Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 23

 

Оказалось, что решить забыть все плохое и жить дальше намного легче, чем воплотить свое решение в жизнь. Солару еще долго по ночам мучили кошмары. Всегда с разными сюжетами, но с неизменными главными героями. Она, Мирана, Сандор и Кассиан…

Забирающая мучилась этими снами около месяца, по утрам вставая совершенно разбитой. Кассиану приходилось будить ее по несколько раз за ночь и еще долго успокаивать. Теперь он всегда ночевал вместе с ней, опасаясь оставлять одну.

А тем временем все готовились к княжеской свадьбе, которая должна была состояться через четыре месяца, в день Снежного праздника. Считалось, что в этот день к соединяющим судьбы спускаются снежные духи, скрепляя их союз своим ледяным дыханием.

Вот только невеста не выглядела слишком счастливой. По дворцу даже поползли слухи и разнообразные предположения. Кто-то говорил, что великий князь насильно заставляет ее скреплять союз. Кто-то шептался о том, что Забирающая влюбилась в другого и теперь сожалеет о своем слове, данном их правителю. А кто-то утверждал, что на ней лежит смертельное проклятие, так как великие предки Кассиана не желают видеть Солару его женой. Много о чем говорили, а правду знали только несколько человек.

Неизвестно, сколько бы еще так продолжалось, если бы однажды утром в кабинет к Соларе не ворвалась Лорея, мигом развив бурную деятельность.

– Так, я тебя похищаю на неделю! Князь предупрежден и полностью согласен со мной.

– К-куда похищаешь? – опешила целительница, схватившись руками за стул, на котором сидела.

– Туда! – многозначительно выдала Лорея, ехидно усмехнувшись. – Тебя в портал вместе со стулом закидывать? Поверь, там, куда мы отправляемся, есть удобная мебель. Или тебе именно он дорог?

– Нет, – заверила Солара, отпустив стул, за что тут же поплатилась.

Магиня схватила девушку за руку и буквально вытащила из кабинета, уводя за собой.

– Куда мы идем? – поинтересовалась Солара, стараясь поспеть за девушкой, с которой она успела сильно сблизиться за этот месяц.

– За вещами и нашими сопровождающими, – ответила Лорея, ни на миг не замедлившись.

– Но ларра Лениана…

– Уже предупреждена, поэтому беспокоиться не о чем.

Найдя еще несколько причин и отговорок, быстро отбитых подругой, Солара смирилась. И даже почувствовала укол любопытства. А вскоре оказавшись в поместье, принадлежавшем Лорее, восторженно замерла, рассматривая невероятно красивые места.

Как оказалось, это было то самое поместье, где магиня планировала устроить курорт для детей из бедных семей. Поэтому отдых у девушек совмещался с работой. Вернее, они ходили по территории, решая, что и где будет, а прибывшие с ними архитекторы воплощали их идеи на бумаге, внося некоторые коррективы.

Когда спустя две недели они вернулись в столицу, многие отметили: Забирающая выглядит здоровой и вполне довольной жизнью. Конечно же, это породило новую волну слухов, но Соларе было все равно. Так же, как и Кассиану, радовавшемуся, что кошмары перестали мучить любимую. Тем более вскоре все забыли об этом, начав обсуждать совершенно невероятную новость.

Боги вернули свою благосклонность людям, именно поэтому маги начали значительно легче овладевать своим даром, а случаи с неконтролируемыми всплесками силы сократились. По крайней мере, именно так вещали жрецы чуть ли не на каждом углу.

И лишь немногие понимали значение всего этого. Старшие расы, как и обещали, дали возможность магическим потокам проникать через Сумеречный заслон. Тем самым значительно улучшив и свое положение.

– Наконец-то грядут перемены, – как-то вечером сказал Себиан, стоя около окна и вдыхая полной грудью холодный воздух.

У них в княжестве в некоторых районах уже лежал снег. Столицу же сегодня только слегка припорошило. Но не это заставило первого советника стоять у окна. Он заметил, что с некоторых пор практически постоянно старается находиться на открытом воздухе, чтобы лучше улавливать магические потоки. Себиан сам себе напоминал человека, который долго жил впроголодь и вдруг неожиданно узнал, что можно есть досыта, и теперь никак не может насытиться этим изобилием.

Впрочем, сейчас все маги испытывали то же самое. А вот лиур Фисан, возвращавшийся на некоторое время домой, наоборот, радовался тому, что теперь не чувствует давящего на него изобилия. Вернее, оно осталось, но «дышать» стало значительно легче.

За три месяца до свадьбы появились обещанные наблюдатели от Старших рас. Как и планировалось, было объявлено, что воспитанницы вдовствующей княгини были ни при чем и все обвинения сняты. А места казненных вампирш заняли наблюдатели от Старших рас. И когда Солара спустя долгое время увидела лица тех, кто принес им столько неприятностей, неожиданно испытала жгучий стыд.

Все это время, погруженная в свои проблемы и переживания, она совершенно забыла о ларре Дарьяне. А вернее, старалась не вспоминать. Загруженной работой и предстоящим торжеством Забирающей удавалось избегать встреч с матерью любимого. Да и сама вдовствующая княгиня не стремилась к общению с кем-либо. Сославшись на плохое самочувствие, она редко покидала свои покои. А Солара трусливо оттягивала встречу с ней.

– Так больше продолжаться не может! – решительно заявила она, когда они с Кассианом вечером уютно устроились возле камина.

– О чем ты говоришь? – удивился князь, лениво водя пальцем по ее руке.

– О твоей матери. – Повернувшись к нему лицом, Солара недовольно нахмурилась. – Представь, как ей сейчас тяжело. Особенно когда явились наблюдатели.

– Я знаю, родная. – Кассиан обнял девушку, уткнувшись носом ей в волосы. – Много раз пытался помочь ей, но мама бывает такой упрямой… Все твердит, что справится сама и мне не нужно беспокоиться.

– Значит, завтра я беру с собой Лорею и иду в гости к ларре Дарьяне! – воинственно заявила Забирающая. – Не хочу, чтобы и дальше все так продолжалось.

И как всегда, выполнить желаемое оказалось намного сложнее, чем просто сказать.

Вдовствующая княгиня, конечно же, приняла их, но держалась немного отчужденно. А Солара, глядя в ее потухшие глаза, не представляла, что ей делать. Все помогла исправить именно Лорея.

Встав из кресла, магиня подошла к ларре Дарьяне и неожиданно присела на пол у ее ног.

– Простите нас за то, что так долго не навещали вас, – тихо попросила она, заглядывая в удивленные глаза женщины. – Если честно, нам было… стыдно и страшно.

Несколько томительных минут прошли в тишине, а затем в гостиной раздался всхлип. Вдовствующая княгиня, взяв в свои руки ладони Лореи и поднеся их к своим губам, шептала сквозь слезы, умоляя простить ее. За то, что поверила баронету. За то, что не разглядела опасности. За то, что так сильно полюбила своих воспитанниц и поэтому до сих пор с трудом верит в случившееся.

Тот день они провели только втроем, отложив все свои дела и обязанности. Много и обо всем говорили, через слова выплескивая боль, отчаяние и переживание. Ларра Дарьяна еще не раз и даже не два просила у них прощения. Особенно ей было стыдно перед Лореей. Ведь Кассиан, когда посвящал мать во все произошедшее, рассказал правду и о ней. А магиня лишь весело смеялась, утверждая, что вдовствующая княгиня послужила ей самым лучшим прикрытием.

Уже поздно вечером, когда девушки возвращались к себе в комнаты, Солара искренне поблагодарила Лорею.

– Даже не знаю, что бы я без тебя делала! – горячо заявила она.

– То же самое, что и со мной, только все длилось бы намного дольше. – Лорея подмигнула ей и широко улыбнулась. – А теперь хватит волновать придворных. Им завтра и так грозит нелегкий день.

И она оказалась совершенно права. Аристократы и так с трудом привыкли к тому, что теперь Солару и Лорею очень часто можно увидеть вместе. Многие думали, вздорная магиня так благодарила Забирающую за свое спасение. А некоторые, особо злобствующие, ехидно шептались, что раз великий князь Лорее теперь не светит, так она решила стать подругой будущей княгини.

Но самый большой шок все испытали, когда вдовствующая княгиня, спустя два месяца добровольного заточения вышедшая в свет, с удовольствием общалась со старшей дочерью виконта Катарского. У всех, кто видел в тот день такое небывалое чудо, вообще создалось впечатление, что ларра Дарьяна начала относиться к Лорее чуть ли не как к любимой племяннице.

Прокатившаяся по княжеству после этого волна слухов и предположений еще долго будоражила умы аристократов и магов. Даже простой люд принял участие в обсуждениях, но вскоре единогласно пришел к выводу, что знать никогда понять было нельзя.

Так незаметно за всеми делами приблизился день свадьбы.

На такое знаменательное событие именитые гости из других государств начали съезжаться еще за неделю. Принцы, герцоги, князья… Многие спешили выказать свое почтение одному из самых влиятельных людей этого мира. И пусть некоторые злопыхатели утверждали, что Ледосия стала такой могущественной только благодаря союзу с империей Роз, многие прекрасно понимали – все совсем не так. Жители этого сурового края не раз доказывали свое мужество и отвагу врагам. А представители княжеского рода всегда славились верностью друзьям и жестокой непримиримостью к недругам. Многие мудрые правители предпочитали видеть их своими союзниками или же старались не становиться их врагами. Ибо гордые и несгибаемые ледосцы всегда платили по счетам.

И пока представители сильных мира сего выказывали почтение великому князю, а эльфийский принц под личиной вовсю веселился, глядя на это, Солара сидела в кругу своих близких подруг.

– Ну наконец-то свадьба! – выдохнула Алаиса, помахав рукой в воздухе. – А то я уж стала опасаться, как бы с вами еще какой пакости не приключилось.

– Вот уж кто бы говорил! – возмутилась Солара. – Ты со своим «мне скучно» еще долго будешь занимать лидирующие позиции по неприятностям.

– Да ладно тебе. – Герцогиня Ортанская смущенно улыбнулась. – Что я… Вот Катарина, например, недавно в хлам разнесла императорскую лабораторию!

– Ничего подобного! – Целительница моментально вспыхнула и укоризненно посмотрела на подругу. – Это все ларр Андрэо, а я так, просто рядом стояла.

Громкий смех, раздавшийся из гостиной, заставил проходящую мимо двери горничную испуганно отскочить в сторону.

– Я теперь даже неуютно себя чувствую среди таких знаменитых личностей, – пожаловалась Лорея, вытирая выступившие от смеха слезы.

– Дорогая моя, ты себе безбожно льстишь, – «успокоила» ее Алаиса. – О твоих выдающихся способностях на поприще ораторского искусства давно уже известно в империи. Мне Макс недавно по секрету сказал, что Кириан даже начал задумываться одолжить тебя на время у князя.

– Ну уж нет! – тут же возмутилась Солара, вцепившись в руку подруги, словно ее прямо сейчас собираются забрать. – При всем моем уважении к императору Лорею он не получит! И Кассиана предупрежу, чтобы не поддавался на уговоры. Наши достойные ларры меня же тогда со свету сживут!

– Вот и потренировалась бы заодно, – не удержалась Алаиса.

– Обязательно, но только в обществе Лореи. – Солара не собиралась уступать, хотя и понимала, что подруга шутит. – Лучше скажи, почему с вами не прибыл и ларр Александр?

– Ой, там вообще произошла какая-то чудная ситуация! – У молодой герцогини даже глаза заблестели, так ей захотелось быстрее все рассказать. – Позавчера от него пришло письмо, в котором было сказано, что когда Алекс окучивал очередную дурочку…

– Алаиса, а можно немного быстрее? – не вытерпела Катарина.

– Не перебивай, по-другому не получится объяснить!

– Ладно уж, вещай…

– Так вот, когда наш Алекс окучивал очередную дурочку, отправившись с ней пообедать на южном побережье империи, ему на голову свалилась какая-то странная девица!

– И что? – хором выдохнули подруги.

– И ничего, – недовольно буркнула Алаиса. – Больше он ничего не объяснил, но сказал, что на свадьбе быть скорее всего не сможет. Я так понимаю, с той девушкой что-то неладно.

– Ну, может, еще успеет, – предположила Солара. – До свадьбы целая неделя!

И она оказалась права. Младший брат герцога Ортанского действительно прибыл в княжество как раз в день свадьбы. Правда, выглядел немного мрачным и долго что-то объяснял Максимилиану. Но Соларе было не до него.

В это самое время ей помогали надевать на шею небольшое изящное ожерелье из белого жемчуга, как завершающий штрих свадебного наряда. Покрутившись перед высоким, в полный рост, зеркалом, Солара со всех сторон осмотрела себя и осталась довольна увиденным. Белое платье из искрящегося шелка мягко облегало фигуру, расширяясь чуть ниже талии. Особенно Соларе понравился верх, пошитый из кружевной ткани с вышивкой серебристой нитью. Она уже представляла взгляд Кассиана, когда он увидит ее наряд, и нервно хихикала. Великий князь определенно оценит платье, а потом обязательно пообещает запереть ее в комнате, если она еще хоть раз посмеет надеть что-то, столь же открытое.

– Ты так красива, мое солнечное счастье. – Старая нянюшка, которую отец Солары специально привез вчера, не сдержала слез.

– Простите, как вы ее назвали? – удивленно спросила Лорея.

– Солнечным счастьем, – охотно повторила женщина. – Она ведь всегда была словно маленькое ласковое солнышко, освещавшее своим светом всех вокруг себя.

– Да быть того не может! – ошарашенно пробормотала магиня. – А ведь не соврала гадалка!

– Какая гадалка и о чем не соврала? – требовательно поинтересовалась Алаиса.

– Несколько лет назад на столичной ярмарке в честь дня летнего солнцестояния к нашему князю подошла странная старушка и, представившись гадалкой, предсказала ему, что женится он только на солнечном счастье, таком же ярком, светлом и ласковом, как был тот праздничный день, – пояснила Лорея. – Великий князь еще тогда посмеялся над этим предсказанием, а потом предложил использовать… Ну, это не важно.

– Так получается, кто-то предсказал нашу свадьбу? – поспешила спросить Солара, спасая чуть не проговорившуюся подругу. – Никогда о таком не слышала… Вернее, слышала, но таких умельцев среди нас уже очень давно нет.

– Да ты бы видела ту старуху! – воскликнула Лорея, вздрогнув, словно от испуга. – Мало того, что у нее были совершенно белые глаза, так еще, я совершенно в этом уверена, вместо нормальных зубов во рту одни клыки!

– Ну-ну, деточка моя, не преувеличивай, – посоветовала нянюшка, успокаивающе погладив Лорею по руке. – У нас на этот праздник всегда жара сильная стоит, словно и не северная страна. Может, тебе голову напекло, вот и померещилось всякое.

– Да какая разница, как та гадалка выглядела? – Катарина безразлично пожала плечами. – Главное, что замужество Солары было уже давно предопределено! Правда, если мы не поторопимся, великий князь за нами стражу пришлет.

– А вот с этим я полностью согласна! – Алаиса последний раз осмотрела подругу и, не найдя в ее образе ни единого изъяна, шутливо поклонилась. – О, наше солнечное счастье, поспешите же.

Рассмеявшись, Солара любовно погладила браслет и наконец вышла из комнаты. До самого храма она шла в сопровождении подруг, несших букеты, составленные из белых аризий и голубых роз, также называемых в народе кровью ледяного эльфа. Встречающиеся им по пути люди обязательно осыпали невесту белой крупой, как знак того, что они желают ей только хорошего в замужней жизни.

Перед входом в храм их встретили ларр Себиан, ларр Айлар, ларр Реан и весело подмигнувший невесте лиур Фисан. Именно они должны были привести ее к жениху, выкупив у подруг за серебряные монеты.

Гости, приглашенные на торжество, встретили выкуп радостным криком, возвестив всем тем, кто не удостоился возможности поприсутствовать лично, что невеста все же достанется жениху.

А затем была величественная тишина храма богини Жизни. И был слышен только звук шагов и шорох одежд. На обряде кроме жреца и двух влюбленных больше никто не должен был присутствовать. Но как же удивилась невеста, когда вместо верховного жреца храма у алтаря она увидела величественную фигуру лиура Ангмара. Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы прийти в себя и все же подойти к жениху.

Ледяной эльф не стал мучить Кассиана и Солару долгими речами, но его слова, казалось, отпечатывались не только в умах, но и в самих душах. И когда пришло время принести клятву верности, окропив кровью алтарь, они с восторгом исполнили ритуал, чувствуя, как отныне их судьбы тесно переплетаются. А спустя мгновение с их запястий слетели браслеты, подхваченные лиуром Ангмаром. Зато вместо них на коже появились татуировки, в точности повторявшие рисунок браслетов.

– Отныне ваше дыхание одно на двоих. Отныне ваши сердца бьются в унисон. Отныне ваши слова дополняют друг друга. Отныне вы едины во всем.

Фигуры молодых окутало серебристое сияние и, немного так повисев, легким шлейфом устремилось к выходу из храма. Вскоре с улицы раздались радостные выкрики. Серебристое сияние возвестило о том, что богиня благословила союз молодых.

Когда княжеская чета наконец вышла из храма, гости уже выстроили живой коридор, держа в вытянутых руках еловые ветки, перевязанные серебристой нитью.

Притянув молодую жену к себе, Кассиан тихо прошептал:

– Люблю тебя, мое солнечное счастье!

Вспомнив то, что недавно рассказала Лорея, Солара радостно ответила:

– И я тебя люблю!

Бережно держа за руку свою любимую, великий князь повел ее за собой по живому коридору, символизирующему их общий путь в совместной жизни.

Идя вслед за возлюбленным, Солара счастливо улыбалась, уверенная в том, что отныне у них все будет хорошо.

Разве может быть иначе у тех, чья любовь наполнена солнечным светом?