Моя любимая (с)нежность

Шкутова Юлия

Глава 10

 

Оставшаяся до бала неделя пролетела для Забирающей незаметно. Дела, навалившиеся на нее в отсутствие ларры Ленианы, отнимали все время, практически не оставляя возможности для отдыха. Солара засиживалась до позднего вечера за документацией, лившейся к ней на стол, казалось, нескончаемым потоком. И когда в один прекрасный день пред ней оказалась всего одна папка, она сначала даже не поверила, что смогла со всем разобраться.

В то же время ей приходилось посещать не только княжеский лазарет, но и столичные лечебницы. Представив, что все это ждет ее после окончательного принятия должности главной целительницы княжества, Забирающая готова была завыть от досады. И тогда она окончательно решила: у нее будет не только секретарь, но и несколько помощников, как и у ларры Мириан. И пусть Солара бесконечно восхищалась работоспособностью ларры Ленианы, но прекрасно осознавала, что сама так жить не сможет. О чем и сообщила ларру Себиану в один из вечеров, когда тот буквально насильно вытянул ее в город на ужин.

– Я признаю поражение, – устало вещала Забирающая. – Не хочу, чтобы работа превращалась в каторгу. А если я буду жить так же, как наставница, то вскоре умру от перенапряжения.

– Сочувствую вам, моя дорогая. – Советник ободряюще сжал ее ладонь. – На самом деле у ларры Ленианы тоже когда-то были и секретарь, и помощники, но последние лет сорок она взвалила все на себя. Как раз после смерти мужа, видимо, так пытаясь заглушить боль утраты.

– Я помню, в детстве мне бабушка рассказывала, что они были невероятно красивой парой и безумно любили друг друга, прожив душа в душу на протяжении трех веков, – поделилась воспоминаниями Солара.

– Да, я тоже слышал об этом, – согласился ларр Себиан. – Иногда мне даже кажется, что только желание передать свою должность в надежные руки удерживает ларру в нашем мире.

– Вы думаете, она… – Не сумев произнести вслух страшное предположение, целительница испуганно ахнула.

– Ларра Солара, я ни в чем не уверен, – поспешил успокоить ее советник. – Это только мои мысли, но, если это правда, ее не удержат никакие наши ухищрения. Да и не имеем мы права вмешиваться, ларра Лениана и так отдала многие годы служению Ледосии.

Тот разговор оставил неприятный осадок в душе Солары, но ей пришлось признать правоту огненного мага. И тем печальнее было осознавать, что, возможно, вскоре их навсегда может покинуть один из дорогих ей людей.

Правда, долго грустить целительнице не дали. За день до бала, ближе к вечеру, к ней в кабинет радостно впорхнула Вилора, сообщив, что сегодня ночует у нее и вообще готовиться к столь значимому событию они будут вместе.

– А то терзают меня смутные сомнения, что без моего контроля ты будешь выглядеть как свежевыкопанный зомби! – заявила младшенькая, с удобством устроившись на тахте. – Как тогда прикажешь окучивать князя?

– Вилора, ты где успела познакомиться с некромантами? – возмущенно спросила Солара, услышав знакомые выражения.

Именно так обычно говорили студенты отделения некромантии столичной академии империи Роз. Забирающей часто доводилось их слушать, когда она бывала в учебном заведении с ларрой Мириан. Кстати, чаще всего это происходило тогда, когда нужно было лечить этих недомагов смерти после очередного практического занятия.

– Я несколько месяцев посещала академию вместе с мамой, когда она читала лекции в том году, – созналась нисколько не смущенная Вилора. – Не волнуйся, я не глупое дитя, бездумно повторяющее все, что услышала. Такие выражения я использую только в кругу самых близких друзей, ну и еще с тобой. При родителях так не поговоришь, мама расстроится, а папа прочтет лекцию на тему, как себя должна вести юная ларра! Хорошо, что хоть мою гувернантку уволили! Знала бы ты, как же она меня достала.

– Или ты ее? – хитро поинтересовалась Солара.

– Только в отместку на ее занудство и бесконечные нравоучения и к месту, и не к месту, – заверила сестра. – Я за справедливое возмездие!

– Какой кошмар, и это говорит будущий целитель!

В тот вечер они проговорили допоздна, уютно устроившись в кровати Солары. И целительница поняла, как же соскучилась по общению с теми, кого могла назвать своими подругами.

«Обязательно нужно будет написать ларре Мириан, Алаисе и Катарине», – сделала она мысленную заметку, перед тем как уснуть.

Следующий день она полностью посвятила подготовке к балу, которая началась с решения встать немного позже обычного. И то сестра сонным голосом укорила ее за то, что будит ни свет ни заря. Солара с удовольствием бы еще повалялась в постели, но по сложившейся многолетней привычке не смогла себе этого позволить. Ей все время казалось, что она только зря теряет время, которое могла бы потратить с пользой.

В итоге, когда Вилора наконец встала, Солара успела вволю понежиться в ванне, проведя некоторые косметические процедуры, и отдать распоряжение горничной насчет их с сестрой платьев.

– А ты, оказывается, ранняя пташка, – недовольно буркнула все еще не проснувшаяся младшенькая, присаживаясь за стол.

– О, не волнуйся, дорогая, вскоре и ты станешь такой, – «обрадовала» сестру Забирающая, намазывая булочку джемом. – Или надеялась, что в академии будешь спать до обеда? Я тебя разочарую, но подъем там в полседьмого утра, в полвосьмого получасовая зарядка, с восьми до девяти завтрак, а с…

Увидев, с каким ужасом Вилора смотрит на нее, Солара рассмеялась.

– Так и знала, что ты просто шутишь надо мной! – выдохнула будущая целительница.

– Прости, но нет, все так и будет. По крайней мере, на первом курсе. На втором и третьем вам будут постепенно вводить и практические занятия. На четвертом в основном только практика, перемежающаяся редкими занятиями по теории. Ну а на пятом сплошная практика и подготовка к выпускным экзаменам. Поэтому позволить себе поспать подольше ты сможешь, только начиная со второго полугодия третьего курса, но проклятая привычка, выработанная за два с половиной года, тебе этого не позволит!

– А как же каникулы?!

– Ладно-ладно, на первом курсе еще, возможно, и будешь спать до обеда, но начиная со второго сама не заметишь, как начнешь вставать все раньше и раньше.

Оставив сестру размышлять о том, что ее ждет, Забирающая отправилась выбирать украшения, весело напевая себе под нос. Сегодня вечером она хотела выглядеть великолепно!

* * *

Неспешно прогуливаясь по тропинкам дворцового сада, Кассиан тихо переговаривался с идущей подле него ларрой. Со стороны могло показаться, что они испытывают друг к другу какие-то нежные чувства, ведь великий князь иногда ласково поглаживал пальчики своей спутницы, когда та, склонившись к нему, что-то рассказывала и кокетливо поглядывала на мужчину. Встречающиеся им придворные провожали их любопытными взглядами, гадая, станет ли эта ларра следующей фавориткой или же князь решил просто немного развлечься. Тем более с некоторых пор по дворцу стали гулять слухи о его увлеченности недавно вернувшейся на родину Забирающей.

Группка престарелых сплетниц, коим повезло расположиться этим погожим деньком около фонтана, устроив себе великолепный обзор местности, тихо млела от удовольствия, мысленно представляя долгие споры о предпочтениях великого князя. Ведь и Забирающая, и теперешняя спутница правителя были невероятно хороши собой и достойны находиться подле него. Впрочем, как и некоторые другие лары. А значит, никто не сможет с уверенностью сказать, кому же из них повезет.

– О, я уже представляю волну сплетен, которые сегодня породят эти старые сартаки! – тем временем шепнула князю на ухо его спутница, не забывая с восхищением смотреть на него.

– На это и был расчет. – Кассиан усмехнулся, с нарочитым удовольствием осмотрев стройную фигуру ларры, выгодно подчеркнутую платьем. – Так что вы смогли узнать?

– Совершенно ничего! – Старательно сдержав недовольство, красавица тихо вздохнула. – Кроме планов некоторых ларр на ваши тело и душу! Хотя, как мне кажется, тело их прельщает больше.

– Ну никакого почтения к своему правителю! – Великий князь тихонько рассмеялся. – Неужели я вам совсем не нравлюсь?

– Ну почему же? – Ларра была искренне удивлена его вопросом. – Вы очень красивы, как картина талантливого художника.

– Интересно, и почему мне так хочется обидеться? – поинтересовался Кассиан, посмотрев на красивое лицо спутницы и поняв, что тоже не испытывает к ней влечения. Скорее восхищение красотой и грацией, но на этом все.

Великий князь больше всего ценил в ней качества хорошего агента, которые она демонстрировала на протяжении вот уже двух лет. Подумав о том, что он принял правильное решение, когда предложил ей должность своего личного агента, Кассиан довольно улыбнулся. Эта еще такая молодая магиня много раз оказывалась полезной. И пусть ее рабочая деятельность по большей части ограничивалась только территорией дворца и столицы, девушка успела доказать свою незаменимость. А ведь она все еще училась в академии!

– Мой князь, не отвлекайтесь по пустякам, – посоветовала ларра, посмотрев в синие глаза и постаравшись изобразить полный восхищения взгляд. – Лучше скажите, не хотите ли повысить меня до должности личного телохранителя?

– Пока нет, хотя уже думал об этом, – ответил Кассиан. – Но будьте готовы к смене статуса. Я не хочу напрасно рисковать ее жизнью.

– Не беспокойтесь, мой князь, я не допущу, чтобы Забирающая пострадала. – Взгляд прекрасной ларры мгновенно стал серьезным, но затем его вновь заволокло дымкой обожания.

– Вы, как всегда, неподражаемы! – громко возвестил Кассиан, заметив, что к ним приближается одна из воспитанниц его матушки.

– Вы мне льстите, но все равно это так приятно! – с придыханием ответила его спутница, переведя пренебрежительный взгляд на подошедшую девушку.

– Мой князь! – Ларра Мирана, успев бросить полный любопытства взгляд на спутницу Кассиана, присела перед правителем в реверансе. – Вдовствующая княгиня ожидает в беседке и просила проводить вас к ней.

– Тогда не будем заставлять ее ждать! – Кассиан поцеловал руку своей спутницы. – Благодарю за прекрасно проведенное время в вашем обществе, очаровательная ларра. И надеюсь, что вы будете на сегодняшнем балу.

– Непременно, мой князь! – почтительно ответила девушка.

– Ну а с вами, моя дорогая, я буду счастлив прогуляться до беседки, – возвестил великий князь, совершенно потеряв интерес к прежней спутнице, и подставил локоть для того, чтобы ларра Мирана могла на него опереться. – Вы хорошеете день ото дня! Как обстоят дела с учебой?

Весь дальнейший путь Кассиан проделал практически не замечая дороги, настолько погрузился в свои мысли. Хорошо хоть не забывал кивать и делать заинтересованный вид, чтобы не обидеть одну из воспитанниц матушки. Ларра Мирана была доброй и милой девушкой, как-то незаметно взявшей опеку над подругами по несчастью. И князю нравилась ее внутренняя сила, не дававшая погрузиться в пучину отчаяния из-за потери родных, а заставлявшая жить и двигаться дальше.

– Я рад, что вы решили продолжить обучение у нас в столице. – Кассиан поцеловал чуть дрогнувшие пальчики юной ларры, когда они подошли к беседке. – Почему-то сейчас многие забывают: наша академия лишь на одну позицию уступает имперской.

– Нам нравится здесь, и мы не хотели бы уезжать, – поделилась своими планами девушка, смутившись под пристальным взглядом князя. – Вы были так добры к нам, приютив безродных сироток…

– Ох, милая, – ларра Дарьяна встала, чтобы поприветствовать сына, – я тебе уже много раз повторяла: никогда не стоит принижать себя, тогда и окружающие не посмеют этого делать! Кассиан, дорогой мой, я так рада, что ты стал чаще отдыхать. А то зарылся в своих бумагах, словно простой клерк, и совершенно позабыл о своих обязанностях правителя!

– Матушка, но это и есть одна из обязанностей великих князей. – Кассиан поцеловал ларру Дарьяну в щеку, скрывая усмешку.

– Вот именно, что одна из, а не основная! – Вдовствующая княгиня не пожелала сдавать своих позиций, раз уж сын наконец выбрался из кабинета. – Девочки, разве я не права?

– Вы совершенно правы! – воскликнула ларра Залина, смешно тряхнув коричневыми стихийными кудряшками. – Мне так нравится, когда великий князь находит для нас время и рассказывает разные интересные истории.

– Значит, я ценен только как умелый рассказчик? – весело спросил Кассиан. – По крайней мере, буду знать, чем смогу заработать на еду, если…

– Нет, конечно же, нет! – поспешила заверить его еще одна воспитанница, ларра Илена. – Мы очень любим, когда вы с нами.

Поняв, что сказала, девушка сильно покраснела и поспешила спрятаться за подруг.

– Кассиан, прекрати смущать девочек! – строго приказала ларра Дарьяна, хотя в ее глазах затаились искорки смеха.

– Поверьте, мне тоже очень нравится проводить с вами время. – Улыбнувшись, князь шутливо дернул за алую прядку ларры Мираны, оказавшейся к нему ближе всего.

И он нисколько не покривил душой. За этот год, что девочки жили у них, Кассиан начал относиться к ним как к младшим сестрам. Ему нравилось, с каким восторгом они всегда встречали его приход и с каким вниманием слушали его рассказы. Он любил, когда девочки, устроившись на меховой шкуре около камина, тихо пели старинные баллады, помогая князю расслабиться после длинного и тяжелого дня. С ними великий князь чувствовал себя уютно и спокойно.

Вот и сегодня Кассиан прекрасно провел с ними время, пока вдовствующая княгиня не сказала, что им пора собираться, чтобы выглядеть на балу достойным образом. При этом она успела предупредить сына, чтобы тот не вздумал засесть за государственные дела. Напомнив любимые слова покойного мужа: «Спешка в делах и отсутствие отдыха еще никому не помогали», – она с чувством выполненного долга направилась в свои покои.

– Это так мило, когда великого князя отчитывают, как нашкодившего мальчишку!

Оглянувшись, Кассиан увидел главную целительницу княжества.

– Ларра Лениана, когда вы вернулись?

– Несколько часов назад. Не могла же я пропустить этот бал.

– В отличие от всех остальных балов?

– Не наговаривайте на меня, мой князь. Некоторые все же приходится посещать.

– Так что же вас привело ко мне?

– Решила рассказать о том, что увидела в зоне бедствия.

По пристальному взгляду князь понял, что целительница чем-то обеспокоена.

– Тогда давайте переместимся в мой кабинет. – Кассиан открыл портал, пропуская ларру Лениану вперед.

Целительница присела на диван, не дожидаясь разрешения. Ее возраст и заслуги перед Ледосией позволяли некоторые вольности в поведении.

– Так что же вас обеспокоило? – поинтересовался князь, присев на краешек стола.

– Размеры обвала, – ответила целительница. – Он слишком большой и мощный, не чета тем, которые случались раньше.

– Вы сказали об этом старшему группы? – спросил Кассиан, нахмурившись.

– Да, и даже посоветовала повнимательнее изучить магический фон на предмет остаточных эманаций от заклинаний. В ответ мне посоветовали не лезть не в свое дело, добавив, что маги и так уже проверили все вокруг. Следов заклинаний, могущих устроить такой обвал намеренно, не обнаружено.

– Тогда почему вы так уверены в обратном?

– За всю мою долгую жизнь в том районе никогда не было таких сильных обвалов. Вы же сами прекрасно знаете, что там имеется обширная сеть пещер, соединенная туннелями, которые очень давно построил клан полуночных эльфов. А они, как известно, всегда просчитывали все так, чтобы быть полностью уверенными в своей безопасности. Такой обширный обвал мог случиться, только если его устроить специально.

– Я понял вас и передам ларру Айлару вашу обеспокоенность. Все будет проверено самым тщательным образом.

– Благодарю, мой князь! – ларра Лениана присела в реверансе. – Тогда я, как и подобает всякой добропорядочной ларре, отправлюсь с восторгом и предвкушением готовиться к балу.

– Да-да, я прекрасно осведомлен, как вы «любите» такие мероприятия. – Кассиан не сдержал насмешливой улыбки, провожая целительницу к выходу.

– Ну почему же? На этот бал я действительно жажду попасть, чтобы увидеть, как моя преемница всех поразит и затмит своей красотой, – заверила ларра Лениана.

Насторожившись, великий князь подозрительно посмотрел на женщину.

– Я чего-то не знаю?

– О, ничего такого, – ответила целительница, лукаво улыбнувшись. – Вскоре вы сами все увидите.

Подозревая, что его ждет какой-то подвох, но надеясь на благоразумие со стороны Солары, князь не стал настаивать, решив подождать до вечера. Тем более ему нужно было поговорить с Айларом по поводу подозрений ларры Ленианы.

* * *

Бальный зал сверкал и переливался в свете магических фонариков, паривших под самым потолком. Разряженные придворные неторопливо бродили от одной группы к другой, спеша засвидетельствовать свое почтение друзьям и нужным знакомым. Но если бы кто-нибудь из них потрудился обойти всех, то заметил бы, что все тихо говорят об одном и том же. О платье Забирающей, стоявшей сейчас в компании своей семьи, главной целительницы и первого советника великого князя. Больше подойти к ним никто не осмеливался.

Даже ларра Лорея предпочитала держаться от них подальше. А ведь эта магиня прославилась своим острым язычком и отсутствием страха перед кем-либо. Все уже давно привыкли к ее выпадам, но из-за невозможности по разным причинам призвать ларру к порядку разумно опасались стать объектом ее недовольства.

– Ларра Солара, как и стоило ожидать, вы произвели фурор! – Советник искренне забавлялся реакцией окружающих, попутно наслаждаясь красотой Забирающей.

– Благодарю вас, ларр Себиан. – Солара улыбнулась, тщательно скрывая волнение. – На это и был расчет.

– Вы хотели покорить всех и сразу или кого-то конкретного? – полюбопытствовал огненный маг, весело сверкнув глазами.

Не сдержавшись, Вилора тихонько хихикнула. Ей оказали большую честь, когда пригласили еще слишком юную ларру на этот бал. Первый официальный выход в свет должен был состояться в следующем году, но ради Забирающей было сделано исключение. И теперь Вилора искренне наслаждалась всем происходящим.

– Каждая девушка хочет покорить всех без исключения, и я ничем не отличаюсь от остальных, – спокойно ответила Солара, подумав, что младшенькая точно доиграется до подростковых проблем с кожей на несколько месяцев.

– Вам это, несомненно, удалось! – заверил советник, подмигнув юной ларре, чем вызвал еще один смешок с ее стороны.

По традиции Ледосского княжества, женщины всегда носили закрытые, не очень пышные платья, с длинными рукавами, лишь немного открывавшими пальцы, и жесткими воротниками-стойками, плотно закрывавшими шею. Мода на такие наряды не менялась многие тысячелетия. В отношении бальных платьев допускались некоторые послабления.

Рукава в три четверти открывали ладони и тонкие запястья на всеобщее обозрение. Вырез горловины позволял увидеть шею и самый краешек ключиц, если только ларра не прикрывала ее рядами бус с драгоценными камнями. И, конечно же, пышные юбки, расшитые умелыми мастерицами золотыми, серебряными нитями и мелкими драгоценными камушками. Все без исключения бальные наряды шились из тканей нежных пастельных тонов.

Тем невероятнее на общем фоне выглядело платье Солары. Насыщенного красного цвета, оно было с завышенной талией и юбкой-солнцем. Благодаря шелковой ткани платье при малейшем движении слегка обрисовывало стройный силуэт девушки, из-за чего мужские взгляды практически не отрывались от Забирающей, жадно следя за ней. Грудь прикрывали многочисленные слои ткани, причудливо переплетаясь между собой и обхватывая часть предплечий, оставляя плечи и руки полностью открытыми. Забранные вверх волосы свободной волной струились по спине, давая в полной мере насладиться откровенным, по меркам княжества, нарядом.

Солара прекрасно понимала, что это вызов их немного консервативному обществу, но не жалела о содеянном. Воспоминания о многих женщинах, напоминающих мрачных жриц бога подземного мира, заставляли ее идти на этот шаг. А уж после того, как она увидела следы, оставленные на нежной шее ларры Лореи жестким воротником, и вовсе уверилась в правильности своего решения.

Нет, она не собиралась устраивать революцию в моде, прекрасно понимая, что некоторые наряды не подойдут их суровому климату. Но значительных послаблений в мрачных на вид платьях обязательно желала добиться.

«Главное, чтобы Кассиан не разозлился», – мелькнула паническая мысль, когда было объявлено о прибытии великого князя.

Все разговоры моментально смолкли, а придворные склонились в почтительных поклонах и реверансах. Присев в глубоком реверансе, Солара с замиранием сердца прислушивалась к звуку приближающихся шагов.

– Ларра Солара, – Кассиан не смог в полной мере скрыть проскользнувшее в голосе удивление.

– Мой князь, – еле слышно сказала Забирающая, несмело посмотрев на него.

А придворные замерли, словно мраморные статуи, с жадным любопытством ловя взгляды, движения и даже малейшие вздохи.

– Вы великолепны! – наконец громко заявил Кассиан, почтительно поцеловав руку целительнице.

Завороженно глядя в синие глаза хищника, которого так необдуманно разбудила, Солара почувствовала разгорающийся внутри ее пожар предвкушения. Ей понравился взгляд, полный тягучего желания, который, казалось, окутывает девушку плотным покрывалом и отгораживает от остального мира. И она осознала, как хочет узнать, что же князь предпримет в ответ.