Месть женщины

Абдуллаев Чингиз

5

 

Оставшиеся часы тянулись в томительном ожидании. К полудню вернулся Благмдзе. По данным местной резидентуры КГБ билета на имя Липки в кассе уже не было. Это означало, что Липка успел его взять и лишь после этого исчез, словно растворившись в воздухе. Марина вторично послала Благидзе на встречу, попросив проверить через посольство все информационные сообщения о происшедших несчастных случаях за вчерашний день.

Можно было сослаться на поиски собственного дипломата и получить точную картину происшедших событий. Возможность того, что Липка случайно попал под автомобиль или в подобную неприятность, была ничтожно мала. Таких совпадений почти не бывает. Но Чернышева решила проверить.

В этот день она не обедала. Никаких известий от Диаса по-прежнему не было. В половине третьего вторично вернулся Благидзе. В городе было зафиксировано несколько аварий, несчастных случаев. Однако к Липке или похожему на него человеку они отношения не имели.

Ровно в три часа Марина сидела в небольшом ресторанчике рядом с отелем, ожидая Диаса. Сохранявший относительное спокойствие Благидзе сидел, как обычно, в углу. Она даже не почувствовала, что проголодалась, попросив хозяина принести лишь чашку кофе. На часах была уже половина четвертого, когда хозяин ресторана подошел к ней и тихо сказал:

— Не ждите, сеньора. Диаса не будет. Он звонил и попросил вам передать, что успеет приехать к отъезду.

— К какому отъезду? — чисто профессионально спросила она и, оставив плату, вышла из ресторана. Неужели с Диасом тоже произошло нечто неприятное?

Теперь уже не оставалось сомнений, что исчезновение Липки как-то связано с Флосманом. Возможно, они недооценили решительность «Кучера». Он вполне мог установить самостоятельное наблюдение за кассами. Или просто проверить, нет ли среди заказчиков пассажиров с фамилиями, знакомыми по прежней работе. Липку он наверняка помнил. Неужели они настолько ошиблись?

Ровно в четыре часа она собрала свой чемодан и вышла из номера. Благидзе уже сидел со своим чемоданом в холле. Она оплатила номер, расписалась за счет и села в любезно поданное к выходу из отеля такси. Через минуту, уже в другое такси, сел Александр Благидзе.

В порт они прибыли через двадцать минут. Была обычная суета, все кричали, бранились. Кто-то торопился, кто-то, наоборот, слишком мешкал. Предъявив билет и туристический сертификат, она получила возможность пройти к трапу теплохода. «Кастуэра» была судном последнего поколения, из-за чего цена на билеты была несколько выше обычной. На двух нижних палубах располагались каюты первого и второго классов. При этом каюты первого класса располагались по боковым внешним линиям корабля, с иллюминаторами на реку на первой нижней палубе теплохода. А каюты второго класса, соответственно, на второй нижней палубе теплохода.

Она получила ключи от своей каюты номер семь и прошла по правому коридору к своему месту. В каюте ей понравилось. Это была довольно просторная комната, с двумя расположенными друг над другом кроватями. Отдельная дверца вела в душевую и туалет. У иллюминатора стояли небольшой столик и кресло. В подобных каютах не практиковалась продажа мест. Здесь обычно покупали всю каюту целиком, а верхняя кровать просто опрокидывалась к стенке.

Чернышева посмотрела на часы. До отхода «Кастуэры» оставалось около двадцати пяти минут. Неужели Диас так и не появится здесь? Она вышла из каюты. В соседней каюте рядом с ней было место Благидзе, который уже стоял в конце коридора и мило улыбался проходившей мимо молодой женщине, очевидно, американке.

Марина прошла к нему. Стоя к своему напарнику боком, спросила:

— Диас не появлялся?

— Я его не видел, — признался Благидзе, — но я успел позвонить еще раз в посольство.

— Какие-нибудь новости?

— Они просили передать, что выкуплены все билеты. «Кастуэра» отойдет с полной загрузкой. Если не считать пропавшего Липку.

— Посмотрите еще раз внизу. Может, кто-нибудь окажется рядом с его каютой, — посоветовала Марина, проходя дальше.

До отхода теплохода оставалось еще пятнадцать минут. «Неужели Диас так и не появится?» — в который раз тревожно подумала она. И в этот момент увидела его, размахивающего своей шляпой на причале.

— Сеньора Дитворст! — кричал он, обращаясь к ней. — Сеньора, я здесь!

Видимо, произошло нечто очень важное, если, во-первых, он опоздал, а во-вторых, позволил такую вольность, привлекая к себе внимание посторонних. Она прошла к трапу, еще соединявшему теплоход с берегом.

— Мне нужно выйти. Там меня ждет этот сеньор, — пояснила она стоявшим у выхода контролерам.

И поспешила по трапу. Диас, надев шляпу, терпеливо ждал, пока она к нему подойдет.

— Что у вас случилось? — спросила Чернышева. — Почему вы так кричите?

— Вам нельзя плыть на этом теплоходе, — убежденно сказал Диас.

— Почему?

— Ваш друг погиб.

— Вы говорите о Липке?

— Да. Его труп нашли полчаса назад в порту. Удар ножом прямо в сердце. Видимо, убийца очень спешил и не успел спрятать труп или выбросить его в море. А может, это произошло днем, и убийца не хотел делать этого на виду у всех. Просто не мог подтащить труп к причалу.

— Когда вы об этом узнали? — спросила Марина.

— Недавно. Видимо, человек, которого вы ищете, сумел его выследить. И первым напал на него. Семья еще пока ничего не знает.

— Поэтому я не должна быть на этом теплоходе? — не поняла Чернышева. — По-моему, наоборот, я обязана здесь быть, чтобы обнаружить возможного убийцу Липки.

— Я еще не все сказал, — криво улыбнулся Диас, — убийца знает, что его преследуете вы, сеньора Дитворст.

— Что значит «знает»? Откуда?

Диас тяжело вздохнул.

— Мой человек продолжал наблюдение за домом Липки. Должен сказать, что у меня не так много надежных людей. И сегодня в Кампане был мой племянник, парень лет двадцати. Он еще очень неопытен в подобных делах…

— У нас мало времени, — жестко заметила она.

— В общем, он отлучился от дома на целый час. Где-то обедал. А когда вернулся, узнал, что тот человек, которого вы ищете, был у дома Липки.

— Какой человек? Откуда он знает, кто это был, если он его не видел? И почему вы решили, что это обязательно убийца Липки?

— Этот человек был похож на тот портрет, который вы мне давали. Очень похож. Высокий, красивый мужчина. Он говорил со старым соседом Липки. Его интересовало, куда мог деваться Липка. Сосед решил, что он был из полиции. Ведь в Кампане не каждый день пропадают люди.

— Он показывал удостоверение полицейского?

— Нет, конечно. Но старик был раньше чиновником таможни и решил, что пришедший точно полицейский. Просто не хочет раскрывать своего инкогнито. И он ему все рассказал.

— Сеньор Диас, — теряя терпение сказала Чернышева, — я не понимаю, как все это относится ко мне. Ваш исчезнувший племянник, этот неизвестный гость, кажется, похожий на того, кого мы ищем и старый сосед Липки. Почему мне нельзя плыть на этом корабле?

— Мальчишка опоздал, — вдохнул Диас, — старик рассказал незнакомцу, что за последние два дня ничего подозрительного не было. Только приезжала одна красивая женщина к Липке, и старик видел, как она входила в его дом. Он даже запомнил цвет вашего автомобиля.

— Так, — выдохнула она, — вы думаете, это не полицейский?

— Конечно, нет. Это был тот самый убийца, убравший Липку. Он специально приехал в город, чтобы проверить, где именно жил Липка и кто к нему приезжал. Кстати, в карманах убитого Липки не удалось найти никаких документов. Убийца рассчитал правильно. Он приехал в небольшой городок, потрясенный известием о пропаже Липки. И сразу стал опрашивать соседей погибшего, которые решили, что он из полиции. Кроме этого старика он зашел еще в одну семью, но там ничего не знали. Моему племяннику удалось все точно выяснить. Он интересовался, кто именно приезжал к Липке за последние несколько дней. Теперь он знает, что там была молодая красивая женщина. Вычислить вас на этом теплоходе будет совсем нетрудно. Вам нельзя плыть, сеньора Дитворст. Этот убийца очень опасен.

— Понимаю, — кивнула она, — теперь я все поняла. Ваш племянник показывал фотографию соседу?

— Нет, конечно. Я ему ее не оставлял. Но по описаниям это тот самый человек. Высокий, красивый, с тонкой ниткой изящных черных усов. Такие носили местные франты лет тридцать-сорок назад. Он еще чуть-чуть хромал. Так, во всяком случае, утверждает тот старик.

— Хромал?

— Немного. Но говорил на хорошем испанском языке. Если этот незнакомец был из полиции, они легко могли вычислить вашу машину и здесь давно были бы инспектора полиции, чтобы задавать вам несколько вопросов. Но здесь никого нет. Это был убийца, сеньора, вам нельзя возвращаться на теплоход. Дайте мне ваш билет, я поеду вместо вас.

— Нет, — чуть улыбнулась она, — это моя работа, сеньор Диас. Я обязана найти этого человека.

— Храни вас Бог, сеньора, но это очень опасно. Он убил Липку одним ударом ножа. Вы знаете, что такое убить человека одним ударом ножа? Для этого требуется особое мастерство, И особое хладнокровие. Чтобы точно попасть в сердце. Нужно быть холодным, как лед Патагонии и жестоким, как кондор в Кордильерах. Он настоящий убийца, сеньора, и женщина не должна становиться на пути такого человека. Это дело мужчин.

— Спасибо, Диас, но это мое дело. Меня для этого готовили. Я не просто женщина, Диас. Я его коллега. И в нашей схватке не всегда все будет решать меткость руки. Вы думаете, он поплывет с нами?

— Наверняка, сеньора. Человек, который так хладнокровно убивает, а потом заявляется в дом убитого, не просто убийца. Это садист, получающий удовольствие от содеянного. Это профессионал, который не остановится ни перед чем. Послушайте меня, сеньора. Наверняка ваш напарник, тот самый красивый итальянец, который везде вас сопровождает, уже на теплоходе. Пусть он поплывет в Санта-Фе без вас. Он, наверное, такой же профессионал, как и вы. А мы полетим в Санта-Фе и будем ждать там теплоход. За эти два дня ваш напарник сумеет его вычислить и мы встретим этого убийцу как полагается. Не упрямьтесь. Вы красивая женщина. Совсем не обязательно лезть под нож подобного убийцы.

— Нельзя, Диас. Этого нельзя делать. Он может сойти на любой остановке, если не найдет меня. Я обязана быть на теплоходе, чтобы и он оставался там. Я буду в качестве приманки, если хотите. И пока он не узнает, почему я его ищу, он не покинет этого судна, Вы понимаете мои мотивы?

— В таком случае я поеду с вами, — решительно сказал Диас.

— Нет, — мягко дотронулась до его руки Марина, — не нужно. Это может вызвать его подозрение. У вас нет билета, а пассажир, попавший на теплоход в последний момент перед отплытием, обязательно вызовет подозрение. Не нужно этого делать, Диас.

Ее собеседник отвернулся. Коротко пробормотал какое-то испанское проклятье. Потом достал из внутреннего кармана небольшой пистолет.

— Я так и думал, сеньора, что вы не согласитесь со мной, — разочарованно сказал он, — вы красивая женщина. И как все красивые женщины очень упрямы и своевольны. Возьмите тогда вот эту вещь от меня на память.

В руке тускло блеснул дамский браунинг. Она¦ улыбнулась. Кажется, ей удалось очаровать и самого) Энрико Диаса. Взяла пистолет и положила в свою сумочку, щелкнув замком. Потом протянула руку.

— Спасибо вам за все, Диас.

Он снял шляпу и, наклонившись, поцеловал ей руку.

— Да поможет вам Бог. Вы сильная женщина, сеньора Дитворст.

Она повернулась и пошла к теплоходу. Там уже толпилось несколько человек, с любопытством смотревших на возвращавшуюся красивую женщину. Она посмотрела на верхнюю палубу. Там стоял Благидзе.

— Все будет хорошо, — подумала она, чтобы как-то успокоиться. И повернувшись, еще раз помахала Диасу.