Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 11

 

Стоя среди разряженных людей, о чем-то переговаривающихся между собой, она смотрела на танцующие пары, старательно сохраняя спокойное выражение лица. Но кто бы знал, чего ей это стоило!

Ярость застилала сознание всякий раз, как только девушка бросала взгляд на кружащуюся в танце пару. Великий князь и Забирающая уже второй раз за этот вечер танцевали вместе. И если для других аристократических родов уже давно были сделаны послабления в некоторых правилах, то правителей это никоим образом не касалось. Вздумай князь в третий раз пригласить ларру Солару, это будет сродни официальному заявлению о его видах на целительницу.

Постаравшись разжать кулаки, она перевела взгляд на одну из колонн, которую подписал очередной влюбленный в нее идиот. Пришедшая мысль чуть не отразилась на хорошеньком лице хищным оскалом. Ей всегда нравилось управлять людьми, словно пешками в шахматной игре. Игре, которую их предки принесли в этот мир со своей прародины при переселении. И тем забавнее было знать, что люди практически перестали в нее играть, в то время как Старшие расы достигли небывалых успехов в шахматах.

– Ах, они такая красивая пара! – не сдержав восхищения, томно выдохнула одна из дам. – Вам не кажется, что они чудесно смотрятся вместе?

– Несомненно, стоит признать данный факт, – немного напыщенно ответил ее собеседник. – Но это вызывающее платье… Хотя, надо отметить, ларра Солара в нем невероятно хороша.

– Да, смелости ей не занимать. – Еще один ларр присоединился к беседе. – А ведь я уже давно предлагал дать нашим женщинам немного больше свободы в крое платьев…

– Да-да, мы все знаем, что вы, ларр Симион, являетесь большим ценителем не только и не столько женских платьев, сколько самих женщин в них!

Дружный смех заглушил ответ аристократа, но девушка, вынужденная все это выслушивать, нисколько не пожалела об этом. Раздраженно тряхнув головой, отчего из прически выбилась стихийная прядка, она вновь перевела взгляд на танцующую пару. И чуть не заскрежетала зубами от досады, заметив и как непозволительно крепко князь прижал к себе Забирающую, и румянец смущения на лице его партнерши, и то, с каким интересом он смотрел на нее.

«Ненавижу! Как же я ее ненавижу! Ведь все было так хорошо. Он уже начал привыкать ко мне. Я видела это! Даже сейчас ему приятно находиться рядом со мной, и это неизменно. Он мой, и только мой! Потому что я так хочу!»

Клокотавшая внутри ярость требовала выхода, и девушке понадобилась вся сила воли, чтобы удержать себя в руках. Но только богам ведомо, как бы ей хотелось исполосовать кнутом ту мерзавку, которая посмела явиться во дворец и теперь пытается отобрать у нее законную добычу. Она с удовольствием искромсала бы тело Забирающей кинжалом, перед этим обмакнув лезвие в луковый сок, чтобы во сто крат усилить боль соперницы. И невозможность исполнить желаемое прямо сейчас сводило с ума.

Именно поэтому весь вечер девушка старалась держаться как можно дальше от той, в чью честь был устроен этот бал. К своему прискорбию, она поняла, что в ином случае просто не сможет сдержаться и набросится на наглую девицу прямо здесь. А это несомненный и безоговорочный крах всех ее радужных планов!

«Как бы там ни было, мое время еще придет, и я за все отыграюсь!» – подумала она, решительно поворачиваясь к танцующим спиной.

* * *

Кружась в крепких объятиях великого князя по бальному залу, Солара решала для себя непростой вопрос. А именно: слышит ли мужчина, как сильно бьется ее сердце от того, что они сейчас находятся так близко друг к другу. Казалось, большие горячие ладони Кассиана могут оставить ожоги на ее талии, расплавив ткань своим нестерпимым жаром.

Забирающая уже начала жалеть, что решила надеть это платье, ни в коей мере не защищавшее ее от обжигающих прикосновений. И в то же время восхищение, светившееся в синих глазах князя, определенно тешило самолюбие целительницы. Впрочем, так же, как и завистливые взгляды некоторых ларр.

– Мой князь, – тихо произнесла Солара, не выдержав, – вам не кажется…

– Ты хочешь получить свое наказание прямо здесь и сейчас? – склонившись к ее уху, провокационно прошептал Кассиан.

– Но ведь мы в окружении целой толпы придворных! – возмутилась такому произволу Забирающая.

– Зато танцуем в обществе друг друга, без вмешательства посторонних, – нагло заявил князь. – Ну, так как насчет наказания?

– Хорошо, тебе не кажется, что мы непозволительно близко друг к другу? – покладисто спросила Солара, решив, что спорить с ним себе дороже.

– Нет. – Кассиан беспечно улыбнулся. – Думаю, все в этом зале прекрасно меня поймут. Удержаться и не прижать к себе поближе такую красоту выше моих скромных сил! – Заметив удовольствие, мелькнувшие в таких же синих, как и у него, глазах, мужчина добавил: – И да, я умею быть благородным, поэтому свое наказание ты получишь, когда мы останемся одни.

– Ты невыносим! – тихо воскликнула целительница, почувствовав, как ее лицо обдало волной нестерпимого жара.

И даже то, как стремительно она начинает привыкать к нему, не вызывало сильного чувства страха. Скорее легкое беспокойство, перекрываемое другими, более яркими эмоциями.

– А разве ты, моя дорогая, рассчитывала на другое, когда посмела явиться в этом на бал? – Приподняв бровь, Кассиан насмешливо осмотрел все, что попадало в поле его обзора. И открывшийся вид князя явно порадовал.

– Я не…

Замолкшая музыка не дала Соларе договорить.

– Не волнуйся, я не переступлю черту, – заверил Кассиан, невероятным образом поняв ее тревогу. – Только если ты сама это захочешь.

«Если бы я не была влюблена в него, то определенно влюбилась бы сейчас», – поняла целительница, следуя за князем к его матушке.

– Моя дорогая, я уже все уши прожужжала Гелане, восхищаясь твоей красотой, – заявила ларра Дарьяна, ласково улыбнувшись Забирающей.

– В этом ты была не одинока, – заверила подругу ларра Гелана, с гордостью посмотрев на старшую дочь.

– Ларра Солара, мы пришли к выводу, что вы самая прекрасная ларра на этом балу! – заявил ларр Себиан, разговаривающий до этого момента с отцом Забирающей.

– А разве могло быть иначе? – делано удивилась ларра Лениана. – Девушка, в чью честь сегодняшнее празднество, не имела права потеряться на фоне других красавиц.

– Вы меня сейчас захвалите. – Солара смущенно улыбнулась наставнице. – Ларра Дарьяна, а где же ваши воспитанницы? Еще совсем недавно они были здесь.

– У бедняжки Илены закружилась голова от духоты, вот они и вывели ее подышать свежим воздухом, – ответила вдовствующая княгиня, бросив тревожный взгляд в сторону балкона.

– Я сейчас же пойду к ним! – присела в реверансе Солара.

Пробираясь сквозь плотную толпу придворных, ей с трудом удалось добраться до балкона. Почему-то многим аристократам именно сейчас захотелось поговорить с ней. В результате Солара почувствовала легкую головную боль.

Заметив сидящих на пуфиках девушек, она обеспокоенно спросила:

– Ларра Илена, как вы себя чувствуете?

– Уже намного лучше, – заверила ее девушка, слабо улыбнувшись.

– Вы очень бледны, позвольте, я проверю вас.

Юная ларра попыталась было возразить, но Солара уже начала сканирование.

– С вами и правда все хорошо, простое переутомление, – чуть позже сказала она. – Я сейчас вас немного подпитаю, и все пройдет.

Занявшись привычным для себя делом, Забирающая неожиданно почувствовала, что ее сила неожиданно на короткий миг взбунтовалась и вместо тонкого ручейка в ларру Илену перетек большой сгусток целительной магии. Девушка тихо охнула, крепко зажмурившись, а подруга испуганно обхватила ее за хрупкие плечи.

– Илена, что с тобой? – спросила ларра Залина.

– Кажется, это я виновата, – ответила за девушку Солара.

– Вы, видимо, тоже слишком переутомились, – раздался позади нее голос ларры Мираны.

Оглянувшись, Забирающая увидела, что девушка держит в руках запотевший бокал с водой, в которой плескались кубики льда.

– Не беспокойтесь, мы сами позаботимся о подруге, а вы возвращайтесь назад, – поддержала Мирану ларра Залина.

Извинившись, Солара виновато улыбнулась. Поспешив покинуть балкон, она старательно ни на кого не смотрела, чувствуя себя от произошедшего неуютно.

– Солара, дорогая моя, что-то случилось? – обеспокоенно спросила ларра Гелана у старшей дочери.

– Я хотела помочь ларре Илене, но моя сила взбунтовалась, – огорченно ответила Забирающая.

– С ней все хорошо?

– Да, это был небольшой импульс, и все же…

– Ты просто переутомилась, – заявила ларра Лениана. – Слишком много всего на тебя навалилось. Как только князь вернется, я с ним обязательно поговорю!

– Не стоит его беспокоить, мне кажется, подобное не повторится, – поспешила заверить ее Солара.

– Не думаю…

Но что именно хотела сказать главная целительница, Забирающая так и не услышала. Нечаянно посмотрев в сторону танцующих, она с удивлением увидела среди них кружащихся в паре Кассиана и ларру Лорею. И пусть великий князь не прижимал магиню так близко, как Солару, но восхищенное выражение ее лица и искренняя улыбка мужчины доставили целительнице уйму неприятных мгновений. Она не могла отвести взгляда от оживленно болтающей парочки, чувствуя, как сердце выжигает ревность, и надеясь лишь на то, что ее лицо сейчас ничего не выражает.

«Я веду себя как ревнивая жена, – недовольно подумала Солара, с трудом отведя от них глаза. – А ведь Кассиан мне ничего не обещал. Да и вообще…»

Когда одна мелодия закончилась, а другая сразу же началась, она не удержалась и вновь посмотрела на князя. Из-за музыкантов ему, по правилам приличия, нужно было снова пригласить ларру Лорею на танец, так как они не успели выйти из круга танцующих. И по коварной улыбке магини можно было понять, как она этому рада. Но неожиданно подошедший ларр Себиан что-то быстро сказал им, перехватил у князя партнершу и увлек ее в танец. Возмущенный крик ларры Лореи, казалось, услышали все в зале.

Еле сдержав ехидную усмешку, Солара удовлетворенно отвернулась.

– Ларра Солара, не окажете ли вы мне честь, подарив этот танец? – Учтиво поклонившись, ларр Айлар протянул руку.

– С превеликим удовольствием! – заверила его Забирающая.

Как оказалось, танцевать с таким… масштабным мужчиной было довольно необычно. Солара почувствовала себя в его объятиях маленьким ребенком, то и дело опасаясь, что водяной маг не рассчитает силу и раздавит ее.

– Не стоит так напрягаться, я великолепно контролирую себя и пусть не очень люблю танцевать, но еще ни одна ларра не жаловалась, – насмешливо проговорил ларр Айлар.

– Простите! – Соларе показалось, что ее голос сейчас больше всего напоминает писк. – Я никогда раньше не танцевала с такими большими мужчинами. Это просто непередаваемые ощущения.

– Неужели ларр Микал никогда не танцевал с вами в детстве? – поинтересовался маг. – Мне казалось, что все отцы это делают.

– Предлагаете представить вас в роли моего отца? – Забирающая ошарашенно посмотрела на своего партнера, даже рот приоткрыв от удивления.

– Кхм… Не стоит, – с самым серьезным видом заверил ларр Айлар, хотя губы так и норовили расползтись в широкой улыбке. – Я не то имел в виду.

Прокрутив в голове их разговор, Солара наконец поняла, о чем говорил водный маг и какую двусмысленную фразу сказала она ему. Целительница знала, что некоторые пары практикуют во время близости такие вот своеобразные игры. Ей вообще много чего довелось узнать при императорском дворе и во время своего обучения. И теперь, представив, что о ней мог подумать начальник тайной полиции, она чуть не сгорела от стыда.

«Да что же такое! Я в жизни не попадала столько раз в неловкие ситуации, как сейчас. По крайней мере, в империи со мной подобных казусов не случалось!»

– Я вижу, вы все поняли, поэтому позвольте вам дать один совет. – Ларр Айлар все же не удержался и рассмеялся. – Мне редко доводилось встречать настолько светлых и открытых людей, как вы. С одной стороны, это очень хорошо. Нам всем иногда очень не хватает искренности. А вот с другой – такая открытость может быть опасной. Поэтому будьте осторожны, боюсь… князь не оценит!

– При чем здесь великий князь? – быстро спросила Солара, попутно задавшись вопросом, насколько сильно она еще сможет покраснеть.

– Прекрасная ларра, вы еще так юны и неопытны в некоторых жизненных вопросах.

– О чем вы говорите?

– О том, что мне по должности положено быть очень наблюдательным.

Поняв, что дальше краснеть уже просто некуда, Солара сконфуженно замолчала. Хорошо хоть ларр Айлар не стал развивать тему и до конца танца тоже молчал.

Когда они вернулись к вдовствующей княгине и родителям Забирающей, Солара была почти спокойна. Просто старалась лишний раз не смотреть в сторону Кассиана, разговаривающего невдалеке с несколькими министрами.

– Что-то я давно не видела Вилоры, – обеспокоенно осматривая бальный зал, сказала ларра Гелана.

– Она разговаривала с ларром Бриалом, когда мы танцевали, – подсказал водный маг.

– А я и не заметила. – Удивленно посмотрев на ларра Айлара, Солара с восхищением добавила: – Вы действительно очень наблюдательный.

Усмехнувшись, он хотел что-то сказать, но в другом конце зала раздался крик, а затем все резко зашумели.

– Что там случилось? – занервничала ларра Дарьяна.

– Сейчас узнаю, – успокоил ее начальник тайной полиции.

– Ларра Гелана, идите быстрее сюда! – воскликнула одна из аристократок и испуганно посмотрела в сторону собравшейся толпы.

– Вилора! – охнула Солара и сорвалась с места, расталкивая людей и совершенно не обращая внимания на то, как это выглядит со стороны.

Пробираясь сквозь толпу, Забирающая крепко сжимала губы, чтобы не разогнать любопытствующих придворных в разные стороны какой-нибудь грубостью.

– Разойдитесь!

И вроде бы ларр Айлар не сильно повысил голос, но аристократы, словно к ним применили левитацию, дружно расступились. И тогда Солара смогла увидеть сидящую на полу ларру Лорею, крепко прижимающую к себе бессознательную Вилору.

– Что с ней? – испуганно спросила Забирающая, опускаясь на колени.

– Щит слетел, – ответила магиня, немного отстранив Вилору от себя. – Не волнуйтесь, я быстро установила свой. Правда, бедняжке все равно крепко досталось в такой толпе.

– Благодарю вас! – Прижав руки к груди и лбу младшей сестры, Солара почувствовала, как в глазах вскипают слезы.

Она, как никто другой, понимала, что грозило Вилоре, не среагируй так быстро ларра Лорея. Соларе доводилось не только ощущать шквал бешеных эмоций, готовых, казалось, разорвать сознание на куски, но и видеть тех, кто не справился и теперь вынужден доживать свой век в специализированных лечебницах с браслетами-блокираторами на запястьях.

– Милая, как она? – Присев рядом с дочерью, ларра Гелана внимательно всмотрелась в лицо Вилоры.

– Все хорошо, пару дней пролежит в постели, чтобы восстановиться, – пояснила Солара, подпитывая сестру и понемногу убирая последствия эмоциональной встряски.

Присевший рядом с ними ларр Бриал виновато проговорил:

– Ради всех богов, простите меня! Я лишь ненадолго отошел, чтобы принести вашей сестре сок. Если бы только знал…

– Успокойтесь, вы здесь ни при чем, – поспешила заверить его ларра Гелана. – Мы сами виноваты, нужно было все же надеть ей блокираторы.

– Дорогая, ты же прекрасно знаешь, что целителям в пору становления дара их носить не рекомендуется, – напомнил ларр Микал, стоявший у жены за спиной.

И он был прав. В отличие от всех других магов, которым блокираторы очень даже помогали, целители шли другим путем. Уже давно стало известно, что их дару нельзя препятствовать развиваться, грубо блокируя при помощи браслетов. Это почему-то мешало целителю научиться контролировать свою магию, из-за чего она до конца жизни мага могла оставаться нестабильной. А значит, таким искусникам не могли доверить лечение людей. Никому не хотелось оказаться на месте несчастного пациента, когда у целителя во время операции взбунтуется дар.

– Думаю, нам стоит переместиться в более подходящее место, – решила Солара, вспомнив, где они находятся.

– Мой щит распадется сам собой где-то через полчаса, – сообщила ларра Лорея, передавая девушку ларру Микалу. – Тогда вы сможете установить свой.

– Благодарю, я ваш должник. – Граф Ирейский почтительно склонил голову, бережно прижимая к себе младшую дочь. – Я никогда не забуду того, что вы сделали!

– Я делала это не ради благодарности, – заверила его ларра Лорея.

Уходя порталом, Солара краем глаза заметила Кассиана, стоявшего в окружении разряженных девиц. Подумав, что некоторые люди используют любой способ, чтобы добиться желаемого, она решительно выкинула посторонние мысли из головы.

Оказавшись в родительских покоях, Забирающая сразу же вызвала горничную, велев той принести успокаивающий чай. Сейчас он всем не помешает. Присев рядом с сестрой, она осторожно провела рукой по волосам.

– Что же ты так неосторожна была? – тихо спросила целительница.

– Ничего, отоспится и придет в себя, я из нее все вытрясу, а потом запру до того времени, как она поедет учиться! – грозно пообещала ларра Гелана. – Хотя я уже не уверена, что это хорошая мысль – отсылать ее в империю.

– Родная, присядь и успокойся, тебе нельзя волноваться. – Обняв жену за плечи, ларр Микал осторожно, но настойчиво усадил ее в кресло. – И, боюсь, Вилора не простит тебе, если ты так поступишь. Она всегда мечтала учиться в империи, поэтому прошу, не руби сгоряча.

– Но я так боюсь за нее. – Сжав руку мужа, ларра Гелана жалобно посмотрела на него.

– Ты и за меня боялась, но не пыталась удержать, – напомнила Солара. – И папа прав, Вилора не простит.

– В твоем случае у нас не было выбора, ведь ты Забирающая. И то уехала на целых пять лет, не удосужившись за все это время побывать дома.

Полный справедливого укора взгляд матери заставил Солару виновато потупиться. Она осознавала свою вину перед родными. А ведь все из-за того, что ей так хотелось поразить одного конкретного человека, вернувшись домой «великой» Забирающей. Солара много раз на протяжении всего срока обучения представляла, как это произойдет. Но реальность к мечтам не имела никакого отношения.

«Вот уж действительно, я тогда и не подозревала, что мне захочется прибить этого наглого, самовлюбленного, красивого, обаяте… Прибить, в общем!»

Еле сдержав смущенный смешок, она торопливо перевела взгляд на сестру.

– Прости, я действительно повела себя очень глупо, – покаялась Солара, так и не осмелившись посмотреть на мать.

Она еще несколько часов просидела около Вилоры, помогая стабилизировать дар, пока тот окончательно не успокоился. Как и говорила ларра Лорея, ее щит распался через полчаса и его заменил щит ларра Микала.

Когда целительница покидала покои родителей, сестра уже спокойно спала, а на ее бледном лице проступил еле заметный румянец. Порадовавшись, что все обошлось, Солара строго наказала ларре Гелане ложиться спать, ведь в ее положении переутомляться было нельзя. А когда вышла в коридор, то увидела ожидающего ее слугу князя.

– Ларра Солара, следуйте за мной. – Поклонившись, слуга сразу же двинулся в сторону княжеского крыла, полностью уверенный в том, что девушка последует за ним. Забирающая предпочла бы отправиться к себе в комнату и лечь спать, ведь вечер выдался весьма трудным, но и отказать великому князю она не могла. Оставалось надеяться, что ее ведут не в спальню Кассиана, иначе она точно устроила бы скандал. Сейчас было совсем неподходящее время для поползновений со стороны князя.

Когда слуга открыл дверь, пропуская ее вперед, Солара смело переступила порог и… оказалась в небольшой уютной гостиной. Быстро обведя взглядом комнату, она заметила Кассиана, смотрящего в окна. Что он там пытался увидеть, она так и не поняла, ведь на улице была уже глубокая ночь.

А в следующий миг ей стало не до вопросов, потому что князь оказался рядом с ней, крепко сжимая в объятиях. Судорожно вздохнув, Солара уткнулась носом в его шею и обняла руками за талию, чувствуя, как сковывающее ее напряжение потихоньку отступает.

– Как ты? – спросил Кассиан, поцеловав целительницу в висок.

– Нормально.

– Как сестра?

– С ней все будет хорошо, а пока спит.

– Прости, я не должен был высылать приглашение и на ее имя, но так хотел сделать тебе приятное.

– Ты не виноват в произошедшем. И никто не виноват, просто так получилось. Главное, что все обошлось.

Немного отстранившись, Солара погладила Кассиана по щеке. В ответ князь поцеловал ее ладошку и вновь прижал к себе, зарываясь носом в бело-золотую копну волос. Так они и стояли, замерев у самого порога.

– Давай присядем, ты устала. – Первым опомнился Кассиан и подвел целительницу к большому мягкому дивану.

– Вообще-то я предпочла бы отправиться спать, но не могла отказать великому князю…

– Я хотел тебя увидеть, – перебил ее Кассиан, и пока Солара ничего не поняла, усадил к себе на колени, закрыв ей рот поцелуем. – Я весь этот треклятый бал хотел остаться с тобой наедине, поэтому прошу, побудь со мной немного. Обещаю, мы просто посидим вместе.

Не в силах отказать в такой простой просьбе, особенно когда на тебя смотрят полным нежности взглядом, Солара согласно кивнула.

Эта ночь надолго запомнилась ей. Они действительно просидели в обнимку почти до самого рассвета. И лишь изредка тишину комнаты нарушали их голоса. Почему-то казалось кощунством нарушать словами то, что сейчас происходило между ними.

Иногда Кассиан целовал ее, не переступая установленной им же границы и даря нежность и тепло. А иногда Солара тянулась к его губам, поддавшись невероятной магии этой летней ночи. Она еще никогда не чувствовала себя так хорошо, как в объятиях мужчины, которого любила всем сердцем. И втайне лелеяла мечту, что теперь так будет всегда.