Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 18

 

Как можно было не потерять голову от хриплого голоса, утверждающего, что отныне и навсегда она принадлежит этому великолепному мужчине? И Солара с восторгом отдалась нахлынувшим чувствам, позабыв обо всех сомнениях и тревогах, мучивших ее раньше. Кассиан продемонстрировал, как же она дорога ему. И тени сомнения не осталось!

– Ты останешься со мной сегодня? – спросил он, с тревогой заглянув в ее глаза.

– Да, – подтвердила она и тихо рассмеялась от того, как поспешно князь подхватил ее на руки, направившись в спальню.

Обвив руками сильную шею, Солара запустила пальцы в густую шевелюру и зажмурилась от удовольствия. Волосы мужчины, как всегда, были заплетены в косу, и только она знала, какие они восхитительно гладкие. Прижавшись носом к мужской щеке, вдохнула ставший родным аромат. Он неизменным теплом окутал душу, и сердце застучало сильнее. А когда Кассиан начал опускать ее на кровать, не пожелала и на миг расставаться с ним, утянув любимого за собой.

Все происходящее казалось сном. Самым желанным! Сладким. Сокровенным… Девушка радостно откликалась на прикосновения рук и губ князя. Сама с любопытством и восторгом принялась исследовать его сильное тело. Солара так давно мечтала о ласках этого мужчины, что в нетерпении сбывшихся фантазий совершенно забыла о смущении. Тем более его губы и руки, блуждавшие по ее телу, подобно жаркому ветру, очень даже способствовали раскрепощению.

– Ты так прекрасна! – прошептал Кассиан, успевший смять подол женского платья. С явным наслаждением он гладил длинные стройные ноги, стремительно щекоча или, наоборот, замирая на миг в томительно- нежном прикосновении. – Я так долго ждал, когда смогу обладать тобой.

Смутившись под восторженным взглядом сапфировых глаз, Солара нерешительно замерла. Если бы она знала о его ожиданиях! И тут же охнула, когда князь, прикусив кожу над ключицей, начал медленно спускаться к груди, покрывая поцелуями открытые участки кожи. Девушка тут же подалась навстречу его губам, не желая оставить ни единого кусочка кожи без его прикосновений. Так жарки они были! Так волновали, вызывая чувственный отклик, побуждая кровь стремительнее нестись по венам. Казалось, что она просто не сможет выжить без них, мгновенно откликаясь на малейшее касание. Но вскоре ей и этого стало мало.

Соларе хотелось почувствовать его всего полностью. Когда кожа к коже, одно дыхание на двоих, глаза в глаза, а в них отражалась бы обоюдная жажда обладания… И одежда вдруг стала досадной помехой!

Начав поспешно раздевать Кассиана, девушка путалась в шнуровке и лишь задерживала себя. Взгляд затуманило от страсти, Солара действовала на ощупь. Но пальцы, которые всякий раз неуловимо соскальзывали в распахнутый ворот, чтобы ласково погладить горячую кожу мужчины, подводили ее. И когда Солара уже готова была зарычать от досады, князь сжалился над ней, стянув рубашку через голову.

– Не волнуйся, радость моя, я обеспечу тебе многие часы практики в избавлении меня от одежды! – Хрипло рассмеявшись, Кассиан потянул девушку на себя, заставляя приподняться.

– Я согласна, – не совсем понимая, что говорит, ответила Солара.

Приникнув к мускулистой груди, она не удержалась и шаловливо провела кончиком языка по коже. Услышав шумный выдох, озорно улыбнулась и вновь лизнула мужскую грудь. Стеснение осталось где-то там, за пределами княжеской кровати. Она словно огонек, возникший из крошечной искорки и разгоравшийся с каждой минутой, распалялась все сильнее, стремясь перехватить инициативу. Но продолжить ей не дали.

Обхватив женскую шею сильными пальцами, Кассиан заставил девушку поднять голову. Несколько секунд любовался ее потемневшими от желания глазами и впился жадным поцелуем в губы. Мгновенный отклик только еще больше распалил мужчину. Его желание обладать Соларой стало почти болезненным. Кассиан жаждал немедленно погрузиться в нее, поставив еще одно невидимое клеймо. Только его! И лишь опасения навредить целительнице сдерживали его собственнические порывы.

«Не сейчас… Не сегодня… Еще рано!»

Усилием воли заставив себя успокоиться и чуть-чуть заглушив безумную жажду, Кассиан раздел активно помогающую ему девушку. Одновременно он дал себе мысленный зарок сделать все, чтобы об этой ночи у нее остались самые приятные воспоминания. И, не теряя времени, с пылом истинно влюбленного мужчины принялся претворять собственное обещание в жизнь, лаская высокую девичью грудь, спускаясь жаркими поцелуями к подрагивавшему от рваного дыхания животу Солары. Как же наслаждался он, скользя руками по шелковистой коже бедер, прикусывая ее и тут же целуя место укуса. Он медленно и верно сводил возлюбленную с ума, вызывая из девичьего горла все более продолжительные стоны.

Когда Солара вообще перестала понимать, где находится, плавясь от желания и проваливаясь в мир самых восхитительных ощущений, Кассиан осознал, что и сам больше не может сдерживаться. Единственная мысль звучала в его голове: вместе… сейчас! Но даже тогда он еще пытался контролировать ситуацию, медленно погружаясь в податливое женское тело. И тут же почувствовал, что ореол невинности, всегда словно окружавший девушку незримым сиянием, не был иллюзией. Собственные ощущения подсказали князю: он первый у этой потрясающей, красивой и безумно желанной девушки. Он замер на миг, ошеломленный тем напором чувств, который вызвало в душе это откровение. Теплом отчаянной любви, поселившейся в сердце. Благодарностью за дар, который он, несомненно, сбережет! И восторгом… необузданным, эгоистичным и чувственным – ведь он стал тем, в ком Солара узнала возлюбленного, доверившись и душой, и телом. Это стало последней каплей – выдержка оставила князя, уступив место первобытным инстинктам обладания.

В безумном сплетении двух тел было что-то… истинное, яростное и правильное. Все убыстряющийся темп древнего, как этот мир, танца, громкие и протяжные стоны и еле слышный, прерывающийся шепот заполнили княжескую спальню. Двое влюбленных сгорали в сетях взаимной страсти, стремясь получить долгожданное освобождение и раствориться друг в друге, став единым целым.

Уже много позже, укрывая и себя, и совершенно разомлевшую и засыпающую Солару одеялом, Кассиан разобрал ее еле слышный шепот:

– Люблю тебя.

Бережно прижав к груди свое сокровище, князь счастливо улыбнулся и удовлетворенно выдохнул:

– Моя!

* * *

Воспоминания вчерашнего вечера, а потом и ночи бурным потоком обрушились на только что проснувшуюся Солару. Яркие картинки, замелькавшие перед ее мысленным взором, вызвали желание спрятаться с головой под одеялом, пока стыд за свое поведение хоть немного не утихнет. И в то же время воспоминание о том, что они прошли первый этап соединения своих жизней, заставлял счастливо улыбаться.

Решившись наконец обернуться, чтобы посмотреть на лежащего рядом мужчину, Солара добилась только того, что ее еще крепче сжали в объятиях и, поцеловав в обнаженное плечо, охрипшим после сна голосом поздоровались:

– Светлого утра. Как ты себя чувствуешь?

– Эм… Прекрасно, – честно ответила окончательно смутившаяся девушка.

Она понимала, про что именно спрашивал князь, но действительно чувствовала себя отлично. Организм за ночь справился со всеми возможными неприятными последствиями первого раза. Все же в даре Забирающей имелись и несомненные положительные моменты.

– Так это же великолепно! – Резко перевернув Солару, Кассиан навис над ней, довольно улыбаясь.

– Что… Нет, ты же не думаешь…

– Не только думаю, но и собираюсь перейти к активным действиям!

Князь хотел ее поцеловать, но Солара успела отвернуться, поэтому его губы мазнули по окрасившейся румянцем щеке. Правда, мужчину это не сильно расстроило, и он с удовольствием приник к беззащитной шее.

– Кассиан! – воскликнула Солара, ощутив мгновенно появившееся тянущее чувство внизу живота. – Мы не можем сейчас… И вообще, уже светло!

– Да и вчера не темно было. – Дернув плечом, князь попытался стянуть одеяло с активно сопротивляющейся девушки.

– Неправда! – возмутилась целительница, попытавшись отползти. – Я точно помню, что в спальне было темно!

– Так я прекрасно вижу в темноте, – признался Кассиан и, коварно улыбнувшись, воспользовался удивлением возлюбленной, сдернув с нее одеяло. – Наследственность хорошая, знаешь ли.

– Значит ты вчера все… – Не договорив, Солара мучительно покраснела.

– Так же отчетливо, как и сейчас. – Навалившись сверху, мужчина заблокировал ее руки и серьезно сказал: – Прекрати стесняться. Ты очень красивая! И я безумно счастлив, что эта красота принадлежит мне одному.

Притихнув, Солара некоторое время смотрела на любимого, а потом немного жалобно спросила:

– Ты правда сделал мне вчера предложение?

– Конечно, глупенькая! – Кассиан шутливо поцеловал ее в нос. – Теперь ты от меня никуда не сбежишь.

– А ты?

– Что я?

– Ты тоже ведь теперь от меня никуда не сбежишь? Потому что я…

– Тише. – Прижав палец к ее губам, Кассиан ласково улыбнулся. – Выкинь все тревожные мысли из головы. Кроме тебя мне больше никто не нужен. Веришь?

– Верю, – согласилась Солара и порывисто обняла мужчину.

– Тогда я надеюсь больше никогда не слышать от тебя сомнений в моей верности! – строго проговорил князь, хотя в его голосе отчетливо слышалась улыбка.

– Ой, ларра Лорея меня со свету сживет! – воскликнула целительница, отстранившись от мужчины.

– Да при чем тут ларра Лорея?! – опешил великий князь.

– А как же иначе? Ведь всем известно, что она спит и видит, как станет твоей женой, изводя своим острым языком соперниц!

– Ты ее боишься? – удивился Кассиан, пристально посмотрев в глаза.

– Раньше нет. – Качнув головой, Солара слегка улыбнулась. – Мне даже нравились наши словесные пикировки. Зато сейча-а-ас…

– Родная, запомни раз и навсегда, ты теперь моя невеста. А вскоре станешь женой и княгиней. Да никто и слова тебе поперек сказать не посмеет! А то, что будут шипеть за спиной… Зачем обращать внимание на беззубых змей? Пошипят и перестанут!

«А вскоре станешь женой…» – эхом пронеслись слова в ее голове.

Счастливо улыбнувшись, Солара обняла мужчину за шею, уткнувшись носом в мускулистую грудь. Она и надеяться не смела, что когда-нибудь ее заветная мечта станет реальностью.

– Солара, что случилось? – обеспокоенно спросил Кассиан, погладив девушку по голове.

– Ничего, – заверила целительница, посмотрев на него. – Наоборот, все просто замечательно.

– Это же великолепно! – обрадовался князь и наконец завладел губами своей невесты.

Ну а дальше… Солара не смогла, да и не захотела сопротивляться, с охотой открываясь навстречу Кассиану.

Правда, спустя несколько часов девушке удалось уговорить его отпустить ее. Весомым аргументом стало то, что обязанности правителя еще никто не отменял.

Увидев, как глаза любимого потемнели, Солара спросила:

– С тобой все хорошо?

– Я справлюсь. – Прижав ее ладошку к своей щеке, Кассиан ненадолго прикрыл глаза. – Ведь теперь у меня есть ты.

– Я всегда у тебя была, – сказала Забирающая и тут же прикусила язык.

Признаваться в том, что уже многие годы любила его, девушка была еще не готова. Хорошо хоть князь принял ее слова за попытку поддержать его и не стал заострять на них внимание.

Вернувшись в свою комнату порталом, Солара потратила еще некоторое время на то, чтобы подготовиться к новому рабочему дню. Правда, ей существенно мешали воспоминания обо всем произошедшем. Она постоянно замирала, смущенно улыбаясь и довольно жмурясь.

Уже перед самым выходом она погладила ажурный браслет и задумалась о том, как быстро и кто именно догадается о его значении. Вообще, помолвочные браслеты были не слишком широко распространены в их мире. Чаще всего их применяли как простые украшения.

Это у Старших рас строго придерживались традиций, поэтому эльф никогда не наденет своей избраннице на палец кольцо, оборотень не предложит ей подвеску, а альв не вденет в ухо серьгу. Люди же легко обменивались разными атрибутами помолвки. Кому какие нравились больше. Хотя, конечно, чаще всего это были кольца. И лишь знатные рода тоже старались следовать какой-нибудь одной традиции, взяв за пример Старшие расы.

Конечно, если внимательно присмотреться к браслету Солары, то можно было бы увидеть среди изгибающихся линий знак княжеского дома – цветок голубой розы. Эти удивительные цветы спокойно росли в суровых условиях северной страны, символизируя собой стойкость и волю к жизни. Соответственно никто кроме княжеского рода не смел носить украшения с этим цветком. Поэтому, загорись кто-нибудь желанием рассмотреть браслет Забирающей, сразу бы понял, что у Кассиана появилась невеста.

– Надеюсь, первой будет не ларра Лорея, – пробурчала Солара, решительно выходя в коридор.

У нее не было совершенно никакого желания «меряться силами» со скандальной магиней. Пусть раньше ей это и доставляло какое-то извращенное удовольствие. Тем более приходилось признать, ларра Лорея обходилась с ней бережнее, чем с другими своими оппонентками. Солара даже подозревала, что все дело в ее статусе Забирающей. Какой бы вздорной ни была старшая дочь виконта Катарского, но дурой ее не назовешь.

– Ох, ларра Солара, пойдемте быстрее со мной! – воскликнула юная целительница, проходящая практику в княжеском лазарете, преградив ей путь.

– Что случилось? – моментально напряглась Забирающая и поспешила за девушкой.

– Ларра Лениана поскользнулась на лестнице и вывихнула ногу, – сообщила практикантка, судорожно сжав свой просторный балахон, в каких ходили все целители на своих рабочих местах. – И теперь она не дает никому себе помочь, утверждая, что справится сама. Тем более у нее еще куча дел!

– Понятно. – Недовольно нахмурившись, Солара прибавила шаг. – Не беспокойтесь, я разберусь.

Когда они подошли к палате, в которой находилась главная целительница княжества, около приоткрытой двери толпились несколько стражников, три престарелые аристократки и один целитель. А из самой палаты раздавался громкий голос ларры Ленианы, требующий, чтобы ее оставили в покое.

– Что происходит? Почему здесь стража? – строго поинтересовалась Солара.

Подслушивающие у двери быстро отошли в сторону и принялись преувеличенно внимательно рассматривать окружающую обстановку.

– Мы помогли доставить ларру Лениану в лазарет, – ответил один из стражников.

– Доставили? Можете возвращаться к исполнению своих прямых обязанностей, вы здесь больше не нужны.

Переведя взгляд на аристократов, жадно прислушивающихся к их разговору, Забирающая вопросительно приподняла бровь. Женщины принялись наперебой тараторить о своих недомоганиях. Повелительно приподняв руку, Солара остановила бессмысленный словесный поток и обратилась к мнущемуся у двери целителю:

– Займитесь этими ларрами. Не стоит заставлять пациентов ждать.

Разогнав праздных зевак, Забирающая решительно вошла в палату и обозрела собравшихся там. На узкой койке гордо восседала ларра Лениана, с удобством расположив больную ногу и обложив ее пакетами со льдом. Вокруг нее стояли три целительницы, не зная, как подступиться к вредной начальнице. Заметив Солару, одна из них облегченно выдохнула.

– Ларра Лениана, как вам не стыдно? – укоризненно поинтересовалась Забирающая, подойдя к койке, и принялась убирать пакеты со льдом.

– Ох, моя дорогая, только ты не начинай! – возмутилась главная целительница, но мешать не стала. – Если бы меня оставили в покое, я бы сама себя подлечила. У меня совершенно нет времени болеть!

– А вот это уже мне решать, – тихо ответила Солара, сканируя поврежденную ногу. – Вы порвали связки, а в кости небольшая трещина. Сейчас я вам помогу, но в течение четырех дней вы будете лежать.

– А кто поедет контролировать строительные работы в Миржевске? – ехидно поинтересовалась наставница.

– Я, – невозмутимо ответила Забирающая. – Когда вы планировали туда отправиться?

– Солара, девочка моя, пока еще я являюсь главной целительницей княжества. – Недобро прищурившись, ларра Лениана посмотрела на подопечную.

– По закону всех человеческих государств Забирающая имеет право оспорить решение любого целителя, не спрашивая чужого мнения, – напомнила Солара, еле сдержав улыбку.

– Солара!

– Ларра Лениана, я все сказала! Когда нужно отправляться?

– Послезавтра, – недовольно ответила наставница. – Ну и вредная же ты!

По тихому фырканью, раздавшемуся со стороны целительниц, стало понятно, что с главной целительницей никто не сравнится.

– А ну, кыш отсюда! – грозно приказала ларра Лениана. – Кто за вас работать будет?

Когда целительницы покинули палату, наставница наконец перестала хмуриться и позволила заняться лечением своей ноги. На это у Солары ушло около получаса. Дольше всего пришлось заниматься порванными связками. Теперь они, конечно, были полностью восстановлены, но еще слишком ненадежны, чтобы женщина могла спокойно ходить. Ближайшие четыре дня ей действительно предстояло провести в постели.

Когда Солара закончила с исцелением, ларра Лениана неожиданно по-доброму улыбнулась и заявила:

– Неужели Кассиан наконец-то решился сделать тебе предложение?

– Все же заметили? – спросила Забирающая, смущенно улыбнувшись.

– Еще в самом начале, – усмехнулась главная целительница. – Я на зрение никогда не жаловалась!

– Да, вчера вечером я надела на руку браслет.

– Это же великолепно! А то мы с твоей матерью и ларрой Дарьяной уже устали гадать, когда же этот упрямый мальчишка решится.

– Вы хотите сказать…

– Что уже давно видели, как вы смотрите друг на друга. И поверь мне, безумно рады за вас!

– Интересно, сколько еще человек заметило? – пробормотала Солара, прикрыв рукой браслет.

– Не знаю, но слухов никаких определенных не ходило. Да и мы были очень осторожны, стараясь обсуждать ваши отношения только тогда, когда оставались наедине.

– Ларра Лениана!

– Ой, вот только не надо тут строить из себя оскорбленную невинность! Мы же не разносили сплетни по всему дворцу. Заметь, я даже своей лучшей подруге ничего не сказала, спокойно ожидая, когда вы сами решитесь обнародовать свои отношения.

Солара предпочла бы, чтобы их вообще не обсуждали, но понимала, это просто нереально. Тем более стоило радоваться, если близкие люди были столь тактичны и даже не намекнули ни разу о своих мыслях и предположениях. И все же она не могла удержаться, чтобы не спросить:

– Вы были так уверены, что он сделает мне предложение, а не захочет увидеть в качестве своей фаворитки?

– Да какая из тебя фаворитка, девочка моя? – И столько было в голосе наставницы удивления, что Солара посчитала себя совсем уж недалекой особой, спрашивающей про общеизвестные вещи. – С такими, как ты, только крепкие семьи строить и только потом по углам обжиматься, если на то будет желание.

Пытаясь осмыслить то, что ей сказала наставница, но так и не поняв до конца ее слова, Солара осторожно поинтересовалась:

– Это потому, что я Забирающая, важная политическая фигура на…

– Ох, боги великие, да при чем тут это?! – всплеснула руками ларра Лениана. – Знала бы ты, что творила по молодости главная целительница королевства Рион… Она сменила четырех любовников, среди которых был король, и только потом вышла замуж за племянника королевы. Просто есть женщины, которые не подходят для таких отношений. Они изначально созданы для семьи.

– Простите за мои глупые вопросы.

– Не переживай, молодости всегда свойственна неуверенность. Но давай пока отложим этот разговор и займемся насущными делами. Раз ты заменишь меня на эти дни, стоит обсудить некоторые неотложные дела.

Согласно кивнув, Солара приготовилась слушать наставницу, вновь любовно погладив браслет, облегающий запястье. Прикасаясь к нему, она чувствовала словно некую невидимую нить, связывающую ее с великим князем. И это чувство заставляло наполняться сердце тихой радостью.