Магия госбезопасности

Поделиться с друзьями:

Мир изменился, на Землю вернулась магия, и привычному укладу жизни пришел конец. В условиях наступившей следом анархии власть захватить смогли те, кто первым освоил новообретенные способности. В их числе ОСН – государственная Организация Специального Назначения.

Жизнь не стоит на месте, новое искусство развивается, и вот оно уже преподносит сюрпризы новоявленным чародеям, лишь недавно получившим в свое распоряжение сверхъестественные силы. Представители ОСН сталкиваются с новой, непонятной им магией, и нужно приложить немало усилий к тому, чтоб понять, есть ли способ справиться с ней, где ее источник, и можно ли повернуть неожиданную проблему себе на пользу. Сотруднице ОСН Виктории Бельской по прозвищу Кайндел предстоит отыскать решение, не забывая при этом о смертельной опасности, преследующей ее по пятам. Однако и враг может внезапно превратиться в союзника, если гибель грозит обоим.

В Ленинградской области спешило радоваться жизни до предела наглое в своей роскоши, оголтело-гостеприимное бабье лето. Иван-чай заполонил собой все влажные, открытые солнцу клочки земли, спешил отцвести и отплодоносить, обеспечить своему растительному народу благоденствие на занятых землях. В сумрачных еловых лесах стало светло и весело, а озерца и реки выглядели столь соблазнительно, что в них тянуло плюхнуться хоть и в одежде. Городские жители ругались последними словами на садовый инвентарь, и обсуждая урожай, выжатый со своих клочков земли, чувствовали себя истинными селянами. А селяне спали по ночам от силы три часа. Все остальное время – работали на полях.

Но все это было для Кайндел лишь абстрактным фактом, результатом усилий ее воображения, потому что ничего подобного вокруг себя она не видела. Если в ее родном мире еще толком не успело закончиться лето, то здесь, в Иаверне, зима держала природу в своей полной власти.

Курсантам ОСН даже не дали толком справить Новый год, хотя гипотетическое первое января тут уже миновало. Под утро следовало, как всегда, в семь утра явиться в тренировочные залы, и на негромкий, но уверенный ропот своих подопечных Офицер, заменявший здесь Шреддера, сперва просто с многозначительной угрозой свел брови, когда же это не помогло, ответил:

– Ну вы совсем, блин, озверели, господа курсанты. Два раза праздновать Новый год – не жирно ль будет?

Ему не решились возражать. С этим человеком вообще трудно было спорить. Стоило ему перевести на бунтовщика свой суровый взгляд, как желаемое сразу казалось незначительным, и хотелось со всем согласиться. Поэтому свое недовольство курсанты постарались упрятать поглубже.