Магия возможных действий

Поделиться с друзьями:

Магия вернулась в мир, и привычный порядок рухнул. Некоторые пи простых обывателей превратились в чародеев, и жизнь остальных стала зависеть от их капризов. ОСH — Организация Спецназначения — была создана для того, чтоб навести в новом мире хоть какой-то порядок. Но захватившие власть маги не слишком-то расположены расставаться с нею.

Справиться сразу со множеством врагов не под силу даже сильной Организации и даже с помощью союзников из иного мира. Нечеловеческая магия, подкрепленная мощью источников силы, кажется необоримой. Невозможно победить сразу весь мир.

Правда, среди сотрудников ОСH встречаются не только люди…

Иногда Кайндел казалось, что все, происходящее вокруг нее, на самом деле сон. А может, видение? Хорошо зная механизм возникновения видений, она поневоле отмечала, что реальность, создаваемая ее воображением под действием «снега» или же в медитации, своей подлинностью и убедительностью без труда соперничала с Божьим творением. Поэтому реальность, тем более новая реальность, полная удивительных явлений, казалась все менее настоящей.

И, наверное, происходило это потому, что теперь, в этой повой реальности, она играла ту роль, которой прежде, в годы подростковой увлеченности, могла упиваться лишь в мечтах, но никогда не воспринимала серьезно. Не соответствовала ее характеру жизнь бойца из спецподразделения, никак не соответствовала. Вот если б можно было как-то объединить вдумчивую, неспешную жизнь простого обывателя с увлекательными, щекочущими нервы общественно полезными шпионскими или боевыми заданиями — тогда да. Но такое бывает только в фильмах и книгах.

Правда, теперь дилемма отпала сама собой. Не осталось ее, этой «вдумчивой, неспешной жизни простого обывателя». И выбирать не пришлось, просто течение событий подхватило ее, как вода сухую хвоинку, и оставалось только повиноваться. Тогда, два года назад, обращаясь к офицеру OCH за помощью и соглашаясь па последовавшее позднее предложение войти в Организацию, она едва ли всерьез задумывалась о том, что с ней происходит. Даже тогда, когда отстаивала свой выбор перед прежними знакомцами, друзьями и врагами, Кайндел не давала себе труда по-настоящему поразмыслить над своей жизнью.

Но сейчас, стоя в арке дома номер сорок один по улице Гороховой, с пистолетом наготове (потому что от магии лучше было по возможности воздерживаться, а неожиданность могла подстерегать почти любая), она ощущала полнейшую неестественность того, что с ней происходит. Естественно — это если б она сидела за компьютером, играя в стрелялку, или, уютно устроившись па диване, листала бы книжку. Вот оказаться в роли героя стрелялки или книжки — очень уж странно…

Правда, в отличие от старшего поколения, она, как и ее молодые товарищи, все-таки сумела привыкнуть к новым условиям жизни, гармонично влилась в них. Новые требования, диктовавшие новые принципы поведения, уже воспринимались автоматически. Но время от времени странное чувство возникало у нее (и, наверное, у многих других тоже). Казалось, будто все это сон, просто ответ на какие-то ее глупые мечтания о другой, почти кинематографической жизни. Или, может быть, просто компьютерная игра. Ну какой, в конце концов, из нее боец спецназа? Даже если имеется в виду ОСН?