Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 14

 

Сидя на софе под боком у князя и медленно попивая очень вкусный чай с явно успокаивающим эффектом, Солара смотрела куда угодно, только не на ледяных эльфов, не желавших отрываться друг от друга. Все то время, пока Кассиан хлопотал над целительницей, а прислуга приносила напитки и легкую закуску, брат с сестрой так и продолжали стоять обнявшись, что-то тихо говоря друг другу.

– Как ты себя чувствуешь? – тихо спросил Кассиан, с беспокойством посмотрев на Забирающую.

– Уже хорошо, а если мне нальют еще чашечку этого прекрасного чая, вообще все будет замечательно, – заверила его Солара, возвращая пустую чашку.

– Рада, что вам понравился чай, – весело сказала лиура Айлинэль, наконец сумевшая отвлечься от брата. – Я сама составляю композицию для него. А еще очень рада познакомиться с вами, моя дорогая. Прошло слишком много лет, когда я в последний раз видела и разговаривала с Забирающей. Мне так о многом хочется вас расспросить!

– Мне тоже, – заверила ее Солара.

– Приношу свои извинения, – сказал лиур Ангмар, присаживаясь рядом с сестрой.

– Ничего страшного, дядя, – немного насмешливо ответил лиур Фисан. – Мы все прекрасно понимаем.

– Дядя? – переспросила эльфийка, с любопытством посмотрев на младшего принца.

– Я все тебе расскажу, только умоляю, поведай, как ты оказалась здесь и почему не ушла за Сумеречный заслон? – поинтересовался лиур Ангмар, обхватив ладони сестры своими руками.

Как заметила Солара, да и остальные присутствующие, у эльфа появилась какая-то внутренняя потребность касаться лиуры Айлинэль. Видимо, бедняга до сих пор не мог поверить своему счастью. Да и кто бы мог быстро успокоиться, если бы спустя три тысячелетия встретил ту, которую считал давно погибшей и даже успел смириться с ее смертью.

– Когда стало понятно, что, если мы не последуем совету драконов и не покинем наши земли, все может закончиться полным уничтожением не только Старших рас, но и людей, я как раз находилась в нашем загородном доме, около границы земель гномов, – начала рассказывать лиура Айлинэль. – Мы уже собирались возвращаться на следующий день во дворец, но ночью на нас напали. Я не знаю, как дозорные просмотрели приближение такого большого отряда, но факт остается фактом.

– Почему ты не ушла порталом? – спросил ледяной эльф, нахмурившись.

– И бросить тех, кто нуждался во мне? Нет, я не могла так поступить! А потом в пылу битвы не оставалось времени, чтобы остановиться и подумать. Да и не хотелось мне в тот миг думать. Единственным желанием было покромсать на кусочки своих врагов.

– Айлинэль… – И столько боли было в голосе лиура Ангмара, что Солара невольно насторожилась. – Ты ведь целитель, как можешь говорить такое?

– В ту ночь… я предала свой дар, – с грустью призналась эльфийка.

Забирающая поежилась от неожиданного приступа леденящего холода, прокатившегося волной по телу. Она не представляла, что нужно было пережить, чтобы решиться на такое.

– Но как же вы теперь? – удивился лиур Фисан, подавшись вперед, пытаясь что-то рассмотреть в лице так удивительно обретенной дальней родственницы.

– Я не утратила целительскую магию, – заверила ледяная эльфийка. – Просто теперь дар сопровождает боль – мое наказание за содеянное. – Заметив искаженное испугом лицо брата, она поспешила его успокоить: – Не расстраивайся, с течением времени она стала совсем слабой. Возможно, мне осталось совсем чуть-чуть, чтобы искупить свои грехи.

– И что же случилось потом? – поинтересовался принц. – Почему вы не присоединились к своим родным?

– Когда битва была почти окончена, а меня окружали трупы домочадцев, я заметила, как за моей служанкой, бегущей в сторону леса, погнались двое мужчин. И я отправилась вслед за ними в надежде спасти хоть ее и попытаться скрыться, а потом пробраться к своим. Уже тогда я была ранена, а они оказались сильными воинами. Я нагнала их у самой кромки, где…

– Что? – не удержалась от вопроса Солара, захваченная рассказом.

– Милая девочка, я искренне надеюсь, что тебе никогда не доведется узнать, чего хотят разгоряченные битвой и пролитой кровью воины, – грустно ответила лиура Айлинэль. – Я успела почти вовремя, но, как уже сказала, они были сильными воинами, а я ранена. Моя бедная служанка погибла, пытаясь помочь мне. Почему-то именно ее смерть я запомнила лучше всего. А вот меня боги миловали. Когда несостоявшиеся насильники попытались продолжить начатое, только уже с моим участием, на них вышел отряд князя Ирислава. В ту ночь он спас меня, укрыв в безопасном месте. Целителям, которым великий князь доверился, пришлось долго выхаживать меня.

Я провела в беспамятстве больше двух недель, а потом еще месяц понадобился на восстановление сил. К тому времени Старшие расы покинули эту часть Эдеи, начав возведение Сумеречного заслона.

– И ты осталась здесь заложницей? – спросил лиур Ангмар, недобро посмотрев на Кассиана.

– Нет, совсем нет! – заверила его эльфийка, ласково погладив по руке. – Князь Ирислав обещал найти выход и переправить меня к родным. Вот только сразу этого сделать не получилось. Люди принялись за дележку опустевших территорий, и это было воистину ужасно! Великий князь около двух лет отвоевывал наши земли в надежде сохранить хоть что-то, но не всегда это удавалось. Я видела, как ему трудно приходилось, и понимала, что он благородный человек, не желавший этой войны.

– Да, его отец, князь Кориан, погиб, пытаясь помочь нам, когда исход войны еще не был так очевиден. – Ледяной эльф прикрыл глаза, погружаясь в прошлое.

– Вот поэтому я и осталась. Решила помочь князю отстоять наши земли. Если не мечом, так хитростью. Все же меня готовили стать женой повелителя эльфов. То были трудные десять лет… Ирислав постоянно боялся, что кто-нибудь узнает о моей тайне, и мне пришлось приложить максимум усилий, чтобы он не спрятал меня в какой-нибудь глуши под усиленной охраной, пока все не образуется. Уже значительно позже я предложила поселить меня здесь, ведь всегда любила это место. И даже помогла запустить заклинание Таинства, обезопасив тем самым свою жизнь. Вот так я и стала бессменным хранителем Ледосского княжества и его самой охраняемой тайной.

– Но почему? Айлинэль, я действительно не понимаю, почему ты решила остаться здесь, лишив себя возможности быть с нами и завести семью? – Лиур Ангмар никак не мог поверить, что его сестра добровольно решилась на это.

– Сначала из страха, – честно ответила лиура Айлинэль. – Я боялась узнать о вашей смерти, а так у меня оставалась красивая фантазия о том, что моя семья вся спаслась. А потом я действительно привыкла к такой жизни, искренне переживая за страну. Ведь Ледосское княжество, по сути, является моим детищем. Я приложила слишком много сил, чтобы вот так просто бросить все и уйти.

– И все же я согласна с лиуром Ангмаром. – Солара поддержала ледяного эльфа. – И пусть я искренне вам за все благодарна, но неужели вы не хотели завести семью?

Забирающая не представляла, как можно было прожить три тысячелетия одной, без близких и любимых людей. Ей казалось, что очутись она на месте эльфийки, то непременно бы сошла с ума от тоски.

– Но у меня был муж, – неожиданно призналась лиура Айлинэль. – Он был одним из магов, призванных охранять Ледовый дол. И пусть мой Бориан намного младше меня, но вы, люди, взрослеете так быстро, что разницы в возрасте мы никогда не ощущали. И знаешь… – Переведя взгляд на брата, эльфийка обхватила его лицо руками. – Ради своего возлюбленного я бы согласилась пережить все заново!

– Ты… так сильно любила его? – тихо поинтересовался ледяной эльф, накрыв своими руками ее ладони.

– Его невозможно было не любить. Он был искренним, честным, сильным, смелым… Самым лучшим, ради кого мое сердце билось каждый день. Мы прожили с ним немногим больше тысячи лет, а потом Бориан тихо ушел во сне. И я жалею лишь о том, что боги так и не дали нам детей.

Ее пылкая речь утихла, погружая гостиную в молчание. И лишь потрескивание поленьев в камине хоть немного разбавляло образовавшуюся тишину.

Посмотрев на огонь и словно воочию увидев ту страшную ночь, Солара прижалась к плечу князя, пытаясь в этом прикосновении найти успокоение. И Кассиан понял ее желание, осторожно сжав узкую ладошку.

– Не нужно грустить, – наконец прервала тишину лиура Айлинэль. – У меня действительно все хорошо, и я ни о чем не жалею. Лучше расскажи мне, как ты жил все это время?

– Мы до последнего момента ждали тебя, – ответил лиур Ангмар. – Потом отправленный к тебе наш брат Айглос на обратном пути напоролся на засаду. Лишь немногим удалось спастись. Они-то и сообщили, что я потерял не только брата, но и любимую младшую сестру. – С нежностью проведя кончиками пальцев по руке, ледяной эльф с грустью улыбнулся. – На месте загородного дома они нашли только пепелище. Кто-то позаботился о том, чтобы сложить общий погребальный костер. Как я теперь понимаю, то был великий князь Ирислав.

– Да, он… – Не сумев продолжить, лиура Айлинэль беспомощно улыбнулась.

– Мне пришлось увести остатки своего клана в надежде спасти хоть кого-то, – продолжил рассказ ледяной эльф. – Драконы перенесли нас порталами на свой материк. И знаешь, он невероятно прекрасен! Да еще такой же большой, как и этот. Вообще драконы говорили, что их материк практически полностью похож на наш, но у меня никогда не было желания проверить правдивость их слов. Тем более нужно было во многом разобраться и попытаться отстроить жизнь заново.

– И вам это, без всякого сомнения, удалось! – Лиур Фисан довольно улыбнулся. – Прекрасная лиура Айлинэль, видели бы вы наши дворцы, мощные и неприступные города гномов, величественные поселения орков, добротные и уютные дома оборотней…

– У нее теперь есть возможность все это увидеть, – мягко прервал его лиур Ангмар.

– Да, я бы с удовольствием посмотрела на них, – мечтательно сказала эльфийка.

И Солара была с ней полностью согласна. Ей и самой хотелось посмотреть на ту красоту, которую описал принц, но… Судя по тому, как великий князь сжал ее руку, он совсем не оценит такого признания. А помня, как ларр Максимилиан болезненно относился к предложению кронпринца, Солара и вовсе решила промолчать. Только погладила кончиками пальцев руку князя и постаралась скрыть удовлетворенную улыбку, когда почувствовала, что Кассиан расслабился.

– А у тебя появилась своя семья? – поинтересовалась эльфийка, любопытно сверкнув глазами.

– Я женился, только не на той, на ком планировал. Из-за твоей, как мы сейчас знаем, мнимой смерти брачные договоренности пришлось пересмотреть. Повелитель взял в жены мою невесту из клана морских эльфов, а я женился на его сестре и очень рад этому! Лиура Алнаэль, конечно же, была бы мне прекрасной женой, но наш брак навсегда бы остался договорным.

– И тем это было бы горше, ведь она всегда любила повелителя, – веско заявила его сестра. – Я видела, как она смотрела на него, и даже хотела предложить попробовать все переиграть, но война внесла свои коррективы.

– Да, и моей женой стала прекрасная Клариэль. Она подарила мне двух сыновей и красавицу дочь. Мы всегда жили с ней душа в душу…

– Пока тетя не поддержала идею Арианеля начать общение с людьми, – ехидно улыбаясь, сказал младший принц.

– Они и так слишком много горя нам принесли, – жестко заявил лиур Ангмар. – Хотите, чтобы люди подчистую нас вырезали?

– Ангмар! – воскликнула лиура Айлинэль. – Не забывай, ты сейчас находишься у них в гостях.

– На тех землях, которые раньше по праву принадлежали нам! – Не пожелал сдаваться эльф.

– Они спасли меня! – Зло прищурившись, эльфийка посмотрела на брата.

– Если бы люди не развязали войну, то и спасать бы не пришлось, а наш брат остался бы жив. Как и многие представители Старших рас.

– Во всем виноваты магические вампиры.

– Если бы люди сами этого не хотели, никакие бы вампиры на них не повлияли.

– Ты не прав! Во многом виноваты и мы тоже. Оказались такими же слепыми глупцами, не замечающими творящегося вокруг нас. Да, люди слабы и многие из них подвластны разнообразным порокам. Так что же нам мешало помочь им научиться жить по-другому? Благородства Старших рас хватило только на признание людей, а дальше мы их оставили на произвол судьбы. В той войне не было правых и виноватых!

– Да как ты вообще…

– Хватит! – приказал Кассиан, резко понижая температуру в комнате.

Передернув плечами, лиура Айлинэль виновато улыбнулась.

– Прости нас, мальчик мой, за ту безобразную сцену, свидетелем которой ты и твоя спутница стали.

– Думаю, нам всем стоит разойтись по комнатам и хорошенько отдохнуть, – внес предложение младший принц, легко вставая с кресла.

– Да-да, конечно же, вас сейчас проводят. – Радушно улыбнувшись, ледяная эльфийка хлопнула в ладоши. – Через несколько часов мы будем обедать.

Солара с большим удовольствием воспользовалась возможностью сбежать и обдумать все в одиночестве. Поэтому, придя в выделенную ей комнату, попросила горничную оставить ее одну. Выйдя на небольшую застекленную террасу, девушка залюбовалась открывшимся ей видом. Но даже красота окружающих просторов не смогла надолго отвлечь от волнующих мыслей.

Как-то незаметно для себя она привыкла, что представители Старших рас относятся к людям вполне дружелюбно. И когда Солара увидела реакцию лиура Ангмара, ей пришлось напомнить себе: не все из них хотят иметь какие-либо отношения с людьми. Чтобы ни говорила лиура Айлинэль, а все же именно человеческие государства развязали войну, изгнав Старшие расы с их земель. Поэтому винить их в ненависти к людям было нельзя. Но так хотелось найти ту верную дорогу, которая смогла бы привести к примирению.

Уткнувшись лбом в холодное стекло, Солара посмотрела на горные вершины, сверкающие на солнце ледяным панцирем. Ей неожиданно захотелось оказаться далеко отсюда, жить простой жизнью, не знать о прибытии эльфов, не опасаться непонятно откуда взявшейся новой госпожи магических вампиров…

Вздохнув, целительница тряхнула головой, отгоняя от себя трусливые мысли. Ей такая жизнь никогда не светила. Дар Забирающей все предрешил уже давно.

Когда ее обняли со спины, она нисколько не испугалась, а с облегчением откинулась на широкую грудь, прикрывая глаза.

– Ты не замерзла? – спросил Кассиан, поцеловав ее в висок.

– Нет, здесь тепло. Я бы даже сказала, жарко.

– Все для удобства гостей, которые у лиуры Айлинэль бывают крайне редко.

– Как думаешь, она останется там, за Сумеречным заслоном?

– Сначала, когда я узнал, кем ей приходится лиур Ангмар, был свято уверен в этом. – Вздохнув, Кассиан крепче прижал к себе несопротивляющуюся девушку. – А вот теперь не знаю, согласится ли она вообще поехать с ним.

– Почему? – удивилась Солара. – Неужели ты думаешь, что это разногласие так сильно рассорит их?

– Мне кажется, госпожа начнет опасаться, что брат не отпустит ее назад, постаравшись как можно сильнее привязать к их новому дому. И, если честно, я его прекрасно понимаю. Сам бы поступил точно так же!

– О-о-о…

– Вот тебе и «о-о-о», – передразнил ее князь, резко разворачивая к себе лицом. – А если один наглый эльфеныш не прекратит заигрывать с тобой, то одной Забирающей придется посидеть под замком, пока я не выпровожу его восвояси!

– Великий князь ревнует? – наигранно удивилась Солара, обняв мужчину за плечи.

– Очень! – легко согласился Кассиан, приблизившись к ее губам.

Поцелуй стал естественным продолжением их разговора. И целительница, как всегда, полностью отдалась чувству восторга, возникающему всякий раз, когда князь целовал ее. Поэтому, когда князь взял Солару на руки и понес в комнату, она лишь крепче обняла его. И только когда Кассиан опустил ее на кровать, немного пришла в себя и испуганно замерла.

– Если бы ты только знала, как мне хочется продолжить. – Нависнув над Соларой, великий князь принялся целовать девичью шею, слегка прикусывая нежную кожу.

И Солара повернула голову набок, давая ему еще больший доступ, а сама впилась руками в широкие плечи. Она понимала, к чему может привести ее бездействие, но не могла противостоять жаркому томлению, тихо нашептывающему: «еще немного… еще совсем чуть-чуть… позволь насладиться еще самую капельку». И Солара медлила, все больше погружаясь в горячее марево его поцелуев.

– Как мне хочется сделать тебя своей. – Хриплый голос прошелся по натянутым нервам, заставляя Забирающую тихо всхлипнуть от избытка эмоций. – Здесь… Сейчас… Немедленно заявить свои права на тебя! – положив руку на грудь, прикрытую плотной тканью, Кассиан провел ладонью до изгиба талии, спустился ниже, остановившись на бедре. – Но ты ведь не простишь меня за это.

На Солару словно вылили ушат холодной воды. Задохнувшись от неожиданности, она широко открыла глаза и наткнулась на серьезный взгляд князя.

– А может, и простишь, – прошептал он, обводя кончиками пальцев контур ее лица. – Только до конца жизни будешь думать, что я сделал это только для того, чтобы удержать тебя в княжестве. – Кассиан на мгновение замер. – Красивая… Умная… Добрая… Желанная… И такая неуверенная в себе! – Каждое определение мужчина сопровождал легким поцелуем. – Как же мне будет трудно с тобой.

Уткнувшись лицом в ее шею, Кассиан затих. Солара тоже лежала без движения, привыкая к весу мужчины на своем теле. А затем, когда на лице появилась шальная улыбка, обняла его.

«Никогда не думала, что смогу любить его еще сильнее!»

Правда, вскоре она завозилась, пытаясь выбраться из-под князя. Все же веса он был немаленького, и Солара почувствовала себя придавленной каменной глыбой.

– Слезь с меня! – пропыхтела она, начав толкать Кассиана в плечи.

В следующий миг он перекатился, и Солара оказалась лежащей на князе. А Кассиан лишь крепче обнял ее, так и продолжая лежать.

– Нам нужно вставать. – Удобно устроившись на широкой груди, девушка погладила его плечо. – А кому-то не мешало бы отправиться в свою комнату и подготовиться к предстоящему обеду.

– Не хочу! – совершенно по-детски сказал князь, поглаживая ее спину и при этом медленно опуская руку вниз. – Давай останемся здесь. Думаю, наши гости не заметят отсутствия двух человек.

– Думаю, что лиур Фисан…

– Не напоминай про него!

Не сдержавшись, Солара рассмеялась. Уж очень забавно смотрелось обиженное выражение на лице великого князя.

– Я тебе за это еще жестоко отомщу! – пообещал Кассиан и все же вернулся к себе.

А когда их пришли звать к обеду, по дороге им встретился эльфийский принц. Учтиво поцеловав руку Забирающей, нахальный эльф рассыпался в заверениях, что она все больше хорошеет при каждой их встрече. И пока князь сдерживал себя, чтобы не нагрубить, принц ошарашил их заявлением о своих намерениях вернуться вместе с ними в столицу.

– Ну, вы же не думали, что я на самом деле останусь здесь, – насмешливо сказал он.

– Как раз таки думали, – напряженно ответил князь.

– Я прибыл сюда специально по просьбе брата, чтобы помочь разобраться с вашей проблемой, – заявил лиур Фисан.

– И чем же вы нам сможете помочь, раз даже кронпринц не справился? – как можно более вежливо спросил Кассиан.

– А вам не приходила мысль, что все оставшиеся вампиры так или иначе будут стараться находиться подле своей госпожи? – в ответ поинтересовался эльф и, увидев, как князь задумался, удовлетворенно сказал: – Не задумывались, значит. С моей помощью вы намного быстрее обезвредите их шайку. Осталось только придумать, в качестве кого я буду находиться во дворце.

– Явно не наемника, – с досадой в голосе ответил Кассиан, признавая правоту принца. – Так вы только будете привлекать к себе лишнее внимание.

– А если на него наложить пятиступенчатую иллюзию и представить как посла от лица империи? – предложила Солара, с интересом наблюдавшая за мужчинами. – Тогда точно никто не сможет догадаться, кем наш гость является на самом деле. Даже если захотят проверить его.

– А это дельная мысль! – согласился великий князь и мстительно добавил: – Сделать волосы короткими по имперской моде, значительно уменьшить уши и еще лицо не столь… смазливое. У людей не бывает таких лиц! Да и телосложение у вас немного субтильное… Определенно стоит поработать над фигурой.

– На какие жертвы только не пойдешь ради общего блага, – с видом мученика заявил совершенно не расстроенный предстоящим преображением лиур Фисан.

«Двое мальчишек, не могущих поделить игрушку!» – пришла к выводу Солара, обреченно подняв взгляд к потолку.