Мы бессмертны! Научные доказательства Души

«Я умер в начале 11-го утра 23 июля 2009 года. Умер не насовсем, но очень кстати…» Пережив остановку сердца и буквально «вернувшись с того света», Юрий Мухин на личном опыте убедился в существовании жизни после смерти. Вечная жизнь всегда была главной мечтой человечества и ядром всех религий. Но эта книга написана атеистом и подводит под бессмертие научную базу. Как сохранить сознание после смерти мозга? Где на самом деле хранится информация о нашей личности? Что такое телегония, почему ее замалчивает научный официоз? И как нужно жить, чтобы душа не спешила расстаться с телом?

Предисловие. Не ждешь ничего, кроме смерти?

Актуальность (важность) вопроса

Все части этой книги в виде отдельных статей были размещены на моем сайте и обсуждены, в том числе и специалистами в отдельных отраслях знаний. После чего я вносил в текст правки и дополнения, но вот такая отрывочность книги может вызвать недовольство отдельных читателей, в связи с чем я приношу им свои извинения.

Смерти все боятся, поэтому стараются о смерти не думать, а поскольку о смерти не думают все, то это кажется и правильным — не могут же все ошибаться? Однако все понимают, что думай о смерти или не думай, а она придет, как ты ее ни оттягивай. И что тогда? На мой взгляд, толпа и на этот вопрос отвечает себе так — тогда будем как все! Хорошо, будем как все, но как именно будем? Ведь тут два варианта развития события.

Если мы, то есть наши мысли, чувства, эмоции, и наше тело это одно и то же, то со смертью тела — с разложением молекул, из которых тело состоит, — должны умереть наши мысли и чувства, должна наступить темнота небытия. Тут все просто.

Но если наши мысли, чувства, эмоции не являются нашим телом и не состоят из тех молекул, из которых состоит наше тело, то тогда после смерти тела (разложения его молекул) возникают еще два варианта. По первому, наше сознание исчезает бесследно, то есть наступает темнота небытия, но по второму варианту, мы продолжаем жить, то есть продолжаем мыслить и чувствовать. По этому варианту мы еще раз рождаемся, но уже в ином физическом качестве.

И вот тогда все становится очень и очень не просто.

Сложность вопроса

В книге пишется о том, что, на мой взгляд, не видят ни наука, ни читатели, ни другие авторы. В данном случае я напишу о том, о чем начал писать уже давно, — о том, что касается каждого и в чем каждый имеет возможность что-то сделать для себя лично.

Вопрос сложный. И сложный не столько сам по себе, сколько сложный для понимания его сегодняшним человеком, четко ВЕРЯЩИМ. Не анализирующим жизнь, не исследующим ее, а только верящим в чужие выводы и заключения, — верящим в то, чему его научили! В частности, верящим в то, что на сегодня уже все известно и надо только запомнить из этого известного то, что является правильным, — и ты познал истину!

Правда, люди делятся на две части. Одна часть открыто уверовала, что бог (боги, карма) есть. Эта часть запомнила, как исполнять ритуалы своей веры, и теперь верит в то, что они таким нехитрым путем «познали» истину и будет им от исполнения этих ритуалов очень хорошо. А, так сказать, атеисты тоже верующие, но они верят в то, что познанием истины является запоминание каких-то идей, высказанных не в святых писаниях или «учителями» разных сект, а «научными» авторитетами. Особой разницы между дремучим верующим и дремучим «грамотным» атеистом нет.

Соответственно, и для атеистов, и для верующих воспроизведение заученных положений и идей «науки» или «святых отцов» является тем, что и называется «думать». Повторю, для этих людей «думать» — это воспроизводить то, в истинность чего веришь. Только у верующих «рулит» бог, у атеистов сонм божков: «серьезные ученые», «профессионалы», на худой конец, какой-нибудь пропиаренный писатель. И наиболее часто применяемый божок — «все»: «если бы это было не так, то все бы об этом говорили».

Так вот, сразу предупреждаю, что вопрос тяжел тем, что я буду писать нечто, противоречащее и тому, что говорит религия, и тому, что говорят «серьезные ученые». И (наглость какая!) тому, что говорят все. И эта тяжесть вопроса требует начать разговор с критики тех, кому вы верите, и с критики собственно вас, читателей, за то, что вы верите. Не за то, что вы верите в бога или «серьезных ученых», а за то, что вообще верите, а не стремитесь понять.

Что есть бог?

Давайте дадим материалистическое определение богу — что это такое? Определения богу с позиции верующих есть в философских словарях, эти определения очень длинные и запутанные, но из них можно кратко вычленить, что бог

«считается сущностью, наделенной «сверхъестественными», т. е. необыкновенными, свойствами и силами»

. Но это определение богу дали люди, не верящие в бога, а вот теперь давайте мы, материалисты, представим, что бог есть. И представив это, дадим богу определение.

Тогда, волей-неволей, материалист обязан будет начать с вопроса — а бог материален? Бог — это материя? Ведь «серьезные ученые» отказывают богу быть материей только потому, что бога нет. А если, повторю, представить, что бог есть?

Как мы определяем, что такое материя? Материя — это то, что может взаимодействовать с другими видами материи. Мы электрического напряжения не видим, но стрелка вольтметра отклоняется, да и если схватиться за оголенный провод, то той материи, из которой состоим мы, мало не покажется. И по этому воздействию мы и определяем, что электричество — это материя!

Так вот, а бог взаимодействует с материальным миром? Безусловно и еще как! По легендам, бог этот мир создал, саму материю создал! Значит, бог тоже материя. Повторю, если считать, что бог есть, то в материальности ему нельзя отказать. Но бог это странная материя — мы ее своими способами познания нащупать не можем (верующие — из страха, «серьезные ученые» — из отрицания), а бог по отношению к остальной материи наделен сверхъестественными силами — тем, чем остальная материя не наделена. То есть бог — это материя, но совершенно непохожая на ту материю, из которой состоим мы и все нас окружающее, бог это материя, ПРЕВОСХОДЯЩАЯ ту материю, из которой созданы наше тело и все вокруг.

Следовательно, мы можем дать часть определения богу: бог — это ВЫСШАЯ ФОРМА СУЩЕСТВОВАНИЯ МАТЕРИИ.

Что есть жизнь?

Теперь обратимся к человеку — самой сложной конструкции из тех, что нам известны.

Достижения химической науки таковы, что практически все известно о том материале, из которого состоит тело живого существа и человека, — известно, из каких атомов и молекул. Неизвестно одно — почему тело состоит именно из этих молекул ВОПРЕКИ известным законам науки химии? Попробую пояснить, что я имею в виду.

Дело в том, что если мы возьмем 50 литров воды, добавим в нее атомы тех веществ, из которых состоит тело человека, причем в точном количестве и в таком же соотношении, в котором эти атомы находятся в человеке, после чего нагреем смесь до температуры 36,6 °C, то… То в смеси пойдут реакции образования молекул, потом установится равновесие (для простоты можно сказать, что реакции пройдут до конца). Причем наука химия может абсолютно точно предсказать, в каком количестве и какие именно молекулы будут образованы и почему образуются именно они. Но эта смесь молекул телом человека не будет! Мало того, в этой смеси будут находиться в исчезающе малом количестве те молекулы, которые в теле человека находятся в огромных количествах. В теле человека (в живой природе) известные нам законы химии не работают (или как бы не работают), хотя они работают во всей остальной природе! Почему?

Понятно, что все, так сказать, умным это известно: одни умные точно знают, что это потому, что бог именно так создал живые существа, другим умным известно, что тут действуют законы не просто химии, а законы биохимии — некой отдельной химии.

Сначала о сути ее название. Био — это «жизнь» для тех, кто не знает этого русского слова, то есть по-русски биохимия — это жизнехимия. На сегодня достижения биохимии «огромны» — она пока не открыла ни одного закона своей науки, она еще не описала никаких механизмов протекания процессов в живых организмах. Сами процессы биохимией описаны в огромном количестве и часто описаны точно, но почему они протекают так, а не иначе? Что заставляет их протекать так? Сегодня биохимия аналог науки географии — это чисто описательная наука с различными гипотезами биохимиков на тему того, что и почему в организме происходит.

Ребенок в помоях

Вы запротестуете, вы скажете, что нет — биологи изучают жизнь!

Это ошибка — биологи изучают строение тел живых организмов и пытаются выяснить закономерности существования этих тел. Еще раз о том же, но другим примером: изучать принципы (законы) работы автомобиля, это не значит изучать, из каких материалов автомобиль построен и правила дорожного движения. Повторю, изучать, каким материалом оббиты сиденья в автомобиле или какой бензин в него залит — это не изучение принципов работы автомобиля! А без понимания принципов работы не поймешь устройство и назначение деталей и узлов автомобиля — не сумеешь автомобиль сконструировать, завести и поехать. Так и биологи изучают то, из чего жизнь состоит — из каких химических соединений, а к изучению того, что такое жизнь сама по себе, еще и не приступали.

Теперь о разнице между адептами веры в бога и верящими в «серьезных ученых».

Все религиозные веры смотрят собственно на человека, как на отдельную от его тела инстанцию (если, к примеру, взять за основу легенды христианства), а эту инстанцию (душу) создал бог по своему проекту и технологии. Иными словами, для верующих тело человека это всего лишь дом, в котором живет собственно человек на протяжении его земной жизни. Когда дом сгорает (тело умирает), человек (его душа) дом (тело) покидает, и дальше, в зависимости от своей жизни в теле, человека (его душу) ожидает или куча счастья, или много горя. Положение верующих выгодное — им не надо думать, как человек мыслит, как радуется, как горюет. Это бог при создании души смастерил ее в нужном виде и поставил производство душ на поток.

Аналоги верующих — «серьезные ученые» и верящие в них атеисты — как бы исключили бога из употребления, это правильно, но исключив бога, они совершили глупость, исключив и душу, то есть исключили положение о том, что ЧЕЛОВЕК И ЕГО ТЕЛО ЭТО РАЗНЫЕ ОБЪЕКТЫ. Для «серьезных ученых» и атеистов человек это и есть его тело — сам его дом. И ничего иного в доме нет.

Глава 1. Что противопоставить раку

Рак неизлечим?

Рак — вторая по смертности болезнь европейцев после сердечно-сосудистых болезней, но более страшная, поскольку от болезней сердца как бы есть способы излечения, а от диагноза «рак» веет смертельной безысходностью. Вообще-то такое положение несколько странно, поскольку медицина, скажем, уже очень давно выявила истинные причины и справилась с тяжелейшими инфекционными заболеваниями, уже научилась пересаживать органы, а кардинальным образом справиться с раком как бы не способна и ограничивается дорогостоящим лечением уже возникшего заболевания. Причем с достижениями в частных случаях и безуспешно в общем плане.

А вот самые свежие данные об успехах борьбы с курением и раком.

«Британские ученые вынуждены были пересмотреть прогноз о заболеваемости раком в стране в сторону ухудшения. Согласно новым данным, в ближайшие десятилетия онкологические заболевания могут развиться у 50 % жителей страны, родившихся после 1960 года.

Сотрудники британского исследовательского центра проблем онкологии Cancer Research UK опубликовали в последнем номере журнала British Journal of Cancer уточненный прогноз относительно заболеваемости раком жителей страны.

Лекарства

Развитие компьютерной техники и технологии привело к тому, что стали возможными исследования общества, которые ранее были недостижимы. В 2007 году трое ученых из Швейцарского Государственного Технологического Института в Цюрихе, под руководством Джеймса Глаттфелдера, ввели в комплекс суперкомпьютеров Orbis 2007 базу данных о 37 миллионах (!) крупных корпораций и частных инвесторов по всему миру. И швейцарские ученые быстро выявили в этих миллионах 43 060 транснациональных корпораций — компаний, которые работают по всему миру. Далее, из этой группы были выделены 1318 компаний, напрямую контролирующих 20 % доходов мира. Однако это ядро, помимо собственной прибыли, владеет и контролирует акциями большинства остальных самых крупных корпораций, доходы которых в сумме составляют дополнительные 60 % глобальных доходов. То есть эти 1318 корпораций коллективно владеют 80 % доходов всего мира.

Затем группа Глаттфелдера обнаружила очень глубоко спрятанный «суперсубъект» из 147 корпораций, причем его большая часть связана с «ядром» из 1318 компаний. Эти 147 компаний связаны друг с другом еще теснее — все они владели компаниями друг друга, то есть каждая компания внутри «суперсубъекта» владела акциями 146 других. Вместе они зарабатывают 40 % всех доходов мира, а контролируют, как выше сказано, 80 % мировых доходов. Иными словами, не Обама или Меркель, а именно эти владельцы 147 корпораций (из которых 75 % это банки) и являются истинными хозяевами мира.

Первый вопрос, который должен возникнуть у читателя: а почему мы об этом ничего не знаем? Почему на экранах телевизоров нам все же показывают Обаму, а не реальных хозяев мира?

Потому, что первое, чем безраздельно владеют эти 147 корпораций, это мировые СМИ. Тут надо понимать, что речь идет о средствах МАССОВОЙ информации — о таких, которые вещают для масс, как в данной стране, так и в иных странах. Именно СМИ — теле-, радио компании и многотиражные газеты — определяют общественное мнение. И дело даже не в том, что журналисты по заданию хозяев лгут народным массам, столь же убийственно является и то, что они определяют темы новостей. И в мире могут совершаться страшные и касающиеся каждого человека события, а все СМИ мира будут рассказывать о свадьбе какой-то кинозвезды.

Да, в мире имеется сотни тысяч маленьких газет и сайтов в Интернете. Да, эти средства информации могут говорить правду и сообщать действительно важные новости. Но знать об этом будут только читатели этих изданий, и никакого общественного мнения эти читатели не изменят. Вот поэтому об этих 147 корпорациях и знает не весь мир, а только читатели нескольких малотиражных информационных изданий, а СМИ о них молчат — оставляют истинных хозяев мира в тени, предоставляя народным массам информацию о том, что миром правят правительства государств.

Врачи

У врачей, мягко скажем, не простая профессия, поскольку ни в какой иной профессии (разве что, кроме военных) ошибки не влекут таких трагических последствий. И дело даже не в том, что за эти ошибки врач может ответить, скажем, перед судом, но ведь он и сам себе судья, и муки его совести могут превосходить физические муки. Поэтому врачу чрезвычайно тяжело свои ошибки признать, если они закончились тяжелым исходом для пациента. Врач даже искренне, а не с целью скрыть, будет отстаивать свою правоту. Причем чем более известен врач, тем с большим упорством он будет цепляться за свое убийственное лечение. Приведу пример с открытием асептики.

В 1846 году никому не известный молодой врач венской акушерской больницы Земмельвейс заинтересовался — почему смертность рожениц в разных больницах Вены не одинакова. Земмельвейс, стараясь понять причины различной смертности, пытался найти связь с самыми разными факторами, например, с проходом по больнице священника с колокольчиком, оповещавшим о смерти очередной роженицы. Возможно, звон напоминающего о смерти колокольчика заставляет умирать остальных? Священник стал ходить через другие двери, перестал звонить, но роженицы продолжали умирать.

Но вот в больнице, где практиковал Земмельвейс, профессор Колечко, делая вскрытие трупа, порезал скальпелем палец и умер. Симптомы болезни его были точно такими, как и у рожениц. Значит не в женщинах дело, значит причина в чем-то другом! — осенило Земмельвейса. Открыватель микробов Луи Пастер еще не купил себе микроскоп, о микробах еще никто и ничего не знал, и Земмельвейс не смог подвести под свое будущее открытие асептики действительно научную теорию.

Значит — решил Земмельвейс — у трупов выделяется яд, а этот яд, попадая на рану здорового организма, вызывает смерть и у здорового. И неважно, мужчина это или женщина! (Это, конечно, не яд, это микробы, но ведь тогда о них никто ничего не знал.) Задача упрощается — осенило Земмельвейса — надо не допустить попадания трупных частиц на родовые пути рожениц. Трупные частицы надо смывать с рук и хирургического инструмента перед операцией и смывать тем, что может заодно и нейтрализовать трупный яд. Так решил Земмельвейс, и предложил хирургам мыть перед операцией руки раствором хлорной извести. И тогда роженицы не будут умирать!

Что тут началось! Как потешались хирурги над дураком Земмельвейсом! Это же надо такое придумать! Когда делаешь операцию, то, понятно, руки в крови, грязные. Разумеется, что после операции их нужно помыть, чтобы одежду не испачкать. Но до операции зачем мыть?! Приехал из какой-то захолустной Венгрии какой-то сопляк и учит их, столичных корифеев, как операции делать?!

Антидепрессанты

Когда причины болезни известны, люди стараются избежать контакта с этими причинами: «Не стой на сквозняке!», «Мой руки перед едой!», «Держи голову в холоде, а ноги в тепле!», «Пользуйся презервативами!», «Сиди прямо, не криви спину!». А чего нам надо избегать, чтобы не заболеть раком, что является причиной рака? Тут, я думаю, каждый ответит немедленно: «Курение!».

Ну что же, давайте начнем с курения.

С 1 июня в России вступил в действие закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». Закон огромен, достаточно сказать, что установление строгого порядка курения по своему объему равно двум третям от объема Конституции, которая содержит 137 статей и определяет вообще все порядки в России. Нет смысла этот закон обсуждать, достаточно сказать, что он эту самую Конституцию РФ втаптывает в грязь: а именно, статью 8, определившую свободу экономической деятельности, и статью 29, давшую исключительный список запрещенной пропаганды, в который пропаганда (реклама) курения не входит. А ведь это те статьи Конституции, которые в РФ никто не может изменить и которым в РФ все должно соответствовать. А кнопкодавам на это чихать!

Но ведь зачем-то и кому-то этот закон, попирающий Конституцию, был очень нужен. Зачем и кому? Давайте не спеша обдумаем этот вопрос.

Итак. Существует известная группа лекарственных препаратов — наркотики. По своей силе эту группу нужно начать с табака и продолжить через алкоголь к марихуане, а вот дальше я не разбираюсь, вероятно, закончить нужно героином или каким-нибудь еще более сильным веществом. Все наркотики ослабляют удары по нашей душе (то, что умные называют «стрессом»), а сильные наркотики вообще позволяют забыться, кроме того, сильные наркотики снимают и физическую боль.

Когда началась борьба с курением

Хочу обратить внимание на момент, на который, на мой взгляд, еще никто не обращал внимания. Человечество курит даже в Европе более четырех веков, а пьет вообще чуть ли не с начала своей истории. И то, к чему приводит неумеренное потребление алкоголя, известно человечеству безо всяких врачей и научных исследований примерно с такого же времени. Что касается табака, то о его вредных свойствах человечество узнало только потому, что где-то примерно с 50—60-х годов прошлого века об этом громко заголосил ряд ученых, затем к ним начало подключаться все больше и больше медиков и биологов. А само человечество до этих пор никакой связи курения с неприятностями своего здоровья в упор не видело. А ведь человечество не было таким уж глупым и без врачей и ученых: к примеру, прекрасно знало лекарственные и ядовитые свойства всех растений. Тем не менее на табак смотрело только как на лекарство.

Что касается опиума и гашиша, то они известны человечеству более двух тысячелетий. Известны и как лекарство, и как галлюциноген, но в Европе регулярное их употребление для получение наркотического кайфа оставалось уделом эстетствующих маргиналов до второй половины прошлого века:

«…во второй половине 19 века в Париже на берегу Сены располагался «Клуб Хасгашишей» — небольшое общество литераторов и артистов, увлекавшихся экзотическим снадобьем. Члены этого клуба регулярно встречались и употребляли гашиш в количествах, которые сегодня можно оценить как очень большие… Это были именитые литераторы: Ш. Бодлер, Т. Готье, П. Верлен, А. Рембо, О. Бальзак, А. Дюма и другие»

. К примеру, русские крестьяне массово сеяли мак (его масло считалось самым вкусным), массово сеяли коноплю (прядильное и масленичное растение), прекрасно знали их наркотические свойства. Мак повсеместно использовался в народной медицине как обезболивающее и снотворное средство, опий тогда был в любой аптечке. Конопля в США до 1937 года официально применялась для лечения около 100 болезней. Но употребление мака и конопли для получения кайфа в народе, в массах, никого не интересовало, несмотря на дешевизну и доступность мака и конопли по сравнению с водкой.

И вспышку использования «дури» уже не эстетствующими маргиналами, а народными массами, следует отнести примерно к первой половине прошлого века, а в США это прямо связывают с введением запрета на алкоголь. И с тех пор потребление тяжелых наркотиков начало неуклонно расти.

Фактически это было на моих глазах. До института я всего лишь один раз мельком столкнулся всего с одним человеком, о котором говорили, что «он курит план». Я ничего не понял, и мне объяснили, что такое план. Правда, уже к окончанию института появились анекдоты про наркоманов, но я и тут был профаном и требовал объяснить их суть и понятия, к примеру, используемое тогда понятие «таска». Маме нравился декоративный («махровый») мак, и она всегда сеяла его на клумбе — огромные алые цветы. Когда я завел в Казахстане дачу, то тоже взял у мамы семян и начал его сеять на своей даче. Потом, в начале 80-х, приехал в отпуск к родителям и, обратив внимание, что на клумбе мака больше нет, спросил маму о причине. И услышал, что из-за мака к родителям во двор начали лазить наркоманы, посему родители вывели мак. Вернулся после отпуска в Казахстан, поехал на дачу и вдруг увидел, что и у меня на даче головки мака порезаны. И я тоже мак вывел. Среди круга моих знакомых наркоманов не было, все же милиция по-прежнему не давала спуску распространителям наркоты, но какая-то очевидная тяга или интерес в обществе к наркотикам нарастали и нарастали, и это невозможно было отрицать. И все это было, подчеркну, на фоне нарастания антиникотиновой пропаганды.

Вот на это я хочу обратить внимание — в историческом масштабе начало наркотизации населения совпадает с невиданным энтузиазмом ученого мира по убеждению населения в прямо-таки губительных свойствах курения табака.