.

Нина держалась так, что самому Василию стало завидно. Ясно, что испугана, но на лице — решительность.

— Нам надо спрятаться в той области и вдохнуть этот газ, да? И всё пройдёт?

— Не начнётся, — поправил Василий. — И уже не сможет начаться, это ингибитор, он долго действует. Даже если снова заставят принять TX-12, уже ничего не будет. Я очень надеюсь, — добавил он.

Они дошли до калитки — за ней небольшая вахта — и тут стало ясно, что противник не так глуп. Вахтёр приказал им остановиться, и явно вызывал кого-то по мобильному. Какое счастье, что у вахтёра только ружьё, и то не под рукой. Какой счастье, что аэрозоль бьёт почти на полметра!

Ещё двое людей, в спецовках, подбежали к домику через полминуты. Было несколько страшных секунд, когда Василий не попал в лицо второго… но Нина ударила человека первым, что попалось под руку — черенком от лопаты — и тот вскрикнул от боли, открыл лицо.

И всё.

Неясно, сколько осталось времени. Неясно, как быстро поймут, что «ботаники» снова скрылись. И, что хуже, уже знают, где начинать их искать. Но запасного плана всё равно нет, значит — используем этот. Всё равно нет времени.

…Они укрылись в одной из беседок — здесь давно всё заглохло и пришло в упадок. Хорошо хоть, комаров в это время немного. Нина умница, продумала всё — что будут лежать в беспамятстве — значит, надо закрыться в беседке, сетки вместо окон — птицы не влетят, и завернуться надо, чтобы комары не съели, или что похуже.

— Я боюсь, — призналась она. Рокот. Гул. Вертолёт — видимо, осматривают парк. — Скажи, у нас есть шанс? У них, — поправилась она.

— Да, — ответил Василий уверенно. Теперь он знал. Есть. Конец у книги открытый, сам так задумал. Но никто из самых дорогих ему героев не погибнет. И не станет снова марионеткой, что бы ни случилось. Детская, но очень нужная надежда. Последнее, что осталось.

— Ты первая, — она кивнула. — Я помню, помню, не беспокойся.

Она не вскрикнула, только вздрогнула. Глазами указала — давай ещё. Разумеется, в горло, а не в лицо. И, после второй «дозы», почти сразу же упала — упала бы. Василий подхватил её, аккуратно укрыл — прикрыл и лицо, чтобы уберечь от комаров. Теперь — сам.

Ну и вкус! Какая мерзость! Это было последним, что он подумал.