Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 21

 

Прислушиваясь к хриплому прерывистому дыханию ларры Лореи, Солара обеспокоенно хмурилась. Рана была слишком серьезна, чтобы магиня смогла продержаться продолжительное время. Правда, по ощущениям целительницы, прошло много часов с тех пор, как они оказались здесь. Она уже устала расхаживать по камере, пытаясь придумать приемлемый план побега для них двоих. Без магини бежать Солара не собиралась, но должно случиться чудо, чтобы они сумели спастись.

«Как же мне выбраться отсюда? – Посмотрев на неровные стены, девушка тяжело вздохнула. – Интересно, мое отсутствие уже успели… Конечно, успели, потому что мои охранники не могли так легко погибнуть! Этот Сандор просто злобный гад, любящий мучить тех, кто намного слабее его».

Немного успокоенная собственными выводами, Забирающая вновь прислушалась к дыханию магини. И когда не услышала ставших уже привычными хрипов, перепугалась. Липкий страх прокатился по позвоночнику, шевеля волоски на затылке. Солара почувствовала, как начала задыхаться, пытаясь выдавить из себя хоть слово. И когда ларра Лорея натужно закашляла, целительница тихо расплакалась от облегчения. Сейчас, в этом темном и мрачном месте, только присутствие ларры Лореи хоть немного придавало ей сил и смелости.

– Ларра Лорея, как вы себя чувствуете? – поинтересовалась Солара охрипшим от переживаний голосом.

– Пока еще… жива, но боюсь… недолго, – ответила магиня.

Не зная, как можно приободрить обреченную девушку, целительница прикусила губу, пытаясь сдержать рвущиеся наружу рыдания. Невозможность помочь рисковавшему ради нее человеку выжигала в груди глубокую кровоточащую рану боли и отчаяния. Ларра Мирана была абсолютно права, когда приказала разместить девушек друг напротив друга. Для Забирающей это было ужасным испытанием.

– Послушайте… – позвала ее ларра Лорея. – Я сейчас попробую… добраться до решеток… и передать вам… свой кулон. Это экстренный… портал.

– Так что же вы раньше его не использовали?! – возмутилась Солара, почувствовав огромное облегчение. – Немедленно активируйте портал и…

– Потому что для этого… мне нужно бы было… остановиться, – призналась девушка. – Я еще не настолько… Не могу активировать на ходу… а нас преследовали.

– Не важно, говорю же, немедленно активируйте…

– А вас здесь… оставить? – Даже при своем ужасном состоянии магиня умудрилась съехидничать. – Князь меня…

– Лучше князь, чем умереть на потеху вампирам! – перебила Солара. – Прошу вас, уходите! Ведь если вы сбежите, то и мне помочь сможете.

– Мне и самой… не хочется умирать, но… Я не уверена… что переживу переход. Поэтому… не спорьте со мной.

– Нет, я без вас не уйду! А будете упрямиться, быстрее потеряете силы.

– Ларра…

– Все, помолчите и дайте мне подумать!

– И в кого же вы… такая упрямая? Знаете же… что ваша жизнь важнее… моей.

– Сделаю вид, будто я этого не слышала. Берегите силы.

Отвернувшись от магини, Солара прошла к ящику и, забравшись на него с ногами, села лицом к стене. Она не хотела, чтобы Лорея видела ее в таком состоянии. Тем более когда на щеках видны дорожки от слез. Но теперь у нее появилась вполне ощутимая надежда на обретение свободы. Главное – придумать, как оказаться рядом с ларрой Лореей.

Спустя минут десять Солара поинтересовалась:

– Вы не могли бы некоторое время поактивнее изображать умирающую?

– Куда уж активнее? – выдохнула магиня, ошарашенно посмотрев на Забирающую. – Что вы… придумали?

– Чистейшую блажь, – честно созналась Солара. – Буду требовать возможности попрощаться с умирающей подругой.

– Вы сумасшедшая! Не смейте…

– Тише, кто-то идет!

Гулкий шум шагов все приближался, и Солара настороженно ожидала появления их тюремщика. Бросив обеспокоенный взгляд на магиню и увидев, что та лежит с закрытыми глазами, целительница немного приободрилась. Значит, Лорея все же решила последовать плану Забирающей. Оставалось надеяться, что у них все получится.

– Ну и как тебе отдыхается, великая целительница? – насмешливо поинтересовался Сандор, остановившись около ее камеры. – Подружка еще не умерла?

«Боги, почему этот… – Солара постаралась не поморщиться от брезгливости. – Здесь столько вампиров, но пришел именно он!»

– Что молчишь? Язык прикусила?

И целительница решилась. Тем более выбора особого не было.

– Позвольте мне попрощаться с ней, – как можно более спокойно попросила она.

– Так прощайся, кто же тебе мешает? – хохотнул вампир, опершись плечом о решетку.

– Прошу вас… Вы ведь все равно не позволите вылечить ее, так хоть дайте попрощаться нормально! – Кто бы знал, каких трудов Соларе стоило добавить в голос просительных ноток, не выдав своего отношения к тюремщику.

– Так сильно просишь? – Судя по выражению лица, Сандор упивался ее страданием и унижением. – А что же я за это получу?

– Что?.. Но у меня ничего нет. – Солара растерянно осмотрела свою закутанную в плед фигуру.

Ей безумно не понравился взгляд, которым ее окинул мужчина. Плотоядный, словно он видел перед собой изысканнейшее блюдо. А с учетом природы вампиров можно быть полностью уверенной, что ее рассматривают в качестве еды.

«Обидеться, что ли?» – пришла абсурдная мысль, в то время как Сандор нарочито медленно принялся открывать замок камеры.

Не успела Солара придумать, что ей теперь делать, как вампир уже оказался рядом с ней. И как бы она ни уговаривала себя оставаться хотя бы внешне спокойной, стоило тюремщику нагнуться к ней и шумно втянуть воздух около растрепанных волос, как ее передернуло от отвращения. И, кажется, вампира это сильно разозлило.

– Что, не нравлюсь? – прошипел Сандор, сжав девичью шею и приложив целительницу головой об стену. – С-считаешь себя лучш-ше меня?!

Начав задыхаться от нехватки воздуха, Солара принялась царапать удерживающую ее руку в надежде ослабить хватку. Но мужчина оказался слишком силен. А когда его глаза заволокло темнотой, Забирающая и вовсе решила, что отправится к богам раньше ларры Лореи.

«Ларра Лорея!» – обожгло потухающее сознание панической мыслью.

Переведя взгляд за спину шумно дышащему вампиру, Солара увидела, что магиня уже сползла с лежанки и теперь целенаправленно ползет в сторону решеток. Она понимала, что девушка хочет помочь ей. А еще понимала, что после этого она умрет.

– Вкус-сная! – тем временем взвыл вампир, полностью погрузившись в процесс питания.

Он буквально захлебывался от восторга, поглощая чистую силу Забирающей.

– Да что б ты… подавился, зараза! – просипела Солара, одновременно снимая свои щиты.

Она не была уверена, что ей удастся тот же трюк, который когда-то провернула Алаиса, ведь ее эмпатические способности уже давно пришли в норму. Вот только выбора не было, и Солара обрушила на мужчину весь поток эмоций из переживаний, страха и боли.

Несколько мгновений ей казалось, что вампир только рад такому потоку и все напрасно, но неожиданно он застонал и обмяк, кулем падая на пол. Не удержавшись на ослабевших ногах, целительница упала рядом с ним на четвереньки. Посмотрев на лицо тюремщика, ставшее землистого цвета, она зло просипела:

– Пережрал. Так тебе и надо!

Не теряя больше времени, она схватила валяющуюся рядом с ними связку ключей, с трудом встала и, пошатываясь, пошла к выходу из камеры. Нужно было как можно быстрее убираться отсюда, пока кто-нибудь не пришел вслед за Сандором.

– Сейчас, потерпите немного, – с трудом просипела Забирающая, поморщившись и потерев саднящее горло.

– Вы… его убили? – Ларра Лорея смотрела на распростертое тело, даже не мигая, готовая в любой момент отразить атаку вампира.

– Нет, а жаль. Нужно спешить, пока другие не нагрянули.

Присев рядом с магиней, Солара помогла ей принять сидячее положение. Заглянув девушке за спину, увидела, что повязка вся пропиталась кровью, приобретя неприятный бурый цвет.

– Может, мы все же задержимся немного, – с сомнением в голосе пробормотала она.

– Нет. – Перехватив ее руку, ларра Лорея требовательно заглянула в синие глаза. – Если мне и… суждено умереть, то… лучше там, чем здесь. Уходим!

Не став спорить, ведь, судя по упрямому взгляду, магиня не уступит, Забирающая поинтересовалась:

– Что нужно делать?

– Не отпускать меня. – Ларра Лорея хрипло рассмеялась, но тут же зашлась кашлем.

– Осторожнее! – укорила ее Солара, поддерживая за плечи.

– Эй, Сандор, ты куда пропал? – раздался мужской голос, заставив девушек дружно вздрогнуть. – Нам пора возвращаться!

Гулкий шум шагов набатом отдавался в голове, заставляя испуганно смотреть в сторону коридора в ожидании появления еще одного тюремщика. Солара, словно загипнотизированная звуком, так и сидела, не в силах пошевелиться.

– Сандор, да где ты там?!

– Держитесь за меня, – прохрипела ларра Лорея, сунув руку за ворот рубашки.

Отмерев, целительница вцепилась в магиню и успела заметить, как та активировала экстренный портал. И Солара с удовольствием бы расслабилась, если бы не неимоверная тяжесть, навалившаяся на нее. В течение всего перехода она практически не могла пошевелиться, обмирая от ужаса. А когда они кубарем вывалились из портала, и вовсе потеряла дар речи, натолкнувшись на черные глаза вампира.

– Сбежать решила? – рыкнул Сандор, бросившись к замершей Соларе.

Ларра Лорея, оказавшаяся на пути вампира, попыталась его остановить, но была отброшена к стене и обмякла, словно тряпичная кукла. В следующий миг он схватил не успевшую увернуться Солару.

– Думала, я такой идиот, не знаю, что с-случилось с одним из наш-ших, когда твоя подружка щ-ш-шиты опустила? – Сандор принялся трясти целительницу, шипя от бешенства. – Да я таких, как ты, с первого раза просчитываю!

– И все же на некоторое время я тебя вырубила! – Не удержавшись, Солара злорадно улыбнулась. – Да еще и сбежала из камеры!

– Как сбежала, так и назад вернешься. – Встряхнув Забирающую еще раз, вампир поднялся на ноги, потянув ее за собой.

Поняв, что еще немного, и ее вернут назад, Солара пнула мужчину, но только зашипела от боли. Понимая, что вампир намного сильнее и ей не вырваться, она принялась активно мешать ему открыть портал, громко призывая на помощь. Сейчас это был единственный шанс спастись.

– Да заткнись ты! – Окончательно разозлившись, Сандор отвесил ей оплеуху.

Оглохнув и ослепнув от боли, Солара упала на пол, не в силах пошевелиться. Когда ее в очередной раз подняли, она решила, что все было зря и ее вновь отправят в логово вампиров. Поэтому на звук ударившей о стену двери целительница не обратила никакого внимания. В следующее мгновение Солару опять отпихнули, и она приняла это с апатичным смирением. Сил на сопротивление совершенно не осталось. И только звон разбитого стекла заставил прийти в себя.

Тряхнув головой, целительница осмотрелась по сторонам. Увидев отворачивающегося от нее Кассиана через голубоватое марево защитного купола, она неожиданно громко всхлипнула, еще не до конца поверив, что любимый здесь, рядом с ней.

Как завороженная она следила за тем, как легко он отбивал атаки вампира, с каждым шагом приближаясь к нему все ближе. И неожиданно Солара поняла, что Кассиану ничего не стоит расправиться с Сандором в мгновение ока. Но он этого не делал, играя со своей жертвой и загоняя ее в угол. Лишь на один миг целительница увидела его лицо, когда он уворачивался от огненного шара. И поразилась светившейся в глазах князя холодной расчетливой ярости. Сейчас перед ней был опасный хищник, пришедший, чтобы даровать своему врагу отнюдь не легкую смерть.

Глядя на то, как князь наносит своей ледяной магией глубокие раны вампиру, Забирающая зажала рот руками, чтобы не закричать. А потом и вовсе зажмурилась. Такой Кассиан пугал ее сильнее всех магических вампиров, вместе взятых. Было в нем что-то темное, яростное и жестокое. Солара даже не догадывалась об этой стороне характера своего любимого мужчины.

«Как же я мало знаю о нем».

А Кассиан продолжал методично наносить раны тому, кто посмел поднять руку на его любимую. На этом незнакомом человеке он вымещал все те боль и страх, которые испытал, когда узнал, что Солару похитили. За несколько часов, прошедших со страшного известия, великий князь прошел, казалось, все комнаты наказаний бога Смерти. А когда не смог связаться и с Лореей, отправленной присмотреть за княжеской невестой, и вовсе обезумел. И теперь, глядя, как в глазах его противника все больше и больше разгорается ужас, испытывал мрачное удовольствие.

Неожиданно его добычу самым наглым образом отобрали – кто-то отсек голову вампира воздушным лезвием.

– Хватит! – повелительно приказал младший эльфийский принц, неизвестно как оказавшийся здесь. – Вы пугаете ее.

Переведя ничего не понимающий взгляд в ту сторону, куда ему указывали, Кассиан обмер, увидев сжавшуюся под куполом Солару. В своей жажде мести он совершенно забыл о той, за кого так сильно переживал все это время.

– Снимите защиту, я помогу ей, – попросил лиур Фисан, немного смягчившись. – А вы пока накройте чем-нибудь… его!

Пока князь выполнял распоряжение эльфа, не решаясь подойти к невесте, принц обеспокоенно осмотрел Солару. Тронув ее за плечо, он поинтересовался:

– С вами все хорошо?

Уставившись на него испуганными глазами, Солара некоторое время молчала, а затем кивнула. Скосив взгляд на князя, накрывавшего тело вампира сдернутой с окна гардиной, она даже почувствовала некоторое облегчение.

– Тогда, может быть, вы осмотрите ту девушку, которая…

– Ларра Лорея! – охнула Солара, моментально забыв обо всем.

Найдя взглядом магиню, так и лежавшую без сознания около стены, целительница, более не обращая ни на что внимания, поспешила к ней. Осторожно перевернув девушку на бок, Солара заметила, как из раны опять начала течь кровь. Проведя диагностику, Забирающая пришла к неутешительному выводу: у магини было слишком мало шансов пережить лечение. Ее жизнь утекала, как песок сквозь пальцы, и сейчас была дорога каждая секунда.

Неуверенно посмотрев на стоящего позади них князя, Забирающая сказала:

– Кассиан, ты ведь понимаешь, что мы многим ей обязаны? Я так точно!

– Да, понимаю, – согласился князь. – Ты хочешь?..

– Да, – твердо ответила она. – Но с последствиями я одна не справлюсь. Поэтому, пожалуйста, вызови ларру Мириан.

Больше не обращая ни на что внимания, она привычно заблокировала свою чувствительность к боли и, простерев руки над ларрой Лореей, применила свой дар. Забирая себе ее раны и боль, Солара одновременно подпитывала девушку, давая той шанс выжить. Но чем дольше длилось исцеление, тем сильнее уставала Забирающая. Срок восстановления после предыдущего применения дара был слишком мал, и это могло грозить целительнице серьезными последствиями.

Под конец Солара хрипло дышала, с трудом удерживая себя от того, чтобы не потерять сознание. И лишь то, что цвет лица магини из синюшно-белого стал просто немного бледным, приносило радость и давало возможность продержаться до конца.

Наконец убедившись, что ларра Лорея вне опасности, Солара облегченно выдохнула, моментально погружаясь во тьму.

Успевший подхватить ее лиур Фисан с беспокойством отметил, какая у целительницы горячая и сухая кожа. Перенеся Забирающую на диван, он укрыл ее своим сюртуком. Посмотрев на ларру Лорею, он задумался, куда бы положить и ее, когда в комнату ворвался первый советник.

– Как они? – поинтересовался он, подхватывая ларру Лорею на руки.

– С вашей ношей уже все хорошо, а вот Забирающая меня беспокоит, – ответил принц. – Она всегда так плохо переносит последствия применения дара?

– Дело не в этом. – Присев в кресло и бережно прижав к себе магиню, Себиан нахмурился. – Она еще не восстановилась с прошлого раза.

– И зная это, великий князь позволил ей использовать силу Забирающей?! – возмутился лиур Фисан.

– А вы думаете, что ее кто-то смог бы остановить? – искренне удивился огненный маг.

Вспомнив все, что он знал о Забирающих, эльф был вынужден согласиться – перед возможностью спасти чью-то жизнь эти целители не потерпят никаких преград.

– Теперь понятно, почему она попросила вызвать лиуру Мириан.

С сочувствием посмотрев на тяжело дышащую Солару, младший принц уже хотел предложить перенести девушек в более подходящее место, когда у целительницы начался приступ. Мгновенно среагировав, лиур Фисан прижал ее к дивану, не давая возможности нечаянно навредить себе. Но буквально спустя несколько секунд приступ прошел, словно его и не было. Лишь лихорадочный румянец на щеках возвещал о том, что Солара сейчас борется с последствиями применения своего дара.

Когда к ним вернулся великий князь, у Забирающей случилось еще три подобных приступа. И с каждым разом она выглядела все хуже и хуже. Перенеся невесту в свои покои, Кассиан приказал никого не пускать, кроме ларры Мириан, которая должна была вскоре прибыть в княжеский дворец. А пока этого не произошло, он старательно обтирал горячее тело девушки, пытаясь сбить жар, и чутко прислушивался ко все более слабеющему дыханию.

Спустя час, когда в Ледосию прибыла главная целительница империи со своей ученицей, великий князь больше напоминал тень себя прежнего. Зайдя в его покои, ларра Алаиса с трудом признала в нем того красавца, которого видела полгода назад. Сейчас перед ней сидел убитый горем мужчина, осторожно держащий за руку умирающую невесту.