Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 22

 

Тихо пройдя в спальню, Кассиан присел на кровать рядом со спавшей Соларой. Прошло две недели с того момента, как она спасла ларру Лорею, и с тех пор его невеста так ни разу и не открыла глаза. Хотя великий князь был благодарен богам уже за то, что она не умерла в тот злополучный день.

Ларра Мириан и ларра Алаиса пять дней сражались за ее жизнь, подпитывая своей силой. И теперь Солара мирно спала, а Кассиан тратил каждую свободную минуту, чтобы побыть рядом с ней. Вот и сейчас он прилег и, осторожно обняв девушку, начал рассказывать о том, как провел этот день. Такие односторонние беседы стали своеобразным ритуалом, и Кассиан не собирался отказываться от них.

– Недавно ларра Лорея прошлась по умственным способностям старшей дочери третьего советника, – отчитался князь, бережно погладив тонкое запястье, украшенное браслетом. – Скандал вышел знатный. Себиан предложил надеть на нее намордник, пока она не научится вести себя в обществе. В смысле, на дочку советника. Слышала бы ты, как та ругалась! Даже мне некоторые выражения были незнакомы. Хорошо, что Айлар, как всегда, педантично все запротоколировал

и пообещал передать мне. Кстати, терзают меня смутные сомнения: мой начальник тайной полиции собирается продать копию нашему принцу и альвам. Уж больно заинтересованно они косились на папку. Тебе не кажется, что это можно приравнять к продаже государственной тайны?

Но Солара, конечно же, не ответила, продолжая спокойно спать. Вздохнув, Кассиан подпер рукой голову, а второй ласково погладил девушку по щеке. Легкий румянец, появившийся на ее лице, дарил надежду на то, что Соларе больше ничего не грозит и она вскоре обязательно проснется.

– Знаешь, придворные дамы совсем обнаглели, – пожаловался князь. – Пользуясь тем, что это была именно твоя идея, а значит, так действительно надо, они все поотпарывали воротники со своих платьев и теперь сверкают голыми шеями! Вернее, только некоторые сверкают, а большинство завязывают шарфики. Мне даже кажется, что они устроили соревнование, кто придумает самый замысловатый узел. Причем стремятся показать свои художества именно мне, мешая работать. Еще немного, и я забаррикадируюсь у себя в спальне! Ну и что мне с ними делать?

– Натрави… ларру Лорею, – неожиданно просипела Солара и тут же закашлялась.

Дернувшись словно от удара, Кассиан вгляделся в лицо любимой и с огромным облегчением увидел, как затрепетали ресницы и медленно открылись красивые синие глаза. Не удержавшись, он крепко обнял ее, уткнувшись носом в золотоволосую макушку.

– Боги, наконец-то ты очнулась, – зашептал князь, почувствовав режущую боль в глазах.

– Как… долго? – с трудом спросила целительница, поморщившись от силы его рук.

– Две недели, родная. Ты проспала две недели. Ларра Мириан и ларра Алаиса не отходили от тебя целыми сутками, пока опасность не миновала.

– Они здесь?

Завозившись в его объятиях, Солара попробовала сесть, но быстро отказалась от этой затеи. Слабость растекалась по телу неприятной тягучей субстанцией.

– Хочешь пить?

– Да, очень.

Пока Кассиан устраивал ее поудобнее и помогал напиться, Солара наконец обратила внимание на то, где находится. Спальня показалась ей совершенно незнакомой, хотя отделка в бело-сиреневых тонах определенно понравилась.

– Где я? – поинтересовалась она, когда князь присел рядом с ней.

– На княжеской половине, – ответил Кассиан, обняв девушку. – Ты ведь моя невеста и имеешь полное право здесь находиться. Да и мне удобнее приходить к тебе. А насчет твоей наставницы и подруги, так они вернулись в империю три дня назад, когда окончательно убедились, что с тобой все хорошо.

– А ларра Лорея? С ней и правда все хорошо?

– Конечно же! Ты ведь вылечила ее. Ларре Лорее понадобилось пять дней, чтобы полностью восстановиться, и теперь она, как всегда, держит в узде придворных.

Представив магиню в роли надзирателя с кнутом в руке, Солара, не удержавшись, рассмеялась. Уж очень забавный образ получился.

– Я рада, что с ней все хорошо. Хотя новость о том, что она работает на тебя, оказалась довольно неожиданной.

– На то и был расчет. – Кассиан довольно усмехнулся. – Ее легенда стала хорошим прикрытием.

– Вот уж действительно, – проворчала Солара, ухватив жениха за руку и принявшись выводить на его ладони пальцем невидимые узоры. – Я ведь поверила ларре Дарьяне, когда та искренне беспокоилась обо мне.

– А матушка ничего и не знала, – заверил ее князь. – О ларре Лорее осведомлен очень узкий круг людей, без помощи которых было не обойтись. И я безумно рад, что отправил ее вслед за тобой.

Поцеловав Забирающую в висок, Кассиан на некоторое время замолчал. Молчала и Солара, желая, но почему-то страшась спросить о воспитанницах вдовствующей княгини. Так они и сидели, обнявшись, пока целительница не вспомнила еще об одном моменте.

– Ты что-то говорил про альвов?

– Да, они прибыли в тот день, когда вы с Лореей…

Повернувшись лицом к жениху, Солара увидела, как потемнели от переживания его глаза. Погладив князя по плечу, она все же решилась спросить:

– Ты знал? Еще до моего похищения знал, кто они такие?

– Да. Спустя три дня, как ты помогла справиться с эпидемией, наш принц увидел их прогуливающимися по саду и обратил внимание на ауры Зарины и Илены.

– Мне так жаль…

Прижавшись щекой к широкой груди, Солара обняла князя за талию, пытаясь хоть немного поддержать его.

– А мне нет, – жестко заявил Кассиан, непроизвольно напрягшись. – Я сожалею лишь о том, что оказался таким слепцом, и ты из-за этого пострадала.

– Кассиан, никто не мог знать о новой госпоже вампиров! – с жаром ответила Солара. – Тем более мы не догадывались о таких недоделках, как их назвала ларра Мирана. Да мы вообще ничего не знали о них и, боюсь, еще долго не узнали бы. Взрыв в лаборатории стал первой весточкой.

– Я все это понимаю, но не могу простить себя за твои страдания. – Великий князь болезненно поморщился и сжал невесту в своих объятиях.

– Она любила тебя. Или думала, что любила… И в эгоистичном желании заполучить объект своей любви убирала тех, кто мешал ей в этом. Думаю, со мной она обошлась так жестоко именно из-за помолвки. Ведь к остальным ты не привязывался так сильно.

– Знаешь, я тут подумал, что ларра Лорея уже давно могла оказаться на твоем месте. И только тщательно проработанная легенда, в которой мы подробно прописали наши «отношения» на публике, вполне возможно, спасла ей жизнь.

Вздрогнув, Солара сжала кулаки. Уже после случая на балу, когда магиня спасла Вилору, Забирающая начала испытывать к ней не только искреннюю благодарность, но и некоторое расположение. И пусть ревность иногда больно ранила сердце, ненавидеть старшую дочь министра иностранных дел у нее не получалось. А уж после того, как Солара узнала всю правду и ларра Лорея спасла ей жизнь, вовсе начала испытывать восхищение смелостью девушки.

– Хорошо, что все обошлось, – тихо выдохнула целительница. – Скажи, а что стало… с ними?

– Не беспокойся, ты их больше никогда не увидишь. Наказание едино для всех магических вампиров.

И пусть Солара все прекрасно понимала, но испытала острый приступ жалости к девушкам. Для нее они все еще оставались несчастными сиротками, взятыми на воспитание вдовствующей княгиней.

– А как же… – Забирающая попыталась как можно больше разузнать о волнующих ее вещах.

– Мне уже нужно уходить, а тебе не мешало бы отдохнуть, – перебил ее Кассиан. – Но прежде чем я уйду, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос. Ты еще хочешь стать спутницей моей жизни?

Удивившись такому странному вопросу, Солара осторожно поинтересовалась:

– А почему я должна передумать?

– Потому что я знаю, как сильно испугал тебя тогда.

Поняв, о чем он говорит, Солара тяжело вздохнула, прежде чем ответить.

– Да, я тогда действительно сильно испугалась. И пусть сама желала ему смерти, но видеть, как ты наслаждался, причиняя боль живому существу, было выше моих сил. Думаю, такой мучительной смерти никто не заслуживает.

Слушая то, что ему тихо говорила Солара, Кассиан хотел возразить, но потом вспомнил, кто перед ним. Целительница, с невероятным даром. Та, кто ценит жизнь во всех ее проявлениях. И пусть Солара признала, что желала смерти живому существу, сама бы никогда не смогла лишить жизни хоть кого-нибудь. В этом плане они были совершенно разными.

Кассиан уже давно понял, что жалостью и всепрощением мира добиться не удастся. Особенно когда тебя окружают те, кто до поры до времени будет твоим союзником, а потом вцепится в горло. И если повезло предупредить предательский удар, стоит забыть о жалости, жестоко карая провинившегося. Иногда страх служит весомым дополнением к мирным намерениям.

И в то же время князь знал цену преданности и дружбы, щедро платя тем же взамен. Вот только его любимой не обязательно было все это знать. А он постарается как можно лучше оградить ее от некоторых проявлений «грязи» окружающего их мира.

– И все же это не значит, что я хочу отказаться от тебя, – продолжила объяснять Солара. – Просто мне нужно свыкнуться с мыслью, что ты можешь быть и таким… жестоким. Думаю, это будет не так уж сложно, ведь в основном ты добрый и справедливый. Не зря же все в Ледосии так любят и уважают тебя.

– Так уж и все? – насмешливо поинтересовался Кассиан, испытав колоссальный прилив облегчения от ее слов.

– Ну… Может, и есть несколько человек… – Еле сдержав смех, Солара наигранно задумчиво посмотрела на князя. – А остальные точно любят! Правда, я все равно люблю тебя сильнее.

Она сама удивилась, как легко оказалось сказать о своих чувствах, глядя в глаза любимого мужчины. То, что так долго не давало ей покоя, желая быть сказанным и услышанным, наконец прозвучало.

– И я счастлив от этого, – заверил ее князь, легонько поцеловав в губы. – Потому что сам люблю и буду любить тебя больше, чем смог бы кто-нибудь другой.

А Солара даже растерялась от его признания. Она столько думала и мечтала об этом. Так часто проигрывала в голове разнообразные сценки, но сейчас не знала, как стоит реагировать.

Буквально оглушенная счастьем, девушка попыталась сказать хоть что-нибудь, но так и не смогла выдавить ни звука. И только маленькая слезинка, скатившаяся по щеке, ясно показала переполнявшие ее сейчас чувства.

– Женщины, вы сводите нас с ума! – возмутился Кассиан, стирая мокрую дорожку со щеки. – Родная, почему ты плачешь, когда я признаюсь в своей любви?

– От счастья, – призналась Солара, тихонько всхлипнув.

– Действительно, и как это я не догадался? – насмешливо пробормотал великий князь и поцеловал свою невесту. – Люблю тебя, мое счастье.

Вскоре он покинул ее, наказав отдохнуть. Утомленная после всего, что она узнала, но бесконечно счастливая, Солара уснула. И проспала бы еще долго, если бы ее не разбудило ощущение чьего-то пристального взгляда. Испуганно открыв глаза, она увидела склонившуюся над собой девушку.

– Простите, я разбудила вас! – искренне извинилась ларра Лорея, выпрямляясь. – Князь сообщил, что вы очнулись, и я захотела вас навестить.

– Ничего страшного, я рада вас видеть, – заверила Забирающая, чувствуя, как сердце замедляет свой испуганный бег. – Как вы себя чувствуете?

– Да уж всяко лучше вас! – Укоризненно покачав головой на попытку целительницы сесть, девушка принялась ей помогать. – Удивительно, как это вы еще не стремитесь вернуться быстрее к своим обязанностям, по примеру ларры Ленианы.

– Если бы не шатало от слабости… – На мгновение задумавшись, Солара печально вздохнула. – Все равно бы Кассиан не разрешил.

– И я с ним полностью согласна! После того, что вы пережили… – Покачав головой, ларра Лорея неожиданно улыбнулась. – Я вам безумно благодарна за спасение моей жизни.

– Не стоит. Вы так же мне очень сильно помогли, я только отплатила так, как могла. Лучше расскажите мне, что сейчас происходит за пределами моей спальни? Кассиан с неохотой говорил об этом.

– Он просто хочет вас уберечь, но я прекрасно понимаю ваше любопытство. Давайте для начала я прикажу подать нам ранний ужин. Вам бы не мешало подкрепиться после такого долгого сна.

– Это было бы чудесно! А еще… Может, мы перейдем на «ты»? После того, что мы пережили вместе, официоз выглядит довольно глупо.

– Я буду только рада этому!

После ужина они немного поболтали. Так, магиня подтвердила, что аристократки начали отказываться от жестких воротников, из-за чего приверженцы старых традиций даже написали великому князю петицию, в которой выражали свое недовольство такими переменами в моде.

Также она рассказала о возвращении из ссылки бывшей фаворитки князя. Той, что по приезде Солары в столицу устроила драку во дворце. Как оказалось, ларра прекрасно знала о помолвке князя, но не придала этому значения. За что впоследствии и поплатилась. Над ней не только с удовольствием поиздевалась Лорея, но еще и состоялся приватный разговор с Кассианом, после чего многие придворные видели ее потерянный взгляд. А вчера бывшая фаворитка и вовсе укатила в свое поместье на неопределенный срок.

За беседой прошел час. И когда горничная Забирающей убрала пустую посуду со стола, Солара наконец решилась задать мучивший ее вопрос.

– Скажи… их ведь казнили?

– Да, неделю назад, – честно ответила Лорея. – Когда я очнулась спустя сутки после того, как мы вернулись, ларр Себиан навестил меня. Он-то и рассказал, что по приказу князя их доставили из общежития академии прямо в подвалы дворца в тот же день. Заодно туда же отправили и тех из вампиров, которые находились на тот момент в столице.

– А как же те, в убежище? – взволнованно поинтересовалась Солара. – Я видела там около двадцати человек!

– Не беспокойся, убежище было обнаружено очень быстро. Я подробно рассказала все, что помнила об этом месте. Нашим людям очень помогли альвы, ведь вход в убежище был хорошо замаскирован. Нет, со временем наши маги и сами бы нашли его, но у охотников это вышло в разы быстрее.

– Девушки что-нибудь рассказали?

– Абсолютно все! Против заклинания истины вообще трудно устоять. Тем более когда заклинателем выступает представитель эльфов старшей крови.

– О ком ты говоришь?

– По просьбе лиура Фисана в столицу прибыл его дядя. Именно он вел допрос. Кстати, ты знаешь про тайну Ледяного Дола?

– Да, – осторожно ответила Солара.

– Меня тоже посвятили в нее! – с восторгом сказала Лорея. – Это же просто невероятно!

– Согласна с тобой, в такое действительно трудно поверить. – Забирающая почувствовала облегчение от того, что ей не придется отмалчиваться перед непосвященной. – Ты ее видела?

– К сожалению, пока только под иллюзией. Она жила во дворце несколько дней и тоже подпитывала тебя. Все очень сильно беспокоились, сможешь ли ты справиться.

– А что всем сказали?.. Ну, о том, из-за чего я так плоха.

– Практически правду. – Лорея усмехнулась. – На меня напали разбойники и сильно ранили, а ты спасла. Теперь все на тебя молиться готовы!

– Но ведь и ты…

– Думаешь, нужно было рассказать, как я смело сражалась с разбойниками? Ну, уж нет! Придворные меня еще больше бояться начнут, а для моей профессии это не очень хорошо.

– Неужели тебе нравится такая жизнь? – не удержалась от вопроса Солара.

– На самом деле это довольно весело. Да и льстит самолюбию. Согласись, приятно, когда великий князь одаривает тебя, студентку-второкурсницу, таким доверием, выбрав из множества вариантов.

– Так уж и из множества? – не удержалась от подколки целительница.

– Не знаю, – созналась Лорея. – Но очень хочу верить, что так и было!

Рассмеявшись, Солара поймала себя на мысли о том, как ей легко и комфортно в обществе магини. Так, словно они уже очень давно дружат. И целительница надеялась, что они действительно со временем станут хорошими подругами.

– И все же мне интересно, почему вампирши вообще оказались в княжестве и что скажут по поводу их отсутствия? – спустя некоторое время поинтересовалась Забирающая. – Все же они были воспитанницами ларры Дарьяны…

– Не поверишь, но здесь они оказались именно из-за нашего князя. Эта… Мирана увидела его несколько лет назад на каком-то празднике и вбила себе в голову, что влюбилась в него. Бывшая госпожа вампиров – ее мать – помогла разработать план, каким образом она может оказаться рядом с ним. Представляешь, они даже не пожалели и погубили целую деревню ради этой сумасшедшей!

– Боги, так тот обвал?..

– Да, все было мастерски подстроено! А потом один из приспешников вампиров – мелкопоместный барон, – все время крутившийся во дворце, рассказал слезливую историю о трех сиротках вдовствующей княгине. А ты же знаешь, какая она у нас добрая! Вот так они и оказались здесь.

– Дом великого князя – рассадник вампиров… Бедный Кассиан, даже не представляю, что он чувствует после открывшейся правды!

– Ну, когда принц указал на Илену и Зарину, князю действительно пришлось несладко. Все во дворце знали, как он привязан к сироткам и считает их чуть ли не сестрами. Это только Мирана вбила себе в голову их взаимную любовь. Думаю, сейчас он больше всего винит себя за то, что из-за него пострадала ты. Наш князь действительно очень любит тебя.

– Я знаю. – Воспоминания о сегодняшнем признании Кассиана согрели сердце Солары. – Но волновался он не только обо мне. Кассиан сам мне сегодня сказал, что ты тоже могла пострадать. Ведь если бы в твоей легенде Миране что-то не понравилось…

Целительнице не нужно было продолжать. И так стало понятно, что Лорея чудом избежала смерти.

– Не стоит об этом думать, – решительно заявила Лорея. – Что было, то прошло. Тем более я же не рассказала самую потрясающую новость!

– Это какую же?

– Представляешь, старшему брату лиура Фисана удалось уговорить совет Старших рас не только позволить излишкам магической энергии проникать через заслон, но также…

– Что? – не вытерпела Солара, когда Лорея замолчала.

Подозрительно осмотревшись по сторонам, словно в спальне их мог кто-то подслушать, Лорея склонилась к уху целительницы и жарко зашептала:

– Они хотят попробовать возобновить отношения с нами!

– Быть не может! – ахнула Забирающая, почувствовав, как сильно заколотилось ее сердце. – Неужели правда?!

– Да! Только сначала мы будем как бы под наблюдением некоторое время.

– В смысле?

– Старшее поколение перестраховывается, как пояснил лиур Фисан. Они хотят убедиться, что большинство людей настроены на сотрудничество с ними. Поэтому сначала к нам прибудут наблюдатели под личиной. Как раз и будет для нас выход с вампирскими сиротками.

Совершенно запутавшись, Солара потерла пальцами заломившие виски. Голова от новых сведений неприятно гудела, но прекращать разговор она не желала. Хотелось уже узнать обо всем и сразу!

– Так, объясни толком, а то я уже ничего не понимаю. – Не удержавшись, целительница болезненно поморщилась.

Протянув ей стакан с водой, Лорея ответила:

– Сейчас было объявлено, что аристократы, помогавшие вампирам, готовили государственный переворот. Как ты сама понимаешь, про самих вампиров там не было сказано ни слова. А наши сиротки вроде как под подозрением, поэтому содержатся под стражей. – Поняв по лицу Солары, что та уже совсем начала терять нить разговора, магиня пояснила: – Никто не знает, что их казнили, и на то есть свои веские причины. А когда прибудут наблюдатели, то наложат на себя личины воспитанниц вдовствующей княгини. Подданным же объявят, что девушки полностью оправданы, и все вернется на круги своя. Никто и никогда не узнает, как на самом деле обстоят дела с ними. А из-за того, что наблюдателям нужно рассредоточиться по всем человеческим государствам, двое из тех, кто играет роль воспитанниц, объявят о своем желании учиться в других странах. Многие люди воспримут это решение как желание таким способом забыть о пережитом волнении, когда сироток подозревали в пособничестве предателям. А нам только это и надо.

Целительнице понадобилось некоторое время, чтобы уложить все сведения в голове.

– Зачем такие сложности? – не поняла Солара.

– А было бы лучше обвинить воспитанниц в предательстве или рассказать правду о магических вампирах, когда они были так близки с княжеской семьей? – наигранно удивилась Лорея. – В таком случае и князь, и вдовствующая княгиня будут выставлены не в лучшем свете не только перед собственной аристократией, но и перед главами других государств. Только представь, что все начнут о них говорить! Княжеская семья не смогла рассмотреть угрозы миру под собственным носом. И уже будет совершенно не важно, смогли бы другие главы государств, оказавшись в подобной ситуации, заметить угрозу.

– Прости, ты совершенно права. Для меня это все…

– Понимаю. – Легонько сжав руку целительницы, Лорея грустно улыбнулась. – Но послушай моего совета. Постарайся забыть и жить дальше. Думаю, наш князь не будет затягивать со свадьбой. Особенно когда тут появятся пронырливые представители Старших рас.

Хихикнув, Солара тут же вспомнила, как лиур Фисан специально вызывал ревность у Кассиана.

– Боюсь, даже после свадьбы он постарается запереть меня подальше от их глаз, – доверительно сообщила целительница.

– Вот видишь, как много тебе придется трудиться, чтобы доказать князю свою верность! – рассмеялась Лорея. – А для этого нужно много сил и позитивное настроение. Поэтому прекрати переживать попусту и отдыхай. А я пойду, а то и так совсем замучила тебя.

– Спасибо тебе за все. – Солара тепло улыбнулась. – Я буду рада видеть тебя еще.

– Обязательно! – пообещала магиня, хитро подмигнув ей. – У меня ведь теперь появилась возможность рассказывать своей подруге всякие забавные слухи, которые ходят о князе и его близких друзьях!

Оставшись одна, Забирающая еще долго думала о том, что сегодня узнала. И все больше убеждалась – Лорея была абсолютно права. Поэтому, когда ночью к ней пришел Кассиан и прилег рядом поверх одеяла, Солара прижалась к нему, сонно заявив, что теперь у них точно все будет хорошо.