Люби меня всю ночь

Райан Нэн

Глава 29

 

Ни Джолли, ни Чарли не обратили внимания на возвращение Курта. У них было напряженное утро, и оба слишком устали, чтобы выйти ему навстречу.

Они играли в ковбоев и индейцев, поочередно представляя тех и других. Все это сопровождалось перестрелками и погонями. Они падали в траву с предсмертными стонами, затем вскакивали, и гонка продолжалась.

Наконец запыхавшийся Джолли направился к лестнице, которая вела к заливу, и устало опустился на верхнюю ступеньку, чтобы передохнуть.

Обмахиваясь видавшей виды соломенной шляпой, он вытер раскрасневшееся лицо носовым платком и усмехнулся, глядя через плечо на мальчика.

– Все, парень, можешь убрать свои пушки. Старый индеец уже на пути в долину смерти. Отнеси мои кости моему народу.

Чарли захихикал, сунул за пояс свои воображаемые револьверы и плюхнулся на ступеньку рядом со стариком. Босой, одетый в одни короткие брючки, он весь был в грязи.

Посидев спокойно не более секунды, он поинтересовался:

– Хочешь сыграть в прятки?

Джолли улыбнулся непоседливому малышу:

– Боюсь, я и так на пределе.

Чарли скорчил гримаску. Но вскоре снова заулыбался.

– Хочешь посмотреть, как я кувыркаюсь?

– А цветы распускаются весной?

– Это что – да или нет? – Чарли озадаченно склонил голову набок.

– Да, – со смехом отозвался Джолли, взъерошив белокурые волосы мальчика. – Я с удовольствием посмотрю, как ловко ты кувыркаешься.

Чарли вскочил со ступенек. Приказав Доминику не путаться под ногами, он помчался по зеленой лужайке, затем резко наклонился вперед, упершись головой и ладонями в мягкую траву, и перекувырнулся.

Джолли бурно зааплодировал. Воодушевленный, Чарли вскочил на ноги, разбежался и снова перекувырнулся. Джолли опять наградил его аплодисментами. Чарли носился по заросшему травой двору и так увлекся, что не заметил, когда именно Джолли перестал аплодировать.

В конце концов у Чарли закружилась голова, и он растянулся на траве у самого дома, вдали от деревянных ступенек.

Накувыркавшись вволю, Чарли поднялся, стряхнул с груди и ног прилипшие травинки и повернулся к Джолли. Увидев, что тот лежит на земле возле подстриженных кустов самшита, малыш засмеялся и радостно захлопал. Они снова играют в ковбоев и индейцев! Джолли делает вид, будто его подстрелили.

Изображает убитого!

– Вот здорово, Джолли! – крикнул мальчик, все еще хлопая в ладоши.

Смеясь, он подбежал к мертвому индейскому вождю, ожидая, что тот вскочит на ноги и рассмеется. Но Джолли не двигался. И не смеялся. Он продолжать лежать на лужайке, притворяясь убитым.

– Джолли? – Чарли перестал смеяться, в его глазах появился испуг. – Джолли, вставай, – тихо позвал он. – Слышишь? – Малыш уже стал сердиться на своего товарища по играм. – Вставай же!

Джолли не шевелился.

Чарли сделал еще несколько неуверенных шагов и остановился, глядя на седовласого старика, лежавшего на траве с закрытыми глазами. Такого тихого, неподвижного… и безжизненного.

– Джолли, – шепотом произнес Чарли. – Джолли, что с тобой?

Внезапно ему вспомнился другой летний день, другой дом с большим двором и другой седовласый мужчина, лежавший тихо и неподвижно. Дедушка Уитни. Он тоже не отвечал Чарли, не вставал и не двигался.

Чарли едва сдерживал слезы. Он не будет плакать. Джолли никогда не плакал. И капитан тоже. Только девчонки плачут. И маленькие дети. Чарли стало страшно. Его била дрожь.

Он не решался приблизиться к Джолли и в страхе попятился. Он пятился до тех пор, пока не уперся спиной в переднее крыльцо.

И лишь тогда закричал.

Услышав крик, Хелен и Курт перестали смеяться и в ужасе переглянулись. Курт мигом скинул с ноги сапог, а Хелен резко дернула подол нижней юбки. В одном сапоге Курт пронесся через дом. Хелен следовала за ним по пятам. Выскочив наружу, Курт подхватил сына на руки.

– Чарли, в чем дело? Что случилось, милый? Ты ушибся? – взволнованно спросил он.

Побледнев, Хелен бросилась к ним, обняла и прижалась щекой к голой спине мальчика.

– Джолли умер! Джолли умер! – кричал Чарли, обливаясь слезами.

– Нет, Чарли, – успокаивал его Курт. – Джолли не умер. С Джолли все в порядке…

– Он умер! Умер! – кричал мальчик сквозь рыдания. – Я видел! Он лежит мертвый, как дедушка Уитни!

– Нет, Чарли, – утешала его Хелен. – С Джолли все в порядке. Успокойся, дорогой. – Она поцеловала его голую спинку.

– Эй, Чарли, малыш, – раздался голос запыхавшегося Джолли. – Глянь-ка сюда. Вот он я!

Отступив на шаг, Хелен прижала руку к сердцу и с облегчением вздохнула.

– Вот видишь, – сказал Курт. – Что я тебе говорил? Джолли здесь и прекрасно себя чувствует. Посмотри сам.

Всхлипывая и задыхаясь, Чарли оторвал белокурую головку от плеча отца и огляделся. Увидев улыбающегося Джолли, он протянул руку, чтобы коснуться его морщинистого лица.

– Ты… ты меня т-так напугал… Джолли, – проговорил он, все еще дрожа.

– Мне очень жаль, милый, – промолвил Джолли, накрыв своей большой шершавой ладонью маленькие пальчики, гладившие его по щеке. – Старый Джолли всего лишь прикорнул на солнышке.

– А… я думал… ты умер, – шмыгнул носом Чарли.

Джолли поцеловал его крохотную ладошку.

– Я не хотел тебя пугать, Чарли. Прости меня.

Он шагнул к Хелен и обнял ее. Она склонила голову ему на плечо и облегченно вздохнула. Курт улыбнулся, глядя на них поверх головы Чарли, и сел на крыльцо.

Прижимая сына к себе, он коснулся губами его шелковистой макушки.

– Чарли, солнышко, Джолли не собирается умирать. Еще долго-долго.

Чарли поднял голову и заглянул отцу в глаза.

– Дедушка Уитни умер.

– Знаю. Но он был тяжело болен. А Джолли здоров.

– Он правда не умрет, как дедушка Уитни?

– Нет, дорогой.

Чарли судорожно вздохнул.

– А Хелен?

Курт покачал головой:

– Конечно, нет.

Чарли снова вздохнул.

– А моя мама умерла.

– Да, я знаю. Она тяжело болела, как бабушка и дедушка Уитни.

– Они умерли и оставили меня одного, – печально произнес мальчик.

– Этого больше не случится, милый.

Утерев слезы тыльной стороной ладони, Чарли в упор посмотрел на Курта:

– Точно? Я боюсь, что…

– Не бойся. Джолли и Хелен здоровы. И не собираются болеть.

– А ты?

– Нет, конечно, – сказал Курт, глядя сыну в глаза. – С какой стати? Я такой сильный и большой, что запросто могу донести тебя на плечах до самой пристройки. Тем более что тебе не мешало бы помыться. – Он усмехнулся и подмигнул сыну.

Чарли не ответил на улыбку. Обхватив ладошками загорелое лицо отца, он ласково погладил его по щекам и серьезно спросил:

– Ты и вправду меня никогда не оставишь, папочка?

– Никогда, – пообещал Курт севшим от волнения голосом.