Люби меня всю ночь

Райан Нэн

Поделиться с друзьями:

Благополучная семья, деньги, надежда на будущее – Гражданская война отняла у молодой южанки Хелен Берк Кортни все. Остались только небольшая ферма на берегу залива, гордость – и ненависть к «проклятым янки».

Но… ферма нуждается в сильных мужских руках, а единственный мужчина, предлагающий Хелен помощь, капитан «проклятых янки» Курт Нортвей!

Хелен вынуждена впустить в свой дом врага – и пока не знает, что распахнула двери для любви, неистовой страсти и нового счастья…

 

Глава 1

Вот как это случилось.

Теплым майским днем 1865 года Хелен Берк Кортни была одна на своей ферме неподалеку от Спэниш-Форта, маленького прибрежного поселения на восточном берегу бухты Мобил.

Хелен находилась на южном поле в двухстах ярдах от дома. Лицо ее затеняла шляпа с жесткими полями, руки защищали рабочие перчатки, до того старые и изношенные, что грубая ткань протерлась на кончиках пальцев. Длинные свободные рукава ситцевого платья заканчивались узкими манжетами, застегнутыми на запястьях. Присборенная в талии юбка доставала до земли.

Девушке предстоял долгий тяжкий день весенней пахоты. Но холодный утренний туман рассеялся, солнце припекало все жарче, и Хелен расстегнула глухой ворот платья, затем сняла башмаки с чулками, небрежно забросив их на кромку поля.

Разувшись, Хелен снова взялась за покрытый ржавчиной плуг, который устало тащил верный Дьюк, ее старый верховой конь. С тяжелой упряжью на хрупких плечах, крепко сжимая рукоятки плуга, она медленно, но уверенно продвигалась из одного конца поля в другой. И обратно.

Нагретая солнцем земля ласкала голые ступни, совсем как в детстве, когда она бежала вприпрыжку за дедушкой Берком, пахавшим это же поле.

Как и ее дед в свое время, Хелен испытывала законную гордость и удовлетворение, видя, как плодородная земля превращается в аккуратные свежевспаханные борозды. Но в этом году для подобных чувств не было оснований. Слишком мало виднелось вокруг длинных рядов возделанной земли, которыми она привыкла восхищаться, и зеленых всходов, пробившихся сквозь жирную почву. Большая часть полей заросла сорняками и диким сорго.

Хелен подавила вздох, глядя на зеленое море бурьяна, колыхавшееся там, где должны были тянуться к солнцу всходы пшеницы. Да, запоздала она с севом. Вначале ее свалил тяжелый грипп, и она не могла подняться с постели, не говоря уже о работе. А когда немного оправилась, весенние ливни превратили поля в болото. Вот и приходится наверстывать упущенное время.

Господи, если бы она не осталась одна…

Хелен помедлила, глядя на обсаженную дубами дорогу, которая вела к ее дому, высившемуся на крутом берегу залива. Ее взгляд, полный тоски, часто обращался к этой тенистой аллее с тех пор, как однажды, прохладным апрельским утром 1861 года, ее муж, с которым они прожили всего лишь полгода, ушел на войну.

В тот день Уилл Кортни забрался на своего резвого каурого мерина, улыбнулся, свесившись с седла, чтобы поцеловать ее на прощание, и пообещал, что к посевной вернется. Хелен верила ему. Все были уверены, что война продлится не долго. Уилл вернется прежде, чем она успеет соскучиться. Бравые южане прогонят ненавистных северян, победители вернутся домой к своим любимым, и жизнь войдет в свою обычную колею.

Не успел Уилл покинуть дом, как Хелен начала ждать его возвращения. День за днем она наблюдала за подъездной аллеей, но дни превращались в недели, недели в месяцы, месяцы в годы.

Отчаянно скучая по мужу, бесконечно одинокая, Хелен цеплялась за надежды и мечты, предвкушая тот восхитительный миг, когда Уилл прискачет назад, в ее объятия.

Каждый вечер она расставляла на столе лучший бабушкин фарфор и сверкающий хрусталь, готовясь к радостной встрече.

И еще долго с тоской смотрела на пустынную аллею уже после того, как пришла печальная весть, что ее муж, доблестный лейтенант Уильям Кортни, сложил голову на поле брани.

Хелен не верила этому. Не могла поверить. Уилл не умер. Не мог умереть. Только не ее Уилл. Это ошибка. Он обещал вернуться – и вернется. Должен. В один прекрасный день он появится на аллее, и они отметят долгожданную встречу.

Наконец она упаковала бабушкин фарфор и хрусталь и убрала в массивный сервант розового дерева.

И все же по нескольку раз на день поглядывала в сторону аллеи, где в последний раз видела своего мужа.

Вот и сейчас она стояла, задумчиво уставившись на пустынную аллею, затем с глубоким вздохом вернулась к прерванному занятию.

– Пошел, Дьюк, – окликнула она своего наполовину глухого конягу, – у нас работы невпроворот.

Конь фыркнул, мотнул головой и медленно потащился вперед. Хелен стиснула зубы и снова налегла на рукоятки плуга, сгибаясь под тяжестью упряжи и зарываясь пальцами ног в мягкую песчаную почву.

Закончив очередную борозду, Хелен радостно вскрикнула, повернула плуг, передохнула минутку и двинулась в обратном направлении. На полпути к противоположному краю поля Хелен помедлила, чтобы снова бросить взгляд на обсаженную дубами аллею.

Она увидела незнакомца, как только он вышел из-за тенистых деревьев на теплое майское солнце, ведя в поводу гнедого жеребца.

Нахмурившись, Хелен инстинктивно потянулась к тяжелому револьверу, спрятанному в складках серого рабочего платья, но рука ее остановилась, когда она увидела на спине жеребца светловолосого малыша.

Вряд ли мужчина с ребенком причинит ей зло.

Хелен не ошиблась. Куртис Нортвей не собирался причинять зло вдове Кортни. Да и никому другому, если уж на то пошло. Но он знал, что здесь, на Юге, к нему относятся с недоверием. И не хотят, чтобы он околачивался поблизости. Ему это дали ясно понять.

Ведь он янки.

Паршивый, ни на что не годный янки. И что с того, что война кончилась. Для них он по-прежнему заклятый враг, которому не место на их свободолюбивой, хоть и побежденной земле.

Курт и сам не прочь был убраться с Юга, как только представится такая возможность. Будь его воля, в эту самую минуту он был бы на пути в родной Мэриленд. Беда в том, что он не один. У него есть сын, о котором нужно заботиться. Пятилетний малыш, который не знает своего отца. И которого он сам едва помнит.

В день окончания войны Курт повернул Рейдера, своего чистокровного гнедого жеребца, на юго-запад, в сторону побережья Миссисипи. Маленький Чарли Нортвей только-только начал ходить, когда в Форт-Саммере грянул первый выстрел. Через несколько дней после этого рокового события Курт повел Рейдера в бой, а его молодая жена, забрав ребенка, отправилась к своей родне в Миссисипи.

Летом, за несколько месяцев до конца долгого кровопролитного конфликта, Гейл Уитни Нортвей и все ее близкие погибли от лихорадки. Остался лишь четырехлетний малыш, испуганный и растерянный. Маленький Чарли. И его блудный отец.

Мальчика приютили у себя соседи, пожилая супружеская пара. В благодарность Курт отдал старикам, находившимся в бедственном положении, все свои деньги, оставшись без гроша. Но не сожалел об этом. Они с Чарли в состоянии заработать себе на дорогу в Мэриленд.

Курт перебросил длинные кожаные поводья из правой руки в левую. Мечтая о сигаре или стаканчике виски – а еще больше о деньгах, которые помогли бы ему выбраться из этой проклятой Алабамы, – он лихорадочно соображал, что сказать молодой женщине, трудившейся в поле. Дай Бог, чтобы она выслушала его. Хотя она может этого не захотеть. Она может приказать ему убраться из ее владений, как это уже не раз с ним случалось.

У края поля Курт отпустил поводья гнедого, шепнул послушному животному несколько слов, взглянул на своего молчаливого сына и, набрав полную грудь воздуха, двинулся вперед.

Не отрывая взгляда от янки, Хелен остановила Дьюка, сбросила с усталых плеч тяжелую упряжь и снова потянулась к спрятанному оружию. Вздернув подбородок, она настороженно вглядывалась в мужчину, приближавшегося к ней размашистым, уверенным шагом. Глаза его скрывались под жестким козырьком синей фуражки. Белая рубашка и выцветшие форменные брюки были чистыми, хоть и изрядно поношенными. Закатанные рукава и распахнутый ворот рубахи открывали мускулистые загорелые предплечья и сильную шею. Он был высок, худощав и двигался с непринужденной грацией. Когда он подошел ближе, лицо его осветилось улыбкой.

Курт смотрел на молодую женщину без видимых признаков страха. Облаченная в простое серое платье, она казалась довольно высокой и по-девичьи стройной. Женщина сняла шляпу, прикрывавшую голову от солнца, и Курт увидел копну светло-золотистых волос, небрежно заколотых на затылке. У нее было овальное лицо с удивительно чистой белой кожей.

Улыбка Курта стала более искренней, когда женщина вдруг сообразила, что лиф ее платья расстегнут, открывая верхнюю часть груди. С выражением досады, омрачившим ее прелестные черты, она поспешно застегнула ворот и жестом прошлась пальцами по волосам, приглаживая спутанные пряди.

Курт снял фуражку и слегка поклонился.

– Курт Нортвей, мэм, бывший капитан союзной армии. – Он протянул загорелую руку.

Голубые глаза женщины метнулись к его лицу. После секундной заминки она сняла перчатку и быстро пожала ему руку.

– Меня зовут миссис Уильям Кортни, капитан. Вы забрели в частные владения. Если вы заблудились, я могла бы…

– Нет, миссис Кортни, я не заблудился. В Спэниш-Форте мне сказали, что вам требуется работник на ферме.

У него был приятный голос, черные как смоль волосы и зеленые глаза того насыщенного оттенка, какой бывает ранней весной у вечнозеленых зарослей, покрывавших прибрежные скалы неподалеку от фермы.

Курт с не меньшим интересом разглядывал ярко-голубые глаза и поразительно красивое лицо женщины, обрамленное светло-золотыми завитками. Он был очарован ее мягким голосом и любезной речью, хотя и догадывался, что ему не понравится то, что она скажет.

– Вас ввели в заблуждение, капитан Нортвей. Если вы действительно ищете работу, попытайте счастья на пристани в Мобиле. Сожалею, но мне не нужны работники.

 

Глава 2

– Я тоже сожалею, мэм, – негромко произнес Курт.

Он знал, что она лжет. Знал, что молодая вдова отчаянно нуждается в помощи, оставшись совсем одна на этой отдаленной ферме. Но она видит в нем врага и, возможно, даже побаивается его.

Стараясь не делать резких движений, чтобы не испугать женщину, он продолжил:

– Я пытался устроиться в Мобиле. Увы, гавань не самое бойкое место в наши дни.

Неприязненно сверкнув голубыми глазами, Хелен кивнула:

– Пожалуй. – Она не стала добавлять, что именно флот северян ответственен за разрушение причалов и складов, а это привело к упадку судоходства.

Кивнув в сторону ребенка на спине лошади, Курт добавил:

– К тому же, мэм, мой сын слишком мал. – Он посмотрел на нее в упор. – Поэтому мне нужна работа на ферме, где Чарли будет со мной.

– Да, конечно, я понимаю, но, боюсь, вам придется поискать какую-нибудь другую ферму, – решительно произнесла Хелен. – В настоящее время я здесь одна, капитан. Мой муж еще не вернулся с войны.

Курт знал, что она вдова. Пожилой мужчина, направивший его на прибрежную ферму, был немногословен. «Все знают, – сказал он, – что муж Хелен Кортни погиб. И она это знает. Просто не желает взглянуть правде в глаза».

– Мне очень жаль, мэм.

Она продолжила, как будто он ничего не сказал:

– Будет не совсем прилично, если вы… Я вынуждена повторить, капитан, я здесь одна.

– Я понимаю, миссис Кортни, – отозвался Курт ровным тоном. – Будь дело только во мне, я не посмел бы настаивать. Но, мэм, вам необходима помощь, а присутствие моего сына меняет дело.

Нахмурившись, Хелен перевела взгляд с высокого темноволосого северянина на белокурого малыша, тихо сидевшего на лошади, и прищурилась.

– Неужели вы и вправду рассчитываете, что я вас найму? – запальчиво поинтересовалась она.

– Искренне надеюсь на это, мэм.

– Но вы же янки, капитан Нортвей!

– Не стану отрицать, миссис Кортни. – Курт переминался с ноги на ногу. Невольно скользнув загорелым пальцем по желтой кавалерийской полоске на форменных штанах, он добавил: – Но мой сын, Чарли, – настоящий южанин. Можно сказать, провел здесь большую часть жизни. Его мать – упокой Господи ее душу – родилась и выросла в Миссисипи.

Хелен снова взглянула на молчаливого ребенка.

– Сколько лет Чар… вашему сыну, капитан?

– Всего пять, мэм, а он уже натерпелся. Год назад лишился матери и деда с бабушкой. Кроме меня, у него никого нет, а я не имею денег на обратный путь в Мэриленд. – Их глаза снова встретились, и он честно признался: – Ни цента, мэм. Боюсь, я никудышный отец. Не могу обеспечить сына даже такой малостью, как еда и ночлег. Но у меня крепкая спина, и я готов трудиться в поте лица, чтобы у Чарли была крыша над головой, даже за самую скромную плату.

Хелен задумчиво молчала, слушая доводы капитана. Он говорил, что они с мальчиком прекрасно устроятся в амбаре, спать могут на сене. И не ждут, что будут питаться в доме – можно есть прямо в поле или в амбаре. Обещал усердно работать и делать все, что потребуется по хозяйству. Уверял, что знает свое место и не выйдет за рамки ни при каких обстоятельствах. Клялся честью офицера, что намерен оказывать ей всяческое уважение, которого она, безусловно, заслуживает. И заверял, что она будет в полной безопасности под их с Чарли присмотром.

Хелен с трудом устояла перед соблазном принять предложение капитана. Бог свидетель, ей необходима помощь, и немедленно, если она надеется собрать хотя бы половину обычного урожая этой осенью. Но нанять янки и позволить ему жить у нее на ферме! Об этом не может быть и речи.

Да ее просто выгонят из города!

Хелен отвела взгляд от смуглого лица мужчины и снова посмотрела на белокурого малыша, сидевшего на гнедом жеребце. Хелен разбиралась в лошадях. За такое породистое животное настоящий ценитель охотно выложит кругленькую сумму.

– Капитан Нортвей, – резко произнесла она, – в Мобиле полно богатых джентльменов, которые хорошо заплатят за вашу лошадь.

Зеленые глаза капитана вспыхнули. Он решительно покачал головой.

– Мэм, этот конь – все, чем я владею в этом мире. Он пронес меня живым через войну. Я скорее продам собственную душу, чем Рейдера.

Эти простые, идущие от сердца слова задели чувствительную струнку в душе Хелен. Она разделяла его чувства. Потому что сама полна была решимости сохранить свою пришедшую в упадок ферму со старым домом на краю обрыва. Если даже это убьет ее, хотя порой ей казалось, что именно этим все и кончится.

Но пока ее сердце бьется, она не позволит этому наглецу, Найлзу Ловлессу, прибрать к рукам ее землю, чтобы расширить свои и без того необъятные владения.

– Капитан Нортвей, – произнесла она после долгой паузы, – все, что я могу вам предложить, – это небольшое пустующее помещение, примыкающее к амбару. Но заплатить смогу не раньше, чем соберу урожай…

– Нас это устраивает, мэм, – перебил ее Курт, улыбнувшись. – Вполне.

Не уверенная, что поступает правильно, Хелен кивнула и снова надела шляпу.

– Скоро полдень, капитан, ваш сын, наверное, голоден.

– Я бы не удивился, мэм.

– Я распрягу Дьюка и отведу в амбар, – сказала Хелен. – Следуйте за мной со своим жеребцом. – Она повернулась к Дьюку и принялась отвязывать тяжелый плуг.

– Позвольте мне, мэм. – Курт взял ее за локоть и деликатно отодвинул.

Он быстро освободил Дьюка от упряжи, цокая языком, чтобы подбодрить старого коня. Затем повернулся к гнедому, терпеливо ожидавшему по ту сторону свежевспаханных борозд, и тихо свистнул.

– Держись крепче, Чарли! – крикнул он сыну.

Хелен с изумлением наблюдала, как огромный жеребец развернулся и неторопливо поскакал, описывая широкий полукруг вдоль зеленой кромки поля, по направлению к дому и подсобным строениям.

Она покачала головой, взглянув на капитана.

– Надеюсь, ваш конь не станет срезать угол. Я уже засеяла часть поля.

Курт не задумываясь ответил:

– Мэм, Рейдер не посмеет топтать ваши посевы. У него безупречные манеры.

Хелен промолчала. Шлепнув Дьюка по крестцу, чтобы привести его в движение, она направилась к дому и только тут вспомнила о снятых туфлях. Она покосилась на высокого мужчину, который шел рядом, приноравливаясь к ее шагу. Интересно, янки заметил, что она ходит босиком, как простая крестьянка?

Стараясь, чтобы пальцы ног не выглядывали из-под длинного подола, Хелен молча пересекла поле. Нравоучения бабушки звучали в ее ушах: «Юные леди ни в коем случае не должны показываться на людях без туфель и чулок. Появиться перед благовоспитанным джентльменом босиком ничуть не лучше, чем позволить ему застать себя в сорочке и панталонах!»

Хелен стиснула зубы. Едва ли этот янки благовоспитанный джентльмен, но она не допустит, чтобы он увидел ее босиком. И тут Хелен заметила свои туфли, лежавшие на самом виду на краю поля.

Хелен резко обернулась и прочитала ответ в его взгляде. Что ж, лучше ему воздержаться от замечаний, если он желает себе добра. Ни одному презренному янки не сойдет с рук, если он вздумает потешаться над ней. Она не задумываясь выгонит его вон со своей земли.

Но Курт Нортвей ничего не сказал. Даже не улыбнулся. Не стал закатывать глаза и гримасничать. Не сделал ни малейшей попытки унизить или смутить ее, продолжая как ни в чем не бывало шагать рядом.

Когда они добрались до ее туфель, он молча подобрал чулки и сунул их в нагрудный карман. Затем опустился на корточки, поднял туфли и посмотрел на нее.

В его глазах не было и тени насмешки. Капитан выжидающе похлопал по колену. Сгорая от стыда, Хелен приподняла подол и поставила босую ступню на его бедро.

Курт придержал ее ногу за стройную щиколотку и стряхнул со ступни налипший песок. Затем осторожно надел ей туфлю, проделав то же самое со второй ногой. После чего выпрямился во весь свой немалый рост, так и не сказав ни слова.

Уверенная, что лицо ее пылает, Хелен без нужды прочистила горло, выхватила чулки из кармана его рубахи и произнесла со всем достоинством, на которое была способна:

– Если вы последуете за мной, капитан, я покажу вам ваше жилье.

– Благодарю вас, миссис Кортни.

И лишь когда она решительно двинулась вперед, губы Курта изогнулись в едва заметной улыбке.

 

Глава 3

– Позвольте познакомить вас с моим сыном, миссис Кортни. – Курт снял мальчика с седла и поставил на ноги. – Чарли, это миссис Уильям Кортни. С ее разрешения мы поживем здесь немного.

Хелен улыбнулась, глядя на серьезного малыша, и протянула руку. Но Чарли не ответил на ее жест. Скрестив ручки на груди, он теснее прижался к отцу и поднял на Хелен карие глаза, полные недоверия.

– Чарли немного робеет, – произнес Курт извиняющимся тоном, мягко оторвав сына и убрав у него со лба светлые пряди. – Разве ты не хочешь поздороваться с миссис Кортни?

– Думаю, Чарли сейчас не до бесед, он сильно проголодался и устал, – примирительно произнесла Хелен. – Капитан, отведите лошадей в стойло, – распорядилась она. – Овес в ларе, ведро на крючке у двери. В поилке есть вода. А я тем временем посмотрю, в каком состоянии находится ваше жилище. – Помедлив, она обернулась к Чарли: – Хочешь пойти со мной?

Мальчик энергично замотал головкой.

Хелен оставила попытки расшевелить ребенка и двинулась вверх по пологому склону к видневшимся неподалеку хозяйственным постройкам. Молчаливая троица в считанные минуты достигла амбара.

Курт открыл ворота загона и ввел лошадей внутрь, а Хелен прямиком направилась к пристройке, примыкавшей к обветшавшему амбару. Чарли остался стоять у дощатого забора загона.

Хелен толкнула дверь в пристройку, но та не поддалась. Разбухшее от сырости дерево покоробилось и плотно засело в раме. Хелен сдвинула на затылок шляпу, оставив ее болтаться на спине на длинных тесемках, завязанных под подбородком, и снова взялась за дверь.

После нескольких неудачных попыток налегла на нее всем телом, упершись плечом и коленом в шероховатое дерево, – дверь не сдвинулась с места.

Подошел Курт с переброшенными через плечо армейскими седельными сумками и тяжелым вещмешком под мышкой.

– Погодите, миссис Кортни, вы поранитесь, если будете так усердствовать.

– Да нет… я почти…

– Может, я попробую? – предложил он.

Выбившаяся из сил Хелен кивнула и отступила в сторону.

Курт взялся за дверную ручку, повернул ее и сильным движением мускулистой руки толкнул внутрь. Дверь резко распахнулась, вспугнув дрозда. Пронзительно вереща и хлопая крыльями, птица устремилась в открывшийся проход, пролетев в дюйме от лица Хелен.

Вскрикнув, Хелен зажмурилась и невольно приникла к широкой груди Курта Нортвея. Ее резкий возглас испугал Чарли. Мальчик с криком бросился к отцу, обхватил его ногу и уткнулся лицом в шерстяную ткань форменных брюк.

Курт замер, ни единый мускул не дрогнул на его лице.

Сквозь юбки Хелен он ощущал твердые контуры револьвера, спрятанного у нее в кармане, и подумал, что такая красивая молодая женщина, вынужденная жить в полном одиночестве, провела немало долгих ночей, терзаясь от страха.

Ему хотелось обнять ее, успокоить, но он не решился. Не дай Бог, неправильно его поймет.

Хелен открыла глаза и отпрянула от него. Окинув мужчину презрительным взглядом, коротко уронила:

– Извините. Глупо пугаться птицы.

– Вовсе нет, – отозвался он, пожав плечами.

Чарли отпустил ногу отца и, хмурясь, отступил назад.

Овладев собой, Хелен проследовала в сумрачное помещение, состоявшее из одной комнаты. Оглядевшись, поморщилась и поспешила извиниться:

– Не ожидала, что здесь такой беспорядок.

Она покачала головой и прошлась по полутемному помещению. Покрытые толстым слоем пыли и затянутые паутиной железная кровать, исцарапанный комод, два кресла, столик, полдюжины стульев с жесткими спинками и продавленными сиденьями, а то и вовсе без них, были сдвинуты к задней стене.

Чарли чихнул, потер нос и снова чихнул.

Хелен устало вздохнула.

– Вы не сможете здесь жить.

– Ошибаетесь, миссис Кортни. Сможем и будем, – невозмутимо возразил Курт. Пересек комнату, раздвинул полусгнившие занавески и открыл окно, впустив свет и свежий воздух. – Хорошая уборка творит чудеса. – Он улыбнулся.

Чарли снова чихнул.

– Будь здоров, – машинально сказала Хелен. – Это от пыли, Чарли. Лучше тебе выйти на улицу.

Мальчик не двинулся с места.

– Если все хорошенько вымыть, – заметил Курт, расхаживая по просторной комнате и открывая окна, – здесь будет по-настоящему уютно. Начну прямо сейчас.

– Я помогу, – сказала Хелен и направилась к двери. Помедлив, она добавила: – Но это может подождать. Еще только полдень. Принесите воды из колодца. Я приготовлю лохань, мыло и пару чистых полотенец на заднем крыльце. Когда вымоетесь, подождите несколько минут. Я накрою стол на веранде.

– Спасибо, – отозвался Курт, взглянув на Чарли, который не переставал чихать.

Хелен вышла из пристройки и, приподняв тяжелые юбки, быстро зашагала к дому, располагавшемуся в сотне ярдов от амбара, на вершине скалы, нависавшей над широкой горловиной залива.

Прочное одноэтажное строение, нуждавшееся в покраске и внешне ничем не примечательное, внутри могло похвастаться просторными комнатами с высокими потолками. Дом огибала широкая деревянная веранда, куда выходили все спальни, гостиная и кухня. Двор зарос сорняками, а сразу за ним начинались густые заросли, спускавшиеся по крутому склону к самой воде.

У задних ворот Хелен встретила неожиданное препятствие в виде ее обожаемого кота Доминика – породистого красавца с дымчато-серой шерстью и гибким телом. Демонстративно расположившись посередине распахнутых ворот, он величественно помахивал хвостом. В светло-зеленых глазах животного затаилась обида.

Хелен потянулась к нему, но Доминик не откликнулся своим обычным мягким урчанием. И не поднялся, чтобы ласково потереться об ее юбки. Он остался на месте, издавая низкие рокочущие звуки.

– Да будет тебе, Доминик. Уйди с дороги, – увещевала Хелен своего любимца, подаренного ей дедом девять лет назад, когда Доминик был крохотным котенком.

В ответ тот пренебрежительно отвернулся и демонстративно зевнул. Улыбнувшись, Хелен присела на корточки и почесала ему под подбородком.

– Ты что, видел янки с мальчиком? Послушай, у меня нет выбора. Нам нужна помощь, и ты хорошо это знаешь. Придется тебе, стиснув зубы, постараться извлечь максимум пользы из сложившейся ситуации, как это делаю я. – На секунду она прижалась щекой к его теплой макушке, затем отпустила кота и выпрямилась.

Обойдя Доминика, Хелен поспешила к дому. Кот поднялся и лениво последовал за ней в густую тень, отбрасываемую самым старым и высоким дубом на ферме. Раскидистые ветви могучего дерева образовали плотный навес из листвы, простиравшийся над задним двором.

У дуба стояла длинная деревянная скамья, где некогда любил вздремнуть Джексон Берк. Теперь его местом завладел Доминик. Хелен с Уиллом провели там не один романтический вечер, сидя под дубом и целуясь, скрытые от лунного света. Не было случая, чтобы Хелен прошла мимо старой скамьи с облупившейся краской, не вспомнив об Уилле и полных чувственной неги летних ночах.

Поднявшись на крыльцо, Хелен скинула обувь. С туфлями в руке прошлепала босиком по широкой веранде к главной спальне, располагавшейся в северо-западной части дома.

Проскользнув через открытые французские двери в прохладный полумрак комнаты, она уронила туфли на пол, а шляпу – на высокий комод красного дерева. Доминик проследовал за хозяйкой внутрь, помедлив, чтобы потереться спиной о дверную раму.

Хелен хватило десяти минут, чтобы вымыться, причесаться и надеть чистое льняное платье в клетку. Еще меньше времени понадобилось Доминику, чтобы растянуться на ее пуховой постели и погрузиться в сладкую дрему.

Хелен закрыла дверь, оставив спящего кота в спальне, и направилась по коридору в кухню. Прихватив полотенца, мыло и лохань, она вынесла их на крыльцо, где стоял стол, сколоченный из грубых досок.

Она была на кухне, нарезая ветчину и кукурузный хлеб, когда Курт с мальчиком вошли во двор. Наблюдая из окна за их молчаливым приближением, Хелен задалась вопросом, разговаривают ли они вообще друг с другом. До сих пор она не слышала, чтобы Чарли произнес хоть одно слово.

Накрыв для них стол на крыльце, она вернулась на кухню, чтобы перекусить. В одиночестве, как делала это каждый день. И как будет делать впредь.

Не приглашать же янки составить ей компанию!

Покончив с едой, Хелен еще несколько долгих минут оставалась за столом. Решив, что у янки с сыном было достаточно времени, чтобы завершить трапезу, она вышла наружу. Курт поднялся при ее появлении.

– Сидите, капитан, – сказала она. – Думаю, нам нужно поговорить. Я хотела бы объяснить вам, что от вас требуется, а также с чем я согласна мириться и чего не потерплю.

– Отличная мысль, – кивнул он, выдвинув для нее стул и снова заняв свое место. – Чарли, можешь идти. Только не исчезай из виду.

Даже не взглянув на отца или Хелен, мальчик соскользнул со стула, пересек крыльцо и спустился по ступенькам в тенистый двор.

Деловым тоном Хелен перечислила Курту его обязанности, помимо самой важной из них – весеннего сева. Работа на ферме, заявила она, – это постоянная битва за урожай. Сама она поднимается с рассветом и ложится, когда стемнеет. От него ждет того же.

Получив заверения, что он выполнит все, что от него требуется, Хелен сказала, чего именно не намерена терпеть.

Бросив взгляд на Чарли, который тихо сидел на скамье под дубом, обхватив руками колени, она продолжила:

– Вы будете работать всю неделю, кроме воскресенья. Вечерами можете приходить и уходить когда пожелаете, но не рассчитывайте, что сможете оставлять своего сына на мое попечение, пока будете проводить время в городе. Если я хоть раз увижу вас пьяным, вам придется собрать свои вещички и убраться без всякой оплаты.

Курт молча кивнул.

Хелен снова взглянула на Чарли и, понизив голос до шепота, добавила:

– И еще одно, капитан. На тот случай, если вы предположили, будто я слабое, беззащитное создание. Уверяю вас, это не так. И если уж на то пошло, я не одинокая, изголодавшаяся по любви женщина – легкая добыча для бравого янки, стремящегося урвать минутку удовольствия. К вашему сведению, я никогда не расстаюсь с оружием и умею им пользоваться. Я даже сплю с заряженным револьвером под подушкой. – Ее голубые глаза угрожающе прищурились, а голос стал еще тише. – Только посмейте коснуться меня, капитан Нортвей, и я вас пристрелю.

Курт молча слушал, не отрывая глаз от ее лица. Этот пристальный взгляд нервировал Хелен, но она считала необходимым довести до его сознания всю серьезность своих угроз.

По ее спине пробежал холодок, когда он спокойно сказал, по-прежнему удерживая ее взгляд:

– Я янки, миссис Кортни, а не животное. – Он положил на стол ладонь. – Посмотрите на мою руку, – тихо приказал он, и она послушно уставилась на его длинные изящные пальцы, словно изваянные скульптором. – Эта рука, – продолжил Курт негромко, – никогда не касалась женщины… – он помедлил, и Хелен снова подняла на него глаза, – против ее воли.

 

Глава 4

Курт убрал руку, отодвинул стул и поднялся. Однако не отошел, а остался стоять, продолжая наблюдать за ней. С минуту он сверлил ее пристальным взглядом зеленых глаз, затем протянул руку. Ту самую, что лежала на столе между ними.

Нервно сглотнув, Хелен неуверенно вложила свою узкую бледную руку в его загорелую ладонь. У нее перехватило дыхание, когда его пальцы сомкнулись и мягко, но настойчиво подняли ее на ноги.

Хелен попыталась отнять руку, но он не позволил. Обхватив длинными пальцами ее хрупкое запястье, Курт поднес ее руку к своему смуглому лицу и принялся с серьезным видом изучать.

Его зеленые глаза прошлись по каждому ее пальцу, прежде чем вернуться к ее лицу.

– Надеюсь, мне не нужно предупреждать вас, миссис Кортни, чтобы вы держали свои белые ручки подальше от меня?

Хелен ощетинилась:

– Это просто смешно!

– Разве? Я признаю и уважаю тот факт, что вы любили своего мужа. – Его широкие плечи на мгновение поникли, с губ слетел вздох. – Неужели я не вправе рассчитывать на такое же отношение к себе? Я любил свою жену всем сердцем. И хотя эта мысль, очевидно, не приходила вам в голову, может, я не желаю, чтобы другая женщина касалась меня. Неужели это так трудно понять?

– Я… да, конечно. – Хелен пристыженно кивнула.

Он отпустил ее руку.

– Отлично. Полагаю, теперь мы лучше понимаем друг друга. Можете спать в обнимку с револьвером, если иначе не можете, но вам ничто не угрожает. – Курт улыбнулся и отступил на шаг. – По крайней мере от меня.

Он повернулся и спустился с крыльца. Прищурившись, Хелен проводила его взглядом. Он излучал силу и мужскую самоуверенность.

Именно в этот момент она поняла, что Курт Нортвей ей не нравится. Нисколько. И дело не только в том, что он ненавистный янки. Даже если бы этот высокий смуглый мужчина родился и вырос в ее родном округе, она испытывала бы к нему не меньшую неприязнь.

Ее раздражала его самоуверенность и удивительная способность ставить ее в неловкое положение. Хелен привыкла владеть ситуацией, какой бы сложной она ни оказалась. И умела дать отпор любому мужчине.

С тех пор как Уилл уехал на войну, она отвадила немало ухажеров, пытавшихся подъехать к ней с нескромными предложениями. И вдруг какой-то тип, явившийся неведомо откуда, предупреждает ее, чтобы она держала свои руки подальше от него? Это уже слишком! Скорее в аду ударит мороз, чем у нее возникнет желание коснуться этого наглого янки.

– Капитан Нортвей! – окликнула она его, гневно сверкая глазами.

Курт медленно обернулся и в упор посмотрел на нее:

– Да, мэм?

– Я… я… – Хелен запнулась и нетерпеливо смахнула со лба выбившуюся прядь волос. – Думаю, нам нужно заняться уборкой, чтобы привести в порядок ваше жилье. Чем раньше мы покончим с этим, тем скорее вы сможете приступить к пахоте. Ну а если не получится сегодня, вы приступите к своим обязанностям завтра с утра.

– Хорошо, – отозвался Курт. – Но вам совершенно незачем помогать мне с уборкой. Я и сам справлюсь.

Однако Хелен придерживалась на этот счет иного мнения.

Будь дело только в Курте Нортвее, она не стала бы беспокоиться. Но пятилетний малыш видел слишком много горя в своей короткой жизни, чтобы жить в хлеву. Уж если он останется здесь на лето, она постарается сделать все возможное, чтобы придать помещению жилой вид.

Пока усталый Чарли спал на скамье под старым дубом, Хелен с Куртом приводили в порядок его будущее жилье.

Курт вынес наружу запылившуюся перину, чтобы выбить ее и хорошенько просушить на солнце, а Хелен тем временем содрала с окон полусгнившие занавески. Насвистывая, Курт вытащил наружу мебель, чтобы она могла ее вымыть. Повязав на голову косынку и снова облачившись в рабочее платье, Хелен подмела деревянные полы метлой из пальмовых листьев.

Курт натаскал из колодца воды. Хелен принесла из дома щелочное мыло и жесткие щетки. Ползая на четвереньках, они скребли некрашеные половицы намыленными щетками, смывали грязь и снова скребли.

Сосредоточившись на работе, они не подозревали, что находятся на одной прямой. Начав с разных углов комнаты, спиной друг к другу, они пятились назад, медленно, но верно сближаясь.

И в конечном итоге столкнулись.

Хелен громко ахнула. Курт резко втянул в грудь воздух. Оба тотчас опустились на колени, их спины соприкоснулись. У Хелен перехватило дыхание. Курт шумно выдохнул. Они одновременно повернули головы и обнаружили, что смотрят друг другу в глаза.

В глазах Хелен сверкнула досада. Курт виновато посмотрел на нее.

– Надеюсь, вы не пострадали? – спросил он, быстро повернувшись к ней на коленях и поддержав ее за локти.

– Ничуть, – заверила его Хелен, отпрянув. Высвободившись из его хватки, она вскочила на ноги. – Заканчивайте, а я схожу за полотенцами и постельным бельем.

Она сдернула с головы косынку и кинулась прочь. Присев на пятки, Курт проводил ее взглядом и покачал головой. Неприязнь красавицы вдовы к его персоне была более чем очевидной. Как и отчужденность его крохотного сына. Ему предстоит чертовски долгое и неприятное лето.

Он пожал плечами и вернулся к работе.

Оказавшись в доме, Хелен устремилась к комоду из кедра, где хранилось постельное белье. Присев на корточки, она выдвинула нижний ящик, где лежало старое, уже негодное белье, и вытащила пару пожелтевших простынь из домотканого полотна и две разномастные наволочки.

Хелен задвинула ящик и выпрямилась. Для янки вполне подойдет, подумала она и словно в подтверждение своих мыслей даже кивнула.

«Ну а малыш-то в чем виноват? – подначил ее внутренний голос. За какие грехи он должен спать на рваных простынях, а его белокурая головка покоиться на штопаной-перештопаной наволочке только потому, что его отец воевал на стороне врагов?»

Вздохнув, Хелен убрала старое белье, достала из верхнего ящика комода пару белоснежных шелковистых простыней и наволочки с кружевной отделкой и, что-то бормоча себе под нос, вернулась в пристройку, где ее ждал Курт Нортвей.

Общими усилиями они застелили постель чистыми простынями, источавшими легкий аромат кедра. Старательно избегая взгляда мужчины, Хелен разгладила ладонями пуховую постель, затем, придерживая подбородком подушку, натянула на нее наволочку.

Она положила подушку в изголовье кровати и принялась взбивать ее, когда почувствовала на себе взгляд Курта. Вскинув голову, она успела заметить в его глазах тоску.

– В чем дело? – осведомилась она. Курт улыбнулся. – Почему вы так смотрите на меня, капитан?

– Извините, мэм, – мягко отозвался он. – Моя жена вот так же придерживала подушку, когда натягивала на нее наволочку. – Он вздохнул. – Только сейчас я вспомнил об этом, глядя на вас.

– Мне жаль, если это вызвало у вас печальные воспоминания, капитан. – Хелен взяла вторую подушку и таким же образом натянула на нее наволочку. – Но я всегда так делала. Научилась у бабушки.

Она бросила ему подушку и отвернулась. Курт поймал ее, поднес к лицу, вдохнул свежий запах, а затем осторожно пристроил в изголовье кровати рядом с первой подушкой.

Оглядевшись, Хелен увидела стоявшего в дверях Чарли. Мальчик зевал и тер кулачками глаза. Она улыбнулась, но ее улыбка осталась без ответа, а когда Хелен ласково спросила, не хочет ли он помочь, Чарли промолчал, затем повернулся к ней спиной и уселся на крыльце, подперев голову ладошками.

Обеспокоенная, Хелен бросила вопросительный взгляд на Курта, но тот лишь покачал головой: мол, не знаю, что с ним делать.

Хелен с Куртом тоже не разговаривали, ограничиваясь короткими репликами по ходу работы. А когда закончили, даже не верилось, что это та самая пыльная, заваленная мусором комната, куда они вошли утром.

На окнах – новые занавески в бело-голубую клетку. Видавшая виды мебель сверкает полировкой и благоухает лимонным маслом. Исцарапанную поверхность высокого комода на ножках прикрывает кружевная салфетка, любовно связанная бабушкой Хелен. Неказистый деревянный стол почти не виден под складками бело-голубой, в тон занавескам, клетчатой скатерти.

Один из стульев придвинут к столу, остальные, уже негодные, Курт вынес в амбар. На чистом полу рядом с кроватью – большой плетеный ковер. На подоконнике – голубая стеклянная ваза с желтыми нарциссами, на прикроватной тумбочке в узкой вазочке – одинокая роза.

Усталые, грязные, в пропотевшей одежде, они огляделись, оценивая результаты своих трудов.

– Чарли, иди сюда, – позвал Курт, – посмотри на свой новый дом. Тебе должно понравиться.

Хелен повернулась к двери, с волнением ожидая, когда мальчик войдет внутрь. Может быть, чистая просторная комната – такая нарядная с роскошным постельным бельем и новыми занавесками – приободрит его. Заставит почувствовать себя дома.

Ее полный надежды взгляд остановился на узенькой спине ребенка, сидевшего на крыльце.

– Правда, Чарли. Здесь очень мило. Иди сюда, я покажу тебе, куда ты можешь положить свои вещи. Хочешь взять себе нижний ящик комода? Чарли?

Чарли не ответил. Даже не шелохнулся. Так и сидел, уперев локти в коленки и обхватив лицо ладошками. Недосягаемый и безответный. Хелен встревоженно взглянула на Курта.

Тот улыбнулся:

– По мне, так это просто дворец, миссис Кортни.

Хелен не ответила. Шагнув к комоду, служившему умывальником, суетливо поправила стопку полотенец, высившуюся рядом с фарфоровым тазиком и кувшином. Затем, еще раз окинув комнату взглядом, направилась к выходу.

– Ужин через час, – сообщила она.

– Мы придем, – отозвался Курт, следуя за ней.

Хелен кивнула, прошла мимо неприступного Чарли и зашагала по тропинке, ведущей к дому. Удалившись на некоторое расстояние, оглянулась.

Чарли по-прежнему с несчастным видом сидел на крыльце. Отец стоял за ним и казался расслабленным и непринужденным, сверкая белозубой улыбкой на загорелом лице.

Хелен резко отвернулась и ускорила шаг.

Господи, похоже, ее ждет долгое и неприятное лето.

 

Глава 5

– Доминик! Домини-и-и-ик! Сейчас же иди сюда, если ты вообще намерен возвращаться!

Босая, в одной батистовой ночной рубашке, Хелен стояла на веранде у дверей своей спальни, нетерпеливо призывая загулявшего кота. Если она не загонит его в дом сейчас, бесцеремонное животное разбудит ее посреди ночи, царапаясь в дверь и жалобно мяукая.

– Доминик, это твой последний шанс. Либо ты вернешься сию же минуту, либо никогда!

Никакой реакции.

Хелен прошлепала к краю веранды и перегнулась через перила, высматривая кота. Ее взгляд прошелся по двору, скользнул по садовой ограде и широкой, обрамленной деревьями лужайке, простиравшейся за ними. Прищурившись, она вглядывалась в близлежащие поля, за которыми начинался густой лес.

Ни шороха, ни движения, ни сверкающих в темноте глаз.

Словом, никаких признаков Доминика.

Будучи не в том настроении, чтобы подыгрывать избалованному животному, Хелен повернулась, собираясь войти внутрь, но помедлила, задумавшись о своих жильцах. Как они там? Как спится янки на новом месте? Она направилась к задней части дома.

Сделав несколько шагов, Хелен остановилась и пожала плечами. Какое ей дело? Янки может гулять хоть всю ночь напролет или ложиться с петухами! Это ее не касается. До тех пор, конечно, пока он будет подниматься на рассвете и исправно выполнять свои обязанности.

Зевнув, она повернула назад, к своей спальне.

Доминик сидел у открытых дверей, вперив в нее обвиняющий взгляд. Словно это она болталась полночи неведомо где.

– Ах ты, зеленоглазый дьявол! – добродушно пожурила его Хелен. – Если не возьмешься за ум, будешь спать в амбаре вместе с янки.

Доминик зажмурился и широко зевнул. Рассмеявшись, Хелен подхватила пушистый комок на руки и вошла внутрь. Оказавшись в спальне, кот вывернулся из ее хватки, метнулся к кровати и запрыгнул на пуховую перину. Растянувшись в изножье постели, он томно пошевелил передними лапами, царапая когтями покрывало. Затем снова зевнул, опустил породистую голову и лениво смежил веки.

Через секунду он уже крепко спал.

Хелен в который раз пожалела, что не способна так же легко засыпать, как ее кот. Наверное, приятно растянуться на постели и тут же погрузиться в мирный, лишенный сновидений сон!

Увы, у нее так не получалось. Ей всегда было трудно заснуть, сколько бы она ни работала и как бы ни уставала. Постель стала олицетворением ее одиночества. С того самого дня, как Уилл ушел на войну.

Вздохнув, Хелен присела на краешек кровати и вытащила из резной деревянной шкатулки, стоявшей на ночном столике, овальный медальон с камеей на крышке. Внутри был крохотный снимок, с которого ей улыбался молодой и красивый Уильям Кортни.

В течение долгой минуты Хелен смотрела на улыбающегося мужа, затем поднесла фотографию к губам и поцеловала. Защелкнув медальон, она убрала его назад, в резную шкатулку, и потянулась за револьвером. Засовывая его под подушку, она вспомнила слова янки: «…Вам ничто не угрожает. По крайней мере от меня».

Возможно. И все же ей будет куда спокойнее с оружием под рукой. Как всегда.

Хелен погасила лампу и легла в постель. Потянулась, вздохнула, но даже не потрудилась закрыть глаза. Что толку? Все равно придется лежать без сна полночи. Как… как…

Хелен Кортни не заметила, как крепко заснула.

В отличие от Курта Нортвея.

Чарли тихо посапывает рядом, но Курт не спит. Он лежит на спине, подложив руки под голову, пытаясь понять, почему ему не спится.

Эта просторная, чисто прибранная комната самое лучшее помещение из всех, где ему доводилось ночевать с начала войны. Постель, на которой он лежит, мягкая и удобная, свежевыстиранные простыни благоухают кедром. Легкий бриз шевелит занавески на окнах. Светит луна. Вокруг тихо и мирно.

Он не испытывает голода. Не мерзнет и не изнывает от жары. Не валяется на земле, прислушиваясь к разрывам снарядов. Не гадает, доживет ли до утра.

И тем не менее не может заснуть.

Не в силах избавиться от беспокойства, Курт отбросил одеяло и выбрался из постели. На цыпочках пересек комнату, выскользнул за дверь и сел на крыльцо.

Ласковый ветерок с залива обдувал его разгоряченную кожу, ерошил темные волосы. Теплый воздух благоухал жимолостью. Высоко в небе плыла полная луна, заливая землю серебристым сиянием.

Сумрачный взгляд Курта медленно поднялся к ночному светилу.

Одиночество с новой силой нахлынуло на него. И мысли невольно устремились к другой ночи. Другому времени и месту.

Он живо вспомнил прекрасную летнюю ночь, когда юная и доверчивая Гейл лежала в его объятиях в номере для молодоженов. Как они смеялись, разговаривали, целовались.

И занимались любовью.

Курт почувствовал знакомое стеснение в груди и задался вопросом, сможет ли он когда-нибудь избавиться от боли. Странно, но теперь, когда война закончилась и он воссоединился с Чарли, он тосковал по своей жене сильнее, чем раньше.

Хелен разбудил ровный стук лошадиных копыт. Подскочив на постели, она выхватила из-под подушки револьвер и метнулась через полутемную комнату к двери. Сердце ее оглушительно билось, когда она выскочила на веранду, готовая встретить незваного гостя.

С взведенным курком, вытянув вперед дрожащую руку, Хелен приблизилась к перилам, приготовившись дать предупредительный выстрел. Она уже подняла руку, когда увидела лошадь.

Огромный гнедой жеребец, громыхая копытами, мчался вдоль кромки окаймленного деревьями пастбища, простиравшегося к северу от дома. На нем сидел янки.

Хелен медленно опустила револьвер.

В серебристо-сером сиянии раннего утра всадник и лошадь являли собой незабываемое зрелище и казались нереальными. Хелен зажмурилась и снова открыла глаза, желая удостовериться, что это ей не пригрезилось.

Она никогда не видела, чтобы конь двигался с такой грациозной стремительностью, а всадник с такой легкостью управлял могучим животным.

Янки был обнажен до пояса, демонстрируя широкие плечи и развитую мускулатуру. Выгоревшие форменные брюки, низко сидевшие на бедрах, подчеркивали узкие бедра и длинные ноги. Босые ступни упирались в стремена. Встречный ветер разметал его смоляные волосы, на смуглом лице сияла чистая, неподдельная радость.

Казалось, он наслаждается утренней скачкой так же, как его конь. Затаив дыхание, Хелен с восторгом наблюдала за ними и даже поймала себя на том, что улыбается.

Вид Бесси, ее молочной коровы, стоявшей посреди пастбища, привел Хелен в чувство. Резко повернувшись, она поспешила внутрь. Радости как не бывало.

На смену пришло раздражение.

Янки первый день у нее на службе, а чем занимается? Объезжает своего драгоценного жеребца, вместо того чтобы подоить корову! А ведь она сказала ему, что его рабочий день должен начинаться с дойки. Очевидно, он пропустил мимо ушей ее слова. Скачет себе по пастбищу, как беззаботный мальчишка, предоставив ей выполнять его работу.

Все больше раздражаясь, Хелен умылась, наспех оделась и быстро миновала пустые комнаты. Повторяя про себя все едкие слова, которые она скажет безответственному янки, она влетела в кухню и остановилась как вкопанная.

На разделочном столе стояло ведро. Все еще сомневаясь, Хелен подошла ближе и осторожно приподняла край салфетки, прикрывавшей его.

Молоко. Полное ведро парного молока.

* * *

Как Хелен ни старалась, не могла упрекнуть янки в нежелании работать или в неспособности справиться со множеством хозяйственных дел, неизбежных на ферме.

Тем не менее она по-прежнему испытывала к нему неприязнь, хотя не могла не признать, что он неизменно вежлив и почтителен. Нортвей производил впечатление человека воспитанного и образованного. Но был слишком самоуверен. Хуже того, от него исходила какая-то неуловимая сила, что внушало Хелен тревогу. В нем было что-то… опасное. Казалось, под внешней невозмутимостью скрывается дикая, необузданная натура.

Ей было не по себе, когда он стоял слишком близко, когда брал ее за руку, чтобы помочь, или пронзал взглядом зеленых глаз. Он смущал ее покой.

И все же факт оставался фактом. Нортвей впрягся в работу с первого дня и снял с ее плеч значительную часть нагрузки. Он настоял на том, что будет пахать один, без ее помощи. И к тому времени, когда Хелен заканчивала мыть посуду после завтрака, успевал запрячь Дьюка и приступить к пахоте.

Хелен была благодарна за помощь. До его появления она целыми днями трудилась в поле, забросив другие дела. Теперь у нее появилась возможность стирать и гладить, взбивать свежее масло, собирать фрукты в саду, пропалывать огород, обрезать розовые кусты, ухаживать за цветочными клумбами, готовить, печь, убирать дом.

В хлопотах и трудах пролетела неделя.

Вечером в пятницу Хелен готовила ужин. Стоя у плиты на кухне, она жарила цыплят и размышляла о последних днях.

Просто удивительно, как много они с янки успели сделать за то короткое время, что он провел на ферме. Сев почти закончен. Одной ей понадобилось бы вдвое больше времени.

Да, надо отдать янки должное: он не боится тяжелой работы. Без всяких понуканий с ее стороны Нортвей трудится с рассвета до заката, прерываясь ненадолго, когда она приносит в поле еду. Он усаживается на землю в тени дерева, жадно поглощает пищу и снова принимается за работу.

Улыбнувшись, Хелен перевернула куриную ножку, жарившуюся на тяжелой чугунной сковородке.

Что бы она ни готовила янки на обед или на ужин, он всегда вел себя так, словно это самая вкусная еда, какую ему приходилось есть.

Ее улыбка поблекла.

Жаль, что Чарли не похож на отца.

Хелен обеспокоенно покачала головой.

Малыш такой угрюмый, замкнутый. Не желает разговаривать. Никогда не улыбается. Почти не прикасается к еде, которую она готовит. Бедняжка. Такой маленький и такой одинокий. Ему нужна мать. В сущности, отец совсем чужой для него.

Выражение, которое она часто видела в карих глазах мальчика, возвращало ее в то время, когда она была примерно в возрасте Чарли. Бабушка с дедушкой уехали в Новый Орлеан, оставив ее с друзьями. Когда они вернулись, она вцепилась в них, умоляя никогда-никогда больше не покидать ее.

Бедный малыш. Должно быть, он чувствует себя покинутым и испуганным, точно так же, как чувствовала себя тогда она.

И как порой чувствует себя сейчас, лежа ночью без сна.

 

Глава 6

Не прошло и нескольких дней, как поползли слухи.

Почтенные граждане Спэниш-Форта перешептывались между собой: мол, женщина их круга ведет себя неподобающим образом.

– Вы слышали? – поинтересовалась Хэтти Прайс, круглолицая жена банкира, когда дамы из благотворительного кружка собрались у нее, чтобы заняться стежкой одеяла, как обычно в пятницу утром. – Грязный, низкий янки спокойно живет на старой ферме Берков с овдовевшей внучкой Джексона!

– Возмутительно! – заявила, кипя от негодования, Мэри Лу Риддл, женщина средних лет, вдова полковника.

– Непростительно! – заявила Роуз Лейси, гордая мать двух покалеченных на войне ветеранов.

– Ушам своим не верю, – заметила очаровательная брюнетка, Ясмин Парнелл, овдовевшая в самом конце войны. Смирение, с которым она приняла собственную трагедию, и усердие, с которым продолжала выполнять свои общественные обязанности, были достойны восхищения.

Бетси Рид, портниха и признанная законодательница мод, закатив глаза, покачала седеющей головой:

– Ее муж, молодой Уилл Кортни, настоящий южанин и джентльмен, сложивший голову за наше дело, должно быть, перевернулся в гробу!

Скандал! Безобразие! Позор!

Все дружно согласились, продолжая работать иголками. Янки на ферме Хелен? Какая мерзость!

Тем не менее они все утро только и говорили об этом, высказывая самые шокирующие предположения насчет того, что может происходить во владениях Берков.

В конце концов, чего еще ждать от северян с их низменными инстинктами? Хелен Берк следовало хорошенько подумать, прежде чем пустить в дом это похотливое животное, подвергая себя постоянной опасности физического насилия.

– А может, она сама этого хочет, – ядовито ввернула Китти Пеппер, недавно сочетавшаяся законным браком, тряхнув блестящими темными локонами. – Говорят, этот янки настоящий красавчик. Черноволосый, смуглый, как индеец, высокий и стройный.

– Китти Пеппер, и не стыдно тебе? – одернула ее мать, залившись краской.

– А что тут такого, мама? Все говорят об этом, – заявила Китти, ничуть не смутившись. – Я думала, вам будет интересно.

Кивая, дамы сгрудились вокруг рамы с натянутым одеялом и нетерпеливо уставились на самодовольно улыбающуюся Китти. Та хихикнула, прижав руку к пышной груди, и доверительно продолжила высоким, как у маленькой девочки, голоском:

– Ну, лично я янки не видела, но Луиза Даунинг сказала мне, будто слышала от Бет Форрестер, которой рассказала Мейвис Кинг, ссылаясь на бабушку Бакстер… – Китти перевела дыхание, – что в этом янки чувствуется какая-то варварская необузданность!

– Китти Фей Пеппер! – воскликнули все хором.

– Дайте мне мою нюхательную соль, – произнесла слабым голосом Мэри Лу Риддл. – А ведь Хелен такая привлекательная штучка, высокая, стройная, с золотистыми волосами. О чем она только думает!

Хелен довольно скоро узнала, что думают дамы из благотворительного кружка, да и все остальные жители Спэниш-Форта, о ее решении предоставить янки кров.

В субботу утром Хелен, отмахнувшись от предложения Курта взять на себя эту обязанность, запрягла старого Дьюка в фургон и отправилась за восемь миль в Спэниш-Форт.

Она всегда с нетерпением ждала еженедельных поездок в город. Хотя целью поездки было приобретение необходимых припасов, Хелен, сделав покупки, обычно задерживалась в городе на пару часов, нанося визиты знакомым дамам. Посещение городка вносило некоторое разнообразие в ее монотонную жизнь, как заслуженная и приятная передышка после недели одиночества и тяжких трудов на ферме.

В эту субботу, однако, у нее возникло подозрение, что поездка не оправдает ее ожиданий.

С увлажнившимися от волнения ладонями Хелен направила Дьюка по главной улице – мимо окружной тюрьмы, салуна, мебельного магазина и редакции местной газеты.

Она скрипнула зубами, проезжая мимо конторы, где на застекленной двери красовалась выведенная золотом надпись: «Ловлесс энтерпрайзес». Не требовалось особого воображения, чтобы представить себе могущественного и богатого Найлза Ловлесса, восседающего внутри за огромным письменным столом красного дерева.

Охваченная дурными предчувствиями, Хелен наконец остановила старого Дьюка возле универсального магазина Джейка и, обмотав вожжи вокруг тормозной рукоятки, вылезла из фургона.

Всю дорогу она убеждала себя, что все будет в порядке. Вряд ли в городе знают про янки и его сына. А если и знают, что в этом дурного? Она всегда нанимала сезонных рабочих во время весеннего сева. Не ее вина, что в этом году среди местных не нашлось свободных рук. Наверняка ее поймут.

Она ошиблась.

Едва вступив в темный, похожий на пещеру магазин Джейка Отри, Хелен поняла, что вести дошли до города. Мужчины, толпившиеся у прилавка со скобяными изделиями, встретили ее неприветливыми кивками и тут же заговорили между собой, понизив голос. Хелен не сомневалась, что речь идет о ней. И о янки.

Распрямив плечи, она улыбнулась и проследовала к широкому прилавку, за которым тощий бородатый хозяин распаковывал пачки жевательного табака, сложенного в деревянные ящики.

– Как поживаете, Джейк? На улице такая теплынь. Представляю, что будет в августе.

– Мэм, – выдавил Джейк и умолк.

А ведь Джейк способен кого угодно заговорить до смерти, дай ему только волю! Обычно стоило Хелен появиться в магазине, как Джейк вводил ее в курс всего, что произошло в городе за неделю. Более того, он служил связующим звеном между ее друзьями и знакомыми, охотно передавая сообщения и приветы.

Но сегодня в ответ на свои вопросы Хелен не услышала от Джейка ничего, кроме лаконичных «нет» и «не знаю». Он был не только на редкость немногословен, но и обслужил ее с несвойственным ему проворством.

Джейк явно хотел избавиться от нее, и как можно скорее. С напускной непринужденностью, весьма далекой от ее истинных чувств, Хелен попрощалась с хозяином и, подхватив свои многочисленные покупки, направилась к выходу. Никто из мужчин не предложил ей донести покупки до фургона.

Со стоном опустив тяжелую ношу на дно повозки, Хелен перевела дыхание и, оглядевшись, заметила сестер Ливингстон, семенивших по деревянному тротуару.

Хелен улыбнулась. Она была искренне рада видеть пожилых, несколько эксцентричных старых дев. Почему бы не пригласить эту трогательную пару выпить с ней холодного лимонада в ресторане при отеле? За ее счет. Старушки будут в восторге, благослови Господи их простодушные сердца.

Воодушевленная этой идеей, Хелен устремилась к старушкам, однако, завидев ее, седовласые дамы демонстративно перешли на другую сторону улицы, делая вид, будто увлечены беседой.

Ошеломленная, Хелен застыла на месте, словно получила пощечину, и огляделась. Видел ли кто-нибудь, как сестры Ливингстон откровенно проигнорировали ее? Неужели все знакомые теперь от нее отвернутся?

Несмотря на жаркое летнее солнце, Хелен ощущала ледяное дыхание всеобщего осуждения, пробиравшее до костей. Это ранило. Ранило до боли, но она хорошо понимала сограждан. Эти в общем-то незлые люди имеют все основания ненавидеть янки. Она сама их ненавидит! Но люди должны войти в ее положение.

Сдерживая слезы, Хелен поспешила скрыться в своем фургоне. Вскочив на высокое кожаное сиденье, она размотала вожжи и тронула Дьюка с места. Затем, не глядя по сторонам, повернула повозку и хлестнула старого коня по боку, чего обычно не делала.

Непривычный к подобному обращению, Дьюк возмущенно заржал и припустил рысью по Мэйн-стрит.

Хелен облегченно вздохнула, когда непрерывная череда строений осталась позади и главная улица перешла в наезженную дорогу, где по обеим сторонам высились жилые дома. В одном из окон мелькнуло лицо – это Фрэнсис Лоуган глазела на нее, притаившись за занавеской. Напротив, на крыльце собственного дома, подбоченившись, стояла Миртл Тетфорд и осуждающе качала седеющей головой.

Что ж, они не могли высказаться яснее. Горожане считали ее поступок предательством.

Стиснув зубы, Хелен попыталась убедить себя, что это не имеет значения. Не должно иметь. Она не может позволить себе роскошь угождать чужому мнению.

Ее жизнь подчинена одной цели – сохранить семейную ферму, где три поколения Берков жили, смеялись, любили. И умирали. С того дня, когда в 1798 году дедушка Берк расчистил участок земли и построил дом для своей молодой жены, Берки считали это место своим.

Ферма с примыкающим к ней лесом теперь принадлежит ей. Она последняя из Берков. Теперь это ее забота. Вот почему она наняла бывшего капитана союзной армии. Только так она может сохранить свой дом.

Хелен сжала челюсти и вызывающе вздернула подбородок.

И если ей необходима помощь презренного янки, чтобы не лишиться земли, так тому и быть. Что бы о ней ни говорили.

Гамильтон Майнор Граббс был одним из немногих уроженцев Алабамы и жителей Спэниш-Форта, кто не осуждал Хелен и не позволял перемывать ей косточки в его присутствии.

Вдовец, разменявший восьмой десяток, он сохранил юношеский задор и энергию. Невысокий и крепко сбитый, он имел по меньшей мере пятьдесят фунтов лишнего веса из-за пристрастия к жаркому и десертам. Никто так не наслаждался вкусной едой, как Гамильтон Граббс, и круглый животик был лучшим тому подтверждением.

Этот животик трясся и перекатывался, как волны в заливе, когда он смеялся, что случалось довольно часто. За легкий, жизнерадостный нрав его прозвали Джолли, весельчак. У него были белоснежные волосы, румяное лицо, улыбка, открывавшая крепкие белые зубы, не сходила с его губ, голубые глаза искрились добродушием и лукавством.

Старый Джолли жил один на узкой полоске расчищенной земли, граничившей с фермой Берков. Он был ближайшим соседом Хелен и ее лучшим другом.

Джолли Граббс знал Хелен всю ее жизнь. Он нервно расхаживал с ее дедом по деревянной веранде, когда родился отец Хелен. И мерил шагами ту же веранду вместе с ее отцом жаркой летней ночью 1839 года, когда появилась на свет она.

Джолли и его жена Мег первыми появились на ферме, когда пришло известие, что «Принцесса дельты», пароход, плававший вдоль побережья Луизианы, пошла ко дну, утащив родителей Хелен, когда ей было всего четыре года.

Джолли был рядом со своим старым другом Джексоном Берком до его последнего вздоха. А спустя два года рядом с болезненной вдовой Джексона – единственной кровной родственницей Хелен, когда та последовала за мужем.

Он выдавал замуж сияющую от счастья двадцатилетнюю Хелен Берк за обожаемого ею Уилла Кортни. И был рядом, когда она стала вдовой.

Джолли Граббс знал о Хелен Кортни больше, чем кто-либо другой, не считая Эм Элликот. Эм, лучшая подруга Хелен, была ей ровесницей, и дружили они с самого детства. Джолли не сомневался, что у них нет друг от друга секретов.

Но теперь Джолли было известно о Хелен нечто такое, о чем Эм и не подозревала. Он знал, что на ферме Берков поселился темноволосый янки с маленьким сыном. Эм в это время гостила у родных в Новом Орлеане и, разумеется, ничего об этом не слышала.

Джолли был в курсе дел, поскольку именно он направил Курта Нортвея на ферму Хелен.

Он всегда гордился своим умением разбираться в людях. После короткого разговора с янки в Спэниш-Форте в прошлый вторник Джолли инстинктивно почувствовал, что Нортвей – приличный парень, не представляющий угрозы для одинокой молодой женщины.

Нортвею требовалась работа.

Хелен нуждалась в рабочих руках.

Вот почему Джолли направил капитана-северянина к вдове-южанке.

Откинувшись на стуле, стоявшем на деревянном тротуаре у магазина Джейка, он смотрел вслед янки, когда тот двинулся из города в сторону фермы Хелен, ведя в поводу гнедого жеребца.

И сегодня, теплым субботним днем, в голубых глазах Джолли светилось лукавство в предвкушении визита на ферму Берков. Вздохнув, он отправился на поиски своей старой соломенной шляпы.

Воистину понадобились печальные обстоятельства, чтобы свести вместе столь несхожих людей.

 

Глава 7

Хелен облегченно вздохнула, повернув верного Дьюка на обсаженную деревьями аллею, которая вела к ее прибрежным владениям. В прохладной тени вековых дубов ей впервые за все утро стало тепло. Гораздо теплее, чем когда она ехала по Мэйн-стрит под яркими лучами майского солнца.

Плечи Хелен поникли, и она обмякла на сиденье. Все утро она старалась держаться прямо, изображая полнейшее безразличие, и теперь наконец смогла расслабиться. Никогда в жизни она так не радовалась возвращению на ферму. И не могла дождаться, когда окажется под надежной защитой родного дома.

Желая лишь одного – никогда больше не покидать свое убежище на берегу залива, Хелен предвкушала тихий мирный вечер на веранде. Сидя в своем любимом кресле-качалке, она снова обретет душевный покой.

Как в детстве, она будет любоваться яркими огнями города по ту сторону залива. И наблюдать за пароходами, отплывающими из Мобила в Новый Орлеан и другие города, расположенные на побережье.

Хелен выехала из-под сени деревьев, решив, что ей незачем возвращаться в Спэниш-Форт по крайней мере две недели. К тому времени Эм наверняка вернется из Нового Орлеана. И, как всегда, примет ее сторону.

Эмма Луиза Элликот была не просто подружкой, а преданным, самоотверженным другом – Хелен верила ей, как самой себе. Элликоты занимали высокое положение в общественной иерархии Юга. Мать Эммы происходила из семейства Бэнкхедов, а в жилах Элликотов текла голубая кровь, унаследованная от предков, принадлежавших к королевским фамилиям Англии и Франции.

Эм не даст и ломаного гроша за городские сплетни. Не станет подвергать сомнению решение Хелен нанять янки. Поймет, что это было абсолютно необходимо.

Хелен свернула на одноколейную дорогу, которая вела к хозяйственным постройкам. Остановив Дьюка перед огороженным загоном, нахмурилась при виде Нортвея, вынырнувшего из амбара на послеполуденное солнце.

Вид янки всегда тревожил ее, а сегодня больше, чем обычно. Это по его милости она пережила унижение и восстановила против себя друзей и соседей. Глядя на него сейчас, Хелен испытывала острую неприязнь, граничащую с ненавистью.

Вы только посмотрите на него! Расхаживает по ее ферме, словно это его собственность. Неудивительно, что люди в городе чувствуют себя оскорбленными.

Курт направился к Хелен, натягивая на ходу рубаху. Он сунул руки в рукава, но не удосужился застегнуть пуговицы, словно выставив напоказ свою голую грудь. Хелен не могла не заметить густой поросли черных волос, покрывавших выпуклые мышцы и сбегавших узкой полоской вниз, к животу.

Не дожидаясь, пока он подойдет ближе, Хелен отбросила вожжи, повернулась и поставила ногу на ступеньку повозки, намереваясь спуститься на землю без его помощи. Но она недооценила янки.

– Позвольте, – сказал он, возникнув у нее за спиной.

– Нет, благодарю вас. Я и сама… – Хелен запнулась, почувствовав сильные руки у себя на талии.

– …справлюсь, – договорил он и поставил ее на землю.

Хелен обдало исходившим от него жаром и запахом нагретой солнцем плоти. Ощущение было таким острым, что она чуть было не потребовала, чтобы он отошел от нее. Но не успела. Курт отступил на шаг. Хелен стремительно повернулась, испытывая смятение и досаду.

– Капитан Нортвей, – холодно спросила она, – вы закончили пахать южное поле?

– Да, мэм, – отозвался он. – Закончил.

Она кивнула.

– Полагаю, вы еще не пропололи виноградник, так что…

– Прополол. Сразу же после ленча.

– А те кукурузные початки…

– Готово. Полный бушель.

Брови Хелен приподнялись.

– Скот, надеюсь, накормлен?

– Каждое живое существо на ферме, кроме старого Дьюка. – Курт по-мальчишески усмехнулся и добавил: – Не считая вас, меня и Чарли.

Раздосадованная такой исключительной расторопностью, Хелен резко бросила:

– В таком случае вы могли бы приступить к починке изгороди…

– Неужели все так плохо? – перебил ее Курт.

– Что? – Она с вызовом посмотрела на него. – Что плохо?

– Ваша поездка в Спэниш-Форт.

– Моя поездка? Не понимаю, о чем это вы.

– Понимаете.

– Не понимаю! Я прекрасно провела утро.

Курт покачал головой и уперся ладонью в бок, скользнув кончиками пальцев за приспущенный пояс синих брюк.

– Вам незачем притворяться передо мной, миссис Кортни.

Осознав, что ее глаза проследили за этим ленивым жестом, Хелен вскинула голову и сверкнула глазами.

– Вы совершенно правы, капитан! Мне незачем притворяться.

– Тогда перестаньте, – мягко произнес он. – Насколько я понимаю, вас обидели в городе. Из-за меня. Это написано у вас на лице. Мне очень жаль.

Хелен открыла рот, собираясь все отрицать, но ничего не сказала. Ей вдруг стало невмоготу находиться рядом с ним. В раздражении она попыталась оттолкнуть капитана, упершись ладонями в его поросшую волосами грудь, но его пальцы сомкнулись вокруг ее запястий.

Они неподвижно застыли, скрестив настороженные взгляды. Руки Хелен оставались прижатыми к его груди. Ощущение от прикосновения к жестким волоскам, пружинившим под ее пальцами, и гладкой нагретой коже под ними было странным и пугающим.

Для Курта ничуть не менее странным и пугающим было чувствовать на своей голой груди женские руки. Его грудь невольно приподнялась навстречу теплым ладоням, накрывавшим его плоские соски, мускулы живота напряглись.

Каждый из них ждал, когда другой сделает первое движение.

Очарование момента было нарушено басовитым голосом Джолли Граббса, который приветствовал их.

Курт и Хелен отпрянули друг от друга, застигнутые врасплох.

С лицом, раскрасневшимся от досады и смущения, Хелен откликнулась:

– Привет, Джолли. Как поживаешь?

– Помаленьку, – громогласно отозвался тот, обмахиваясь на ходу потрепанной соломенной шляпой.

Хелен улыбнулась старику, затем повернулась к Курту и отрывисто бросила:

– Позаботьтесь о Дьюке и уберите фургон! – Она стремительно двинулась прочь и на ходу прошипела через плечо: – Ради Бога, капитан, застегните рубашку!

Джолли Граббс выждал пять дней, со вторника по субботу, прежде чем нанести визит на ферму Берков. Он полагал, что этого достаточно, чтобы капитан-янки и его сын освоились на новом месте, а Хелен привыкла к их присутствию.

Однако, прибыв на место, он обнаружил трех человек, заметно тяготившихся обществом друг друга. Хелен было просто не узнать. Всегда живая, полная задора, приветливая и дружелюбная, она казалась встревоженной и смущенной, чуть ли не скованной. И прилагала массу усилий, чтобы избегать взгляда янки.

Капитан Нортвей был безупречно вежлив и почтителен, ни в чем не уступая южным джентльменам, однако напоминал туго закрученную пружину, готовую в любой момент раскрутиться. Несмотря на внешнюю расслабленность, чувствовалось, что он на пределе.

Что же касается маленького Чарли Нортвея, то он был абсолютно недосягаем. Мальчик замкнулся в себе и не произносил ни слова. Страх, недоверие и печаль светились в огромных карих глазах ребенка, угадывались в опущенных уголках детских губ и удрученном наклоне головы.

Джолли пригласил сам себя остаться на ужин и тут же принял приглашение.

Догадываясь, что Хелен не пускает янки и его сына в дом, он также предложил – в присутствии Курта, чтобы Хелен не могла отказать – поужинать всем вместе на заднем крыльце и насладиться вечерней прохладой.

Со свойственным ему здоровым аппетитом Джолли отдал должное угощению, смакуя каждый кусочек. Проглотив поджаристого, с золотистой корочкой, цыпленка, он, весело поблескивая глазами, сообщил, что доволен закуской и готов приступить к ужину.

Курт вежливо хмыкнул. Хелен любезно улыбнулась. Угрюмое выражение лица Чарли нисколько не изменилось.

Умяв два толстых ломтя яблочного пирога, Джолли с довольным вздохом отодвинулся от стола и расслабил ремень. Затем вытащил из кармана рубашки сигару, понюхал ее, перехватив жадный взгляд янки.

– Составите мне компанию, капитан? – предложил он, извлекая из кармана вторую сигару.

– Спасибо, мистер Граббс. – Курт с признательностью взял сигару из рук старика.

– Обойдемся без формальностей, сынок. Зовите меня Джолли. Меня все так зовут. – Он бросил взгляд на плотно сжатые челюсти Хелен. – Правда, моя девочка? – Не дождавшись ответа, Джолли снова повернулся к Курту: – Знаете, как мы звали Хелен, когда она была крохотной девчушкой, двух-трех лет от роду?

– Гамильтон Майнор Граббс, – произнесла Хелен с угрозой в голосе, – только посмей!

Лукаво подмигнув, Джолли тем не менее сконфуженно кивнул, зная, что если Хелен называет его полным именем, то лучше ей не прекословить. Он прочистил горло и направил разговор в более безопасное русло, настояв на том, чтобы Курт рассказал о своем доме в Мэриленде.

Курт отнесся к этой идее прохладно, но старик не отставал, устроив ему настоящий допрос с пристрастием. Хелен, делавшая вид, что ее совершенно не интересуют россказни янки, узнала тем не менее, что Курт Нортвей с детства жил и работал на большой коневодческой ферме. Хозяин фермы, заменивший мальчику отца, научил его всему, что следовало знать о разведении породистых лошадей. Этот человек, как показали дальнейшие расспросы Джолли, собирался выделить Курту часть своей земли. По существовавшей между ними договоренности Курт должен был отработать на Уиллиса Данстона еще пять лет в обмен на превосходное пастбище.

Наконец, чувствуя, что ему больше ничего не удастся вытянуть из Курта, Джолли переключился на обсуждение погоды, урожая и предстоящей окружной ярмарки. Он сыпал словами и шутками, внимательно наблюдая за неразговорчивой троицей, сидевшей перед ним.

Вряд ли он может повлиять на отношения между взрослыми, явно зашедшие в тупик. Пусть сами разбираются. Авось что-нибудь придумают. Ну а на нет и суда нет.

А вот безучастным, подавленным Чарли Нортвеем надо заняться.

И чем скорее, тем лучше.

 

Глава 8

На следующий день Джолли Граббс снова появился на ферме.

От тихой безмятежности воскресного полудня не осталось и следа, когда Джолли верхом на сером жеребце пронесся галопом по обсаженной деревьями аллее, вопя и размахивая шляпой, как буйный, разгулявшийся подросток.

Хелен срезала розы во дворе и складывала их в переброшенную через руку корзинку. Услышав шум, она подняла глаза и с улыбкой покачала головой при виде Джолли.

Про Джолли Граббса часто говорили, что он чрезмерно склонен к шуткам и дурацким выходкам. В этом утверждении была изрядная доля истины. Для семидесятидвухлетнего старика, пережившего более чем достаточно горя и потерь, Джолли удалось сохранить на удивление бодрое состояние духа. Его любопытство и оптимизм не знали пределов, энергия била через край.

Осадив лошадь в нескольких ярдах от Хелен, Джолли выбрался из седла и бросил поводья на землю. Его серый жеребец, избавившись от эксцентричного хозяина, фыркая и встряхивая головой, неспешно двинулся прочь.

Джолли поспешил к Хелен, сияя самой солнечной из своих улыбок.

– Уже четвертый час. Поздновато для обеда, Джолли, – сообщила ему Хелен.

– Тогда придется остаться на ужин, – заявил старик, крепко обняв ее, словно они не виделись несколько дней.

– Пожалуй, – улыбнулась Хелен, убедившись, что розы не пострадали от его медвежьих объятий. – Ну, что еще ты затеял? По глазам вижу, у тебя что-то на уме.

Джолли ухмыльнулся, нахлобучив шляпу на голову.

– Всему свое время. Лучше расскажи, как съездила вчера в город. – Он вскинул свои седые брови.

– Нормально, – сказала Хелен, продолжая улыбаться. – Как всегда. – Ей не хотелось обременять своими проблемами этого добросердечного человека, постоянно заботившегося о ней. – Правда.

– Ты уверена, детка? – Он недоверчиво прищурился. – Им уже известно, что здесь поселился янки. Кто-нибудь упомянул о нем?

– Ни единая душа, – честно ответила Хелен, утаив, что с ней вообще никто не разговаривал.

– Ладно, если у тебя возникнут неприятности, скажи старому Джолли. Я не дам свою девочку в обиду. Эх, когда я был молодым, вызвал одного парня…

– Знаю-знаю, – перебила его Хелен, не раз слышавшая об этой знаменитой дуэли. – Никаких неприятностей не будет, так что успокойся. – Она потрепала его за ухо. – И обещай мне, что не будешь устраивать дуэлей в мою честь.

– Обещаю. Но если кто-нибудь станет тебе докучать, только скажи, и я…

– Ты так и не сообщил, зачем пожаловал, – снова перебила его Хелен в надежде сменить тему.

Джолли усмехнулся и огляделся, чтобы убедиться, что они одни.

– Где капитан?

– Наверное, в загоне, ухаживает за своим жеребцом, – сказала Хелен. – Он проводит там каждую свободную минуту.

– А мальчик?

– Если не лежит на скамье под дубом, то сидит на крыльце пристройки, где они живут. – Она устало вздохнула. – Бедный малыш. Боюсь, он совершенно безнадежен.

Лицо Джолли снова осветилось улыбкой, яркой, как майское утро.

– Ай-ай, Хелен Берк Кортни, что за речи? На свете нет безнадежных детей. Особенно маленьких мальчиков с золотистыми волосами.

– Может быть, – задумчиво произнесла Хелен. – Я пыталась вытащить Чарли из скорлупы, честное слово. Уверена, отец тоже пытался, но… – Она пожала плечами.

Джолли насмешливо хмыкнул.

– Да откуда тебе знать, как обращаться с пятилетними мальчишками? Предоставь это мне. Через неделю он будет смеяться и болтать как заведенный. – Для вящей убедительности Джолли энергично кивнул. – А через две начнет буянить и дебоширить похлеще меня.

Хелен ласково улыбнулась:

– Что ж, мистер волшебник, если ты и вправду сотворишь такое чудо, я никогда больше не стану сомневаться в твоих способностях.

Джолли самодовольно улыбнулся:

– Ладно, ты подумай о том, чем собираешься кормить старого доброго волшебника, а я займусь мальчиком.

– Договорились, – сказала Хелен.

Она взяла старика под руку и проводила до задней калитки, где они и расстались. Джолли подмигнул и направился к амбару.

Хелен постояла с минутку, гадая, что он припрятал в рукаве. А также надеясь, что он не будет слишком разочарован, когда поймет, что Чарли Нортвей не реагирует даже на таких чудаковатых добряков, как Джолли Граббс.

Беспечно насвистывая, Джолли подошел к крыльцу пристройки, где одиноко сидел Чарли, и весело поздоровался. Мальчик поднял на него глаза, но ничего не ответил.

– Твой папа здесь, Чарли? – спросил Джолли.

Мальчик молчал.

Ничуть не обескураженный, Джолли позвал:

– Капитан Нортвей, вы здесь? Это Джолли Граббс.

Курт тотчас появился, приветствуя старого джентльмена с уважением, которого тот заслуживал. Нарочито громко, чтобы Чарли мог слышать, Джолли сообщил Курту, что хочет одолжить у Хелен пилу.

– Конечно, – отозвался тот. – Я только вчера ее наточил. Сейчас принесу из кладовки.

Джолли последовал за капитаном, продолжая говорить все так же громко:

– Вы не знаете, где можно найти толстую доску, чтобы я мог отпилить от нее кусок примерно такой ширины и длины? – Он показал, какой именно нужен размер.

– Кое-какие доски сложены за коптильней. Думаю, там можно подобрать что-нибудь подходящее.

– Хорошо бы, – сказал Джолли. – Еще мне понадобится длинная веревка, достаточно прочная, чтобы выдержать вес человека. Как вы думаете, найдется что-нибудь в этом роде в кладовой или амбаре?

– Скорее всего да.

Курт не спросил, зачем ему понадобились пила, доски и веревка, но не из-за отсутствия любопытства, Джолли сразу это понял. Просто янки догадался, что Джолли задумал.

Спустя час на заднем дворе появились качели, подвешенные на крепких веревках к одной из нижних ветвей могучего дуба. А чуть позже на них уже раскачивался седовласый толстяк, смеясь и радостно вскрикивая, словно никогда в жизни так не развлекался.

Присев на корточки за дощатой оградой загона, Курт Нортвей наблюдал за Джолли, надеясь, что уловка сработает. А из кухонного окна взволнованно выглядывала Хелен, скрестив за спиной руки.

Несколько долгих минут Чарли боролся с любопытством. Наконец он медленно направился в ту сторону, откуда доносились смех Джолли и его веселые возгласы, и нерешительно остановился у ворот. Доминик, по обыкновению дремавший на заднем дворе, пробудился и устремился к мальчику с явным желанием подружиться. Пока Чарли озабоченно хмурился, не зная, как реагировать на поведение кота, пушистый зверек обвился вокруг его босых ног, помахивая хвостом и довольно мурлыча.

Доминик последовал за Чарли, когда тот робко двинулся к качелям. Джолли, заметив его краем глаза, замедлил движение. Он не прикинулся удивленным при виде ребенка, не спросил, не хочет ли тот опробовать новые качели.

– Ты не мог бы подтолкнуть меня, Чарли? – окликнул он мальчугана, и тот мигом оказался у него за спиной.

Чарли не заметил торжества, мелькнувшего в голубых глазах старика, когда уперся ладошками в его широкую спину.

– Ого! Вот так силач! – воскликнул Джолли, незаметно отталкиваясь ногами, будто это Чарли привел качели в движение. – Выше! – возбужденно вопил он, раскачиваясь сильнее. – Давай, Чарли! Еще выше!

Чарли Нортвей хранил молчание, но усердно толкал, бегая взад-вперед по ходу качелей.

Спустя некоторое время Джолли окликнул мальчика:

– Все, Чарли, хватит. – И остановил качели.

Он слез, вытащил из кармана носовой платок и промокнул раскрасневшееся лицо, украдкой наблюдая за ребенком, который бочком обошел качели и забрался на них. Не сказав ни слова, Джолли сунул платок в карман, зашел за спину Чарли и легонько подтолкнул.

Он намеренно придерживал качели, зная, что если Чарли похож на других мальчишек, то скоро захочет раскачиваться быстрее и выше. И тогда ему придется попросить Джолли о помощи.

Оба выжидали, и каждый вел собственную игру.

Малыш на качелях крепко сжимал веревки, напрягал узенькую грудь и вытягивал короткие ножки в попытках раскачать качели.

Седовласый мужчина сознательно игнорировал сигналы, которые посылало ему напряженное тело ребенка. Он чуть не уступил, когда Чарли запрокинул белокурую головку и устремил на него умоляющий взгляд карих глаз. Но он был старше и мудрее, чем упрямый малыш. Покачав головой, Джолли решил держаться прежней тактики. Отчаявшийся Чарли напрягался изо всех сил, тяжко вздыхал, гримасничал. И наконец сдался.

– Вы не качнете меня повыше? – попросил он, бросив взгляд на Джолли. – Пожалуйста.

В это мгновение между ними родилось товарищество. Лицо старика расплылось в широкой усмешке. Мальчик улыбнулся в ответ.

– Как пожелаешь, Чарли, малыш, – отозвался Джолли. – Хоть до самых облаков.

Чарли Нортвей быстро привязался к мудрому снисходительному старику, напоминавшему ему покойного деда. Джолли научил его строгать деревяшки, ловить рыбу, плавать, бросать камушки и еще множеству вещей, совершенно необходимых маленьким мальчикам.

Курт Нортвей был благодарен старому джентльмену. Он не знал, как стать отцом собственному сыну. Джолли Граббс знал. Он вырастил трех сыновей.

Трех шумных, обаятельных, любящих мальчишек, превратившихся со временем в умных, надежных и достойных мужчин.

Замечательных мужчин, заслуживших уважение своего отца.

Мужчин, которые знали, что такое честь.

Храбрецов, сложивших головы на войне.

 

Глава 9

Найлз Ловлесс посмотрел на золотые часы с бриллиантами, которые извлек из кармашка жилета. Было три часа дня. Он отодвинул кожаное кресло и поднялся из-за массивного письменного стола красного дерева.

Проследовав через просторную контору к окнам, выходившим на Мэйн-стрит, он опустил жалюзи и запер застекленную дверь, где золотой вязью было начертано: «Ловлесс энтерпрайзес».

Самодовольно улыбнувшись, Найлз потянулся к висевшему на вешалке серому полотняному пиджаку отличного покроя. Надев его, остановился перед зеркалом, одернул двубортный жилет жемчужно-серого оттенка и поправил серый шелковый галстук. Широкополую шляпу слегка надвинул на лоб. Пройдясь холеной рукой по гладко выбритым щекам, послюнявил указательный палец и пригладил густые светло-русые усы, переходившие в бакенбарды.

Удовлетворенный своим внешним видом, он бесшумно пересек устланную ковром комнату, направившись к задней двери, но помедлил, прежде чем выйти на улицу. Вытащив из внутреннего кармана пиджака продолговатый футляр из голубого бархата, Найлз извлек оттуда сверкающее изумрудами и бриллиантами ожерелье, сунул драгоценную безделушку в передний карман облегающих серых брюк и, небрежно отшвырнув футляр, вышел наружу, в узкий переулок позади конторы.

Его улыбка стала шире при виде запряженного парой черных рысаков двухколесного экипажа, доставленного к конторе по его распоряжению.

Забравшись в свою шикарную коляску, Найлз выехал на Мэйн-стрит и направился на север от Спэниш-Форта, обмениваясь улыбками и приветствиями с друзьями и деловыми знакомыми. Он проехал не более четверти мили, когда заметил впереди пару шелковых зонтиков.

Натянув вожжи, Найлз остановил коляску и спрыгнул на землю поприветствовать сестер Ливингстон, двух миниатюрных трепетных старушек. Как выяснилось, сестры направлялись домой.

Найлз настоял на том, чтобы подвезти их, чем привел женщин в восторг. Сестры взвизгивали, дрожали и беспомощно хихикали, когда он галантно поднимал и усаживал каждую из них на мягкие кожаные сиденья.

Он любезно осведомился об их здоровье и терпеливо слушал, пока они, перебивая друг друга, перечисляли свои многочисленные болячки. Затем, заговорщически подмигнув, небрежно поинтересовался, нет ли у них в запасе «свеженьких сплетен».

Сестры разразились пронзительным смехом, затем посерьезнели и, блестя глазами, в один голос заговорили:

– Не хотелось бы судачить о старых друзьях, но… вы слышали о молодой вдове Кортни?

Нахмурившись, Найлз кивнул:

– Сэм, кузнец, рассказывал, что миссис Кортни наняла капитана-янки. И даже поселила этого северянина у себя на ферме!

Сестры зарделись и дружно закивали.

– Разве это не возмутительно?! – воскликнула старшая. – Ни один не подаст ей руки! Мы с сестрой – так уж точно!

– И правильно сделаете, – заметил Найлз. – Мы все разочаровались в этой молодой особе. – Он покачал головой. – Она должна понять, что честные, богобоязненные граждане осудят ее.

Сестры Ливингстон с жаром согласились. Они перемывали косточки грязному янки и неразумной вдове, пока экипаж не остановился перед их когда-то величественным, а теперь изрядно обветшавшим особняком в миле от Спэниш-Форта.

Они вылезли из коляски и еще долго махали ему вслед, передавая приветы и наилучшие пожелания его милой жене Пэтси. Найлз, улыбаясь и кивая, покатил прочь, оставив оживленно щебечущих сестер восторгаться столь любезным и привлекательным джентльменом.

– Ах, как Пэтси повезло! У нее такой преданный и любящий муж, – воскликнула Каролина.

– И такой любящий отец для их маленьких сынишек, – подхватила Селеста, младшая из сестер.

Взявшись под руки, сестры поспешили по мощенной плитами дорожке к дому, продолжая восхвалять доброту и порядочность Найлза Ловлесса.

Найлз продолжил свой путь. Породистые лошади, высоко вскидывая ноги, легко несли коляску на север. Проехав еще милю, Найлз свернул с главного тракта на боковую дорогу, при въезде на которую стояли две статуи, вывезенные из Италии.

Теперь, когда цель показалась впереди, ему не терпелось добраться до двухэтажного особняка, видневшегося в конце гравиевой аллеи, извивавшейся между высокими соснами. Впервые за всю дорогу он воспользовался кнутом, подстегнув лошадей, перешедших на крупную рысь.

Обогнув выкрашенное белой краской здание, Найлз остановил упряжку позади дома и спрыгнул на землю, предоставив конюху позаботиться об экипаже. Он быстро пересек идеально ухоженный двор, поднялся на широкое крыльцо и вошел в дом через заднюю дверь.

– Дорогая, это я! – крикнул он, шагая по просторным помещениям и избавляясь на ходу от одежды.

Шляпу и пиджак он повесил на вешалку в парадном холле с мраморным полом, жилет остался валяться на устланной коврами лестнице вместе с шелковым галстуком. Золотые запонки разлетелись в стороны, когда он сдернул с себя белую рубашку.

– Дорогая, где ты? – позвал он, добравшись до лестничной площадки наверху. – Папочка ищет свою маленькую девочку. Сейчас папочка достанет ремень… – Его ухмылка стала шире. Вытащив из пояса брюк гладкий кожаный ремень, он направился в конец прохладного пустынного коридора.

Последняя дверь была открыта. Найлз остановился на пороге. Лицо его раскраснелось, грудь возбужденно вздымалась. Она сидела перед туалетным столиком, расчесывая длинные темные волосы щеткой с золотой ручкой.

На ней было очаровательное платье из бледно-желтого шелка, с пышными короткими рукавами и широкой юбкой. Маленькие ноги были обуты в туфельки из мягкой желтой кожи. На полных розовых губах, как и на очаровательном лице с безупречной кожей, не было и следа косметики. В полутемной спальне она выглядела как наивная школьница лет четырнадцати-пятнадцати.

Найлз направился к ней, похлопывая длинным ремнем по ковру. Женщина поспешно завязала волосы желтой атласной лентой и выжидающе сложила руки на коленях.

– Моя крошка была сегодня послушной маленькой девочкой, или папочка должен ее наказать? – вкрадчиво произнес Найлз, приближаясь к ней.

Она запрокинула голову и хихикнула.

– Я была очень послушной, папочка. Я не заслуживаю порки.

– Точно? – Он остановился прямо перед ней, широко расставив ноги и продолжая помахивать ремнем.

Она подняла на него невинные глаза.

– Да, папочка. Иногда я капризничаю и заслуживаю, чтобы меня отшлепали, но сегодня я вела себя так хорошо, что заслужила подарок. – Кокетливо склонив голову набок, она облизнула пухлые губки и опустила густые ресницы, устремив выразительный взгляд на бугор, натянувший спереди его брюки.

Улыбка Найлза превратилась в сладострастную гримасу, кровь жарко пульсировала в жилах.

– Моя крошка получит подарок, если даст мне кое-что взамен.

Заулыбавшись, она вскочила с бархатного пуфика и принялась прыгать.

– О, я дам! Дам! – пообещала она. – Где же мой подарок? Где?

Найлз рассмеялся, привлек ее к себе и поцеловал. Затем потерся о ее щеки и подбородок своими густыми усами. Он знал, что ей нравится, когда он вот так щекочет ее – с головы до ног.

– Детке придется поискать свой подарок, – сказал он, слегка прикусив ее нижнюю губу крепкими белыми зубами, прежде чем поднять голову.

В облаке пышных желтых оборок и развевающихся блестящих волос она возбужденно крутилась вокруг его крупной фигуры, шаря в карманах и хихикая в ответ на его сладострастные стоны. Наконец она нащупала в брючном кармане бриллиантовое ожерелье и извлекла его оттуда.

Восторженно взвизгнув, она сжала Найлза в коротком объятии и повернулась к нему спиной, чтобы он мог застегнуть ожерелье на ее стройной шее.

Выхватив ремень из его руки, она начала помахивать им так же, как это делал Найлз. Затем приказала ему раздеться. Когда он, совершенно голый, выпрямился перед ней, женщина игриво обвила ремнем его худощавые бедра и привлекла к себе.

Высунув кончик розового язычка, она дразняще облизнула пухлые губы.

– Чего же хочет мой сладенький папочка? – Она прильнула к нему и принялась лизать его поросшую светлыми волосками грудь, прокладывая влажную дорожку вниз, к плоскому животу, а затем снова вверх, к напряженным коричневым соскам. – Скажи, чтобы я была хорошей девочкой и папочке не пришлось шлепать меня по голой попке.

Дыхание Найлза стало тяжелым и прерывистым, он дрожал всем телом, голос прерывался.

– Ты знаешь, детка, что мне нужно.

Жеманно улыбнувшись, она прикусила его влажную от поцелуев грудь острыми белыми зубками, затем подняла голову и посмотрела в его пылающие страстью глаза.

– Если папочка не скажет этого вслух, то не получит своего подарка, – возразила она тонким детским голоском.

Зная, что грязные выражения возбуждают ее ничуть не меньше, чем его, Найлз доходчиво объяснил ей, чего хочет.

Спустя мгновение он уже задыхался от наслаждения, сидя на бархатном пуфе с широко расставленными ногами, между которыми расположилась она – такая невинная и юная в желтом платьице с оборками и лентой в волосах.

Дразнящим жестом откинув назад свои длинные локоны, женщина опустилась на колени и сомкнула губы вокруг его пульсирующего напряженного естества.

Она чуть не свела его с ума, прежде чем довела до разрядки.

Спустя полчаса, когда полностью удовлетворенный Найлз натягивал брюки, она поинтересовалась, лениво перебирая пальцами бриллиантовое ожерелье, слышал ли он шокирующие новости.

– Ты имеешь в виду Хелен Кортни и этого ублюдка, янки? – уточнил он, застегивая брюки.

– Угу. Это не нарушит твоих планов?

– Хелен наверняка так думает.

– Ну, с мужской помощью она сможет вырастить приличный урожай. И выручить за него достаточно денег, чтобы заплатить налоги и сохранить…

– Я этого не допущу. Мне нужна эта земля, и она будет моей. – Он усмехнулся и добавил: – Надеюсь, ты заметила, что я умею получать то, чего хочу.

– Заметила. – Она улыбнулась. – Ты видел янки?

Он пожал плечами:

– Нет. Но если через пару недель он не уберется из Алабамы, я позабочусь о том, чтобы он оказался в окружной тюрьме. Как бы то ни было, Хелен придется принять мое предложение до конца лета.

– Ты такой умный, – проворковала она. – Говорят, этот янки довольно привлекателен. Не удивлюсь, если об этой парочке пойдут разговоры.

– И не без причины. – Он погрозил ей пальцем. – Держись подальше от Хелен Кортни, слышишь? Я не желаю, чтобы о тебе болтали, дорогая.

– Ты такой внимательный, такой заботливый.

Найлз коснулся мизинцем бриллиантового ожерелья у нее на шее.

– Было бы неплохо, если ты бы намекнула кому-нибудь из друзей о своих подозрениях… насчет Хелен и янки.

– Ну конечно, дорогой. – Она скорчила капризную гримаску. – Ты уже одеваешься? Мы же только начали разогреваться.

Он усмехнулся и ущипнул ее за щеку.

– Я должен спешить. Моя женушка устраивает прием для сенатора Риггса – по моей просьбе. Я обещал Пэтси пораньше вернуться домой.

Женщина протяжно вздохнула, сомкнув руки у него за спиной.

– В таком случае мы сегодня еще увидимся.

– Вот как? – Он обхватил ладонями ее тонкую талию. – Ты приглашена к нам на прием, дорогая?

– Я бы ни за что не пропустила такое событие, милый, – проворковала Ясмин Парнелл, эффектная брюнетка тридцати трех лет, богатая и уважаемая вдова, устремив лукавый взгляд на почтенного отца семейства, тридцатисемилетнего красавца блондина Найлза Ловлесса. – В конце концов, Пэтси – одна из моих лучших подруг.

 

Глава 10

Первые лучи рассвета еще только коснулись неба на востоке, а Курт Нортвей уже шагал к загону. Звонко щебетали птицы, приветствуя новый день, а из сада, где зацвели персиковые деревья, доносились трели пересмешника.

Курт принялся тихо насвистывать, присоединив свой голос к ликующему хору пробуждающейся природы. Он чувствовал себя на удивление отдохнувшим и бодрым, хотя спал не дольше, чем обычно. Но на этот раз причиной его бессонницы было приятное изумление.

Его сын, недосягаемый пятилетний малыш, начал разговаривать и даже смеяться. И все благодаря Джолли Граббсу. Старик, казалось, обладал каким-то удивительным даром, если смог сотворить чудо с таким замкнутым ребенком, как Чарли. Ведь Курт впервые услышал смех собственного сына. Этот чудесный звук и сейчас звенел в его ушах.

Впервые за долгое время у него было легко на сердце. Он подошел к загону, предвкушая утреннюю скачку.

Рейдер громко заржал и устремился навстречу хозяину, когда тот распахнул калитку.

– Ну что, дружище? – сказал Курт, ласково потрепав жеребца по гладкой шее. – Прокатимся с ветерком?

Рейдер снова заржал и затряс головой, словно понял хозяина. Впрочем, Курт не удивился бы, будь это действительно так. Он разговаривал с Рейдером с того дня, когда только что родившийся жеребенок был вверен его заботам.

Коню не терпелось приступить к ежедневной разминке, и он ткнулся бархатистым носом в голую грудь хозяина, затем игриво куснул его за плечо. Оттолкнув голову жеребца, Курт направился в кладовку.

Зная, что Рейдер следует за ним, он продолжил:

– Ты не поверишь, но Чарли смеется и разговаривает.

Рейдер сунул голову в открытую дверь и скептически фыркнул.

– Я же говорил, что ты не поверишь, – усмехнулся Курт.

Он снял с крючка уздечку, накинул на голову жеребца и шепнул в его навострившееся ухо:

– Заметь, я не претендую, чтобы он разговаривал и смеялся со мной.

Конь оскалил зубы. Курт улыбнулся и подтолкнул его к выходу. Прихватив потертое седло, он вышел следом, набросил седло на жеребца и затянул подпругу.

Рейдер покосился на Курта. Недовольный медлительностью хозяина, он дрожал всем своим гладким блестящим телом и размахивал длинным хвостом. Он явно застоялся и не мог дождаться, когда пустится вскачь.

Усмехнувшись, Курт перекинул длинные кожаные поводья через голову коня, вставил обутую в сапог ногу в стремя и легко взлетел в седло. Рейдер тут же тронулся с места и, выехав из загона, повернул на тропу, которая вела к поросшему с обеих сторон деревьями северному пастбищу.

Длинная узкая тропа пролегла между огородом и садом. Трели пересмешника стали громче, когда жеребец приблизился к аккуратным рядам фруктовых деревьев.

Курт подставил свежевыбритое лицо ласковому ветерку, налетавшему с залива. Ему хотелось петь и кричать во всю мощь своих легких, пока окружающий мир не проснется.

От внезапного прилива восторга он запрокинул голову и рассмеялся. Рейдер, чувствуя настроение хозяина, ускорил темп. Курт закрыл глаза и отдался скачке, позволив ветру играть его темными волосами.

Когда спустя некоторое время Курт открыл глаза, он увидел Хелен.

Она стояла в огороде в конце длинной грядки зеленого горошка, придерживая фартук с собранными стручками.

Курт натянул поводья и замер, наблюдая за ней.

Хелен неподвижно стояла, глядя на восходящее солнце. Ветер трепал ее юбку. Выцветшая ткань прижималась к стройному телу, обрисовывая женственные изгибы. В бледно-золотистых волосах, поднятых вверх и уложенных на макушке, сверкали яркие блики.

Лицо ее, повернутое в профиль, казалось невероятно печальным, и Курт внезапно ощутил острую жалость к этой одинокой молодой женщине.

Она так недолго была счастлива. В сущности, едва выйдя из девичьего возраста, потеряла всех, кто мог о ней позаботиться.

Ее хрупкая красота пропадала втуне. Она была рождена для беззаботной жизни, светских вечеринок и веселых пикников, прогулок по окрестностям, романтических свиданий и полуночных поцелуев.

Вместо этого ей приходилось бороться за выживание. У нее не было ничего, кроме поношенной одежды, тяжелой работы и простой еды. Ничего, кроме редких поездок в город в тряском фургоне, тоскливых вечеров и долгих одиноких ночей.

Не подозревая, что за ней наблюдают, Хелен вздохнула, опустилась на колени и снова принялась за работу.

Курт тихо тронул коня с места.

Хелен склонилась над горошком, отщипывая мягкие зеленые стручки и бросая их в подол фартука. Услышав стук копыт, она подняла голову и медленно обернулась.

Всадник и лошадь четко вырисовывались на бледном фоне утреннего неба.

Долгую минуту они молчали, глядя друг на друга: он – верхом на лошади, она – стоя на коленях на земле.

Испытывая непонятное стеснение в груди, Хелен настороженно смотрела на высокого мужчину с обнаженным торсом, сидевшего на спине огромного гнедого жеребца. Курт сидел в непринужденной позе, небрежно придерживая поводья, не сводя с ее лица загадочного взгляда.

Судорожно вцепившись в наполненный стручками фартук, Хелен медленно поднялась. Охваченная странным волнением, она даже не заметила, как сделала крохотный шажок ему навстречу.

Но Курт заметил.

Резко втянув воздух, он слегка сжал колени, но этого было достаточно, чтобы привести в движение чуткого жеребца.

Словно в трансе, Хелен наблюдала за приближавшейся к ней великолепной парой. Ее широко распахнутые голубые глаза не отрывались от смуглого лица Курта. Она не произнесла ни слова упрека, когда он свернул с тропы, направив коня в ее ухоженный огород.

Тяжелые копыта топтали нежные побеги, но Хелен ничего не замечала. Все ее внимание сосредоточилось на янки в тщетных попытках разгадать его намерения.

Что он собирается делать?

С сердцем, лихорадочно колотившимся от страха и предвкушения, она пристально наблюдала за каждым его движением.

У нее мелькнула мысль, что огромный жеребец и его хозяин в чем-то похожи. Оба отличались непринужденным изяществом движений, рельефной мускулатурой и ленивым взглядом ястребиных глаз. Обладали способностью приводить в восторг, возбуждать, радовать. И покорять.

Курт остановил Рейдера, глядя в ее запрокинутое лицо. Хелен молчала, завороженная загадочным выражением его зеленых глаз.

Неожиданно он наклонился и обхватил рукой ее тонкую талию. С пересохшим горлом, не в силах отвести от него взгляда, Хелен отпустила фартук и положила руки на его голые предплечья.

Стручки рассыпались по грядке.

Улыбнувшись, Курт легко, словно ребенка, оторвал ее от земли и посадил боком на лошадь. Затем повернул Хелен лицом вперед и перекинул одну ее ногу через шею лошади. Усадив ее надлежащим образом, он тронул жеребца с места, даже не потрудившись расправить ее юбки.

Хелен не возражала.

Не стала она возражать и позже, когда Курт, вернувшись на тропу, которая вела к северному пастбищу, вытащил шпильки, удерживающие ее волосы на макушке. Вместо этого она тряхнула головой, позволив длинным локонам заструиться по плечам золотым водопадом.

Хелен не слышала, как он вздохнул. И не знала, что Курту понадобилась вся его выдержка, чтобы не зарыться лицом в благоухающее великолепие ее шелковистых волос. Шаловливый ветер бросил ему в лицо блестящую прядь. Судорожно переведя дыхание, Курт повернул голову.

В считанные секунды Рейдер оставил позади сад с огородом и, вырвавшись через распахнутые ворота на простор пастбища, перешел на стремительный галоп. Захваченную врасплох Хелен отбросило назад, на твердую грудь Курта. Рассмеявшись от неожиданности, она захотела выпрямиться и почувствовала, как сильная рука обвилась вокруг ее талии.

Больше Хелен не пыталась высвободиться.

Она вдруг осознала, что не хочет лишаться ощущения защищенности, которое давала ей эта загорелая рука. Жеребец мчался с такой скоростью, что земля мелькала под копытами. У Хелен дух захватывало от такой быстрой скачки.

Это тревожило. Это было опасно. И восхитительно.

Ее спина тесно прижималась к груди Курта. Так тесно, что тепло его тела проникало сквозь тонкую ткань платья. Она ощущала запах его нагретой кожи, свежий, приятный и по-настоящему мужской. Ноздри ее возбужденно раздувались, веки опустились, прикрыв сияющие голубые глаза.

В объятиях этого мужчины Хелен казалось, что холодный, равнодушный мир с его угрозами остался позади и не может причинить ей вреда.

Отбросив прочь все мрачные мысли, Хелен восторженно улыбалась, подставив лицо ветру, румянившему ее бледные щеки, трепавшему распущенные волосы, прижимавшему платье к плечам и груди. Ее юбки задрались, развеваясь вокруг обтянутых чулками колен.

Но Хелен было все равно.

Запрокинув голову, она рассмеялась.

Курт тоже рассмеялся, очарованный ее безыскусной радостью.

У нее был чудесный звонкий смех, способный многое сказать о женщине, казавшейся строгой и сдержанной. Смеяться с таким самозабвением могла только женщина мягкая, нежная и искренняя. Чувственная и страстная, способная любить всем сердцем. Просто жизнь ожесточила эту златовласую вдову и она немного одичала, как и он сам.

В последние годы ему нечасто приходилось смеяться и наслаждаться жизнью.

С радостным блеском в глазах они неслись по кромке широкого пастбища, словно пара беззаботных ребятишек, кем они, собственно, и были в эти украденные мгновения. Их ликующий смех сливался с топотом тяжелых копыт, со звоном уздечки и громким ржанием Рейдера.

Хелен и страшилась этой дикой скачки, и хотела, чтобы она никогда не кончалась. Разумная сторона ее натуры молча взывала к темноволосому янки, умоляя остановить коня и спустить ее на землю. Но более легкомысленная, бесшабашная часть ее души жаждала другого. С каждым ударом сердца она безмолвно молила его скакать дальше и дальше, крепко прижимая ее к своей мускулистой груди.

Курт, казалось, читал ее мысли. Ее стройное тело, доверчиво льнувшее к нему, выдавало каждое ее желание. Их желания совпадали. Он тоже жаждал скакать вечно, наперегонки с ветром, сжимая в объятиях эту златовласую женщину.

Утренние скачки всегда доставляли ему удовольствие, но ни одна из них не шла ни в какое сравнение с этой. Сердце гулко билось в груди, кровь в жилах бурлила, нервы были напряжены до предела.

Солнце взошло и припекало все сильнее. Но жар, исходивший от их тел, слившихся воедино на спине стремительно несущегося коня, был горячее солнечных лучей. Гладкая шкура Рейдера лоснилась от пота. Обнаженная спина и плечи Курта поблескивали от испарины. На лице и шее Хелен выступили капельки влаги.

Опьяненные скачкой, они ничего не замечали вокруг.

И тут Курт совершил роковую ошибку. Крепче обхватив талию Хелен, он рассмеялся и позволил своим мыслям вырваться наружу.

– Признайтесь, миссис Кортни, – крикнул он. – Разве это не наилучший способ встречать восход солнца?

Хелен мгновенно напряглась.

Реальность вторглась в сказку вместе с низкими звуками его голоса, напомнив ей, кто он и кто она.

Без единого слова она дала ему понять, что скачка окончилась. Проклиная себя, Курт покорно натянул поводья.

Раскрасневшиеся, разгоряченные и почти такие же запыхавшиеся, как усталый Рейдер, они вернулись на то место, где началась скачка. Курт осторожно опустил Хелен на землю и, нерешительно улыбнувшись, стал слезать с лошади.

Она жестом остановила его.

Как только ее ноги коснулись земли, Хелен окончательно пришла в себя. Улыбка исчезла с ее лица, она нахмурилась. Что толкнуло ее на подобное безрассудство? О чем только она думала?

– Становится жарко, – заметил Курт. – Я бы советовал вам подождать до вечера, прежде чем возвращаться в огород за горошком.

Хелен бросила на него колючий взгляд. Его густые длинные волосы растрепались и падали на глаза. Обнаженный торс влажно поблескивал на утреннем солнце. На жестких волосках, покрывавших мускулистую грудь, сверкали капельки пота.

Его расслабленный вид вызвал у Хелен раздражение. Похоже, их недавняя близость не произвела на него никакого впечатления, а у нее до сих пор слабость в коленках. Она едва сдерживала дрожь, ее бросало то в жар, то в холод.

– Капитан Нортвей, – резко произнесла она, – с чего вы взяли, что я нуждаюсь в ваших советах? Позвольте напомнить, что я годами управляла этой фермой, и не желаю, чтобы заезжие янки указывали мне, что я должна делать, а чего не должна. – Она вызывающе подбоченилась. – Вы допустили бестактность. Хотя вы и капитан, но здесь командую я. Вам ясно?

– Конечно, – сказал Курт, недоумевая, чем вызвана эта вспышка.

– Вам следовало бы сказать «Да, миссис Кортни», капитан.

Не зная, смеяться или сердиться, Курт послушно повторил:

– Да, миссис Кортни.

– Так-то лучше. Полагаю, вам есть чем заняться? – осведомилась Хелен, устремив на него суровый взгляд.

– Да, мэм.

– Начинайте копать дренажную канаву у пруда. Вам приходилось это делать?

– При всем моем уважении, сударыня, позвольте напомнить, что у меня есть некоторый опыт по рытью траншей.

– Не сомневаюсь, капитан, – процедила она, прищурившись. – Тех самых траншей, из которых вы стреляли в ничего не подозревающих конфедератов!

 

Глава 11

Откинув спутанные волосы с глаз, Хелен круто повернулась и зашагала прочь.

Курт проводил ее взглядом, пытаясь понять, чем вызвана ее внезапная враждебность. И пришел к выводу, что эта враждебность направлена не на него лично, а на ненавистного врага, которого он олицетворяет. Союзная армия сделала ее вдовой, принесла им разрушения, разорила многие семьи. Побежденный Юг жил под управлением янки, а Мобил был оккупированным городом.

Вздохнув, Курт пожал плечами и сказал себе, что с этим ничего не поделаешь. На несколько восхитительных мгновений очаровательная вдова забыла о ненависти. И теперь сожалеет о том, что позволила себе наслаждаться скачкой в объятиях кровожадного янки. Испытывает стыд и угрызения совести.

Покачав головой, Курт направил усталого Рейдера в загон. Он всего лишь хотел доставить Хелен Кортни удовольствие, но достиг обратного результата. Теперь она будет держаться с ним еще более настороженно.

Курт оказался прав. Весь день Хелен старалась не попадаться ему на глаза. Она сгорала от стыда. Не иначе как у нее помрачился рассудок. А что, если кто-нибудь узнает? Содрогнувшись при этой мысли, Хелен пообещала себе, что никогда больше не совершит столь опрометчивого поступка.

Она облегченно вздохнула, когда долгий напряженный день подошел к концу. Избегать янки так, чтобы Чарли ни о чем не догадался – она не посмела бы огорчить чувствительного ребенка, – оказалось нелегко. Вечером, натягивая ночную рубашку, Хелен чувствовала себя смертельно усталой. И не только от тяжелой работы.

Зевнув, она села на край кровати, вытащила из шкатулки золотой кулон и поцеловала фотографию Уилла. Затем погасила масляную лампу и вытянулась на постели, подложив руки под голову. Ее блудный кот так и не объявился, но у Хелен не было сил переживать по этому поводу. Пусть рыскает хоть всю ночь – ей необходим отдых.

Она закрыла глаза и глубже зарылась в мягкую перину, чувствуя, как расслабляются напряженные мышцы рук и ног.

Вскоре, погрузившись в приятное полузабытье между сном и бодрствованием, Хелен вновь ощутила себя верхом на мощном скакуне в объятиях сильного мужчины. Они скакали, обгоняя ветер.

Осознав, что глупо улыбается, Хелен распахнула глаза и содрогнулась. Скользнув рукой под подушку, нащупала револьвер.

Прикосновение холодного металла к пальцам подействовало успокаивающе. Будет чем встретить янки, если он неправильно истолкует их безумную скачку и заявится к ней. Она не колеблясь всадит в него пулю.

Он появился из темноты и пересек комнату.

Ласковый ветерок откинул черные волосы с его лица. Зеленые глаза сияли, лунный свет серебрил широкие гладкие плечи и голую грудь.

Он решительно двинулся вперед, не скрывая своих намерений. Хелен понимала, что ей грозит опасность, но тело не подчинялось лихорадочным приказам рассудка. Она продолжала неподвижно лежать, беззащитная перед темноволосым соблазнителем, медленно надвигавшимся на нее.

Наконец ей удалось скользнуть рукой под подушку. Пальцы коснулись прохладной стали, но отказывались сжать рукоятку.

Курт подошел к постели и стал раздеваться. Оставшись совершенно голым, выпрямился и на мгновение замер. Залитый лунным светом, высокий, стройный и мускулистый, он выглядел как языческий бог.

Бог любви, явившийся, чтобы увлечь ее в райские кущи.

Сердце Хелен едва не выскочило из груди, когда он сел на край постели и погладил ее по щеке. Затем склонился и легко коснулся ее губ. Хелен задрожала. Не сводя с нее сверкающих глаз, он медленно расстегнул крохотные пуговки на ее ночной рубашке.

Она беспомощно наблюдала, как он распахнул ворот рубашки и обнажил ее грудь. Медленно склонив красивую голову, Курт покрывал поцелуями ее глаза, щеки, губы, шею, и Хелен вдруг осознала, что ее пальцы касаются не холодного металла, а теплой гладкой плоти.

Обвив его плечи, она хотела только одного: чтобы этот смуглый бог любви овладел ею.

Курт поднял ее с постели, усадил к себе на колени и, не переставая целовать, снял с нее рубашку. Затем поднялся, положил Хелен на постель и лег рядом, лаская ее тело. Его губы блуждали по ее груди, животу и бедрам. Хелен пришла в такое возбуждение, что ее голова металась по подушке. Вскинув руку, она ударилась обо что-то твердое.

Резная шкатулка, стоявшая на ночном столике, с грохотом упала на пол, и Хелен проснулась.

Она подскочила на постели, тяжело дыша и озираясь. Сердце ее гулко стучало, ночная рубашка обмоталась вокруг талии. Вскочив с кровати, Хелен упала на колени посреди содержимого шкатулки, рассыпавшегося по потертому ковру.

С ее дрожащих губ сорвалось рыдание. Подняв медальон с фотографией Уилла, она прижала его к бешено колотившемуся сердцу. Жгучие слезы брызнули из глаз. Она сидела на коленях, раскачиваясь взад-вперед, дрожа от стыда и унижения.

Сон был настолько реальным, что лицо ее горело от смешанного чувства вины и досады. Как будто янки действительно целовал ее, касался ее обнаженной плоти. Хелен чувствовала себя так, словно наяву изменила Уиллу. И ненавидела себя за это.

Но еще больше ненавидела янки.

На следующее утро Хелен, все еще глубоко потрясенная ярким сновидением, стояла на веранде с кружкой горячего кофе в руках. На залив опустился плотный туман, и Мобил, располагавшийся по ту сторону водного пространства, скрывался в густой клубящейся пелене.

Хелен прищурилась, но не смогла разглядеть даже высокие башни нового форта, построенного во время войны для защиты входа в бухту.

Она нахмурилась. Если бурные воды Мексиканского залива, простиравшегося дальше, затянуты туманом, суда не смогут войти в порт Мобила. А это значит, что Эм Элликот не вернется сегодня из Нового Орлеана.

Хелен поставила кружку на перила веранды, вытащила из кармана голубого халатика последнее короткое послание Эммы и перечитала.

«Дорогая Хелен!

Мне здесь так надоело, что я решила вернуться домой. Мой пароход прибывает в Мобил во вторник, 1 июня, в 9 утра. Если Куп меня не встретит, я застрелюсь. Или пристрелю его при первой же возможности. Надеюсь в полдень добраться до твоей фермы. Если, конечно, Куп не соскучился настолько, что готов жениться на мне, едва я сойду на берег!

Твоя Эм».

Хелен сложила записку, убрала в карман и снова устремила взгляд на залив. Такой густой туман может продержаться все утро. Эм появится на ферме не раньше чем во второй половине дня, а то и завтра. Почему бы не заняться стиркой?

Хелен уже собралась вернуться в дом, когда услышала какой-то звук.

Она повернула голову и прислушалась. Разглядеть что-либо в тумане не представлялось возможным, но в утренней тишине отчетливо раздавался стук копыт о землю. Хелен недоверчиво покачала головой.

Нортвей!

Она невольно вздрогнула.

Похоже, янки не придумал ничего лучше, чем гонять своего жеребца, несмотря на туман, такой плотный, что почти ничего не видно на расстоянии вытянутой руки. Какое безрассудство! Самая безумная и бесшабашная выходка, какую только можно себе представить. И очень опасная.

Сердце Хелен тревожно забилось. Во рту пересохло. Но она сказала себе, что беспокоится за жеребца, но никак не за всадника. Он ничего для нее не значит. Ей нет дела до того, что случится с безответственным янки. Пусть сломает себе шею, если ему этого хочется!

Ей нужно только одно: чтобы Эм Элликот вернулась домой. Хелен снова устремила обеспокоенный взгляд в сторону городского порта. Ничего не изменилось. Мобил по-прежнему скрывался в тумане. Прибытие Эм определенно задерживается.

Усмехнувшись, Хелен направилась в дом. Она готова поспорить на все, чем владеет, что Куп не рискнет ослушаться ее своенравную подругу. Хелен, хорошо зная шерифа, нисколько не сомневалась, что он уже в Мобиле, на пристани.

На окутанной туманом пристани Мобила стоял, нервно теребя веснушчатыми руками шляпу, высокий худощавый мужчина с рыжими кудрявыми волосами, тронутыми на висках сединой, глубоко посаженными бирюзовыми глазами и широким ртом. К белоснежной накрахмаленной рубашке была прикреплена серебряная звезда. Стоя в одиночестве на причале, шериф Брайан Купер отказывался покинуть свой пост, несмотря на серьезные сомнения, что колесный пароход, следовавший из Нового Орлеана, прибудет вовремя.

Если вообще прибудет сегодня.

Вернувшийся с войны чуть меньше двух месяцев назад, Брайан Купер был самым прославленным среди всех выходцев из Алабамы, служивших в армии конфедератов, факт, о котором он предпочитал не распространяться. Он багровел от смущения, когда кто-нибудь упоминал об этом в его присутствии.

Брайан Купер считался настоящим героем в своем родном городе, в штате Алабама и на всем Юге.

И конечно же, не скрытный майор Купер, а его товарищи по оружию поведали людям о его подвигах. Он был трижды ранен. Бежал из переполненной пленными союзной тюрьмы после пяти жутких месяцев заключения. Зимой страдал от холода и голода, а летом – от жары и малярии. Однажды, после поражения в кровавом сражении при Чаттануге, в Теннесси, его даже сочли убитым и оставили на поле боя во время отступления.

Офицер, возглавлявший отряд противника, подобрал раненого и отправил в союзный полевой госпиталь. Когда здоровье майора восстановилось, его обменяли на высокопоставленного янки, находившегося в плену у конфедератов.

Мужчины, служившие под началом майора Купера, клялись, что на свете нет человека храбрее. Офицеры союзной армии, которым приходилось вступать в схватку с бесстрашным южанином, придерживались того же мнения.

Когда долгая кровопролитная война закончилась, Брайан Купер поменял свои майорские регалии на серебряную звезду служителя закона и вернулся на свою прежнюю должность – шерифа округа Болдуин. Земляки тепло встретили его и заявили, что теперь будут спать спокойнее.

Все гордо утверждали, что их герой ничего не боится. И были правы. Не родился еще тот человек, перед кем спасовал бы шериф Купер. Но огромный немногословный ветеран войны до смерти боялся крохотной брюнетки.

Шериф Купер стал ухаживать за Эммой Луизой Элликот с того вечера, как они познакомились на балу в местечке Бон-Секур летом 1859 года. Для Брайана Купера маленькая рыбацкая деревушка оказалась чем угодно, но только не «тихой гаванью».

Шериф не числился в списке приглашенных на светскую вечеринку. Его вызвали как должностное лицо, чтобы утихомирить подгулявшую публику. Проблема разрешилась еще до его прибытия – в отличие от куда более серьезной проблемы, ожидавшей ничего не подозревающего Брайана Купера.

Не успел он вступить на площадку, освещенную колеблющими японскими фонариками, как его подхватил вихрь из белого шелка, темных сверкающих глаз, возбуждающего аромата духов и женской болтовни.

Он был на голову выше Эммы Луизы Элликот и вдвое тяжелее, и тем не менее ей удалось обезоружить его голыми руками. Черноволосая, черноглазая чаровница двадцати одного года от роду удерживала его в добровольном плену весь вечер.

И по сей день не отпустила.

Вот почему шериф Купер стоял в туманное утро на пристани Мобила и не собирался уходить. Не осмеливался. Наверняка, как только он уйдет, из мглистой пелены появится белый колесный пароход с Эммой, стоящей на верхней палубе. И не дай Бог, если она не обнаружит его на причале.

В девять утра туман стал рассеиваться, проглянуло солнце. Пристань оживилась. В половине десятого солнце уже ярко сияло, а в порт стали прибывать пассажиры. В десять началась загрузка торговых судов, направлявшихся на север.

В пять минут одиннадцатого из тумана вынырнула «Белая камелия», возвестив о своем прибытии громким гудком. Пассажиры толпились у поручней.

Прищурив бирюзовые глаза, шериф устремил взгляд на верхнюю палубу, где стояла Эм, широко улыбаясь и посылая ему воздушные поцелуи. Спустя несколько минут она сбежала со сходней и бросилась ему на шею.

– Поцелуй меня, Куп, – приказала она. – Чтобы я убедилась, что ты скучал по мне так же, как я по тебе.

– Эм, солнышко, – пробормотал он, оглядываясь, со смущенной улыбкой на побагровевшем лице, – вспомни о приличиях. Мы не одни.

– Разве? Тогда пойдем в какое-нибудь укромное место. – Она сомкнула руки у него на затылке и привстала на цыпочки. – Скажем, в номер для молодоженов в Конд-отеле.

– Эм Элликот! – Его бросило в жар. – Веди себя прилично, или я…

– Арестуешь меня? – Она весело рассмеялась, убрала руки с его шеи и протянула ему. – Действуйте, шериф. Наденьте на меня наручники и ведите в кутузку.

– Тише! – Куп схватил ее за локоть, нахлобучил на голову шляпу и повлек Эм к поджидавшему их экипажу.

Эмма никогда не переставала шокировать его и в то же время очаровывать. Она была чересчур напористой для благовоспитанной дамы, но именно это качество он находил совершенно неотразимым. И пугающим. Куп никогда не знал, то ли бежать от нее без оглядки, то ли не спускать с нее глаз.

Оказавшись в экипаже, в ожидании, пока доставят ее багаж, Эм повернулась к нему, сдернула с его головы шляпу и, сняв перчатки, пробежалась пальцами по его густым рыжим кудрям.

– Куп, я умру, если ты сейчас же не поцелуешь меня, – заявила она.

Усмехаясь, словно смущенный мальчишка, суровый служитель закона обхватил ее нежную щеку своей большой ладонью, собираясь запечатлеть поцелуй на другой щеке. Однако Эм это не устраивало.

Она подставила ему губы и вцепилась пальцами в воротничок его рубашки. У Курта не было ни единого шанса устоять против этой женщины со сверкающими глазами, мягкой кожей, нежным ароматом и соблазнительными изгибами. Когда Эм целовала его, он превращался в мягкую глину в ее крохотных ручках. Когда эти сладкие губы принимались за дело, он терял всякую власть над своим телом и рассудком.

И Эм это знала.

Она целовала его так, словно никого вокруг нет. Так, как ему больше всего нравилось. Чтобы сломить его упрямство и заставить броситься на поиски священника.

Куп знал, чего она добивается.

 

Глава 12

Пелена тумана все еще висела в воздухе, когда Хелен спустилась с заднего крыльца, пересекла двор и направилась к пристройке в сопровождении Доминика, следовавшего за ней по пятам.

Дверь в пристройке оказалась открытой.

– Капитан Нортвей! – крикнула Хелен. – Чарли! Сегодня прачечный день. Вынесите свое грязное белье, я его постираю…

Не успела она договорить, как на пороге появился взлохмаченный Чарли в короткой, до колен, ночной рубашонке. Зевнув, он потер глаза, затем почесал животик.

Он казался таким маленьким, заспанным, таким очаровательным.

– Извини, Чарли, – мягко сказала Хелен, осторожно приблизившись. – Я разбудила тебя.

Она не ждала ответа. Малыш по-прежнему не разговаривал с ней и отцом. Только с Джолли.

– Джолли здесь? – вдруг спросил Чарли, подняв на нее карие глаза.

У Хелен перехватило дыхание. Воодушевленная, она придвинулась ближе.

– Пока нет. А что, он обещал тебе приехать сегодня?

Кивнув, Чарли хотел что-то сказать, но его отвлек Доминик. Избалованное животное претендовало на внимание ребенка, причем безраздельное. Чтобы завладеть им, кот повернулся и гордо удалился, исчезнув в тумане.

Только для того, чтобы тут же стрелой примчаться назад и замереть в нескольких дюймах от босых ножек Чарли.

Устремив на мальчика немигающий взгляд зеленых глаз, кот издал низкое горловое урчание. Чарли улыбнулся, присел на корточки и погладил животное по шелковистой спине.

Доминику это явно пришлось по вкусу. Он мяукал, мурлыкал и довольно выгибался. Затем поднял голову, недвусмысленно предлагая почесать его под подбородком. Мальчик тотчас исполнил желание кота. Доминик пришел в восторг.

Чарли хихикнул и поднял на Хелен сияющий взгляд.

– Я ей понравился.

Хелен улыбнулась:

– Доминик – мальчик. И ты ему действительно очень нравишься.

– По-моему, тоже, – раздался сзади низкий мужской голос.

Обернувшись, Хелен увидела Курта Нортвея, появившегося из клочьев тумана. Он подошел ближе и остановился, с улыбкой глядя на сына.

Хелен молча наблюдала за ним.

Как обычно, он был полураздет; выцветшие кавалерийские брюки низко сидели на бедрах. Хелен поймала себя на том, что ее взгляд скользит по его худощавой фигуре, от широких мускулистых плеч до обшарпанных черных сапог. Во время вчерашней дикой скачки она почувствовала, каково это – тесно прижиматься к его крепкому телу.

Ее взгляд упал на длинный шрам, начинавшийся на пояснице и исчезавший за поясом брюк. Недоумевая, как это она раньше его не заметила, Хелен ощутила непреодолимое желание коснуться бледного рубца, пересекавшего гладкую загорелую кожу.

Вспыхнув, она виновато отвела глаза, надеясь, что ночные фантазии не отражаются у нее на лице, и без нужды прочистила горло.

– Капитан, если вы соберете свое грязное белье и принесете на задний двор, я его постираю.

Курт оторвал взгляд от сына и посмотрел на нее.

– Вы очень добры, мэм. Вот только… – Он улыбнулся. – Что я надену, пока вы будете стирать мою одежду?

Хелен смутилась:

– Наверняка у вас есть…

– Две пары брюк, – констатировал он. – Лучшие на мне. Другие порваны. Кроме брюк, у меня имеются три поношенные форменные рубашки и одна белая.

Чарли, внимательно слушавший взрослых, переводя взгляд с одного на другого, гордо сообщил:

– А у меня вот сколько рубашек. – Он выставил перед собой ладошки с десятью растопыренными пальцами. – Наверное, – не совсем уверенно добавил он, бросив взгляд на отца. – Правда, капитан?

– Конечно, – ровным тоном отозвался Курт, не выказав никаких эмоций.

Но сердце подскочило у него в груди. Впервые сын обратился к нему. Это было так неожиданно и так замечательно, что ему хотелось смеяться и кричать от радости. Но он не мог произнести ни слова, к горлу подступил комок.

Не важно, что Чарли назвал его капитаном, а не отцом. Этого следовало ожидать. Ребенок никогда не слышал, чтобы его называли иначе. И Джолли, и Хелен Кортни обращались к нему именно так.

– У тебя десять рубашек, – добавил он после некоторого раздумья. У Чарли действительно было десять рубашек. Все они выцвели, износились, и он из них вырос. Курт ничего так не желал, как купить своему единственному сыну новую одежду.

– Наверное, все они грязные, – вздохнул Чарли, пожав худенькими плечами.

– Если ты принесешь свои рубашки, я сегодня же их постираю и поглажу.

Чарли склонил головку набок и поинтересовался:

– А что я надену, когда пойду рыбачить с Джолли?

Хелен ласково взяла ребенка за плечи.

– Надень брючки, а остальное принеси мне. Летом можно ходить без рубашки.

– Как капитан?

– Точно, – подтвердила Хелен. Она убрала руки и выпрямилась. – А теперь беги собери свои вещи.

Чарли помедлил в нерешительности. Затем робко потянулся к руке Хелен, сжал ее в своих ладошках и спросил с надеждой в голосе:

– Вы поможете мне?

Хелен растерялась.

Нортвей наверняка тоже войдет, а ей не хотелось находиться с ним в комнате, где он живет. К тому же это неприлично. Бабушка Берк осудила бы столь вольное поведение.

Но еще меньше ей хотелось отказывать малышу, который начал ей доверять.

Хелен вошла в пристройку вместе с Чарли. Доминик опередил их.

Курт вошел следом.

Однако остался у двери. Он стоял в расслабленной позе, прислонившись спиной к косяку. Чувствуя, что его присутствие тревожит Хелен, старался держаться на расстоянии.

Хелен оглядела большую комнату. Ей не понравилась небрежная, типично мужская манера Курта вести хозяйство. Она сразу же заметила на спинке стула грязную детскую рубашку. Сильно поношенную и выцветшую от многочисленных стирок. Ребенок нуждался в новой одежде. Хелен с удовольствием купила бы Чарли целый гардероб, но у нее не было денег.

Подойдя к стулу, она взяла рубашку и улыбнулась:

– Так, одна есть. Осталось найти остальные девять.

Чарли, внимательно наблюдавший за ней, широко улыбнулся. Он бросился к постели, преследуемый по пятам Домиником, схватил еще одну рубашку, висевшую на спинке кровати, и с торжествующим видом повернулся к Хелен.

– Две! – Она подняла два пальца.

И началось состязание, своего рода игра.

Кто найдет больше грязных рубашек. Доминик счел это занятие слишком глупым, чтобы принимать в нем участие. Он величественно покачал головой, запрыгнул на неубранную постель, растянулся на одеяле и закрыл глаза, словно хотел сказать: «Разбудите меня, когда вся эта дребедень закончится».

Забыв о присутствии Курта, Хелен и Чарли носились по загроможденной комнате, выуживая грязные рубашки из самых неожиданных мест. Каждая находка сопровождалась ликующими воплями и хохотом.

Курт оставался в стороне, наблюдая за резвящейся парой из-под полуопущенных век. Он испытывал соблазн присоединиться к ним, но не осмеливался. Не хватает только, чтобы его вмешательство положило конец их шумному веселью.

Впрочем, его вполне устраивала роль зрителя. Хелен вела себя так, словно была ровесницей Чарли.

Глядя на них, Курт не мог решить, кто очаровательнее: его маленький белокурый сын, одетый в ночную рубашку, или стройная златовласая женщина-ребенок.

Улыбаясь, он опустился на пол, сложив на коленях загорелые руки.

Шумная игра продолжалась.

Наконец, когда все рубашки, кроме последней, были обнаружены, Хелен торжествующе крикнула:

– Девять! Осталась одна!

Раскрасневшийся и запыхавшийся, Чарли огляделся, желая опередить Хелен в поисках последней рубашки.

Она оказалась под кроватью, и Курт заметил ее. Увлеченный игрой, он попытался перехватить взгляд Чарли, не привлекая внимания Хелен. И ему это наконец удалось.

Отчаявшись, Чарли вопросительно посмотрел на отца. Курт усмехнулся и едва заметно указал на неубранную постель. Однако на постели мальчик ничего не увидел, кроме смятых простыней и дремлющего кота, и снова повернулся к отцу.

Курт постучал по полу указательным пальцем и снова кивнул на кровать. Чарли заглянул под кровать и увидел рубашку.

В восторге от их маленькой хитрости он не смог удержаться от смеха и поспешно зажал рот ладошкой, но Хелен обернулась. Она перевела взгляд с ухмыляющегося Курта на смеющегося Чарли и все поняла.

Они наперегонки кинулись к постели с таким визгом, что разбудили дремлющего кота. Доминик поднял голову и устремил недовольный взгляд на парочку, которая упала на колени и полезла под кровать. Отталкивая друг друга, извиваясь и хихикая, они сражались за рубашку.

Курт наблюдал за схваткой, аплодируя и смеясь.

В разгар веселья на пороге появился Джолли Граббс, так и не дождавшийся ответа на свои приветственные крики. Озадаченный, он уронил на крыльцо два тяжелых саквояжа, которые принес с собой, громко постучал по дверной раме костяшками пальцев и заглянул внутрь.

Он едва поверил своим глазам.

Хелен и Чарли, ерзая и хихикая, лежали под кроватью. Юбки Хелен сбились, обнажив ноги до колен, ночная рубашка Чарли задралась и едва прикрывала попку. Смеющийся Курт Нортвей аплодировал им.

– Господи помилуй, – громко воскликнул Джолли, – я что, ошибся фермой? – Он скрестил руки на груди. – Не может быть, что это те самые люди, которых я знаю.

Продолжая улыбаться, Курт одним гибким движением поднялся на ноги и жестом пригласил старика войти. Мужчины обменялись рукопожатием.

– Никакой ошибки, Джолли. Вы попали точно по адресу.

– Джолли! Джолли! – взволнованно закричал Чарли из-под кровати. – Это мы! – Он поспешно выбрался из-под кровати, забыв о рубашке. – Это я, Чарли Нортвей! – крикнул он, бросившись к старику.

– Похоже на то, – кивнул Джолли, положив заскорузлую руку на белокурую головку мальчика.

Сгорая от стыда, Хелен выбралась из-под кровати. Что Джолли о ней подумает? С пылающим лицом она расправила одежду, пригладила волосы, бодро, но коротко поздоровалась со стариком и, подхватив грязное белье Чарли, направилась к двери. Проходя мимо Курта, на секунду задержалась.

– Капитан, – сказала она, не глядя на него, – будьте так любезны принести свою одежду на задний двор. И поторопитесь, я не могу ждать весь день!

Выскочив наружу, она чуть не споткнулась о сумки, оставленные Джолли на крыльце, и сказала достаточно громко, чтобы ее услышали в комнате, что мужчины вечно бросают свои вещи где попало.

Джолли и Курт обменялись сконфуженными взглядами.

Чарли дернул старика за руку и нетерпеливо спросил:

– Мы пойдем рыбачить? Пойдем? Да?

– Как только ты оденешься, – ответил Джолли. – Рыба не клюет, если мужчина разгуливает в ночной рубашке. Надевай-ка штаны, и в путь.

Чарли кинулся к комоду, опустился на колени и вытащил из нижнего ящика короткие штанишки.

– Я быстро, – сказал он, прижав их к груди, и скрылся в занавешенном закутке, служившем гардеробной.

Курт улыбнулся:

– Пожалуй, отнесу свои грязные вещички куда приказано, иначе мне несдобровать.

– Подожди минутку, сынок, – остановил его Джолли. – Неси-ка сюда сумки, которые я принес.

Курт внес два увесистых саквояжа и по указанию старика поставил на постель. Джолли расстегнул ремни и открыл их.

– Джесси, мой младший сын, был примерно вашего роста, капитан. Зачем добру пропадать. Здесь рубашки, брюки, костюмы. Даже галстуки и туфли, ну и все прочее… – Он замолчал, пожав плечами.

– Джолли, я не могу принять…

– Джесси это больше не понадобится.

Курт заметил печаль в голубых глазах старика. Он не знал, что у Джолли был сын.

– Он погиб на войне, – произнес Курт скорее утвердительно, чем вопросительно.

Джолли кивнул:

– Как и два его брата. Роберт был старшим. Денни средним. А Джесси младшеньким.

Курт помолчал, глядя в пол, затем посмотрел старику в глаза:

– Мне очень жаль, Джолли. Господи, мне искренне жаль.

– Я знаю, сынок. – Пальцы старика ласково прошлись по аккуратно сложенным вещам. – У Джесси был прекрасный вкус. Он выглядел настоящим щеголем. Вы будете неплохо смотреться в его вещах.

– Спасибо. Приятно надеть на себя что-нибудь приличное для разнообразия, – сказал Курт с улыбкой, положив ладонь на плечо старика, и тихо произнес: – Джолли?

– Да?

– Как вы могли простить меня? Почему не испытываете ко мне ненависти, как остальные? – Он посмотрел на Джолли в упор. – У вас для этого есть все основания. – Курт уронил руку и бросил выразительный взгляд на саквояжи с одеждой.

Джолли устало вздохнул.

– Наверное, я провел более чем достаточно времени, сходя с ума от гнева, ненависти и горя. И знаете что? Это ничего не изменило. Ни на йоту. – Он печально улыбнулся. – Я не испытываю к вам злобы, капитан. Будь Алабама вашим домом, вы бы сражались за Конфедерацию. А Джесси и его братья воевали бы на стороне Союза, если бы мы жили на Севере. – Он снова пожал плечами. – Судьба поставила вас по разные стороны баррикад. Вы остались живы, а мои мальчики… – Он махнул рукой, давая понять, что больше не хочет говорить на эту тему.

– Вы мудрый человек, Джолли Граббс. И добрый.

– Ну, этого я не знаю, – отозвался Джолли, хотя и был польщен, и уже серьезно добавил: – К сожалению, не могу сказать, что здешний народ в восторге от вашего появления, капитан. Все эти люди коренные южане. Война закончилась, но их продолжают грабить, причем беспощадно. Синие и серые, как и прежде, воюют между собой.

– Я понимаю, – сказал Курт. – И не жду дружелюбия. Это не важно.

В глазах Джолли мелькнуло беспокойство.

– Как бы вам не столкнуться с чем-нибудь посерьезнее, чем неприязнь, капитан. В Спэниш-Форте есть горячие головы, если вы понимаете, что я имею в виду.

– Я буду осторожен.

– Да, на всякий случай. Мало ли что…

Курт перебил его:

– Меня кое-что озадачило. Надеюсь, вы поможете мне разобраться.

– Постараюсь, – сказал Джолли.

– Во время утренней скачки я наткнулся на три безымянные могилы, совсем еще свежие. Я был удивлен…

Старик кивнул.

– Союзные солдаты. Они были на борту патрульного катера, когда тот налетел на мину в заливе. Изувеченные тела выбросило на берег, и я похоронил их. Собирался положить какой-нибудь камень, но…

– Я готов, уже готов! – Из-за занавески выбежал Чарли в одних коротких штанишках и бросился к Джолли. Он обулся, но не завязал шнурки.

– И это называется готов? – Джолли укоризненно покачал головой. – А где твоя рубашка и кто будет завязывать шнурки?

– Хелен сказала, что можно не надевать рубашки, – сообщил мальчик.

– Правда? Ну, если Хелен сказала, тогда все в порядке. Завяжи шнурки, и пойдем.

Чарли скорчил рожицу.

– Я не умею.

– Не умеешь? – Джолли, изобразил изумление. – Ну так пора тебе научиться. – Он сел прямо на пол. – Поди-ка сюда.

Пока Джолли, сидя на полу, терпеливо учил Чарли завязывать шнурки, Курт распаковал саквояжи. Из аккуратной стопки брюк и рубашек выбрал брюки из темного твила и бледно-голубую рубашку. Брюки пришлись впору, а рубашка оказалась тесновата в плечах и груди, но рукава были нужной длины.

Они вышли из пристройки втроем.

Расставшись с Куртом, Джолли и Чарли обошли вокруг хозяйственных построек и в тумане, все еще клубившемся вокруг, осторожно двинулись по тропе, которая вела вниз, к волнолому, где находилось их излюбленное место рыбалки.

Курт проводил их взглядом, пока они не исчезли в белесой пелене. После чего направился на задний двор отнести Хелен грязную одежду.

 

Глава 13

Туман еще не совсем рассеялся, и Хелен не увидела приближающегося Курта. Не слышала она и его шагов, по-кошачьи мягких и бесшумных. Но когда он остановился в нескольких шагах от нее, она физически ощутила его присутствие.

Она знала, что он здесь. Что он смотрит на нее с чисто мужским любопытством, которое раздражало ее и приводило в смятение. Она чувствовала жар его взгляда, оценивающе скользившего по ее стройной фигуре.

Хелен пробрала дрожь.

Она круто повернулась, сжимая в руках палку, которой помешивала белье, кипевшее в большом чугунном котле.

– Капитан, я не люблю, когда ко мне подкрадываются!

– Прошу прощения, мэм. – Курт подошел ближе, выйдя на яркое солнце. – Мне следовало окликнуть вас.

– Несомненно. Впредь постарайтесь не забывать об этом… – Она умолкла и уставилась на него, приоткрыв в изумлении рот.

Исчезла выцветшая армейская форма – единственная одежда, в которой она видела янки. Теперь он выглядел совершенно иначе. В темных брюках хорошего покроя и бледно-голубой летней рубашке казался свежим, ухоженным и очень красивым. Отутюженные брюки ловко сидели на его худощавых бедрах и длинных ногах. Голубая рубашка из тонкого полотна плотно облегала широкие плечи и литые бицепсы. В распахнутом вороте виднелись темные волоски, покрывавшие грудь.

Он был мужчиной в полном смысле этого слова.

Удерживая под мышкой сверток с грязной одеждой, Курт медленно повернулся вокруг, чтобы дать ей возможность осмотреть его со всех сторон. Когда, улыбаясь, он снова повернулся к ней лицом, Хелен хмурилась: изящные брови сошлись на переносице, мягкие губы вытянулись в жесткую линию.

Курт по-мальчишески огорчился. Он полагал, что она будет рада, что он снял форму, вызывавшую у нее такое ожесточение. Очевидно, он ошибся. Хелен явно не интересовало, что на нем надето. И она отнюдь не казалась довольной.

Он произнес небрежным тоном:

– Я разочарован, мэм. Мне казалось, вы одобрите мой новый облик. Неужели я не выгляжу хоть чуточку лучше?

Думая, что он выглядит лучше, чем любой мужчина – в особенности янки – имеет право выглядеть, Хелен продолжала хмуриться, неодобрительно уставившись на отросшие черные волосы, падавшие на воротник его голубой рубашки.

– Капитан, вам нужно подстричься! – заявила она, поморщившись. – Отправляйтесь в Спэниш-Форт в парикмахерскую. Прямо сейчас.

Курт прошелся пальцами по густым завиткам.

– До города восемь миль. Я потеряю все утро.

– Все равно из-за тумана нельзя работать в поле, – возразила Хелен. – Если вы отправитесь сейчас, то к полудню вернетесь.

Теперь уже Курт начал хмуриться.

– Ничего не получится, мэм. – Он устремил взгляд на далекий горизонт, затем снова взглянул на нее. – У меня нет денег на стрижку.

– Я заплачу, – сказала Хелен, избегая его взгляда. Повернувшись, чтобы помешать белье, кипевшее в установленном на открытом огне котле, она добавила: – У меня кое-что осталось.

– Я не хочу брать у вас деньги.

– Будем считать это авансом в счет вашего будущего жалованья. – Она посмотрела на него, затем перевела взгляд на сверток у него под мышкой и протянула руку: – Дайте мне ваши вещи, капитан.

Курт отдал ей свою грязную форму. Хелен повернулась к котлу, собираясь бросить ее в кипящую мыльную воду, но остановилась.

Оглянувшись через плечо, она бросила на Курта вызывающий взгляд, а затем швырнула сверток в огонь под котлом.

Пламя полыхнуло и набросилось на одежду. Словно завороженная, Хелен смотрела на оранжевые языки, лизавшие ненавистные желтые кавалерийские лампасы, тянувшиеся вдоль синих штанин. Воспользовавшись палкой, которой помешивала белье, она подтолкнула сверкавший медными пуговицами китель ближе к центру, где огонь бушевал особенно яростно. Сквозь взметнувшееся облако дыма было видно, как вспыхнули, съежились и почернели от жара капитанские погоны.

Торжествующе улыбаясь, Хелен повернулась к Курту. Пусть только посмеет возразить! Если она ожидала увидеть на его лице гнев или хотя бы сожаление, то была жестоко разочарована.

Он спокойно встретил ее взгляд и улыбнулся:

– Благодарю вас, мэм. Вы оказали мне большую услугу. Может, теперь мы начнем забывать обо всем, что случилось?

Невозмутимый вид янки подействовал на Хелен как красная тряпка на быка. Подбоченившись, она подступила ближе. Ее голубые глаза полыхали, как пламя, пожиравшее его одежду.

– Капитан Нортвей, – холодно произнесла она, – возможно, со временем вам удастся все забыть. Но я не забуду. Никогда. Потому что не хочу забывать. Буду помнить все до конца своих дней. Ненависть к вашей кровожадной армии я унесу с собой в могилу.

– Не думаю, – помолчав, сказал Курт. – Я разделяю ваши чувства, но время лечит самые глубокие раны. Вы молоды, красивы. Вы сможете…

– Не смейте называть меня красивой! Я не хочу быть красивой для вас! Слышите, капитан? Для вас я не женщина, а хозяйка. А вы… вы всего лишь наемный работник, и я не воспринимаю вас как мужчину. Зарубите это себе на носу!

Курт смотрел на ее прелестное лицо, раскрасневшееся от негодования. Хелен захлестывали эмоции, хотя ситуация того не требовала. И он догадывался о причине. Очаровательная молодая вдова воспринимала его именно как мужчину. И ей это очень не нравилось.

– Непременно, мэм, – примирительно сказал Курт. – Я не хотел вас расстраивать.

– С чего вы взяли, что я расстроена! – запальчиво произнесла Хелен и заставила себя улыбнуться. – Уверяю вас, когда я расстроюсь, вы это сразу заметите. – Она отступила на шаг и добавила, срываясь на крик: – Можете не беспокоиться, капитан. Вы не способны меня расстроить.

Курт неспешно шагнул вперед.

– Я так и думал.

Хелен отступила еще на шаг.

– И были правы.

Курт сделал еще один ленивый шаг, с улыбкой глядя на нее.

– Вот и хорошо.

Хелен шагнула назад, улыбнувшись в ответ.

– Но признайтесь, вас это задело за живое. Не так ли?

Курт придвинулся ближе.

– Немного.

Хелен с опаской отодвинулась.

– Интересно – почему? – спросила она с иронией в голосе.

Курт сунул руки в карманы брюк, не сводя с нее глаз.

– Миссис Кортни, – произнес он почти ласково. – Мне кажется, вы знаете ответ на этот вопрос.

Еще бы! Пострадало его непомерное мужское самомнение. Ведь она не поддалась его чарам. Наверняка женщины вешались ему на шею. И со свойственной ему наглостью янки предположил, что она уподобится этим глупым созданиям.

Что ж, он ошибся.

– Да, капитан. Знаю. – Хелен вперила в него твердый взгляд. – Идите седлайте своего драгоценного жеребца, пока я схожу за деньгами. Не желаю больше смотреть на вашу лохматую голову.

Она повернулась и зашагала прочь. Курт смотрел ей вслед, восхищаясь ее горделивой походкой, соблазнительным колыханием юбок и блеском золотистых волос на солнце.

Затем, вздохнув, откинул назад волосы, повернулся и направился в загон седлать Рейдера.

Он рассчитывал увидеть Хелен у котла с бельем, когда вывел наружу оседланного жеребца, но ее нигде не было. Бросив поводья, Курт приказал Рейдеру оставаться на месте и двинулся к дому. Дойдя до заднего крыльца, он заметил монеты, поблескивающие на верхней ступеньке.

Курт собрал их и сунул в карман, поглядывая на дверь. Изнутри не доносилось ни звука. Пожав плечами, он вернулся к Рейдеру, вскочил в седло и пустил жеребца рысью.

Хелен наблюдала за ним из прохладного сумрака гостиной. Курт проскакал вдоль дома, свернул на узкую наезженную колею и направился на юг, исчезнув в тумане. Спустя некоторое время он появился снова, освещенный лучами солнца. В ослепительном свете дня его длинные волосы сияли и переливались, словно черный шелк.

Невольно затаив дыхание, Хелен наблюдала за всадником и лошадью, пока они не исчезли из виду, свернув в обсаженную деревьями аллею.

Только тогда она опустила тяжелую штору, за которой стояла, и облегченно вздохнула. Вспомнив о белье, бросилась к задней двери и выскочила наружу.

Вода в чугунном котле кипела. Вооружившись палкой, Хелен вытащила детскую рубашку. Крохотную, еще недавно чудовищно грязную, а теперь чудесным образом снова ставшую белоснежной. Сознание хорошо выполненной работы, как обычно, принесло Хелен удовлетворение.

К тому же теперь, когда янки уехал, сон, так взбудораживший ее, постепенно стерся из памяти. Слава Богу.

Хелен начала напевать, как делала это всегда, занимаясь стиркой.

 

Глава 14

Курт догадывался, что в Спэниш-Форте, где еще тлела ненависть к янки, его ждет холодный прием. Впрочем, это не слишком его волновало. Закаленный войной, одиночка по натуре, он не привык считаться с чужим мнением.

И в мирное время, и в годы войны Курт жил, руководствуясь своим личным моральным кодексом. Предоставленный самому себе с четырнадцати лет, он еще мальчиком выполнял мужскую работу. Сам принимал решения, сам сводил счеты с обидчиками, сам залечивал душевные раны.

Он с честью и гордостью служил своей стране. И если убивал в сражениях, то делал это с холодной отстраненностью и без угрызений совести. Как солдат, давший присягу, он честно выполнял свой долг, не жалея сил, и полагал, что такова обязанность каждого мужчины.

Когда впереди показались окраины Спэниш-Форта, Рейдер вскинул голову и фыркнул. Курт ласково похлопал жеребца по гладкой шее:

– Все в порядке, дружище. Успокойся. Мы бывали не в таких переделках. Выдержим и сегодня.

Рейдер навострил уши, заржал и ускорил бег. Подчиняясь твердой руке хозяина, он с величественным видом скакал по дороге, ведущей в город.

Первое, что увидел Курт поверх высоких сосен и древних дубов, был флаг Конфедерации, обрамленный золотой бахромой. Закрепленное на длинном шесте знамя мятежников гордо веяло на ветру, дувшем с залива.

Глядя на звездно-полосатое полотнище, Курт глубоко вздохнул и с циничной усмешкой на губах въехал в сонный город.

Мэйн-стрит пересекала город с севера на юг. Южнее делового центра по обе стороны улицы располагались жилые дома. Маленькие и большие, они смотрели друг на друга через широкую проезжую часть. Даже не повернув головы, Курт почувствовал, что за ним наблюдают.

Вскоре, оставив жилые дома позади, он въехал в деловую часть города. За конюшней тянулось приземистое здание, где помещалась общественная баня. Напротив расположились редакция местной газеты, парикмахерская, склад пиломатериалов и кабинет зубного врача. Две дамы, выходившие из лавки модистки, при виде Курта повели себя так, словно сам Люцифер явился в их город. Отпрянув, они вцепились друг в друга и уставились на него круглыми глазами.

Курт кивнул им и улыбнулся. Женщины, испуганно ахнув, кинулись назад в лавку. Зато мужчины, шагавшие по деревянным тротуарам, не прятались, они выкрикивали оскорбления и угрозы, однако Курт не обращал внимания.

У почтовой станции остановилась карета, из которой вышла нарядно одетая женщина. Когда Курт проезжал мимо, она взглянула на него, но не затрепетала от ужаса и не поспешила прочь. Секунду-другую с явным интересом рассматривала его, затем кокетливо опустила густые ресницы.

Уверенная, что завладела его вниманием, женщина едва заметно улыбнулась и медленно двинулась в обход кареты к тротуару. У нее была роскошная фигура, подчеркнутая модным летним платьем. Лавандовый цвет выгодно оттенял белую кожу, а тугой лиф соблазнительно облегал пышные формы.

Женщина ступила на тротуар, умудрившись продемонстрировать изящные лодыжки, обтянутые шелковыми чулками. Курт не сомневался, что это зрелище предназначалось исключительно для его восхищенного взгляда.

Опустив пышные юбки, женщина с величественным видом двинулась по тротуару. Встречные мужчины приподнимали шляпы и почтительно кланялись ей, словно королеве.

Женщина остановилась перед солидным фасадом одной из контор и потянулась к ручке застекленной двери, на которой золотыми буквами значилось: «Ловлесс энтерпрайзес». Глаза Курта сузились, когда она проскользнула внутрь и закрыла за собой дверь.

Судя по всему, это была контора Найлза Ловлесса, богатого землевладельца, о котором рассказывал ему Джолли. Того самого, что вознамерился завладеть фермой и участком леса, принадлежавшими Хелен. А привлекательная особа, вошедшая внутрь, очевидно, миссис Ловлесс, его изнеженная супруга.

Курт миновал универмаг Джейка и остановился у яркой вывески парикмахерской Скиттера. Соскочив с седла, он накинул длинные поводья на столб у коновязи, потрепал жеребца по шее и шепнул ему в ухо:

– Я ненадолго.

Не обращая внимания на недовольный ропот и враждебные взгляды, следившие за каждым его движением, Курт поднялся на тротуар, неспешно проследовал к парикмахерской и вошел внутрь.

В небольшом помещении имелось два кресла для клиентов, и оба были заняты. Одного из клиентов брил высокий тощий мужчина в белом халате. В другом кресле сидел мужчина средних лет с жидким венчиком волос, над которым добросовестно трудился плотный коротышка, которого Курт принял за хозяина.

Скиттер поднял глаза, окинул Курта взглядом и нахмурился:

– У нас сегодня полно народу.

– Вижу, – улыбнулся Курт, садясь на длинную деревянную скамью у стены. – Мне не к спеху. Подожду.

Он просидел все утро, пропуская остальных клиентов, пришедших позднее. Время близилось к полудню, когда наконец оба парикмахера освободились.

Курт поднялся, потянулся и пересек комнату. Взял с полки чистую белую салфетку, обвязал вокруг шеи и уселся в кресло, которое обслуживал хозяин заведения.

– Обеденный перерыв, – сказал тот своему тощему помощнику, бросив на Курта выразительный взгляд.

Курт остался сидеть, наблюдая за толстяком парикмахером, который устремился к двери и, взявшись за дверную ручку, оглянулся на Курта.

– Мы идем обедать. Не могли бы вы… – Он кивком указал на выход.

– Я подожду, – сказал Курт, не двинувшись с места.

Мясистое лицо Скиттера побагровело. Он захлопнул переднюю дверь и повесил табличку «Закрыто».

Мужчины переглянулись, пожали плечами и ретировались через заднюю дверь, оставив Курта одного, невозмутимо сидящего в кресле с белой салфеткой на шее.

Около полудня Хелен закончила стирку, прополоскала белье и выжимала простыню, когда кто-то окликнул ее. Она подняла глаза и увидела, что из обсаженной дубами аллеи выехал блестящий черный экипаж. Хелен замерла на мгновение, щурясь от яркого солнца.

Из окошка кареты показалась рука в белой перчатке, яростно размахивающая кружевным платочком, а следом за ней голова с шапкой блестящих темных кудрей.

– Хелен! Хелен, я вернулась! – закричала Эмма Элликот. – Где ты? Я вернулась!

– Эм, – тихо вымолвила Хелен. Просияв улыбкой, она уронила простыню в корыто, вытерла руки о фартук и помчалась к карете.

Эмма распахнула дверцу и выскочила наружу прежде, чем пожилой, преисполненный достоинства кучер слез с козел, чтобы помочь взбалмошной хозяйке. Подхватив юбки, она с радостными возгласами помчалась навстречу Хелен.

Они крепко обнялись, затем отстранились, держась за руки, смеясь и взвизгивая, как расшалившиеся школьницы.

Дэниел, старый преданный кучер Элликотов, поскреб затылок и покачал головой, бормоча себе под нос:

– Н-да, вряд ли из мисс Эммы когда-нибудь получится такая же благородная леди, как ее маменька. Вы только гляньте на нее. Ведет себя словно лишилась рассудка, а может, так оно и есть. Господи, где ж это видано, чтобы взрослая женщина визжала как поросенок? – Дэниел возвел свои близорукие глаза к небу. – А что она творила, когда масса Куп встретил ее на пристани в Мобиле! Можно сказать, опозорила всю семью. Вешалась шерифу на шею средь бела дня, словно потаскушка. Страшно подумать, что будет дальше…

– Я попаду в ад, Дэниел! – крикнула Эм через плечо, двинувшись вместе с Хелен к дому.

– Вот-вот, как пить дать попадете, ежели не возьметесь за ум, – проворчал кучер, забираясь в карету, чтобы подремать в тишине.

Молодые женщины рассмеялись и, взявшись под руки, направились к дому, ни на минуту не умолкая.

– …мне следовало знать, что моя уловка не сработает, – сокрушалась Эм.

– …уверена, все только и говорят об этом, – беспокоилась Хелен.

– …надеялась, Куп осознает, что не может жить без меня…

– …у меня просто не было выхода…

– …после четырех лет, которые он провел на войне, глупо было надеяться, что десять дней…

– …сделаю все, лишь бы сохранить свою землю…

– …почти сдался, но быстро опомнился…

Они уже подходили к дому, когда Эмма вдруг спросила:

– А где твой янки?

– Никакой он не мой!

– Китти Фей Пеппер будто бы слышала, что он довольно привлекателен, хотя несколько диковат на вид. – Она выгнула брови. – Это правда?

– Пожалуй. – Хелен пожала плечами. – Я не задумывалась об этом.

– Так где же он? Я не заметила, чтобы он работал в поле, когда мы подъезжали.

– Его здесь нет. Поехал в город подстричься.

– Вот дьявол! – воскликнула Эм. – Значит, мне придется ждать его возвращения? Я надеялась познакомиться с ним сегодня.

– Познакомиться? – удивилась Хелен. – Господи помилуй, это еще зачем? И не вздумай, Эм.

– А что? – поинтересовалась та, весело рассмеявшись, когда Хелен сокрушенно покачала головой.

Они вошли в дом и направились в спальню Хелен, где можно было спокойно поболтать, наслаждаясь прохладным ветерком с залива. Хелен быстро сменила промокшее платье, Эмма скинула туфли и уселась на ее постели, поджав под себя ноги. Стянув с рук перчатки, она бросила их на ночной столик, расслабила кружевной воротник платья, откинула с лица волосы.

И принялась рассказывать.

Она пожаловалась Хелен, что ее поездка в Новый Орлеан не сотворила чуда с ее упрямым возлюбленным. Куп клялся, что ужасно скучал по ней, но, очевидно, недостаточно, чтобы сделать предложение, как она надеялась.

Она признала, что с ее стороны глупо было рассчитывать, что такое чудо возможно. В конце концов, храбрый сильный мужчина, которого она любила, провел вдали от нее всю бесконечно долгую войну. За четыре года они виделись всего дважды. И тем не менее, когда кровавый конфликт наконец закончился и Куп вернулся домой, он так и не сделал ей предложения.

Поведав о своем невыносимо скучном пребывании в Кресчент-Сити в обществе занудных кузин, Эмма призналась, что, вернувшись домой, затащила Купа в карету и набросилась на него с поцелуями, надеясь сломить его сопротивление. Она нежно дула ему в ухо и нашептывала, что если они на минутку заскочат к мировому судье, то смогут провести остаток дня в Конд-отеле, занимаясь более волнующими вещами, чем поцелуи.

– Эм Элликот, неужели ты и вправду такое сказала? – ахнула Хелен.

– Разумеется, – заявила Эмма. – И это почти сработало. Но, увы, моему высоконравственному и сверх меры преданному долгу дурачку, видите ли, срочно понадобилось вернуться в Спэниш-Форт, чтобы доставить единственного заключенного, который у него имеется, в Мобил на суд. – Она добродушно рассмеялась и добавила: – Представляешь? Он предпочел мне какого-то воришку!

Наконец она иссякла, просветив Хелен относительно каждого мгновения, проведенного в разлуке. Хелен сидела на постели, прислонившись спиной к высокому изголовью кровати красного дерева, обхватив руками колени и чувствуя себя лучше, чем когда-либо за последнее время. Истории Эммы были такими красочными и забавными, что от ее болтовни у Хелен всегда поднималось настроение.

Закончив свое повествование о Купере и Новом Орлеане, Эмма сказала:

– А теперь я помолчу, и ты расскажешь мне обо всем, что здесь произошло. О своем янки и…

Хелен резко выпрямилась.

– Эм Элликот, я уже сказала тебе, что он не мой.

– О, ну ты же понимаешь, что я имею в виду. Откуда он взялся? Бьюсь об заклад, это Джолли прислал его сюда. Насколько я поняла, у янки есть маленький сын? Как он выглядит? Как выглядит янки? Ну давай же, рассказывай! Начни с самого начала. – Эмма откинулась на подушки, подложив руки под голову, и приготовилась слушать.

– Ты ведь не винишь меня, правда?

– За что? – удивилась Эм. – За то, что ты наняла крепкого мужчину для работы на ферме? Так ведь ты правильно сделала.

– Я знала, что ты так скажешь, – произнесла Хелен.

Она рассказала своей лучшей подруге о Курте и Чарли Нортвеях. О том, что Курт оказался усердным работником, а Чарли самым очаровательным малышом, какого только можно себе представить. Рассказала, что ребенок потерял мать и деда с бабушкой, после чего замкнулся в себе. Но Джолли взял мальчика под свое крыло. Теперь они лучшие друзья и в данный момент отправились на рыбалку.

Хелен много говорила о Чарли и очень мало о его отце. Прервав себя в середине фразы, она вздохнула.

– О, Эм, ты же понимаешь, почему мне пришлось нанять янки? У меня не было выбора. Почему другие этого не понимают?

– Потому что не видят дальше своего носа, – презрительно фыркнула Эмма. – Пусть говорят что им заблагорассудится, для тебя главное – сохранить ферму.

– Пожалуй, ты права.

– Конечно! Уверена, весь город сплетничает о том, что я преследую Купа. Ну и что? Да я плевать на них хотела! – Эмма рассмеялась, демонстрируя полное пренебрежение к сплетням. Но вдруг посерьезнела и села на постели. Круто повернувшись к Хелен, она обеспокоенно спросила: – Эти сплетники устроили тебе какую-нибудь пакость?

Хелен покачала головой:

– Пока нет.

– Ты лжешь, Хелен Берк Кортни. Говори правду, или я начну щипать тебя, как бывало в детстве.

Хелен вздохнула.

– В прошлую субботу я ездила в Спэниш-Форт за покупками, ну как обычно. Это было ужасно. Просто ужасно. – Она зажмурилась. – Джейк не мог дождаться, когда я уйду из его магазина. А сестры Ливингстон… они демонстративно перешли на другую сторону. – Хелен нахмурилась.

Эм взяла ее руку и сжала в ладонях.

– Жаль, что меня рядом не было. Я бы им сказала – всему городу, – чтобы убирались к дьяволу! Я бы велела Купу арестовать всю эту публику и бросить в тюрьму! Они пожалели бы, что родились на свет! Я бы…

– Боже, как я рада, что ты вернулась, – перебила ее Хелен.

– Я тоже. Хотелось бы, чтобы и Куп радовался.

– Ты же знаешь, Куп счастлив, что ты приехала.

– Угу. Но не настолько, чтобы жениться на мне.

Эмма отпустила руку Хелен, мгновенно сложила ладони и, закрыв глаза, промолвила:

– Ты слышишь меня, Господи? Помоги мне дотащить упрямого рыжего шерифа до алтаря. Придумай что-нибудь, хорошо? И пожалуйста, побыстрее. – Она открыла глаза, уронила руки на колени и подмигнула Хелен: – Как ты думаешь, Бог не поразит меня молнией за столь эгоистичное желание?

– Нет, если он до сих пор этого не сделал.

Женщины расхохотались и долго не могли остановиться.

 

Глава 15

Курт все еще сидел в кресле с белой салфеткой на шее, когда спустя час Скиттер с помощником вернулись.

И привели шестерых вооруженных мужчин.

Коротышка Скиттер подошел к Курту и заявил:

– Я не собираюсь вас стричь.

– Не собираетесь? – переспросил Курт ровным тоном.

– Нет! – Скиттер, выпятив грудь, окинул взглядом мужчин, которых привел, и, хмыкнув, добавил: – Вот что, мистер. Пока я в этом городе парикмахер, на стрижку можете не рассчитывать.

– Точно?

– Точно. – Скиттер с угрожающим видом шагнул вперед. – Ты имеешь что-нибудь против, янки?

Курт сохранял спокойный, непринужденный вид. Он развязал и снял с шеи салфетку, поднялся. Скиттер поспешно отступил на шаг. Курт улыбнулся. Затем не спеша свернул салфетку и вручил ее парикмахеру.

Он направился к выходу, но путь ему преградили шестеро вооруженных мужчин.

– Позвольте, – уронил он и решительно двинулся вперед.

Ворча и бросая угрозы, они расступились.

– Ты не ответил мне, янки! – не отставал Скиттер. – Ты имеешь что-нибудь против?

Курт помедлил у двери и обернулся, сделав вид, будто усиленно размышляет. Затем прошелся пальцами по нестриженым завиткам и усмехнулся:

– Да нет, ничего. – Он вышел наружу, словно не слыша оскорбительных выкриков и громкого смеха, которые неслись ему вслед.

В тот самый миг, когда Курт ступил на залитый солнцем тротуар, Найлз Ловлесс – за запертой дверью своей конторы, чуть дальше по улице – отчитывал дерзкую Ясмин Парнелл за неоправданный риск.

– Тебе не следовало этого делать, – возмущался он, застегивая рубашку. – Я же говорил, чтобы ты никогда не приходила сюда!

– Никогда – это слишком долгий срок, дорогой, – проворковала Ясмин, натягивая шелковый чулок. – К тому же дополнительный риск возбуждает. – Она медленно расправила чулок на стройном бедре и улыбнулась. – Правда?

Найлз не мог этого отрицать.

Красавица Ясмин провела в его конторе несколько часов. Она явилась утром, немыслимо желанная в облегающем платье из лавандового шелка и шляпке в тон, заперла за собой дверь и вызывающе заявила:

– Найлз Ловлесс, если ты мужчина, то ты сейчас же займешься со мной любовью.

Не дожидаясь ответа, она начала раздеваться. Он умолял ее остановиться, втайне надеясь, что она не послушается. И Ясмин не послушалась. Оставшись в одной шляпке – остальная ее одежда была разбросана по пушистому ковру, – она подошла ближе, смахнула с массивного письменного стола все бумаги, письменные принадлежности и фотографии в рамках, забралась на столешницу, растянулась на ней, как ленивая кошка, и промурлыкала:

– Я не уйду, пока не получу того, за чем пришла.

И Найлз сдался.

Дрожащими руками, задыхаясь от желания, он сорвал с себя одежду и присоединился к ней на полированной поверхности стола. Дверь оставалась запертой все утро и полдень.

И теперь Найлз уговаривал Ясмин побыстрее одеться, поскольку на час тридцать у него назначена встреча и их могут застать врасплох.

Ничуть не обеспокоившись, Ясмин сунула ногу в туфельку и опустила пышные шелковые юбки.

Глубоко вздохнув, от чего ее грудь приподнялась в глубоком вырезе туго затянутого лифа, она покачала головой и рассмеялась.

– Найлз, дорогой, – сказала она, взяв свою сумочку, – ты слишком беспокоишься. Я сообщила всем, кому только можно, что сегодня утром у меня назначена встреча в твоей конторе, которая может оказаться весьма продолжительной.

– Боже правый, только не это, – ужаснулся Найлз. – И чем именно мы должны были заниматься на этой так называемой встрече?

– Разумеется, моим имуществом. – Ясмин кокетливо улыбнулась. – Особенно тем, которое требует времени и внимания. – Она подошла к нему вплотную и, поправив его галстук, прижалась к нему всем своим «имуществом». – Расслабься, дорогой. Все знают, что ты обещал Уолтеру позаботиться о моих делах.

– О да, – ухмыльнулся Найлз. – Я позаботился даже о большем, чем старина Уолтер имел в виду. – Его ладони соскользнули с ее тонкой талии и обхватили округлые ягодицы через шуршащий шелк. Нежно сжав пальцы, он шутливо поинтересовался: – Как по-твоему, старине Уолтеру понравилось бы, как я занимаюсь твоим имуществом?

Временами Найлз чувствовал себя почти виноватым из-за их бурного романа. Уолтер Парнелл, давний друг семейства Ловлесс, вырос вместе с отцом Найлза, Беннетом. Они были партнерами во многих деловых предприятиях, включая банки, разбросанные по всему Югу, и разведение породистых лошадей для скачек. После смерти Беннета, когда Найлзу едва исполнилось двадцать, Уолтер Парнелл заменил юноше отца и стал его наставником.

Найлз вспомнил лето, когда Уолтер, будучи вдовцом сорока пяти лет, женился на восемнадцатилетней Ясмин, белокожей креолке из Нового Орлеана. Это случилось пятнадцать лет назад. Тогда Найлзу только-только минуло двадцать два года, и он сам уже почти год как был женат на очаровательной Пэтси Макклелланд.

Найлз возжелал Ясмин с первого взгляда. Но Уолтер Парнелл был отнюдь не простак. Он запер обворожительную жену в своем величественном особняке с портиком и колоннами, лишив ее какой бы то ни было свободы. В итоге Ясмин завоевала всеобщее уважение и восхищение, хотя поначалу многие отнеслись к женитьбе Уолтера на красивой молодой девушке довольно скептически.

Она поддерживала эту репутацию и позже, когда в возрасте пятидесяти шести лет Уолтер Парнелл отправился на войну, оставив свою преданную двадцатидевятилетнюю жену дома и взяв с нее обещание, что в случае нужды она обратится к Найлзу Ловлессу.

При этой мысли Найлз улыбнулся.

Ясмин действительно испытывала нужду. И он был тем самым человеком, который мог дать ей то, в чем она нуждалась.

Пыль еще не улеглась на дороге после отъезда Уолтера, а Ясмин уже пригласила Найлза в имение Парнеллов. Весь тот апрельский день они предавались страсти, сплетаясь разгоряченными телами на мягкой пуховой постели, где она спала с мужем. Это было яростное безумное совокупление животных, изголодавшихся по запретной плоти.

Умная, обольстительная Ясмин умело подогревала в нем страсть. Жестокое создание, она любила неожиданно появляться в его доме под предлогом визита к его ничего не подозревающей жене Пэтси. Она испытывала извращенное наслаждение, наблюдая, как он корчится, изображая верного мужа и счастливого семьянина, когда она сидит в соблазнительной позе в его гостиной, такая красивая и желанная, что он едва удерживается, чтобы не наброситься на нее.

– Я буду ждать тебя сегодня днем, когда ты закончишь с делами, – сказала Ясмин, вернув Найлза к действительности.

– Хорошо, хорошо. А теперь тебе и в самом деле пора.

Он открыл дверь, проводил ее наружу и произнес достаточно громко, чтобы слышали прохожие:

– Не стоит благодарности, миссис Парнелл. Всегда к вашим услугам.

– Всего хорошего, Найлз. Передайте мои наилучшие пожелания Пэтси.

Ясмин улыбнулась, приподняла юбки и застыла на месте, когда ее сверкающий взгляд упал на черноволосого мужчину, лениво шагавшего к гнедому жеребцу у коновязи.

За ее спиной Найлз воскликнул:

– Ты только посмотри, какое великолепное создание!

– Да, действительно, – вымолвила Ясмин, имея в виду отнюдь не лошадь, но Найлз был слишком занят, чтобы уловить разницу.

– Я не успокоюсь, пока не заполучу этого жеребца! – Найлз обошел вокруг Ясмин, спустился на тротуар и направился к Курту Нортвею.

– Найлз Ловлесс, – сказал он, протянув руку. – Не припомню, чтобы мы встречались.

Прежде чем Курт успел ответить, Ясмин Парнелл нетерпеливо шагнула вперед, протянув затянутую в перчатку ладонь.

– Я миссис Уолтер Парнелл, вдова. А вы, насколько я понимаю, янки Хелен?

– Курт Нортвей, миссис Парнелл, – отозвался Курт без улыбки, слегка пожал ее руку и отпустил. – Мы с сыном подрядились на сезонные работы на ферме миссис Кортни.

– Значит, это правда, – заметила Ясмин. – Вы живете с Хелен.

Челюсти янки напряглись.

– Миссис Кортни была так добра, что предоставила нам жилье в пристройке к амбару.

Вопреки слухам, ходившим о «грязном, неотесанном янки», Нортвей, судя по всему, получил хорошее воспитание. Впрочем, Ясмин отметила не только его безупречные манеры. Высокий, подтянутый, он буквально излучал мужественность. Рядом с ним она чувствовала себя маленькой, хрупкой и восхитительно женственной.

– Как бы вы отнеслись, мистер Нортвей, – сказала она, опустив ресницы и бросив осторожный взгляд на Найлза, – к предложению заняться кое-какими сезонными работами в моем поместье? Мне всегда нужны хорошие…

– Спасибо, мэм. Миссис Кортни не оставляет мне свободного времени.

– О, могу поспорить, что так оно и есть, – заметила Ясмин.

Курт пропустил мимо ушей эту ехидную реплику.

– Если вы извините меня, я…

– Постойте, – сказал Найлз, оценивающе поглаживая Рейдера по блестящей шкуре. – Сколько вы хотите за своего жеребца, Нортвей?

Курт улыбнулся.

– Рейдер не продается, Ловлесс.

Найлз поднял на него глаза.

– Не говорите чепухи. Я готов заплатить кругленькую сумму за вашего жеребца. Давайте зайдем в мою контору и уладим это дельце…

– Жеребец не продается.

– Должно быть, я выразился недостаточно ясно. Послушайте, я намерен заплатить вам значительно больше стоимости жеребца. Как насчет тысячи долларов? Наличными. Прямо сейчас…

– Нет, спасибо. – Курт отвязал поводья от коновязи и шагнул на мостовую.

– Тысяча двести! – взволнованно воскликнул Найлз, следуя за ним. – Вы не можете отказаться от такой суммы! Мне нужна эта лошадь.

– Мне тоже, – отозвался Курт и вскочил в седло.

Найлз схватился за уздечку.

– Послушайте, Нортвей, я думал… Мне сказали, что вы нанялись к Хелен Кортни только для того, чтобы заработать деньги на дорогу домой.

– Так оно и есть, – кивнул Курт, заставив жеребца слегка попятиться.

– За тысячу двести долларов вы сможете добраться до дома на поезде, и еще останется вполне достаточно, чтобы начать…

– Всего хорошего, миссис Парнелл. Мистер Ловлесс. – Курт круто повернул Рейдера и поскакал прочь.

– Тысяча пятьсот! Тысяча семьсот! – лихорадочно выкрикнул Найлз, пробежав несколько шагов за ним, но Курт даже не оглянулся.

Остановившись посреди пыльной дороги, Найлз проводил красавца гнедого взглядом.

– Я должен иметь этого жеребца! – пробормотал он себе под нос. – Это самое чистокровное животное, какое мне только приходилось видеть. Готов поставить все свое состояние, что он победил бы на скачках на окружной ярмарке. Проклятие, это как раз то, чего мне не хватало, чтобы сделать мою конюшню предметом зависти для каждого ценителя лошадей на Юге.

Пока жадный взгляд Найлза следил за жеребцом, заинтересованный взгляд Ясмин следовал за смуглым всадником. «Я должна иметь этого мужчину!» – думала она. Это самый прекрасный образец мужественности, какой ей приходилось видеть. Как раз то, что требовалось, чтобы уравновесить ее роман с Найлзом. У нее будет белокурый бог, чтобы наполнить негой утренние часы, и черноволосый опасный демон, чтобы наполнить страстью знойные летние ночи. Красавец янки именно то, что нужно, чтобы сделать ее будуар предметом зависти всех разборчивых южанок.

– Ты видишь эту широкую грудь! Эти поджарые бока! Эти умопомрачительные ноги! – продолжал восхищаться охваченный алчностью Найлз.

– О да, – выдохнула не менее возбужденная Ясмин Парнелл. – О да.

 

Глава 16

Хелен стояла на солнце, махая рукой вслед экипажу Элликотов, медленно катившему прочь. Чарли стоял рядом и тоже махал. Ему понравилась разговорчивая Эмма.

Они с Джолли вернулись с рыбалки около полудня, гордо демонстрируя свой улов. Джолли уже уехал – отправился домой отдыхать.

Солнце перевалило через зенит, вокруг стояла тишина. Ни малейшее дуновение ветерка не шевелило листья деревьев, воздух словно застыл. Было жарко. Слишком жарко для начала июня. Нижняя юбка Хелен липла к ногам, на лбу поблескивала испарина.

Она махала, пока громоздкий черный экипаж не свернул на обсаженную деревьями аллею, скрывшись из виду. Затем взглянула на Чарли. Он широко зевнул.

Хелен улыбнулась:

– Джолли наверняка уже спит в своем любимом кресле. Может, тебе тоже немного вздремнуть?

Мальчик сонно кивнул.

– Я провожу тебя до пристройки, – сказала Хелен и протянула руку. К ее радости, ребенок вложил в нее свою теплую ладошку.

В пристройке Хелен сразу же направилась к кровати, взбила подушки и расправила одеяла. Чарли оперся коленом о матрас, забрался на постель и растянулся на спине, подложив руки под голову.

– Разбуди меня, когда вернется капитан. – Он улыбнулся своей солнечной улыбкой, которая очаровывала Хелен и трогала ее до глубины души.

– Хорошо, – сказала она, испытывая соблазн поцеловать его гладкий лобик.

– Хелен, – тихо сказал мальчик, сонно прикрыв глаза.

– Да, Чарли?

К горлу подступил комок, когда малыш произнес:

– Я теперь всегда буду здесь жить?

Ей не пришлось отвечать Чарли. Он моментально заснул. Но его слова все еще звучали у нее в ушах спустя час, когда она заканчивала стирку. Поднатужившись, Хелен опрокинула деревянное корыто и тяжелый чугунный котел, чтобы вылить воду. Она ставила котел в прежнее положение, когда услышала топот копыт.

Янки вернулся.

Первым порывом Хелен было скрыться в доме, пока он ее не заметил. Но любопытство пересилило. Ей хотелось посмотреть, как он выглядит с приличной стрижкой.

Она начала скептически хмуриться, как только Курт спешился у загона. Плотно сжав челюсти, Хелен направилась к нему, придирчиво вглядываясь в шапку блестящих черных волос.

Она слышала, как он приказал жеребцу идти в загон, и тот послушно проследовал в распахнутые ворота.

Курт повернулся к ней, но не двинулся с места, ожидая, пока она подойдет ближе.

Свирепея с каждым шагом, Хелен упорно шагала вперед, пока не приблизилась к нему вплотную. Ее голубые глаза раздраженно сверкали. Бросив выразительный взгляд на его нестриженые волосы, она посмотрела на него в упор.

– Капитан, вы намерены и дальше досаждать мне? – Она не дала ему возможности ответить. – Как можно быть таким упрямым? Я попросила вас подстричься, и вы согласились! Вы взяли у меня деньги. Отсутствовали целый день! И вернулись таким же обросшим. Чем, скажите на милость, вы занимались все это время? Накачивались виски в салуне? Резались в карты? Вы либо глупец, либо мошенник! В любом случае я не позволю вам проматывать мои тяжким трудом заработанные деньги и оставаться на ферме. Я вас предупредила об этом в первый же день, но вы, очевидно, плохо слушали. – Она перевела дыхание. – Итак, что вы можете сказать в свое оправдание?

– Не слишком много, – отозвался Курт своим обычным ровным тоном.

Он вытащил из кармана монеты и протянул Хелен.

– Я действительно не подстригся, – признал он. – Но я не проматывал ваши тяжким трудом заработанные деньги.

Хелен в замешательстве уставилась на монеты, лежавшие на его ладони. Затем, прищурившись, посмотрела на него.

– Но почему? Почему вы не подстриглись?

Курт взял ее руку и пересыпал в нее монеты.

– Парикмахер отказался.

– Скиттер Джонс отказался вас стричь?

– Да, мэм. И его помощник тоже.

– Но это же нелепо. С какой стати он стал бы это делать? Никогда не слышала, чтобы Скиттер отказался от клиента. Не понимаю… – Она замолкла.

– Похоже, местный парикмахер любит янки ничуть не больше, чем остальные граждане Спэниш-Форта. – Курт пожал плечами.

Хелен открыла рот, но так ничего и не сказала. Она молча смотрела на него, изучая смуглое лицо с точеными чертами, обрамленное завитками черных волос. Взгляд его зеленых глаз был безмятежным, как летний полдень. Курт казался совершенно спокойным. Невозмутимым, как всегда.

Стоя под яркими лучами солнца, Хелен чувствовала, что гнев, который она испытывала к нему, обращается против жителей Спэниш-Форта. И впервые ощутила нечто похожее на чувство товарищества к этому мужчине.

Да, он янки, но, насколько ей известно, законопослушный гражданин, который мирно направился в частное заведение, готовый заплатить за услугу. Он не заслужил подобного обращения, во всяком случае, не больше, чем любой добропорядочный южанин, оказавшийся в каком-либо заведении на севере.

– Капитан, – сказала наконец Хелен, – я сожалею о случившемся в парикмахерской и о том, что вам наговорила. Извините.

– Извинение принято.

– Я сама подстригу вас.

Зеленые глаза Курта расширились.

– Сегодня же. Сейчас.

Курт улыбнулся:

– Меня никогда не стригла женщина.

Хелен не ответила на его улыбку, но выражение ее лица смягчилось, взгляд потеплел.

– Значит, мы на равных, капитан. Я тоже никогда не стригла мужчин. – Она двинулась прочь, добавив: – Займитесь вначале Рейдером, а когда Чарли проснется, приходите вместе с ним в дом.

– Хорошо.

Хелен ждала их на затененной веранде. На деревянном полу была расстелена старая простыня, на ней стоял кухонный стул с прямой спинкой. На сиденье лежало сложенное белое полотенце, ножницы, расческа и круглое ручное зеркальце в серебряной оправе.

Прислонившись к столбику крыльца со сложенными на груди руками, Хелен смотрела на спокойные воды залива. От утреннего тумана не осталось и следа. На безоблачном небе сияло солнце, отражаясь множеством сверкающих бликов в неторопливых волнах.

По ту сторону широкого водного пространства высились здания Мобила, освещенные послеполуденными лучами. Чуть южнее, у входа в залив, виднелись высокие башни и исполинские пушки Форт-Гейнса. Одинокий пассажирский пароход, пара рыбацких лодок и несколько груженных лесом барж скользили по воде, направляясь в гавань.

Хелен вздохнула.

Перед войной порт Мобила был одним из самых оживленных в стране. Неповоротливые грузовые суда, следующие в Англию, Испанию и на Карибы, осторожно пробирались через непрерывный поток изящных парусников, величественных пароходов, юрких буксиров и огромных барж.

Как приятно было прогуливаться по широкому деревянному причалу, запруженному народом. Весело играла музыка. Под аккомпанемент банджо юноши отбивали чечетку, а публика бросала к их ногам монеты. Торговцы предлагали свежесрезанные цветы, спелые фрукты и обжаренные в сахаре орешки. В толпе прохаживались нарядные дамы и элегантные джентльмены, явившиеся в порт, чтобы людей посмотреть и себя показать. С колесных пароходов, похожих на свадебные торты, высаживались состоятельные пассажиры.

Все это в прошлом. Старая добрая жизнь с ее беззаботными деньками ушла безвозвратно.

– Миссис Кортни. – Низкий голос Курта Нортвея, прозвучавший совсем рядом, вывел Хелен из задумчивости.

Отрешившись от прошлого, она повернулась к Курту, который показался из-за угла дома. Он был один. Прежде чем Хелен успела задать вопрос, Курт сообщил:

– Чарли так сладко спит, мне жаль было его будить.

– У него был напряженный день, – кивнула Хелен.

Знай она, что они останутся с Куртом наедине, ни за что не предложила бы его подстричь. Но не может же она вот так запросто взять свои слова назад!

Курт подошел ближе и встал рядом с ней, глядя на спокойные воды залива. Чувствуя нервозность Хелен, он попытался завязать непринужденный разговор и начал с того, что отметил потрясающий вид, открывавшийся с веранды.

Не сводя глаз с видневшихся вдали построек Мобила, Курт рассказал, как они с Чарли провели день в этом очаровательном старом городе. Заинтересовавшись названиями благоухающих кустов и цветущих деревьев, разросшихся перед домом, он указал на кустарник с плотной зеленой листвой, окаймлявший двор по периметру.

Хелен поведала, что густые заросли этого растения покрывают крутой склон, спускавшийся к берегу залива. Раньше, сообщила она, там были ступеньки, ведущие от переднего двора вниз, к самой кромке воды. Их соорудил дедушка Берк еще до ее появления на свет.

– И вы бегали по этим ступенькам, считая их на ходу, – с улыбкой предположил Курт, по-прежнему созерцая захватывающий дух пейзаж, расстилавшийся у их ног.

Улыбнувшись, Хелен взглянула на него.

– О да. Но это было так давно. Ступеньки разрушились от дождей и сползли вниз, а тропа, которую дедушка расчистил для них, почти совсем заросла. – Хелен отвернулась. – Теперь это владения Доминика. Думаю, нам пора приступить к стрижке.

– Вы правы, – отозвался Курт и начал расстегивать рубашку.

Хелен подошла к стулу и взяла с сиденья ножницы, расческу и зеркальце.

– Капитан, я приготовила для вас полотенце… – Она повернулась и резко отпрянула, увидев прямо перед собой его широкую голую грудь.

Курт слегка придержал ее за талию.

– Вы в порядке?

– Да, конечно… просто я не думала, что вы так близко. Вообще-то я не ожидала, капитан, что вы снимете рубашку.

– Но ведь вы будете стричь меня… Если хотите, я могу снова ее надеть.

– Нет-нет. Конечно, нет, – сказала Хелен, поспешно отведя взгляд от его обнаженного торса.

Однако она успела заметить стройную, как у юноши, талию, литые мышцы и влажные от испарины упругие волоски на груди.

– Я… сядьте, пожалуйста.

Курт кивнул, взял у нее полотенце и сел на стул.

– Что я должен делать? – спросил он.

Хелен с трудом подавила желание крикнуть: «Надеть рубашку и уйти». Но вместо этого сказала:

– Накиньте полотенце на плечи, чтобы волосы не попали на… на…

– Понятно, – сказал Курт. Развернув полотенце, он набросил его на плечи. – Готово.

– Держите, – велела Хелен, вручив ему зеркало и расческу.

Понимая, что не может тянуть до бесконечности, она встала у него за спиной, нагнула его голову вперед и взяла длинную вьющуюся прядь, поразившись ее мягкости и шелковистости. Ощущение было таким приятным, что Хелен поймала себя на желании отложить ножницы в сторону и погрузить обе руки в блестящие черные волосы.

– Вы успели отрастить настоящую гриву, – заметила она, чтобы нарушить неловкое молчание, сжимая в пальцах густой завиток. В горле у нее пересохло, и она облизнула губы.

– Отрезайте сколько сочтете нужным, – отозвался Курт, недоумевая, почему она медлит.

Он не видел, как Хелен на секунду закрыла глаза и тряхнула головой, чтобы унять волнение. Не видел и трогательную смесь нежности и печали, отразившуюся на ее лице, когда наконец она отрезала прядь волос. Не видел, как она неохотно разжала пальцы, позволив отрезанному завитку соскользнуть с ее ладони и медленно упасть на простыню, расстеленную на полу.

Курт не имел понятия, каких усилий ей стоило оставаться спокойной и невозмутимой, пока она стригла его. Но когда Хелен оказалась прямо перед ним, он заметил, что она прикусила нижнюю губу, а руки ее слегка дрожат.

В мгновение ока Курт тоже напрягся. Нет, он не опасался, что она случайно поранит его ножницами.

Работая, она придвинулась чуть ближе и неосознанно встала между его раздвинутыми коленями. Послушно выполняя ее короткие приказы: «Дайте расческу», «Возьмите расческу», «Сидите смирно», «Закройте глаза», Курт вдыхал исходящий от нее едва уловимый аромат сиреневого мыла и боролся с желанием вдохнуть поглубже.

Курт старался держать глаза закрытыми по двум причинам. Во-первых, не хотел, чтобы волосы попали в глаза, во-вторых, не желал открыто пялиться на нее.

Правда, последнее оказалось ему не по силам.

Сузив глаза до крохотных щелочек, Курт наблюдал за легким покачиванием ее упругой груди, находившейся в нескольких дюймах от его лица. Он чувствовал, как напрягаются под узкими брюками мускулы бедер и непроизвольно сокращаются мышцы живота.

Намереваясь лишь украдкой взглянуть на ее лицо, он медленно поднял взгляд, но добрался только до открытого ворота ее светлого платья. Стройная шея Хелен влажно поблескивала. Глядя на бисеринку пота, медленно стекавшую по ее шее, Курт ощутил неодолимое желание привлечь ее к себе и слизнуть сверкающую капельку с разгоряченной кожи.

Его руки, лежавшие на бедрах, нервно шевельнулись, длинные пальцы напряглись, впившись в обтянутую брюками плоть.

Хелен обдало теплом его тела. У нее было такое ощущение, словно она прижимается к его обнаженной груди. Сердце ее оглушительно забилось, дыхание стало прерывистым.

Курт видел пульсирующую жилку на изящной шее Хелен и ощущал такую же пульсацию у себя на виске. По его вздымающейся груди текли струйки пота, устремившись к напряженным мышцам живота.

Хелен помедлила с ножницами в руке, прижав тыльную сторону ладони к влажному лбу.

Курт чувствовал, что должен что-то сказать, снять напряжение, становившееся нестерпимым.

– Ужасно душно сегодня.

Хелен кивнула:

– Да, ни ветерка.

– Наверное, к вечеру пойдет дождь.

– Вполне возможно.

Напряженные и разгоряченные, они говорили о погоде, о наступающем сезоне гроз, старательно избегая встречаться взглядами. Холодными как лед пальцами, несмотря на жар во всем теле, Хелен продолжала торопливо стричь угольно-черные пряди, отчаянно желая закончить.

– Ну вот, – сказала она, облегченно вздохнув, и отступила на шаг, – с этим покончено.

– Вы уверены? – тихо спросил Курт, и она поняла, что он имеет в виду отнюдь не стрижку. Он поднялся, позволив полотенцу соскользнуть с плеч.

– Да, – твердо ответила Хелен. – Абсолютно уверена.

 

Глава 17

Пока Хелен нервно стригла черные волосы Курта на веранде своего дома, Найлз Ловлесс тоже делал стрижку. Но не у Скиттера Джонса. Найлз слишком ценил свою роскошную шевелюру, чтобы доверить ее Скиттеру или его молодому помощнику.

Каждую неделю в назначенный день и час в роскошный особняк Ловлессов прибывал из Мобила парикмахер, которому Найлз полностью доверял. Он приезжал, чтобы сделать Найлзу стрижку, отполировать его ногти, побрить холеное лицо и обработать кожу специальными лосьонами.

Сидя в удобном кресле с подголовником в своей личной парикмахерской, Найлз, как обычно, занимался делами, пока его парикмахер, низенький щеголеватый человечек, старательно стриг его белокурые волосы.

Трое служащих Ловлесса почтительно стояли перед шефом, как подданные перед монархом. Они никогда не садились в присутствии Найлза. Собственно, здесь даже не было стульев, кроме кресла, в котором восседал Найлз. Его широкие плечи прикрывала полосатая накидка, элегантно обутые ноги, скрещенные в лодыжках, покоились на мягком табурете.

Здесь, в собственном парикмахерском салоне, Найлз вел дела, которые предпочитал держать в тайне от своих сограждан. И жены. Мужчины, терпеливо стоявшие перед ним, были доверенной, поштучно отобранной троицей, которой он мог поручить любое дело, уверенный, что они не станут болтать. Парикмахер также не стал бы распространяться о том, что мог случайно подслушать. Найлз хорошо платил ему за услуги и молчание.

Во время стрижки Найлз неожиданно сделал парикмахеру знак остановиться, сорвал с плеч накидку, щелкнул пальцами и указал на жилет, лежавший на массивном комоде орехового дерева.

– Дайте мне жилет.

Приказ был выполнен в мгновение ока.

Найлз взял жилет, полез во внутренний кармашек и вытащил золотые часы с бриллиантами, подвешенные на массивной золотой цепи. Бросив жилет одному из своих верных слуг, он поднял руку и начал раскачивать часы, как маятник.

– Как вы думаете, ребята, сколько стоит эта вещица?

– Сотню, – предположил один.

– Тысячу, – заявил другой.

– Не имею понятия, – признался третий.

– Она бесценна, – сказал Найлз.

Он перестал раскачивать часы, сжал их в ладони, поддел большим пальцем блестящую крышку, открыл и помолчал, разглядывая сентиментальную надпись, выгравированную внутри.

– Моя жена подарила мне эти часы на свадьбу. – Мужчины молча кивнули. Они видели эти часы множество раз. И знали, как они дороги шефу. – Моя милая Пэтси, – произнес Найлз почти благоговейно, – обожаемая мать моих детей.

Он захлопнул крышку.

– Ловите!

Найлз бросил свои бесценные часы трем застигнутым врасплох мужчинам и хмыкнул, когда они кинулись ловить их в ужасе, что столь дорогая вещь проскочит мимо их рук и разобьется о мраморный пол.

– Поймал, босс, – сообщил довольный Гарри Бойд, крупный мужчина, успевший подхватить часы. Двое других, здоровяк Джим Лоуган и лысеющий Расс Картер, облегченно вздохнули и обменялись взглядами.

– Один из вас – только один – должен отправиться сегодня ночью на старую ферму Берков, – сказал Найлз. – Когда приедете туда, убедитесь, что все спят. Спрячьте эти часы где-нибудь в хозяйственных постройках. Постарайтесь сделать так, чтобы янки или его сопляк не наткнулись на них случайно, но чтобы они быстро нашлись, если поисками займутся представители властей.

Мужчина, державший в руке карманные часы, скептически нахмурился:

– Хорошая идея, босс, вот только как вы повесите это дело на янки? Вы же сами сказали, что только сегодня познакомились с ним. Он даже не знает о часах, не говоря уже о том, что у него не было возможности их спереть.

Найлз самодовольно ухмыльнулся:

– Ошибаешься, Бойд. Когда я столкнулся с янки в городе, я пожал ему руку. Затем повернулся к нему спиной и принялся восхищаться его жеребцом. Видимо, этот подлый ублюдок воспользовался моментом, чтобы обчистить мои карманы.

Мужчины рассмеялись, качая головами, в восторге от изобретательности шефа.

– Завтра к этому времени янки будет в тюрьме, – доверительно сообщил Найлз, блестя глазами. – И, будучи добросердечным человеком, я великодушно соглашусь снять обвинение, если Нортвей согласится убраться из Алабамы. Причем немедленно. – Найлз откинулся в парикмахерском кресле, сцепив ладони на затылке, и хитро улыбнулся. – Ну а поскольку у бедняги нет денег, чтобы покинуть наш округ, а тем более чтобы добраться до Мэриленда, я любезно предложу купить у него жеребца, предоставив ему тем самым необходимые средства.

И снова трое мужчин рассмеялись, одобрительно кивая.

Найлз опустил руки и подался вперед, поочередно взглянув на каждого из своих подручных.

– Я хочу получить ферму Берков и строевой лес. Я хочу, чтобы этот синебрюхий ублюдок убрался из Алабамы раньше, чем он даст Хелен Кортни возможность продержаться еще один год. Я хочу, чтобы жеребец янки стал моим. Я хочу, чтобы этот великолепный конь участвовал в скачках на ежегодной ярмарке округа Болдуин. – Он выдержал паузу и, растянув губы в холодной улыбке, спросил: – Как по-вашему, ребята, мне это удастся?

– Конечно, босс! Что за вопрос? Можете положиться на нас, – хором заверили они его.

Найлз снова откинулся в кресле и сделал знак парикмахеру, терпеливо дожидавшемуся, когда ему позволят продолжить.

– Если через двадцать четыре часа, – сказал он, – этот грязный янки не окажется в тюрьме Спэниш-Форта, одному из вас придется здорово пожалеть об этом.

На следующее утро, в половине десятого, в контору шерифа, размещавшуюся в помещении тюрьмы Спэниш-Форта, ворвался запыхавшийся Найлз Ловлесс, явно чем-то встревоженный.

Брайан Купер, сидевший за заваленным бумагами столом, поднял глаза.

– Доброе утро, Найлз, – сказал он, не потрудившись встать. – Что за спешка?

– Я обещаю вам кучу неприятностей на выборах, если вы не арестуете этого ворюгу-янки, поселившегося у…

– Эй, придержите коней, – остановил его Куп. – Сядьте. Передохните.

– Некогда мне рассиживаться! Янки, которого наняла Хелен Кортни, украл у меня весьма ценные карманные часы! Проклятие, я требую справедливости.

– У вас есть доказательства?

– Доказательства?! Я не расставался с этими часами с того дня, как женился шестнадцать лет назад! Вы видели их. Весь город видел! Янки, очевидно, знал, что я ношу дорогие часы… – Найлз продолжил, рассказав о встрече с Нортвеем и о том, как, восхищаясь жеребцом, он повернулся спиной к янки, который оказался опытным карманником.

Закончив, он ткнул пальцем в Купа:

– Действуйте, шериф! Отправляйтесь на ферму Берков и арестуйте этого наглого ворюгу!

– Ладно, я разберусь с этим, – сказал Куп, возвращаясь к своим бумагам.

– Разберетесь? – недоверчиво переспросил Найлз, побагровев, и грохнул кулаком по столу. – Я хочу, чтобы этот ублюдок сидел в тюрьме!

Куп не повел и ухом. Склонив голову набок, он посмотрел на Найлза и сказал:

– А я думал, вы хотите вернуть часы.

– Да! Разумеется, я хочу вернуть часы, но…

– Я съезжу на ферму Хелен, когда закончу с делами. И поговорю с парнем.

– Что? И это все, что вы намерены делать?

– Пока да.

– Слушайте, закон штата гласит…

– В округе Болдуин закон представляю я, – спокойно перебил его Куп.

Найлз пришел в ярость:

– Вот что, шериф, может, вы и ходили в героях во время войны, но война закончилась. Теперь вы всего лишь служащий, занимающий выборную должность. Я плачу вам жалованье, так что извольте отрабатывать его. Найдите мои часы и арестуйте этого сукина сына янки! – Он круто повернулся и выскочил за дверь.

Шериф Купер остался на месте, невозмутимо глядя ему вслед. Изогнув губы в полуулыбке, он покачал кудрявой головой. Похоже, Найлз Ловлесс никак не поймет, что Куп не намерен плясать под его дудку.

С точки зрения Купа, Найлз – беспринципный трус, уклонившийся от выполнения своего долга перед Югом во время войны. Владелец сотен рабов, Ловлесс был освобожден от воинской повинности и не сражался за Конфедерацию. В то время как все мужчины, способные держать в руках оружие, в возрасте от шестнадцати до шестидесяти отправились на фронт, Найлз Ловлесс оставался на своей плантации, защищенный от вражеских пуль и тягот войны.

Найлз ничего не знал о госпиталях, лагерях для военнопленных и тюрьмах. Не изведал боли, голода и страданий. Не валился с ног от усталости, не коченел от холода, не изнывал от жары. Он никогда не держал на коленях голову умирающего товарища.

Поэтому Найлз Ловлесс никогда не поймет, что бесполезно угрожать солдату, прошедшему через все ужасы кровавой четырехлетней войны.

Шериф Купер испытывал больше уважения к янки, чем к Найлзу Ловлессу. В конце концов, янки сражались за то, во что верили, как и он сам.

Закончив работу с документами, он сложил их в аккуратную стопку и убрал в средний ящик стола. Поднялся и снял с вешалки шляпу.

Куп зашел в платную конюшню, где оставил своего гнедого жеребца, сел в седло и выехал из города, двинувшись на юг, к прибрежной ферме Хелен Кортни.

 

Глава 18

Высыпав очередную порцию золы в старый деревянный ларь, Хелен решила, что пора приступить к варке щелочного мыла. Пожалуй, этим нужно заняться сегодня же, учитывая, что осталось всего два куска.

Каждый день на протяжении нескольких недель Хелен досыпала в ларь золу, а затем заливала ее чистой водой, пока щелок не начинал стекать через проделанные в днище отверстия в керамический кувшин, подставленный снизу.

Убедившись, что в кувшине достаточно щелока, Хелен сходила к поленнице за охапкой дров и развела небольшой костер. Когда огонь разгорелся, она направилась в дом, чтобы принести жир, оставшийся от готовки.

Вернувшись, она увидела Курта. Он шел с поля в сопровождении Чарли, за которым следовал Доминик. Хелен сразу заметила в руке у Курта заржавевший лемех плуга и вздохнула.

– Налетел на камень, – крикнул он, подняв лемех. – Откололся кусочек лезвия.

Чарли обогнал отца и нетерпеливо бросился вперед, к Хелен.

– Что ты делаешь? – спросил он. – Для чего этот костер? А что в том ведре? Ты готовишь обед?

Хелен улыбнулась, глядя на любопытного малыша.

– Нет, варю щелочное мыло. – Она подняла голову и крикнула Курту: – Что вы намерены делать? Поедете в город к кузнецу? И потеряете целый день?

– Нет, думаю, справлюсь сам, – отозвался Курт. – Попробую заточить его, насколько возможно. Это займет не более часа. Чарли, не мешай миссис Кортни.

– Отлично, – одобрила Хелен и добавила: – Он мне не мешает. – Она снова взглянула на мальчика. – Если хочешь, можешь мне помочь, только смотри не обожгись, будь осторожен.

Чарли возбужденно закивал.

– Я буду очень-очень осторожным. – Он посмотрел на Доминика, который терся о его ноги: – Мне сейчас некогда. Нам с Хелен нужно варить мыло!

Кот недовольно заурчал, зажмурился, ткнулся головой в колено мальчика и гордо удалился, помахивая хвостом.

– Доминик рассердился, что я не стал с ним играть, – сказал Чарли со вздохом.

Хелен кивнула, и они принялись за дело. Пока Курт, сидя на крыльце пристройки, энергично точил поврежденный лемех, Хелен и Чарли смешали топленый жир со щелоком и поставили смесь на огонь. Когда она закипела, Хелен добавила щепотку соли, чтобы смесь после охлаждения затвердела.

Они по очереди помешивали кипящую массу, и, хотя сердце Хелен замирало, когда наступала очередь Чарли, она решила молчать. Помнила, как ее любимая бабушка Берк покрикивала на нее и делала замечания, когда Хелен помогала ей по хозяйству, и как это было обидно. Однако вопреки своему благому намерению Хелен то и дело взволнованно восклицала: «Мешай помедленнее, Чарли, а то брызнешь на себя», «Не наклоняйся так низко над котлом», «Дай мне ложку, не то сваришься живьем!».

Кончилось тем, что отчаявшийся мальчик пожал плечами и вручил ей деревянную ложку с длинной ручкой.

– Я уже не маленький, – проворчал он.

Хелен едва удержалась, чтобы не сжать его в объятиях.

– Конечно, – улыбнулась она. – Извини. Наверное, я слишком беспокоюсь.

Чарли склонил голову набок.

– Девочки всегда беспокоятся. Моя мама тоже беспокоилась. Иногда даже плакала. – Помолчав, он добавил: – Моя мама теперь там, на небесах. – Малыш указал пальчиком вверх.

– Я знаю, – мягко отозвалась Хелен и ласково погладила золотистую головку. – Она больше не будет беспокоиться и плакать.

– Капитан тоже так говорит, – кивнул Чарли, переключив внимание на кипящий котел. – Надо помешать мыло, – объявил он.

Хелен согласилась и вручила ему ложку.

Когда мыло почти сварилось, Хелен – хотя ей этого очень не хотелось – позвала Курта на помощь. Ей требовалось корыто с холодной водой. Она могла бы наполнить его сама, но боялась, что, если оставит Чарли наблюдать за кипящей массой, он может обжечься.

Курт отложил лемех и подошел. Он набрал несколько ведер воды, наполнил деревянное корыто и настоял на том, чтобы самому вылить в воду смесь жира и щелока.

– Отойдите, – велел он Хелен и Чарли.

– Будьте осторожны, – предостерегла Хелен.

– Я всегда осторожен, – сообщил Курт и ловко опрокинул кипящее варево в холодную воду. – Что дальше?

– Теперь нужно накрыть корыто простыней и…

– Кто-то едет! – воскликнул Чарли, повернувшись на стук копыт. – Джолли! Это, наверное, Джолли!

Хелен и Курт прищурились, вглядываясь в приближающегося всадника.

– Это не Джолли, – сказал Курт.

– Да, – согласилась Хелен, вначале узнав гнедого мерина, а затем и его рыжеволосого седока. – Это шериф округа Болдуин. Интересно, что ему понадобилось…

Хелен охватило тягостное предчувствие. Вряд ли это светский визит. Слишком рано. И потом, будь это так, Куп приехал бы вместе с Эммой. Но шериф был один. На его груди поблескивала приколотая к рубашке серебряная звезда. Из кожаной портупеи, висевшей на ремне, торчала рукоятка «кольта». Широкополая шляпа была низко надвинута на глаза.

Что-то случилось.

– Чарли, – встревоженно сказала Хелен, – отнеси, пожалуйста, в дом миску из-под жира.

Чарли, однако, не спешил уходить. Ему хотелось получше рассмотреть вооруженного мужчину. Курт мягко подтолкнул сына:

– Ты слышал, что сказала миссис Кортни? Иди в дом.

Обиженно выпятив нижнюю губу, Чарли взял миску и побрел к пристройке. Хелен бросила короткий взгляд на Курта. Он не смотрел на нее и не сделал попытки уйти. Даже если он догадывался о причине визита шерифа, то виду не подал.

– Куп! – крикнула она, изобразив дружескую улыбку, и, подхватив юбки, поспешила навстречу всаднику.

Шериф соскочил с лошади, бросил поводья на землю и сдернул с головы шляпу. Повесив ее на луку седла, он несколькими широкими шагами преодолел расстояние между ним и Хелен и протянул руку. Хелен взяла ее обеими руками и тепло пожала.

– Я всегда рада видеть тебя, Куп, но… в чем дело? Что-нибудь случилось?

– Да нет. Все нормально. Просто мне нужно поговорить с твоим…

Он перевел взгляд на Курта и замолк, удивленно приоткрыв рот. Курт уставился на шерифа с не меньшим изумлением.

– Не могу поверить! – воскликнул Куп. Он ткнул длинным пальцем в Курта. – Будь я проклят, если это не добросердечный капитан-янки, с которым я имел несчастье повстречаться во время сражения при Чаттануге! Капитан Нортвей, я узнал бы эти зеленые глаза из тысячи!

Широко улыбаясь, Курт шагнул вперед и протянул руку:

– Раненый майор-мятежник! Все-таки выкарабкались, Купер? Я часто гадал, удалось ли вам это.

Куп кивнул:

– Благодаря вам! Рад, что вам тоже удалось выжить в этой бойне.

– Вы выглядите намного лучше, чем когда мы виделись в последний раз.

– Вы тоже! – заявил Куп.

Мужчины рассмеялись.

Ошеломленная, Хелен безмолвно наблюдала за ними. Наконец шериф повернулся к ней:

– Поистине мир тесен, Хелен. Этот парень спас мне жизнь во время войны.

– Ну, это слишком сильно сказано, – скромно заметил Курт.

– Вы должны рассказать мне об этом, – сказала Хелен, переводя взгляд с одного мужчины на другого. Она была заинтригована. Ее старый друг Куп знает Нортвея? Невероятно. – Пойдемте на заднее крыльцо. Я сварю свежий кофе и соберу чего-нибудь поесть. Ты останешься на обед, Куп?

– Конечно, Хелен, спасибо, – отозвался шериф. – Признаться, я здорово проголодался.

 

Глава 19

Сидя за столом на заднем крыльце, мужчины пили горячий черный кофе, ели ветчину с картофельным салатом и вспоминали о судьбоносном событии, которое свело их вместе. Хелен и Чарли зачарованно слушали рассказ шерифа Купера о событиях холодного ноябрьского дня 1863 года, когда его подразделение столкнулось с отрядом союзных войск под командованием капитана Куртиса Нортвея.

– Это была «битва над облаками», – сказал Куп, повествуя о яростном сражении, развернувшемся на вершине горы неподалеку от Чаттануги в штате Теннесси. В густом тумане, окутавшем крутые склоны, трудно было отличить друга от врага. – Расскажите, капитан Нортвей, – обратился он к Курту. – Расскажите, что произошло в тот день, когда мы встретились.

Курт выглядел смущенным. Он даже покраснел, что было видно, несмотря на темный загар. Хелен глазам своим не верила. Она ни разу не видела, чтобы янки испытывал неловкость, и была тронута до глубины души.

Глядя в свою чашку, Курт негромко заговорил:

– Мы получили приказ выбить конфедератов с их позиций у подножия Мишенери-Ридж. – Он поднял глаза, медленно водя пальцем по краю чашки. – И попали под мощный огонь главных вражеских укреплений, расположенных выше.

– Где находился я, – вставил Куп.

– Хотя приказа наступать не было, по какой-то причине мы все в едином порыве пошли в атаку и отбили у мятежников высоту. – Он пожал плечами. – Вот, собственно, и все.

– Не совсем, – возразил Куп, переводя взгляд с Хелен на Чарли. – Наш фланг был смят, и мы были вынуждены отступить. В схватке меня задело, и я отстал от своих. Капитан нашел меня.

Курт покачал головой.

– Майор Купер был тяжело ранен, когда я на него наткнулся. Он лежал, прислонившись к поваленному дереву, пытаясь наложить жгут на рану. Потерял много крови. Признаться, я не рассчитывал, что он протянет еще хотя бы час.

– И я бы умер, если бы он не доставил меня в союзный госпиталь, расположенный в долине.

– Выходит, он действительно спас тебе жизнь, – взволнованно произнесла Хелен.

– Да, – кивнул Куп, – хотя сам тоже был ранен. – Он бросил быстрый взгляд на Курта. – Насколько я помню, ваш синий мундир на спине пропитался кровью. Что это было? Пуля? Осколок снаряда?

– Небольшой порез от сабли мятежника, – сказал Курт и быстро сменил тему.

Перед мысленным взором Хелен мелькнула его голая спина и шрам, спускавшийся от поясницы за пояс брюк. Небольшой порез? Судя по рубцу, это должна была быть почти что смертельная рана.

Она взглянула на Курта из-под полуопущенных ресниц, и он предстал перед ней в новом свете. Истекая кровью, янки нашел в себе силы спасти жизнь майору-конфедерату. Это был поистине благородный поступок.

Разговор перешел с прошлого на будущее. Куп с искренним интересом расспрашивал Нортвея о его планах. Курт сказал, что останется в Алабаме до сбора урожая.

– А потом? – поинтересовался Куп.

Курт рассказал о коневодческом хозяйстве в Мэриленде, где он работал до войны, и о том, что со временем у него будет своя ферма для разведения породистых лошадей.

– Звучит заманчиво, – заметил Куп. – Похоже, вам не терпится вернуться домой.

– Да, – сказал Курт. – Надеюсь, вы когда-нибудь навестите меня.

– Вполне возможно, – улыбнулся Куп.

Когда с едой было покончено, Чарли первый выскочил из-за стола. Попросив у отца разрешения, скатился со ступенек и стал звать Доминика, готовый загладить вину перед котом.

– Пожалуй, мне пора, – сказал Куп, отодвигая стул.

Хелен и Курт проводили шерифа до задних ворот, где его гнедой мерин щипал траву.

– А теперь, Куп, скажи правду, – проговорила Хелен, остановившись. – Ведь ты неспроста приехал?

Куп поморщился, подкинул кончиком сапога небольшой камушек и протяжно вздохнул. Затем повернулся к Курту и посмотрел на него в упор.

– Найлз Ловлесс, один из наших наиболее горластых граждан, обвинил вас в краже весьма ценных карманных часов, золотых, с бриллиантами.

Курт ничего не сказал.

– Что за чушь! Гнусная злобная ложь! – воскликнула Хелен, сверкнув глазами. – Они никогда не встречались. – Она повернулась к Курту: – Ведь так?

– К сожалению, встречались, – признался тот. – Вчера, когда я был в городе, Ловлесс вышел из своей конторы, представился и предложил продать ему Рейдера.

– Кто-нибудь присутствовал при этом? – спросил Куп. – Или только вы двое?

– С ним была миссис Ясмин Парнелл, – сказал Курт. – Она как раз выходила из его конторы, когда я собирался покинуть город. Ловлесс прощался с ней, увидел меня и подошел, чтобы выразить восхищение моим жеребцом. Это единственный случай, когда я виделся с Ловлессом. Поговорите с миссис Парнелл. Она подтвердит, что у меня не было возможности украсть у него часы. Я даже не подозревал об их существовании. – Курт пожал плечами. – В любом случае, шериф, вы имеете полное право обыскать…

– В этом нет необходимости, – перебил его Куп, потянувшись за своей шляпой, и мрачно продолжил: – Полагаю, Хелен рассказала вам, что Ловлесс готов на все, лишь бы наложить лапы на ее ферму. – Курт кивнул. – Вы для него как гвоздь в седле, капитан. До вашего появления он был уверен, что Хелен не сможет продержаться еще один сезон.

– И он решил обвинить меня в краже, чтобы избавиться от моей персоны? – поинтересовался Курт.

– Таков Ловлесс: беспринципный, жадный, готовый на все, только бы добиться своей цели. – Куп положил руку на спину мерина и невесело усмехнулся. – При этом он один из наиболее уважаемых граждан Спэниш-Форта. – Шериф вздохнул, покачал головой и вскочил в седло. – Как там в Библии сказано? Порочные процветают? Ловлесс процветает, можете мне поверить. Рад был встретиться с вами, Нортвей. Хелен, спасибо за угощение.

Курт и Хелен проводили его взглядами. Когда он свернул в тенистую аллею и исчез, Курт повернулся к Хелен:

– Миссис Кортни!

– Да? – Она взглянула на него.

– Вы не хотите задать мне вопрос?

– О чем?

– Ну, не крал ли я карманных часов Ловлесса.

– Нет, – сказала она, порывисто коснувшись его руки, и почувствовала, как тугие мускулы напряглись под ее пальцами. – Мне незачем спрашивать. Я знаю, что вы этого не делали.

Часы на башне методистской церкви пробили четыре, когда шериф Брайан Купер вернулся в Спэниш-Форт. Войдя в свою контору, он снял шляпу, повесил ее на вбитый в стену крюк и пригладил рыжую шевелюру.

Гадая, сколько Найлзу понадобится времени, чтобы примчаться в его контору, шериф пересек небольшое помещение, обошел вокруг стола и рухнул в кресло. Откинувшись назад, он не глядя потянул за тесемку, свисавшую из нагрудного кармана, и вытащил белый полотняный мешочек с табаком. Затем извлек из пачки, лежавшей в том же кармане, листок папиросной бумаги, насыпал в него немного табака из мешочка, затянул тесемку зубами и убрал мешочек в карман.

Когда сигарета была готова, Куп сунул ее в рот и, чиркнув спичкой, прикурил. Глубоко затянувшись, он с удовлетворенным вздохом откинулся в кресле и водрузил на стол обутые в сапоги ноги.

Не успел он затянуться второй раз, как в дверях появился Найлз Ловлесс.

– Где он? – спросил Найлз, бросив хмурый взгляд в сторону двух тюремных камер в конце короткого коридора. – Где янки? В камере?

– Нет.

– Нет? Какого черта! Вы что, не арестовали его? Этот ублюдок украл мои часы! – взорвался Найлз, не привыкший, чтобы ему перечили.

Куп медленно опустил ноги на пол, но остался сидеть, только перекинул сигарету в уголок рта, позволив ей свободно болтаться.

– Похоже, вы указали не на того человека. Я знаю Нортвея. Он не вор. И не собираюсь сажать его под замок. – Куп прищурился от сигаретного дыма и тихо добавил, глядя в упор на Ловлесса: – Неплохая попытка, Найлз, но ничего не выйдет. Тюрьма не для невинных людей.

– Невинных? Вы смеете называть этого вороватого янки невинным?

– Дело закрыто, – твердо заявил Куп. – А теперь будьте любезны покинуть помещение, пока я не арестовал вас за клевету.

Найлз злобно уставился на упрямого шерифа, чересчур приверженного букве закона.

– А золотые часы с бриллиантами? – процедил он. – Как насчет моих часов? Тех, чтобы были украдены?

– Вы зря тратите время, свое и мое, Ловлесс, – сказал Куп, поднимаясь на ноги. – Я в курсе ваших делишек.

– Что… каких еще делишек? На что вы намекаете? – Найлз побагровел и, брызгая слюной, рявкнул: – Проклятие, как, по-вашему, я верну свои часы?

Куп приподнял бровь.

– Пусть тот холуй, который подкинул часы янки, принесет их назад.

– Чтоб ты сгорел в адском пламени! – выругался Найлз и, круто повернувшись, выскочил за дверь.

Куп только хмыкнул, глядя ему вслед.

 

Глава 20

Поздняя весна плавно перешла в лето, дни стали длиннее. С каждым июньским утром солнце вставало чуть раньше, оставалось на небе чуть дольше и светило чуть ярче.

Долгие погожие дни устраивали Хелен как нельзя лучше. Можно было сделать больше работы, вспахать больше земли, посадить больше кукурузы, сахарного тростника и пшеницы.

На ее ферме не было хлопковых полей. С тех пор как Уилл ушел на войну, некому было возделывать и собирать хлопок. А после введения грабительского федерального налога в пятнадцать долларов с каждой кипы производство хлопка в небольших объемах стало просто невыгодным.

Жизнь сделала Хелен практичной. Она предпочитала выращивать только те культуры, которые могли бы принести наибольшую прибыль или украсить ее стол в обеденное время. Теперь, когда Нортвей взял на себя заботу об урожае, у нее появилось время ухаживать за овощами в огороде и собирать фрукты в саду.

В это прекрасное июньское утро Хелен находилась в саду, собирая золотистые персики. Она испытывала необычайный душевный подъем. День был так прекрасен, что захватывало дух, теплые лучи солнца ласкали лицо. Снова хотелось жить. После долгих лет, отравленных постоянным страхом, она чувствовала себя в безопасности.

Со стороны заднего двора, где Джолли раскачивал Чарли на качелях под старым дубом, доносились крики, визг и смех. А если бы она повернула голову и напрягла зрение, то разглядела бы Курта Нортвея. Одетый по ее настоянию в рубашку, он умело направлял старого глухого Дьюка, оставляя позади ровные борозды вспаханной земли.

Хелен начала тихо напевать.

Пожалуй, надо испечь на ужин пирог. Джолли обожает персиковый пирог, скорей всего Курту и Чарли он тоже понравится. Пока пирог будет печься, она погладит рубашки Чарли. А потом можно взбить свежее масло. Ну а во второй половине дня раскроить ткань, которую привезла ей в подарок Эмма.

Щедрая Эм сделала вид, будто купила материал себе, а потом передумала шить из него платье. Хелен видела ее насквозь, но подыграла лучшей подруге, когда та сунула ей отрез и, притворно хмурясь, заявила:

– Эта ткань мне совершенно не к лицу. Не понимаю, зачем я ее купила. Но не пропадать же добру. Возьми, Хелен, сшей себе платье для окружной ярмарки. Этот цвет идеально подходит к твоим глазам.

Хелен решила, что сошьет себе новое платье из небесно-голубого пике, но не для того, чтобы надеть его на ежегодную ярмарку округа Болдуин. Она вообще не собиралась туда идти.

Ярмарка, первая после беззаботных довоенных лет, открывалась завтра, знаменуя собой важное событие для всех жителей Спэниш-Форта и его окрестностей. Последняя, состоявшаяся в далеком 1860 году, оставила у Хелен самые светлые воспоминания. Они с Уиллом, еще не будучи женаты, вместе отправились на ярмарку и оставались там до самого конца.

Хелен перестала напевать и опустила корзинку, в которую складывала персики.

В тот день на ней было желтое платье с низким вырезом и короткими пышными рукавами, отделанными изящным белым кружевом. Весь долгий июньский день они держались за руки, прогуливаясь среди украшенных флагами киосков. Когда во время скачек Хелен пожаловалась, что ничего не видит из-за спин людей, столпившихся вокруг трека, Уилл потряс и восхитил ее тем, что без лишних слов поднял и посадил на свое сильное плечо.

Хелен печально улыбнулась.

Словно это было вчера, она помнила волнующее прикосновение сильной руки Уилла, придерживавшей ее прикрытые желтой юбкой колени. Смеясь, она вцепилась в его густые белокурые волосы, глядя на породистых рысаков, проносившихся по овальному треку под возбужденные крики толпы.

Хелен перестала улыбаться и нахмурилась. В тот день гонки выиграл один из чистокровных жеребцов Найлза Ловлесса. Наверняка в этом году произойдет то же самое. Найлз снова возьмет первый приз. Как будто ему нужна эта сотня долларов! Впрочем, что ей за дело? Все равно ее там не будет.

Во второй половине дня на ферму прибыла Эмма Элликот, в белом муслиновом платье с узором из зеленых веточек и розовых цветов, украшавшим лиф и широкий подол. Темные блестящие локоны были стянуты на макушке инкрустированной жемчугом заколкой. Она выглядела совсем юной и была очаровательна.

Заметив Джолли и Чарли, устроившихся на передней веранде, она бросилась к ним. Чмокнув старика в мясистую щеку, наклонилась к Чарли:

– Как поживаешь, Чарли? Похоже, вы с Джолли неплохо проводите время.

– Угу, – отозвался мальчик, хихикнув, когда Эм пощекотала ему животик.

– Мы ведь с тобой друзья, правда?

– Да, – кивнул Чарли и поинтересовался: – А вы знаете капитана?

– Нет пока, но хотела бы познакомиться. Он здесь?

– В поле, – сообщил мальчик. – Работает весь день.

– Вот как? Тогда мне… – Эм вскинула глаза и замолкла, увидев вышедшую на крыльцо Хелен. – Я приехала помочь тебе с шитьем, – объявила она, обняв подругу. – Хочу убедиться, что новое платье будет готово к завтрашней…

Слова замерли у нее на губах, когда Хелен быстро покачала головой, бросив на нее предостерегающий взгляд. Только когда подруги уединились в спальне Хелен и расположились на полу, раскладывая выкройку на голубой ткани, Эм поинтересовалась, почему нельзя упоминать о ярмарке в присутствии Чарли Нортвея.

– Потому что он туда не пойдет, – сказала Хелен.

Эм скорчила гримаску.

– Видимо, это означает, что ты тоже не пойдешь.

– Даже табун диких лошадей не затащит меня на эту ярмарку.

– Хелен Берк Кортни, ты обещала мне пойти на ярмарку!

– Это было два месяца назад. До…

– До появления янки?

– Да.

Эм шумно выдохнула, не скрывая раздражения.

– Пора прекратить эту глупость.

– Какую глупость?

– Прятаться от всех из-за янки, – заявила Эмма. – Ты не сделала ничего плохого. Пойдем на ярмарку. Мы с Купом не отойдем от тебя ни на шаг. И все будет хорошо, вот увидишь.

– Возможно, – признала Хелен, разрезая материал. – Но меня совершенно не интересует эта ярмарка.

– Напрасно! – возмутилась Эм. – Пора бы тебе начать интересоваться тем, что происходит вокруг. И не прячь глаза, когда я с тобой разговариваю!

Вздохнув, Хелен посмотрела на подругу.

Эм нежно улыбнулась.

– Хелен… война закончилась, Уилл не вернется. Он погиб. Его больше нет.

Хелен упрямо покачала головой:

– Не говори так…

– Буду говорить! Он погиб. Пора взглянуть правде в глаза. Но жизнь продолжается.

Хелен устало вздохнула:

– Я и живу.

– Нет. Ты дышишь, ешь, спишь, но не живешь. О, Хелен, неужели ты не понимаешь? Я не могу на это спокойно смотреть.

Хелен улыбнулась, глядя на удрученное лицо своей лучшей подруги.

– Ты хочешь сказать, что если я не пойду завтра на ярмарку, то загублю свою жизнь?

– Нет, конечно. Я вовсе не это имела в виду, и тебе это отлично известно. – Эм улыбнулась. – Просто подумай о том, что я сказала, хорошо? И давай закончим платье на тот случай, если ты вдруг передумаешь.

Они провели всю вторую половину дня за работой. Когда Эм наконец объявила, что должна ехать, голубое пикейное платье было почти готово, оставалось только подшить подол. Поблагодарив подругу за помощь, Хелен проводила ее до экипажа Элликотов, стоявшего у амбара.

Увидев появившегося из-за угла Курта, она нахмурилась. Почему он не в поле? До захода солнца еще добрых два часа.

Эм тоже увидела Курта.

– Твой янки? – шепнула она. – Представь нас.

– Ради Бога, Эм.

– Делай, что тебе говорят, – прошипела Эм.

У Хелен не оставалось выбора. Она окликнула Курта. Он подошел ближе.

– Капитан Нортвей, я хотела бы познакомить вас со своей близкой подругой, мисс Эммой Элликот. Мисс Элликот обручена с шерифом Купером. – Она повернулась к Эмме: – Эм, это капитан Куртис Нортвей. Они с Купом встречались во время войны.

– Мисс Элликот. – Курт тепло пожал протянутую руку Эм. – Купу крупно повезло. Приятно познакомиться.

– Мне тоже, – улыбнулась Эм. – Я только что говорила Хелен, что вы оба должны прийти завтра на ежегодную ярмарку округа Болдуин. Мы с Купом тоже будем там и могли бы неплохо провести время вместе…

– Эм, капитану это неинтересно, – перебила Хелен, сердито взглянув на подругу, затем перевела предостерегающий взгляд на Курта. – Правда, капитан?

– У нас здесь полно работы, – сказал он.

– Никогда не поверю, что вы не можете выкроить денек отдыха, – настаивала Эмма, но Хелен, подхватив ее под локоть, решительно повлекла к экипажу.

– До свидания, Эм. – Хелен втолкнула ее внутрь. – Передай мои наилучшие пожелания своим родным.

– Непременно, – заверила ее Эмма, высунув голову в окно. – Капитан, Хелен рассказала вам о скачках, которые устраиваются на ярмарке? Будут участвовать чистокровные рысаки. Приз, правда, небольшой – всего сто долларов, но, я слышала, делаются большие ставки. Мужчины просто помешаны на скачках. Если же вас не интересуют лошади, там будет много вкусной еды, а вечером состоятся танцы…

Экипаж покатил прочь, и Эм, помахав рукой на прощание, скрылась внутри.

Когда наконец черная карета Элликотов свернула в обсаженную деревьями аллею, Хелен повернулась к Курту.

– В чем дело? – спросила она. – Почему вы вернулись так рано? Что-нибудь случилось? – Это было скорее утверждение, чем вопрос.

Курт помрачнел.

– Старый Дьюк умер.

Глаза Хелен наполнились слезами.

– Не может быть!

– Мне очень жаль.

Хелен печально покачала головой:

– Это моя вина. Я загоняла его до смерти. Он был слишком стар, чтобы…

– Лошади похожи на людей, мэм, – мягко перебил ее Курт. – Они не любят, когда их считают старыми и бесполезными. Они предпочитают оставаться нужными до самого конца. Как ваш старый конь, Дьюк.

Хелен смахнула с ресниц слезы.

– Вы и вправду так думаете?

– Да. А теперь возвращайтесь в дом, а я позабочусь о Дьюке.

Вздохнув, Хелен кивнула.

– Мать Дьюка похоронена там, где начинается лес. – Она указала на северо-восток. – Место отмечено деревянным колышком, но все заросло бурьяном…

– Я найду, – сказал Курт.

– Джолли здесь, – сообщила Хелен. – Не хотите, чтобы он помог?

– Нет. Я позаимствую его серого мерина, чтобы вытащить Дьюка с поля, и похороню его рядом с матерью. А Джолли пусть займет чем-нибудь Чарли. Я предпочел бы избавить мальчика от этого зрелища.

– Понимаю, – сказала Хелен, впервые согласившись с Куртом.

 

Глава 21

Но не прошло и двух часов, как они полностью разошлись во мнениях.

Солнце садилось по ту сторону залива, и они только что закончили ужинать. Чарли и Джолли уже удалились на переднюю веранду, чтобы посидеть в старом кресле-качалке с плетеным сиденьем, наблюдая за редкими судами, скользившими по воде.

Хелен, собиравшая со стола грязную посуду, посмотрела на Курта:

– Капитан, пока вы будете пахать утром, я могла бы… – Она замолкла, озадаченная странным выражением его лица. Курт покачал головой. – В чем дело?

Он подался вперед, облокотившись о стол и подперев подбородок рукой.

– Вы упустили из виду одну вещь: старый Дьюк теперь покоится в могиле.

– Ничего я не упустила.

– Как же, по-вашему, я могу пахать без лошади?

– Ну, поскольку Дьюк умер, вам придется запрячь Рейдера, – рассудительно заметила она.

Курт резко выпрямился. Отодвинув стул, он так стремительно вскочил на ноги, что Хелен от неожиданности выронила посуду, с громким дребезжанием стукнувшуюся о стол, и изумленно уставилась на Курта. В глубине его зеленых глаз сверкали опасные огоньки, на загорелой шее напряглись жилы.

– Рейдер – чистокровный конь.

– Я знаю.

– Никто не пашет на чистокровках, мэм.

– Разве? Ну, не думаю, что Рейдеру повредит, если он немного поработает, – сказала Хелен, повернувшись к нему спиной.

Курт схватил ее за руку и повернул лицом к себе.

– Рейдер не будет таскать плуг.

Хелен вырвала руку.

– Вот что, капитан. Пахота должна быть закончена. И Рейдер это сделает.

– Нет, – упрямо возразил Курт.

– Сделает, если вы рассчитываете получить деньги осенью! – предупредила его Хелен.

– Скорее я впрягусь в плуг сам, нежели запрягу Рейдера, – твердо сказал Курт.

– Но это несерьезно! – резко бросила она.

– Абсолютно серьезно, – заявил он.

Атмосфера накалялась. Курт впервые потерял самообладание. Хелен испытывала страх и в то же время возбуждение.

Глядя ему в глаза, гневно сверкавшие на смуглом от загара лице, она ощутила исходившую от него опасность. Высокая гибкая фигура Курта была напряжена до предела, и, казалось, достаточно одного неосторожного слова, чтобы эта тщательно обуздываемая сила вырвалась на волю.

Странно, но Хелен хотелось, чтобы он взорвался. Она испытывала почти неодолимое желание посмотреть, что будет, когда вся эта пугающая мощь высвободится. И гадала, что он сделает, если она зайдет достаточно далеко.

Она знала, что поступает безрассудно, но не могла сдержаться. Подступив к нему вплотную, Хелен выпалила:

– Либо вы запряжете своего избалованного жеребца в плуг и будете пахать, либо…

– Что?

– Либо… упакуете свои вещички и уберетесь с моей фермы!

Она напряглась в ожидании взрыва.

Его не последовало.

Красивое лицо Курта менялось прямо у нее на глазах. Сердитая гримаса исчезла, и внезапно Хелен увидела в нем одинокого, уязвимого мальчика, каким он был когда-то. Сердце ее болезненно сжалось.

– Прекрасно. Дайте мне двадцать четыре часа, – спокойно сказал он и зашагал прочь.

Хелен в ужасе застыла.

Она была потрясена. Не могла поверить в случившееся и сожалела о сказанном. Сдуру она велела ему убираться с ее фермы, и он поймал ее на слове. Зачем вообще она затеяла этот дурацкий разговор? Как ее угораздило поставить ему такое безумное условие? Она не оставила ему выбора! Никогда в жизни Курт не согласился бы использовать своего обожаемого скакуна в качестве тягловой лошади, и она прекрасно это знала.

Он действительно собирается уехать. Уехать и оставить ее с незасеянными полями и несжатым урожаем.

Хелен охватила паника.

Нужно остановить его, пока не поздно. Она не может допустить, чтобы он уехал.

– Капитан, постойте! – крикнула она, сбежав с крыльца вслед за ним.

Курт, успевший добраться до задних ворот, остановился, но не обернулся. Хелен поспешила к нему. Поравнявшись с ним, она схватила его за локоть. Хотела извиниться, сказать, что готова взять свои слова обратно.

Хелен судорожно сглотнула, прежде чем заговорить, но Курт, устремив на нее бесстрастный взгляд, спросил:

– Вы не присмотрите за моим сыном завтра?

– За вашим сыном… Но почему?

– Меня не будет весь день, – холодно ответил он, – у меня важное дело в городе.

И тут Хелен поняла, что он решил участвовать в скачках на окружной ярмарке и выиграть приз в сто долларов. С деньгами в кармане он сможет забрать Чарли и отправиться в Мэриленд.

Хелен лихорадочно размышляла. Любой ценой надо отговорить его от участия в скачках. Без денег Курт не сможет уехать.

– Капитан, если вы намерены уехать в город, чтобы принять участие в завтрашних скачках, забудьте об этом. – Она прерывисто вздохнула и убрала руку с его локтя. – Я не собираюсь присматривать за Чарли, пока вы будете развлекаться на ярмарке.

Курт пожал плечами:

– Тогда ему придется отправиться со мной.

– Нет! Вы не можете так поступить с ребенком! Вам хорошо известно, что люди в городе могут запретить своим детям общаться с сыном капитана-янки! Только представьте, как он будет страдать! Я не допущу этого! Вы не поедете на ярмарку!

– Ошибаетесь, – бесстрастно отозвался он. – Я поеду.

В отчаянии, уверенная, что если Курт получит призовые деньги, то непременно покинет ее, Хелен сделала еще одну попытку отговорить его:

– Я не позволю вам. Как ваша хозяйка.

– Не позволите? Я вдвое больше вас, мэм, – произнес он с легкой иронией в голосе и шагнул ближе, нависнув над ней.

Хелен пришлось запрокинуть голову, чтобы смотреть ему в лицо.

– Вы правы, капитан. Но к счастью, я могу кое-что вам противопоставить.

– Вот как? Что же именно? Покажите!

– Охотно!

Хелен сунула руку в карман своей рабочей юбки, забыв, что вскоре после того, как Курт и Чарли поселились на ферме, она перестала носить револьвер. Теперь он хранился в верхнем ящике секретера.

Курт, видимо, это знал. Наверняка! Он обнимал ее в то утро, когда они скакали на Рейдере, и понял, что она больше не носит оружие.

Хелен беспомощно пригрозила:

– У меня есть револьвер. Заряженный!

– Знаю.

– Если вы сомневаетесь…

– Нисколько.

– В таком случае я…

– Вы же не станете стрелять в меня, правда? – Взгляд Курта слегка потеплел. Он коснулся золотистой пряди, лежавшей на ее разрумянившейся щеке, и тихо произнес: – Никогда не цельтесь, если не собираетесь убивать.

– Не беспокойтесь! – Она в сердцах шлепнула его по руке. – Уж если я прицелюсь в вас, то непременно убью!

– Что ж, честное предупреждение, – сказал он и, ослепительно улыбнувшись, мягко добавил: – Тем более что убийство – единственный способ удержать меня от участия в скачках на завтрашней ярмарке.

 

Глава 22

Курт отправился на ярмарку. Чарли остался дома с Хелен. В полной уверенности, что никакие разногласия между ним и Хелен не повлияют на ее обращение с Чарли, Курт спокойно доверил ей сына.

Малыш ничего не знал о ежегодной ярмарке округа Болдуин. Взрослые старались не упоминать о ней в его присутствии. Хелен, Курт и Джолли были едины во мнении, что вести ребенка на ярмарку слишком рискованно.

Это было настоящим позором для города.

В других обстоятельствах Чарли получил бы бездну удовольствия. На ярмарке всегда было много детей, проводивших там весь долгий праздничный день. За последние несколько недель Чарли так сильно изменился, что ничем не отличался от других мальчишек его возраста. Не считая того факта, что этим мальчишкам не разрешили бы играть с сыном ненавистного янки.

Курт выскользнул из постели еще до восхода солнца. Сидя на краешке матраса, он прошелся пятерней по волосам и оглянулся через плечо на сына. Чарли спал сном праведника, лежа на животе, раскинув ручонки и зарывшись лицом в подушку.

Улыбнувшись, Курт осторожно прикрыл простыней плечи сына и ласково пригладил золотистый хохолок на макушке.

Затем быстро встал, побрился, оделся и направился в загон. Скормив Рейдеру торбу овса, Курт прошелся щеткой по его гладкой блестящей шкуре, проверил, нет ли на ней ссадин, и внимательно обследовал все четыре копыта на наличие колючек или мелких камней. Все это время он разговаривал с жеребцом, объясняя, что их обычная утренняя скачка откладывается на более позднее время.

Убедившись, что Рейдер пребывает в добром здравии, Курт оседлал его, но не стал затягивать подпругу и, едва восточный край неба порозовел, вывел жеребца из загона.

Хелен тоже не спала. Она провела долгую бессонную ночь, тревожась и гадая, чем все это кончится. Наконец, не выспавшись и зевая, она поднялась с постели – как раз вовремя, чтобы увидеть, как Курт уезжает.

Одетая в одну лишь ночную рубашку, она наблюдала за ним из кухонного окна. Затем поспешила к высоким окнам в столовой, следя взглядом за мужчиной и лошадью, пока они двигались вдоль дома. Потом незаметно выскользнула наружу.

Придерживая подол длинной белой рубашки, она стояла босиком на веранде, глядя на Курта Нортвея, двигавшегося с неторопливой грацией. Ей вдруг пришло в голову, что он, наверное, так же плавно и грациозно танцует. Что ж, этого она никогда не узнает.

Ее зоркий женский глаз отметил, что загорелое лицо Курта гладко выбрито, черные волосы аккуратно причесаны. Свежевыстиранная белая рубашка и темно-синие брюки ладно сидели на его стройной фигуре. Придирчиво оглядев его, словно заботливая мать ребенка, Хелен осталась довольна.

Но тут же подумала, что, как бы он ни выглядел, все будут от него шарахаться, потому что он янки. Да она сама ни за что не пустила бы его на ферму, если бы жизнь не заставила.

Добравшись до обсаженной деревьями аллеи, мужчина и лошадь остановились. Курт медленно повернулся и посмотрел на дом. Хелен ахнула и отпрянула назад, когда он поднял руку и помахал. Неужели он знал, что она наблюдает за ним?

Испытывая стыд, вину и досаду одновременно, она кинулась в дом, сожалея, что вышла на веранду и что он заметил ее. Ей так хотелось, чтобы все было по-другому. Чтобы они с Чарли могли отправиться вместе с Куртом на ярмарку. Как славно было бы прогуливаться втроем между киосками, покупая безделушки, выигрывая призы, лакомясь маринованными креветками, веселясь и развлекаясь, как все остальные мужчины, женщины и дети.

Ей хотелось, чтобы Чарли увидел, как его отец выиграет скачки. Хотелось, чтобы они были там и, перегнувшись через поручень, восторженными криками приветствовали Рейдера, когда тот пересечет финишную линию.

Хотелось, чтобы причина, которая подвигла Курта на участие в скачках, была другой и не давала ему возможности уехать.

Хелен закрыла глаза и прикусила дрожащую губу, загадав свое последнее желание.

Всем сердцем, всей душой она желала, чтобы могучий Рейдер проиграл скачки.

Миновав обсаженную деревьями аллею, Курт повернул на север, к Спэниш-Форту.

Он так и не сел в седло, не собираясь гнать жеребца восемь миль до города, и теперь неторопливо шагал рядом с ним. Не важно, если он утомится к началу скачек. Главное, чтобы Рейдер не устал.

Прошлым вечером они с Джолли обсудили предстоящие скачки и разработали четкий план действий. Джолли будет ждать его на подходе к городу и возьмет на себя заботу о Рейдере. В городской конюшне не откажутся обслужить Джолли Граббса, а вот Курту могут дать от ворот поворот. Поэтому на Джолли возлагалась обязанность проследить, чтобы жеребец был накормлен, напоен и хорошо отдохнул перед скачками.

Хелен ждала до восьми утра.

Солнце уже высоко сияло на небе, когда она направилась к пристройке будить Чарли. Сознавая, что сегодня, возможно, последний день, который мальчик проводит на ферме, Хелен решила, что будет держать свои тревоги при себе и постарается сделать этот день счастливым для них обоих.

Осторожно постучав в дверь и окликнув Чарли, она вошла внутрь, на цыпочках приблизилась к постели и улыбнулась при виде спящего малыша, лежавшего на животе в обнимку с подушкой.

Ее взгляд задержался на ангельском личике ребенка, затем переместился на пустую подушку рядом. На белоснежной, отделанной кружевом наволочке виднелась глубокая вмятина, оставленная головой Курта. Импульсивно Хелен схватила подушку, поднесла к лицу и вдохнула чистый особый запах мужчины, чья темноволосая голова еще недавно покоилась на ней.

Прижимая к себе подушку, она смотрела на пустое место на мягкой пуховой постели, пытаясь представить себе Курта Нортвея. Как он спит: на спине или животе? Кладет ли руки под голову или раскидывает по сторонам? Спит спокойно, как его очаровательный сын? Или ворочается в постели? Спит в ночной рубашке до колен, такой же, как у Чарли? Или в белом нижнем белье? И как выглядит его смуглый торс с широкими плечами, развитой мускулатурой и стройной талией на фоне белоснежных простыней?

По спине побежали мурашки, и Хелен поспешно положила подушку на место.

– Чарли, – снова окликнула она ребенка. – Чарли, пора завтракать. – Она опустилась на колени.

Белокурая головка приподнялась. Чарли повернулся на бок, улыбнулся ей, затем перевернулся на спину и сел на постели, опираясь на вытянутые руки.

– Капитан уже ушел? – Его предупредили, что у отца важное дело в Спэниш-Форте и его не будет весь день.

Хелен кивнула:

– Рано утром.

Чарли свесил ножки с постели, соскользнул на пол и выпрямился перед стоявшей на коленях Хелен, прислонившись спиной к кровати и теребя пальцами ночную рубашку.

– Ты не забыла, что обещала?

Улыбнувшись, Хелен обхватила ладонями его тоненькую талию.

– Конечно, нет.

Чарли вывернулся из ее рук.

– Я буду завтракать в доме.

– Конечно. Мы поедим за кухонным столом.

– А потом… – он округлил глаза, – мы будем печь пряничных человечков!

– Не сразу, – сказала Хелен. – Выпечкой займемся во второй половине дня, когда закончим все хозяйственные дела. После обеда немного отдохнем, а потом будем печь пряничных человечков. Хорошо?

Хелен поднялась на ноги.

– Хорошо! – Чарли захлопал в ладоши. Затем на мгновение нахмурился и бросился к комоду. – Только вначале нужно сделать одно дело. Ты мне поможешь?

– Конечно, – отозвалась она, полагая, что он хочет, чтобы она помогла ему одеться.

Но Чарли выдвинул нижний ящик и схватил в охапку всю свою одежду.

– Подожди, – сказала Хелен, снисходительно улыбаясь. – Тебе нужна только одна рубашка и одни…

Чарли замотал золотистой головкой:

– Нет, капитан сказал, чтобы я… чтобы…

– Что, Чарли? Что сказал капитан?

– Чтобы я собрал свою одежду к тому времени, как он вернется, – сообщил мальчик.

Бесхитростное заявление ребенка буквально сразило Хелен, и она в изнеможении опустилась на край постели.

– Почему? – поинтересовалась она с напускной беспечностью. – Почему капитан велел собрать тебе всю одежду? – Она затаила дыхание в ожидании ответа.

Прижимая к себе ворох детских рубашек, Чарли пожал плечами:

– Не знаю.

Хелен, улыбнувшись, кивнула:

– Я помогу тебе. Когда капитан вернется, все будет собрано.

Она опустилась на колени рядом с мальчиком и дрожащими руками принялась вынимать из ящика аккуратно сложенные детские вещи. Когда ящик опустел, а вся одежда Чарли перекочевала на стол, покрытый бело-голубой скатертью, Хелен с притворной веселостью воскликнула:

– Я умираю от голода! Быстренько одевайся и пойдем поедим чего-нибудь вкусненького.

Чарли схватился за подол ночной рубашки, намереваясь стянуть ее через голову, но вовремя вспомнил о скромности и приказал:

– Отвернись!

Хелен улыбнулась.

– Я подожду тебя снаружи. – Она выскользнула за дверь, радуясь возможности побыть одной, чтобы взять себя в руки.

Спустя считанные мгновения на крыльцо выбежал Чарли и вприпрыжку помчался к дому, опередив Хелен и громко призывая Доминика. Кот, дремавший на солнышке за колодцем, поднял голову и, когда мальчик поравнялся с ним, приветственно мяукнул.

Восторженно взвизгнув, Чарли кинулся к нему. Доминик метнулся прочь, но вскоре остановился, позволив догнать себя. Присев на корточки, Чарли подхватил его на руки и выпрямился.

Следуя за Чарли, тащившим к дому на удивление кроткого Доминика, Хелен смеялась, несмотря на все свои тревоги. Очаровательный малыш покорил сердце даже ее строптивого кота.

«Запись желающих принять участие в скачках» – гласила вывеска, красовавшаяся над дощатым столом, сооруженным в двух шагах от овального трека, где обычно устраивались скачки. В тени близлежащих деревьев толпились мужчины. Все разговоры крутились вокруг предстоящих состязаний, касалось ли это родословных лошадей или ставок, сделанных на фаворитов.

Большинство мужчин сходились во мнении, что исход скачек предрешен. Найлз Ловлесс выставил черного рысака, которого приобрел за бешеные деньги прошлой весной в Луисвилле. Породистый четырехлеток происходил от одной из самых быстроногих лошадей, когда-либо выведенных в Кентукки. И хотя в числе участников состязаний значилась еще пара скакунов, имевших неплохие родословные, им было далеко до жеребца Найлза.

Незадолго до полудня Курт направился к овальному треку, сознательно обойдя стороной шумную ярмарочную площадь. Не обращая внимания на любопытные взгляды, он протолкнулся через уплотнившиеся ряды мужчин и подошел к столу, где шла запись участников.

Упитанный краснолицый мужчина с кустистыми бровями и бакенбардами поднял на него глаза и нахмурился:

– Это округ Болдуин, Алабама, янки! Мы не желаем, чтобы такие типы, как ты, околачивались на ярмарке среди наших женщин и детей.

В наступившей тишине все взоры обратились на высокого темноволосого мужчину, стоявшего у стола.

– Что-то я не вижу здесь женщин и детей, – невозмутимо отозвался Курт. – В любом случае я пришел не на ярмарку, а на скачки. И хотел бы записать своего коня.

Джеффри Старк, толстяк, восседавший за столом, презрительно фыркнул:

– Чего-чего?

Курт терпеливо повторил:

– Я хочу записать своего чистокровного жеребца для участия в скачках.

Старк злобно усмехнулся:

– Забирай свою доходягу и проваливай. Здесь тебе ничего не светит.

– В газете сказано, что скачки открыты для всех, – напомнил Курт.

– Для всех, кроме янки, – заявил Старк и обвел взглядом толпу, встретившую его слова одобрительным смехом.

Курт не двинулся с места.

– Мое имя Нортвей. – Он произнес свое имя по буквам. – Запишите. Я сам буду участвовать в скачках.

Старк перестал смеяться.

– Я же сказал, что не будешь.

– Будет, – раздался властный голос из-за спин собравшихся.

Все головы повернулись к шерифу Брайану Куперу. Он протиснулся сквозь толпу и остановился рядом с Куртом.

– Внесите его имя в список, – спокойно сказал шериф, – и пусть занимает место у стартовой линии.

Старк побагровел. Кустистые брови сошлись на переносице.

– Какого дьявола, шериф? Чего вы добиваетесь? – прорычал он.

– Исполнения закона, – бросил Куп. Сунув большие пальцы рук за кожаный ремень, низко сидевший на поясе, он медленно повернулся к толпе: – У кого-нибудь еще есть претензии по поводу записи? – поинтересовался он. – Если да, давайте разберемся с этим прямо сейчас.

Претензий не оказалось.

Однако такой поворот событий не понравился Найлзу Ловлессу, стоявшему позади толпы в окружении своих приспешников.

Чуть позже, когда Курт проходил мимо, Найлз Ловлесс бросил на него пристальный взгляд.

Курт помедлил и протянул руку:

– Мы, кажется, встречались. Ловлесс, не так ли?

Найлз неохотно пожал руку Курту.

– Насколько я понимаю, вы собираетесь выставить своего гнедого в сегодняшних скачках?

– Есть такая идея.

– И кто же поскачет на нем?

Курт пожал плечами:

– Я.

Найлз хмыкнул, а его свита разразилась хохотом.

– Вам не кажется, что вы несколько тяжеловаты для жокея?

– Рейдер так не считает.

– Продайте мне своего гнедого, Нортвей. Советую сделать это сейчас, до скачек. Вряд ли это предложение останется в силе после того, как мой жеребец оставит его далеко позади.

– Рейдер не продается ни до, ни после скачек. – Курт двинулся прочь, затем остановился и, обернувшись, поинтересовался: – Кстати, Ловлесс, вы, случайно, не знаете, который час?

Найлз машинально сунул руку в кармашек жилета, забыв, что там нет часов, и покраснел, когда, подняв глаза, перехватил понимающую усмешку янки.

Курт повернулся и зашагал прочь.

Найлз Ловлесс скрипнул зубами.

– Черт бы побрал этого наглого янки! – пробормотал он себе под нос.

 

Глава 23

Второй раз за этот день Хелен сидела напротив Чарли за кухонным столом, рассеянно слушая оживленную болтовню мальчика и не переставая гадать, где находится его отец в этот самый момент. Поел он? Или вынужден голодать весь день? Впрочем, ей нет до этого дела.

– Допивай молоко, – перебила она мальчика.

Очистив тарелку, Чарли сдернул завязанную под подбородком салфетку и спросил:

– Уже пора?

Хелен рассмеялась, покачав головой. Все утро он спрашивал, когда наконец они будут печь пряничных человечков, и каждый раз она напоминала ему о делах, которые они должны прежде сделать.

– Нет, – ответила она в сотый раз. – Но теперь уже скоро.

Хелен, хоть и дорожила этими последними часами, проведенными в обществе Чарли, не могла не торопить время.

Ей не терпелось узнать, чем кончились скачки. Неопределенность сводила с ума. Для нее было бы лучше, если бы Нортвей не получил призовых денег, в то же время она хотела, чтобы Рейдер выиграл скачки.

Какая чудесная это была бы победа! Она представляла себе мощного жеребца, несущегося по овальному треку, оставив далеко позади соперников, и пересекающего финишную линию в сиянии славы.

И Найлза Ловлесса, кусающего от досады локти.

И все же Хелен молила Бога, чтобы Рейдер проиграл. Если он выиграет, Нортвей с Чарли уедут и ее надежда сохранить ферму рухнет.

Время шло, напряжение становилось невыносимым. Каждые полчаса, услышав бой напольных часов в прихожей, Хелен вздрагивала.

Миновал полдень. Они убрали со стола и вымыли посуду. К часу дня, измученная пыткой ожидания, Хелен пожалела, что не пошла на ярмарку, а в час тридцать готова была на все, лишь бы узнать, что происходит в городе.

Часы на высокой башне методистской церкви пробили два.

Курт лениво качнулся на стуле, упершись спинкой в стену салуна «Красная роза». По случаю ярмарки салун был закрыт, и Мэйн-стрит казалась непривычно пустынной.

Сытно пообедав в обществе шерифа Купера и Эм Элликот, Курт сидел на солнышке и дремал, уверенный, что Рейдер выиграет скачки. А сам он получит деньги.

Он даже решил, на что их потратить.

Разморенный теплом, он не заметил, как заснул, сцепив на животе пальцы и вытянув длинные ноги.

По пустой улице медленно катила карета. Сидевшая в ней дама, заметив одинокого мужчину, узнала его. Постучав в крышу кареты, она велела кучеру остановиться.

Сквозь дремоту Курт почувствовал чье-то присутствие, осторожно приоткрыл глаза и увидел переливающийся розовый шелк.

Подняв веки, он медленно прошелся взглядом по широким розовым юбкам, осиной талии и пышной груди, видневшейся в низком вырезе платья.

Наконец его взгляд добрался до красивого лица, обрамленного замысловато уложенными темными волосами.

Женщина улыбнулась. Курт начал подниматься.

– Нет-нет. – Ясмин Парнелл подняла руку. – Сидите.

– Вам не следует здесь находиться, миссис Парнелл.

– Почему? – Ясмин приподняла брови. – Разве мне что-нибудь угрожает, капитан?

– Да, – улыбнулся Курт. – Вы можете выскочить из собственного платья.

Ясмин рассмеялась.

– Значит, вы заметили, что я женщина?

– Заметил.

– Я рада. – Она с любопытством огляделась. – Признаться, я на это надеялась. Я еду на ярмарку. Вы, кажется, собираетесь участвовать в скачках?

Он кивнул.

– Рассчитываете выиграть?

– Я в этом просто уверен.

– Чисто мужская самоуверенность! Мне это нравится. – Она улыбнулась и добавила: – Я люблю победителей. Если победите, приезжайте ко мне. Мы отметим это шампанским. – Она облизнула розовые губы. – Победитель получает все, капитан.

Курт вскинул бровь.

– А как же Найлз Ловлесс?

Кокетливая улыбка исчезла с ее лица.

– Не понимаю, о чем это вы?

– Понимаете, миссис Парнелл.

– Как вы смеете намекать, что я… что мистер Ловлесс… Он женатый человек, и я не обязана выслушивать все эти гнусные обвинения!

– Конечно, мэм.

Ясмин вызывающе подбоченилась.

– Вот что, янки. Если вы посмеете хотя бы намекнуть кому-нибудь, что…

– Я сохраню вашу тайну.

– Вы мне не нравитесь, Нортвей, – злобно произнесла она. – Вы наглый мерзавец, уверенный, что каждая женщина только и мечтает, что переспать с вами. Так вот, есть одна, которой это не нужно! – Ясмин круто повернулась и поспешила к своей карете. Уязвленная его отказом, она затаила жажду мести.

Кипя от гнева, Ясмин прибыла на ярмарку и, не теряя времени, принялась нашептывать знакомым дамам, что янки и Хелен любовники, она знает это доподлинно.

Ясмин не сомневалась, что смуглый красавец янки отверг ее только потому, что завел роман с изголодавшейся по любви Хелен Кортни. Черт бы побрал эту лицемерную страдалицу Хелен! Постыдилась бы.

Подумать только, спать с грязным янки!

Ко времени начала скачек Ясмин вместе со своей подругой, миловидной толстушкой Пэтси Ловлесс, заняла место у овального трека в ожидании победы Найлза. За несколько минут до начала к ним присоединился Найлз. Ясмин собственническим жестом взяла его под руку, одарив улыбкой. Найлз нервно прочистил горло и другой рукой обвил талию Пэтси.

Толпа, собравшаяся вокруг трека, начала проявлять признаки нетерпения. С каждой минутой волнение нарастало.

Джолли Граббс стоял, облокотившись о поручень, у самого финиша. Он произнес короткую молитву, когда участники скачек приблизились к линии старта.

Четырнадцать нервных, возбужденных чистокровок заняли исходные позиции. Рейдер шел под номером десять. Под номером один был записан черный жеребец Найлза Ловлесса с сорокапятифунтовым жокеем на спине.

Наконец часы на башне методистской церкви пробили четыре. Толпа взревела. Грянул выстрел, и лошади рванулись вперед.

Скачки начались.

 

Глава 24

Сердце Хелен екнуло, когда напольные часы в прихожей пробили четыре. Она все быстрее и яростнее взбивала масло в большой глиняной миске.

– Ты брызгаешься! – закричал Чарли.

Он сидел на кухонной тумбочке с завязанным вокруг талии полотенцем, сжимая в руке свежеиспеченного пряничного человечка с отъеденной головой. Босой, с мукой на кончике носа и жирными пятнами на рубашке, он был с ног до головы покрыт капельками свежего масла, блестевшими на его импровизированном фартуке, лице, волосах и даже ногах.

Хелен позволила ему взбивать первую порцию, то и дело повторяя: «Чарли, старайся не брызгать» – и теперь ему стало смешно, когда он ей сказал то же самое:

– Хелен, ты брызгаешься!

Хелен опомнилась и рассмеялась вместе с ним. Вот уж действительно! Капельки масла покрывали ее фартук и платье. Подмигнув Чарли, она поставила миску на тумбочку и, обмакнув палец в масло, коснулась кончика его носа. Он хихикнул, стер его тыльной стороной ладошки, сунул палец в масло и мазнул Хелен по подбородку. Она попыталась слизнуть его языком, рассмешив мальчика еще больше.

Время близилось к шести, когда они наконец испекли и украсили несколько дюжин пряничных человечков. Еще полчаса ушло на то, чтобы навести порядок в кухне. И чуть больше – чтобы привести в порядок себя.

Но когда все дела были закончены, время по-настоящему застопорилось для Хелен. Она не представляла, когда ждать Нортвея. Если Рейдер выиграл скачки, у Курта могло возникнуть желание отпраздновать победу. Он мог пойти в салун, чтобы выпить. Или сыграть в карты. Или заняться чем-нибудь похуже.

Впрочем, не все ли равно? Завтра он уезжает, и совершенно не важно, как он проводит свой последний вечер в Алабаме.

Когда тени удлинились, Хелен принялась беспокойно расхаживать по гостиной. Чарли заметил, что она нервничает, и спросил, что случилось. Хелен заверила его, что все в порядке, просто в доме немного душно, и поинтересовалась, не хочет ли он выйти на воздух.

Не успела она договорить, как Чарли выскочил наружу, и Хелен поспешила следом.

Июньское солнце садилось за заливом. Раскачиваясь в своем любимом кресле-качалке с плетеным сиденьем, Хелен наблюдала за мальчиком, ловившим светлячков на переднем дворе. Каждые пять минут она вставала, обходила дом и вглядывалась в обсаженную деревьями аллею. Затем, вздохнув, возвращалась назад.

Наконец она услышала отдаленный стук копыт. Чарли тоже его услышал.

– Капитан возвращается! – крикнул он, поставил на землю банку со светлячками, велел Доминику сторожить ее и стремглав понесся за дом.

Хелен последовала за ним с лихорадочно бьющимся сердцем.

Из подъездной аллеи показался Курт Нортвей. Последние лучи заходящего солнца золотили его черные волосы. Он улыбался.

Рейдер выиграл.

Хелен стало дурно.

Курт натянул поводья и спешился. В правой руке он держал новенький саквояж. Хелен схватилась рукой за горло.

Едва заметно кивнув Хелен, Курт улыбнулся сыну.

– Ты собрал свои вещи?

Чарли энергично закивал.

– Хелен помогла мне.

– Отлично, – сказал Курт. Поставив саквояж на землю, он обратился к Чарли: – Я привез тебе подарок.

Мальчик шагнул вперед.

– Подарок? Какой?

Курт вытащил из потертых седельных сумок небольшую коробку и вручил сыну. Чарли нетерпеливо сорвал крышку, заглянул внутрь и радостно вскрикнул при виде ярко раскрашенных игрушечных солдатиков. Затем повернулся к Хелен и продемонстрировал ей свое сокровище. Хелен изобразила восторг.

Чарли снова повернулся к отцу, его глаза сияли от счастья.

– Спасибо, капитан.

С прижатой к груди коробкой он выглядел таким трогательным, что Курт едва сдержался, чтобы не обнять его, подхватив на руки.

– Пожалуйста, – сказал он.

– Можно, я высыплю их на кровать?

– Конечно. Захвати с собой саквояж.

– Хорошо, капитан. – Он потянулся к саквояжу, но Курт остановил его.

Он поднял саквояж и, повернувшись к Рейдеру, приказал ему взять саквояж и следовать за мальчиком к амбару. Чарли рассмеялся, когда огромный жеребец, издав короткое ржание и тряхнув головой, крепко сжал в зубах ручку саквояжа, протянутого ему Куртом. С саквояжем в зубах могучее животное послушно двинулось следом за счастливо улыбающимся малышом, который гордо нес под мышкой коробку с оловянными солдатиками.

Хелен и Курт остались одни.

– Вы ни о чем не хотите меня спросить?

– Все и так ясно, – уныло отозвалась она. – Вы победили. Поздравляю.

Его красивое лицо расплылось в широкой ухмылке.

– Рейдер обошел своего ближайшего соперника – черного жеребца Найлза Ловлесса – на десять корпусов. Выиграл и даже не вспотел.

Хелен попыталась улыбнуться, но без особого успеха.

– Я очень рада, – произнесла она уныло.

– Судя по вашему тону, этого не скажешь.

– Извините. – Она тяжело вздохнула и посмотрела на него в упор. – Так когда же… вы уезжаете?

– А вы хотите, чтобы я уехал?

Опустив голову, Хелен подтолкнула носком башмака небольшой камень.

– Рейдер выиграл скачки. Теперь у вас достаточно денег, чтобы вернуться в Мэриленд.

– Вообще-то нет, – возразил Курт с улыбкой.

Хелен резко вскинула голову.

– Вам недостаточно сотни долларов, чтобы добраться до Мэриленда? Многие семьи живут целый год на меньшую сумму.

– У меня нет сотни долларов.

– Нет? Вы потратили деньги?

– Да, мэм.

– Все?

– Почти. – Он скрестил руки на груди, ожидая дальнейших вопросов, но Хелен молчала, не сводя с него ошарашенного взгляда. – Вы не хотите узнать, на что я их потратил?

– Нет. Это меня не касается.

– На упряжку тягловых лошадей взамен старины Дьюка. Я приобрел пару крепких серых лошадок за семьдесят долларов. Их доставят завтра утром.

Хелен изумленно приоткрыла рот. Уж не ослышалась ли она?

– Но… я думала… Вы купили саквояж, велели Чарли собрать…

– …его поношенную одежонку, – закончил за нее Курт. – Чтобы мы могли ее сжечь. Я купил Чарли новую одежду на оставшиеся деньги. – Он тепло рассмеялся. – Так что завтра к полудню я буду снова пахать ваши поля.

Хелен лишилась дара речи.

Ей хотелось плакать и смеяться одновременно. Курт остается! Он потратил выигранные деньги на тягловых лошадей, чтобы помочь ей сохранить ферму. Он мог взять Чарли и гордо удалиться, но не стал этого делать. Сердце гулко билось у нее в груди. Ей хотелось броситься ему на шею и крепко обнять.

– Даже не знаю, что сказать, – произнесла она наконец. – Я думала… что… после моей глупой угрозы…

– Я знал, что это несерьезно. Вы не собирались выставлять меня с фермы, а я не собирался уезжать. – Курт улыбнулся. – Надеюсь, вы понимаете, почему я никогда не допущу, чтобы Рейдер тащил плуг?

Хелен кивнула:

– Да. Я так благодарна вам. – Боясь сказать что-нибудь лишнее от избытка чувств, она лишь произнесла: – Вы, наверное, устали. Спокойной ночи. – И повернулась, собираясь уйти.

– Погодите. – Курт поймал ее за локоть и, сунув руку в нагрудный карман, извлек небольшую коробочку. – Я купил вам маленький подарок.

Глаза Хелен округлились.

– Мне?

– Так, ничего особенного, – сказал Курт извиняющимся тоном.

Хелен нетерпеливо открыла коробочку и вытащила изящную перламутровую заколку.

– Это для волос, – сообщил он. – Я заметил такую же у вашей подруги Эммы вчера и подумал, что вам, возможно, тоже понравится. – Он пожал плечами. – Можете ее не носить, если не хотите, просто…

Хелен сунула коробочку ему в руки, вдела заколку в волосы и защелкнула.

– Она очень красивая. Спасибо, капитан.

Хелен выглядела такой очаровательной, стоя в ранних сумерках с новой заколкой в золотистых волосах, что Курт едва удержался, чтобы не заключить ее в объятия.

Он улыбнулся:

– Пожалуйста, миссис Кортни.

 

Глава 25

В понедельник утром Найлз Ловлесс пребывал в отвратительном настроении.

Он сидел за массивным письменным столом в своей конторе на Мэйн-стрит. В просторной комнате было полутемно. Найлз не поднял жалюзи и не отпер входную дверь. Он не желал никого видеть. Голова раскалывалась от боли.

Его лучший скакун проиграл на воскресных скачках. И кому? Презренному янки!

После этого он немедленно отбыл домой, прихватив с собой Пэтси. Под предлогом, что у него дела в конторе, Найлз высадил Пэтси возле дома и направился прямиком к Ясмин Парнелл, однако не застал ее дома. Он вошел, налил себе виски и поднялся наверх.

Найлз был пьян и зол, когда Ясмин наконец явилась домой в семь часов вечера. И еще больше разозлился, когда она отвергла его любовные притязания, заявив, что хочет отдохнуть и переодеться, прежде чем идти на танцы на ярмарке, и, словно капризного ребенка, отослала его домой, к жене. Дома Пэтси, не стесняясь в выражениях, отчитала его за опоздание к обеду и исходивший от него запах спиртного, после чего, обиженно надувшись, взбежала вверх по лестнице и заперлась в его собственной спальне.

В итоге, вместо того чтобы праздновать победу в кругу восхищенных доброжелателей, Найлз провел субботнюю ночь в полном одиночестве, заливая горечь поражения спиртным.

И точно так же почти все воскресенье.

Выругавшись, Найлз откинулся в кресле и прижал пальцы к пульсирующим вискам. Закрыв глаза, он проклинал всех и все. Затем открыл глаза и устало вздохнул, размышляя о том, не принять ли ему хорошую порцию виски, несмотря на столь ранний час.

Машинально сунув руку в кармашек жилета, Найлз снова выругался, не обнаружив там часов. В ярости он круто повернул вращающееся кресло, поднялся и направился к заднему выходу, бесшумно ступая по толстому ковру.

У двери он помедлил, чтобы вернуть себе самообладание.

И когда открыл дверь в переулок, где его терпеливо поджидали трое мужчин, выглядел совершенно спокойным. Улыбнувшись, он кивнул им, и троица испустила дружный вздох облегчения.

– Зайдите на минутку, ребята, – сказал он и скрылся в конторе.

Мужчины последовали за ним.

Когда все трое оказались внутри, Найлз поинтересовался:

– Кто из вас ездил на ферму Берков прятать мои часы?

Гарри Бойд распрямил широкие плечи.

– Я, босс! Моя работа. А что, шериф уже побывал там и нашел…

Не успел он договорить, как Найлз набросился на него. От фальшивой улыбки не осталось и следа. Схватив Бойда за распахнутый ворот рубашки, он притянул его ошарашенную физиономию вплотную к своему лицу.

– Нет, шериф не нашел часы, а вот тебе лучше вспомнить, где ты их спрятал.

Растерявшись и недоумевая, Бойд яростно закивал:

– Я помню, босс. В точности помню, куда их сунул…

– Отлично. Поедешь туда сегодня же ночью и заберешь их, – приказал Найлз, для вящей убедительности дернув подручного за воротник.

– Но зачем? Я думал…

– Делай, что тебе говорят! – рявкнул Найлз. Отпустив Бойда, он снова схватился за свои пульсирующие виски и презрительно добавил: – Пошли вон! Все! Мне противно на вас смотреть!

Гарри Бойд ждал до полуночи, прежде чем отправиться во владения Берков. Благодаря судьбу за то, что узкий серп луны дает мало света, он двинулся через сосновый бор, продираясь в темноте сквозь густой подлесок и низко растущие ветви.

Выбравшись наконец на открытое пространство, он натянул поводья. Перед ним простирались поля фермы, за которыми виднелись хозяйственные постройки и старый дом, обращенный фасадом к заливу. Дом был погружен в темноту. Бойд перевел взгляд на амбар, затем на пристройку. Нигде не было света. Он облегченно вздохнул.

– Плевое дело, – буркнул он себе под нос.

Спешившись, Бойд привязал лошадь к сосне и зашагал к высившимся неподалеку постройкам. Под прикрытием темноты приблизился к амбару и на цыпочках подкрался к загону, где был привязан гнедой жеребец. Бойд то и дело останавливался, опасаясь, как бы лошадь не подняла шум, учуяв его запах.

Из темного загона не доносилось ни звука.

Бойд добрался до открытой двери амбара, прошмыгнул внутрь и помедлил, напрягая зрение. Было так темно, что он едва различал собственную руку. Что ж, придется пробираться на ощупь.

Судорожно сглотнув, Бойд вытянул руки и, как слепой, медленно вошел в темный амбар. Он вспомнил, где находится лестница, которая вела на чердак, и уверенно повернул в нужном направлении.

Спустя несколько секунд он наткнулся на грубо сколоченную лестницу. Бойд радостно улыбнулся в темноте и начал взбираться, надеясь, что ненадежные ступеньки выдержат его вес и на этот раз. Добравшись до верха, он осторожно ступил на деревянный настил, служивший полом чердака.

Через круглое окошко просачивался лунный свет, но его было недостаточно. К счастью Бойда, он точно помнил, где оставил часы. Осталось лишь добраться до этого места, разгрести солому, забрать часы и смыться, пока его не обнаружили.

Бойд на четвереньках прополз мимо аккуратно сложенных пучков соломы, борясь с неодолимым желанием чихнуть. Он даже остановился, зажав нос и рот ладонями и крепко зажмурившись. Затем пополз дальше и довольно усмехнулся при виде большой кипы соломы, высившейся справа от слухового окошка.

Бойд присел на корточки и сунул растопыренную ладонь в укромное местечко у стены. Но его пальцы не нащупали ничего, кроме соломенной трухи и шероховатого дерева. Сунув руку дальше, Бойд стал лихорадочно шарить по полу. Часов не было.

Забыв об осторожности, он принялся яростно разгребать солому, пыхтя и фыркая, словно разъяренный бык.

Наконец, запыхавшись, с бешено бьющимся сердцем, выпрямился, готовый заплакать.

Крик замер у него в горле, когда из темноты внезапно появилась рука и зажала ему рот. С перепугу он чуть не подавился собственным языком.

– Ты, случайно, не это ищешь? – раздался позади низкий голос.

В тусклом свете сверкнули бриллианты, украшавшие золотые карманные часы, покачивающиеся на золотой цепочке.

Бойд в ужасе замер. Сейчас он увидит или почувствует нацеленный на него револьвер.

Стоявший позади Курт обошел мужчину и остановился так, чтобы тот его видел.

– Я задал вопрос, – тихо произнес он, раскачивая часы в нескольких дюймах от носа Бойда. – И жду ответа.

Яростно закивав, Бойд с трудом сглотнул, чтобы промочить пересохшее горло, и наконец прохрипел:

– Можете оставить их себе. Я все скажу…

– Мне не нужны часы Ловлесса. Да и остальное его барахло. – Курт расстегнул нагрудный карман мужчины и опустил туда часы. – Верни их ему и передай, что я лично позабочусь о том, чтобы он не наложил свои грязные лапы ни на один акр земли миссис Кортни. – Он застегнул карман все еще коленопреклоненного Бойда. – Ты в состоянии это запомнить?

– Да, сэр, – выдохнул тот. – Я передам.

– Вставай.

Бойд с трудом поднялся на ноги.

– Что-нибудь еще?

– Да. Это частная собственность. Ты проник сюда незаконно. Еще раз поймаю тебя – пристрелю на месте, – холодно произнес Курт.

 

Глава 26

«Здесь покоятся солдаты-янки, отдавшие жизнь за свою страну вдали от родины».

В утренней тишине Курт смотрел на эпитафию, вырезанную на деревянном кресте. Затем скорбно склонил голову и вознес молитву за павших товарищей по оружию.

Он стоял в изножье трех могил солдат союзной армии, которых Джолли похоронил на краю владений Хелен. Все трое погибли во время морского сражения за Мобил.

Курт поднял голову. Прищурившись, он устремил взгляд на север, где находился его дом. Осенью он уедет отсюда. Домой, в Мэриленд. А эти мужчины навсегда останутся здесь. Плодородная земля Алабамы стала для них вечным приютом.

Курт взглянул на восходящее солнце. Его ждет работа. Он не уедет, пока не выполнит своих обязательств. Совесть не позволит ему вернуться домой, пока он не убедится, что Хелен не лишится своей фермы.

Курт был полон решимости сделать все, что в его силах, чтобы она сохранила свою любимую землю. Он трудился от зари до заката, шагая за парой крепких серых лошадок, тащивших тяжелый плуг, пока руки и ноги не начинали дрожать от усталости. Работал до полного изнеможения. Однако находил в себе силы трудиться дальше.

Жаркое солнце Алабамы палило его усталую шею. Пропитанная потом одежда липла к телу. Он постоянно испытывал жажду. Такую сильную, что казалось, будто его глотка «забита хлопком», как сказал бы Джолли.

Но все это не имело значения.

Главное – это как можно скорее завершить сев. Позаботиться о том, чтобы Хелен Кортни собрала осенью обильный урожай. Урожай, который позволил бы ей выручить достаточно денег, чтобы заплатить непомерные налоги на землю, расплатиться с ним и обеспечить себе достойную жизнь. Чтобы она не жила в постоянном страхе, что Найлз Ловлесс отберет у нее ферму.

Самоотверженность, с которой он отдавался работе, не прошла незамеченной для Хелен. С растущим восхищением она наблюдала, как Курт безропотно трудится весь жаркий день в поле и только в сумерках возвращается на ферму, потный, усталый и грязный.

Из кухонного окна Хелен могла видеть, как он утоляет жажду, опустошая несколько ковшей подряд, устало прислонившись к колодцу. Пропотевшая насквозь рабочая рубаха липла к спине, плечам и груди. Лицо покрывал слой бурой пыли. По щекам и шее, видневшейся в распахнутом вороте, стекали капельки пота. Черные как смоль волосы были влажными.

Теплым июньским вечером Хелен, по обыкновению, стояла у кухонного окна, когда Курт стянул с себя грязную рабочую рубаху и повесил на стенку колодца. Набрав полное ведро воды, он отошел от колодца и опрокинул его на голову, наслаждаясь холодными струйками, стекавшими по разгоряченному лицу и голой груди. Хелен невольно улыбнулась. Женщина ни за что не вылила бы воду себе на голову, подумала она. На такое способен только мужчина.

Ее улыбка стала шире, когда он вытер лицо ладонями, откинул назад мокрые волосы и встряхнулся, как большая собака. Она почти слышала глубокий вздох удовлетворения, вырвавшийся из его груди. Но когда загорелая рука Курта легла на его твердый живот, размазывая воду по гладкой мускулистой плоти, у Хелен возникло ощущение, будто она вторгается в нечто личное, и она поспешно отвернулась. Хелен не могла не признать, что получает немалое удовольствие, подглядывая за Куртом Нортвеем. Этот факт обеспокоил ее. Что на нее нашло?

Хелен нахмурилась. Неужели она начинает забывать о том, что он янки? Она почти сожалела, что сожгла его офицерскую форму. Лучше бы он по-прежнему носил синие кавалерийские брюки с желтыми лампасами, тогда у нее не возникало бы сомнений, кто он такой на самом деле.

Хелен яростно стиснула зубы. Неужели прошло всего несколько недель с тех пор, как она с жаром уверяла его, что никогда не забудет, что он носил форму ненавистного врага? Что не желает этого забывать. Что будет помнить об этом до конца своих дней.

Господи милосердный, неужели она начинает забывать?

Нет!

Она помнит. И всегда будет помнить.

Когда поля были засеяны, стало чуть легче. Еще многое оставалось сделать, но Курту удалось выкроить время на одну затею, которая должна была стать сюрпризом для Хелен. Он посоветовался с Джолли и Чарли и попросил их держать язык за зубами.

Курт потихоньку разобрал прогнившие ступеньки, которые вели вниз, к заливу, и, когда последняя старая доска была выброшена, занялся расчисткой тропы, заросшей вьющимися растениями и кустарником. Успешно справившись с буйной растительностью, он собрал все доски, которые можно было найти на ферме. Джолли внес свой вклад в общее дело, тайком перетаскав их вниз, чтобы Хелен ничего не заметила.

Чарли был вне себя от возбуждения в связи с предстоящим строительством. Его неоднократно предупреждали ничего не говорить Хелен, чтобы не испортить сюрприз, и он молчал.

Хелен чувствовала, что что-то происходит. Карие глаза Чарли лукаво сияли, он постоянно шептался с Джолли, хитро поглядывая на Хелен, и то и дело зажимал ладошками рот, чтобы не проговориться.

Секрет раскрылся в одно прекрасное утро, когда Хелен разбудил стук молотка. Заинтригованная, она быстро оделась и вышла через заднюю дверь, чтобы выяснить, что происходит. Возле амбара никого не было. Озадаченная, Хелен поняла, что ритмичные удары молотка звучат слабее, чем когда она была в своей спальне.

Она вернулась в дом и вышла на переднюю веранду.

Стук молотка стал громче, ближе.

Она спустилась с крыльца и поспешила через передний двор на звук невидимого молотка, доносившийся снизу, с крутого склона, ведущего к заливу. Хелен подошла к краю спуска, где раньше начиналась пришедшая в упадок деревянная лестница, и обнаружила новую лестничную площадку на месте старой. Осторожно ступив на нее, она заглянула вниз и увидела стоявшего на коленях Курта с молотком в руке, который вбивал гвозди в крепкую доску.

Он восстанавливает лестницу!

Широкая тропа, спускавшаяся к заливу, была расчищена до самой воды. Старые прогнившие ступеньки исчезли, зато появились доски, заготовленные для опор и ступенек. И все это без ее ведома. Вот почему Чарли был так возбужден все последние дни. Он все знал и умирал от желания рассказать ей.

Тронутая до глубины души, Хелен смотрела на Курта.

Он был без рубашки. Босиком. Его обнаженный торс блестел от пота. С каждым взмахом руки, ударявшей молотком, на его голой спине перекатывались мускулы. Во рту он держал гвозди. Рядом были сложены распиленные доски.

– Что вы делаете? – спросила она.

Курт поднял глаза и улыбнулся. Затем выпрямился и вытащил изо рта гвозди.

– Попробуйте догадаться.

– Восстанавливаете спуск к заливу. – По ее лицу было видно, что она ужасно довольна.

Он кивнул.

– Скоро вы сможете скакать вниз по лестнице, считая на ходу ступеньки, как в детстве.

Хелен вспыхнула, пораженная, что он запомнил ее слова.

– Сомневаюсь, что я еще в состоянии скакать, однако очень рада, что снова будет лестница. – Она села на верхнюю ступеньку. – Такого замечательного сюрприза я не ожидала.

Курт снова присел на корточки.

– Вы хотите сказать, что Чарли не проболтался?

– Да. Бедный малыш так старался, что я чувствую себя виноватой. Испортила такой грандиозный сюрприз.

– А вы притворитесь, будто ничего не знаете.

– Пожалуй, я так и сделаю, – согласилась Хелен. – Пусть он будет первым, кто мне расскажет. А еще лучше покажет.

– Хорошая мысль, – кивнул Курт, рассеянно поглаживая голую грудь. Осознав, что полуобнажен, он бросил молоток и потянулся за валявшейся в стороне рубашкой. – Простите, мэм, – смущенно произнес он. – Я обещал вам не расхаживать без рубахи, но…

– Забудьте, что я говорила, капитан. – Хелен забрала у него рубашку и положила на ступеньку рядом с собой. – Если вам так прохладнее, не вижу ничего плохого, если вы будете работать без рубашки. – Она поспешила сменить тему. – Как вы думаете, много потребуется времени, чтобы восстановить лестницу?

Курт покачал головой.

– Два-три дня, не больше.

– Не могу дождаться, – призналась Хелен.

– На самом деле лестница просто необходима, – сказал он, вытирая тыльной стороной ладони вспотевший лоб. – Во всяком случае, Чарли с Джолли не замедлят воспользоваться новым спуском. Им больше не придется делать крюк, чтобы добраться до излюбленного места рыбалки.

Она с улыбкой кивнула.

– Представляю, как буду купаться в море перед сном.

Хелен промолчала.

– Да и вы могли бы иногда прогуливаться по берегу залива. – Он посмотрел на водную гладь, подсвеченную розовыми лучами восходящего солнца.

Вскоре лестница была готова.

Но Хелен продолжала делать вид, что ни о чем не догадывается. Она старалась не только для Чарли, но и для Джолли. Оставаясь в душе ребенком, старик радовался ничуть не меньше, чем его пятилетний приятель.

В день завершения строительства Чарли вскочил со стула, едва закончился ужин, метнулся к отцу и что-то взволнованно зашептал ему на ухо.

– Да, – кивнул Курт. – Можно.

Мальчик обежал вокруг стола, бросившись к Джолли. Курт и Хелен переглянулись. Чарли ничего не заметил. Как и Джолли, которому Чарли шепотом сообщил, что ему нужен его красный шейный платок.

Хелен безропотно позволила завязать себе глаза, после чего Джолли с Чарли взяли ее за руки и повели к новой лестнице.

– Еще немножко, – сказал Чарли.

– Почти на месте, – поддержал его Джолли.

Курт с улыбкой следовал за троицей, засунув руки в карманы.

– Стой! – закричал Чарли. – Стой, Хелен, уже пришли!

Хелен послушно остановилась. Джолли снял с ее глаз повязку. Хелен округлила глаза и прижала ладони к щекам.

– Новая лестница! – громко объявила она. – Глазам своим не верю. Как чудесно!

Она продолжила взволнованно восклицать, что ни о чем не догадывалась, что у нее нет слов, что она никогда в жизни так не удивлялась. Чарли хлопал в ладоши и визжал от восторга. Джолли качал седовласой головой и счастливо улыбался. Курт усмехался, аплодируя в душе ее актерским способностям и умению доставить удовольствие трогательному ребенку и старому добряку.

Искренне радуясь новой лестнице, Хелен порывисто повернулась к Джолли, тепло обняла его и поблагодарила. Затем стиснула Чарли в коротком объятии, прежде чем он успел возразить.

– Это самый замечательный сюрприз в моей жизни. Спасибо, большое спасибо!

Улыбаясь, она поднялась на ноги.

Чарли, склонив набок белокурую головку, невинно поинтересовался:

– Хелен, а почему ты не обняла капитана?

Хелен тут же напряглась. Курт тоже. Они обеспокоенно переглянулись. Повисло неловкое молчание. Наконец Хелен протянула ему руку. Курт ее пожал.

– Спасибо, – сказала она, и на мгновение ей показалось, что он обиделся. Ведь она не обняла его.

Чарли полюбил новые деревянные ступеньки ничуть не меньше, чем Хелен в детстве. Неутомимый малыш носился вверх-вниз по дюжине раз на день, сопровождаемый встревоженными криками взрослых: «Чарли, смотри под ноги!», «Чарли, помедленнее, а то сломаешь шею!», «Чарли, не подходи к воде!».

Джолли воспринял новую лестницу как Божье благословение. Ему больше не приходилось делать крюк в полмили, чтобы спуститься по наклонной тропинке к месту рыбалки, располагавшемуся непосредственно под домом Хелен. Теперь оно находилось на расстоянии нескольких ступенек.

Если точно – пятидесяти двух.

Ступеньки сосчитал Чарли, правда, не без помощи Джолли. Малыш только учился считать.

Новая лестница оказалась весьма кстати, когда наступило Четвертое июля. Хелен – при активном участии Чарли – приготовила корзинку с едой для пикника, и все четверо двинулись гуськом вниз по деревянным ступенькам. Расположившись на одеяле у самой воды, они сидели в закатных лучах солнца, наслаждаясь жареными цыплятами, нарезанной ломтиками ветчиной, спелыми персиками, фаршированными яйцами, сдобными булочками и клубничными пирожными со взбитыми сливками.

Когда стемнело, компания снова воспользовалась лестницей, чтобы вернуться назад, и провела остаток вечера на передней веранде, любуясь фейерверком на противоположной стороне залива. Чарли взвизгивал и хлопал в ладоши каждый раз, когда разноцветные вспышки освещали ночное небо. Джолли хлопал и вопил вместе с мальчиком. Они вели себя как пара расшалившихся ребятишек, восхищенных чудесами пиротехники.

Однако от Джолли не ускользнуло, что Курт Нортвей и Хелен Кортни ведут себя как вежливые незнакомцы. В присутствии его и Чарли они старались быть любезными, но их по-прежнему разделяла пропасть.

Они сознательно избегали общения, держались друг от друга подальше. Даже сидели на почтительном расстоянии. Хелен устроилась в своем любимом кресле-качалке в углу веранды, Курт расположился на ступеньках крыльца.

Все это Джолли заметил, но промолчал.

Джолли Граббс умел обращаться не только с малышами. Он неплохо разбирался и в сложных взаимоотношениях взрослых людей. Он не пытался свести Курта и Хелен ближе. Если они предпочитают соблюдать дистанцию, это их дело, а не его.

К тому же вряд ли ему удастся убедить их, что жить прошлым и цепляться за застарелую ненависть – пустая трата времени. Это они должны понять сами.

В конце концов, оба они умные, отзывчивые и порядочные люди. А также молодые, здоровые и красивые. И, несомненно, одинокие.

 

Глава 27

В Спэниш-Форт пришло лето.

Знойные дни сменялись душными ночами. Уже на рассвете было нечем дышать, а к полудню все восточное побережье изнемогало под палящими лучами солнца.

Во второй половине дня, когда солнце начинало клониться к закату, небо часто темнело, сверкали молнии, от оглушительных раскатов грома дребезжали окна старого дома. Начиналась гроза.

Временами с неба обрушивались яростные струи, хлеставшие землю, барабанившие по покатой крыше дома, поливавшие поросшие мхом развесистые дубы.

Они давали краткую передышку от жары.

Потом снова выглядывало солнце, и становилось еще более душно и жарко. Даже дышать было трудно, не говоря уже о том, чтобы работать.

Когда на побережье установилась влажная, изматывающая жара, Хелен обнаружила, что становится все более вспыльчивой и нетерпеливой.

Но не с Чарли.

Не с очаровательным, непоседливым Чарли. Она успела привязаться к белокурому мальчугану, чей смех согревал ей душу.

Свой гнев она обрушивала исключительно на его отца. В последнее время Хелен все чаще срывалась, набрасываясь на смуглого красавца янки. Однако ей ни разу не удалось вывести его из себя, и это становилось невыносимым.

Как бы она ни злилась и какие бы резкие слова ни бросала в его адрес, самообладание Курта Нортвея оставалось незыблемым. Он никогда не повышал голоса, не спорил, никогда не огрызался. Лишь продолжал усердно трудиться, пропалывая, окучивая, прореживая и обрезая – и все это на палящем летнем солнце. Без жалоб, ропота и возмущения.

За исключением того случая, когда она предложила запрячь Рейдера в плуг, Хелен ни разу не видела, чтобы Нортвей проявил свой настоящий темперамент. Это могло означать только одно: его драгоценный гнедой для него важнее всего в жизни, а она для него ничего не значит. Поэтому ее неприкрытая враждебность его ничуть не задевает.

Нельзя сказать, чтобы это ее волновало.

Конечно, нет.

И все же, как Хелен ни старалась, она не могла его понять. Курт оставался для нее загадкой. Он делал все, чтобы ферма процветала. Работал усерднее, чем того требовала необходимость. Он не мог бы делать больше, даже если бы ферма принадлежала ему.

Казалось, ему доставляет удовольствие приводить все в порядок. Он выложил каменной плиткой дорожку, ведущую через передний двор к лестнице, которую он соорудил для спуска к заливу. Позаботился о том, чтобы декоративный кустарник был аккуратно подстрижен, а лужайки не зарастали бурьяном. Превратил заросли самшита вокруг переднего двора в подобие живой изгороди.

Хелен вынуждена была признать, что ее запущенные владения начинают приобретать ухоженный вид, как в старые добрые времена.

Янки всегда был чем-то занят, и Хелен часто отрывалась от собственных дел, чтобы понаблюдать за ним.

Обнаженный до пояса, загорелый, блестящий от пота, он являл собой волнующее зрелище, неизменно привлекавшее ее внимание.

Он был гибким, как пантера, красивым без тени слащавости и буквально излучал мужественность. Хелен влекло к нему. Влекло неудержимо. Смуглый и обольстительный, он был из тех мужчин, которые возбуждают в женщинах грешные мысли вопреки всем доводам рассудка. Ему достаточно было просто появиться, чтобы смутить душевный покой любой из представительниц слабого пола.

Стоило Хелен взглянуть на него, пульс ее учащался, лицо начинало гореть, а в горле пересыхало.

Такая реакция бесила Хелен.

Черт бы побрал этого невозмутимого янки с его тревожащей мужественностью!

Курт вовсе не был так спокоен и невозмутим, как казалось Хелен. С самой первой встречи, когда она сняла с головы шляпу и солнце осветило ее золотистые волосы, он ощутил желание.

С течением времени этот слабый росток набрал силу и расцвел пышным цветом. Курт мужественно боролся с постоянным томлением, но без особого успеха. Хелен Кортни была молода, красива и очень соблазнительна. Он желал ее. Больше, чем она могла себе представить.

Снова и снова повторял он себе, что жаждет вовсе не Хелен Кортни, а то, что она собой олицетворяет. Теплую, щедрую женственность. Гибкое стройное тело. Шелковистое золото волос. Сияющие голубые глаза. Мягкие губы, сулящие блаженство.

Но сколько бы Курт ни уверял себя, что желает не Хелен, а всего лишь женщину, в глубине души он знал, что это неправда. Великолепная Ясмин Парнелл дерзко предложила ему себя. Пожелай он, мог бы в тот же вечер отправиться к ней, и Ясмин охотно приняла бы его в своей постели.

Однако Курт не пожелал ее.

Он знавал множество женщин, подобных Ясмин Парнелл, когда был очень молод, наивен и безрассуден. Среди них были скучающие замужние дамочки, избалованные и богатые, одинокие женщины, не желающие обременять себя узами брака. С ними он познал искусство любви. Они научили его, как доставить женщине удовольствие, показали наиболее чувствительные точки, которые нужно трогать, ласкать, целовать. И объяснили, как это делать. Курт оказался способным учеником и хорошо усвоил преподанные ему уроки.

Но за все эти годы, имея дело с весьма искушенными женщинами, он ни разу не испытал такого сладкого томления, которое пробудилось в нем при первом же взгляде на прелестную и совершенно невинную Гейл Уитни. Доверчивую юную девушку, которая стала его женой.

И вот теперь он испытывал ту же сладкую муку и то же жгучее желание. Курта сводила с ума прекрасная и добродетельная Хелен Кортни. Он думал о ней днем, занимаясь хозяйственными делами, думал ночью, лежа в жаркой темноте рядом со спящим сыном. Ее восхитительный образ, витавший перед его мысленным взором, возбуждал Курта. Он хотел заняться с ней любовью. Всеми возможными способами. Потрясти ее, восхитить, доставить наслаждение. Вознестись вместе с ней к вершине блаженства, глядя в ее голубые глаза.

Он хотел сжимать в объятиях ее обнаженное тело. Хотел ощущать прикосновение ее шелковистой кожи к его разгоряченной плоти. Хотел вдыхать ее запах и слышать, как ее губы шепчут его имя в момент экстаза.

Он хотел схватить ее в охапку, посадить в седло и умчаться на Рейдере, оставив позади ферму, Чарли, Джолли, изнурительную работу и весь остальной мир. Найти укромное местечко в буйных зарослях у подножия скал, где они могли бы отбросить все запреты и разделить радости, известные только любовникам.

Короче говоря, он хотел Хелен Кортни.

И подозревал, что причина ее растущей раздражительности связана скорее с ним, чем с летней жарой. Курт не сомневался, что ее тоже влечет к нему.

Но Хелен не желала в этом признаться даже самой себе. И не допускала мысли, что может испытывать что-либо, кроме ненависти и презрения, к янки.

Наступил конец июля.

И еще одна душная ночь на восточном побережье Алабамы.

Курт даже не пытался лечь спать. Что толку? Стоит ли ложиться в постель только для того, чтобы ворочаться без сна, рискуя разбудить Чарли?

Его губы тронула улыбка. Чарли нашел новый способ охлаждаться в постели. Не без помощи Джолли, разумеется.

– Хочешь, научу? – спросил Чарли.

– Еще бы!

– Ладно! Просто наблюдай за мной, – заявил мальчик. – А потом… потом… сделаешь сам.

В мгновение ока Чарли избавился от ночной рубашки. Оставшись в одних трусиках, он забрался на постель, улегся на спину и потянулся за солонкой, которую предусмотрительно поставил на ночной столик.

Это была довольно объемистая солонка, наполненная вместо соли водой. Чарли щедро побрызгал себя и рассмеялся от удовольствия, когда прохладные капельки осыпали его руки, ноги и грудь. Курт тоже рассмеялся.

Чарли вручил ему солонку, и Курт обрызгал собственную грудь и руки.

– Здорово! – заметил он.

– Я же говорил! – воскликнул мальчик.

– Да, сэр, думаю, этот фокус сработает, – сказал Курт, задув лампу.

Фокус не сработал.

Как и следовало ожидать. Чарли заснул, как только погас свет, но его отцу повезло меньше. Капельки воды еще не высохли на его коже, когда Курт поднялся, вышел наружу и присел на крыльце.

В теплом, насыщенном влагой ночном воздухе висел дурманящий аромат магнолий. Чувственная нега южной ночи усиливалась от сознания, что Хелен спит одна в большом темном доме. В нескольких шагах от него.

Такая желанная и такая недосягаемая.

Курт скрипнул зубами, представив себе, как поднимается на веранду и бесшумно проскальзывает в открытые двери ее спальни. Как забирается в ее постель. Как занимается с ней любовью. Как ее влажное, разгоряченное тело сладострастно движется по его скользкой от пота плоти.

Курт вскочил на ноги.

Сжав кулаки, чувствуя, как непроизвольно напрягаются мышцы живота, он зашагал по направлению к заднему двору.

Хелен лежала в темноте, изнемогая от жары. Неподвижный ночной воздух был пропитан сладким ароматом магнолий. От духоты она не могла уснуть.

Беспокойно ворочаясь, она не находила себе места, чувствуя, что больше ни минуты не может оставаться в постели.

Ее мучения усугублялись сознанием, что Курт Нортвей спит в своей пристройке. Разгоряченное лицо Хелен вспыхнуло еще жарче, когда она представила себе, каково это – целоваться с ним. Уже не в первый раз ее посещали подобные фантазии.

Хелен не сомневалась, что его восхитительно мужественный рот способен доставить женщине бездну наслаждения. Интересно, как он целуется? Нежно или страстно? Или его поцелуй – волнующее сочетание того и другого? Ей показалось, что она никогда в жизни ничего так не желала, как испытать поцелуй Курта Нортвея.

Ужаснувшись собственным мыслям, Хелен села на постели и потянулась к резной деревянной шкатулке, стоявшей на ночном столике. Вытащив украшенный камеей овальный медальон, она прижала его к дрожащим губам. А потом еще долго сжимала в пальцах медальон с крохотной фотографией Уилла внутри.

Но когда она убрала медальон, другой предмет, лежавший на ночном столике, привлек ее внимание. В лунном свете тускло поблескивала перламутровая заколка для волос.

Не то рыдание, не то вздох вырвался из ее груди, когда она взяла в руки изящную вещицу. Вспоминая, как Курт улыбался в тот вечер, когда вручил ей подарок, Хелен прошлась пальцами по гладкой поверхности. Затем, повинуясь безотчетному порыву, откинула с лица тяжелые пряди волос, подняла их вверх и закрепила перламутровой заколкой.

Она закрыла глаза и тряхнула головой, но это не помогло. Как бы крепко она ни зажмуривалась и как бы отчаянно ни старалась выбросить из головы грешные мысли, воображение по-прежнему рисовало образ смуглого красавца янки, страстно прильнувшего к ее губам.

Скрипнув зубами, Хелен вскочила с постели.

Босиком, в одной ночной рубашке, она вышла на залитую лунным светом веранду.

* * *

Курт обошел темный дом и направился через передний двор к новой лестнице, ведущей на берег. Перепрыгивая через две ступеньки, он быстро спустился к воде.

В небе ярко светила луна, посеребрив черную гладь залива. Ступив на узкую полоску песчаного пляжа, петлявшую вдоль крутого склона, Курт направился к каменистым выступам, вдававшимся в воду неподалеку от ступенек.

Раздевшись догола, он проворно забрался на скалу и нырнул в глубокие воды залива.

Он плыл, рассекая темную воду, пока не выдохся, и только тогда устало повернул к берегу. Выбравшись на прибрежные скалы, он растянулся на гладкой каменистой поверхности, чтобы отдохнуть и отдышаться, прежде чем пускаться в обратный путь.

Положив подбородок на сложенные руки, он лежал на скале, созерцая искрящиеся в лунном свете воды залива, усыпанное звездами небо и далекие огни Мобила, мерцающие на противоположной стороне.

Курт взглянул на серебристый песок внизу, резко поднял голову, и глаза его округлились…

С лестницы спустилась Хелен.

Курт лихорадочно схватил брюки и прикрыл обнаженные чресла. Его первым побуждением было окликнуть ее и извиниться за свою наготу. Затем он понял, что находится слишком высоко, чтобы оказаться в поле ее зрения. Если он закричит, она может испугаться. Лучше сидеть тихо, чтобы она не догадалась о его присутствии.

Хелен была босиком, в одной ночной рубашке. Распущенные золотистые волосы свободно падали на плечи, отливая серебром в лунном свете. Она повернула голову, и в ее волосах блеснул какой-то предмет. Сердце Курта учащенно забилось, когда он понял, что это подаренная им заколка.

Глядя на нее с высоты, он задавался вопросом, может ли реальная женщина быть настолько прекрасной, или это всего лишь иллюзия, рожденная магией лунного света.

Хелен грациозно двинулась по песчаному пляжу к воде, и у него возникло подозрение, что она пришла сюда с намерением искупаться. Курт не ошибся.

Хелен остановилась у самой воды, подняла подол длинной белой рубашки, обнажив стройные бедра. Дыхание Курта участилось. В страхе, что она снимет ночную рубашку, и в равной степени боясь, что она этого не сделает, он безмолвно молил: «Не надо, пожалуйста, не надо. Не делай этого со мной». И в следующее мгновение заклинал: «Ну пожалуйста, милая. Сними ее, ради Бога, сними».

Придерживая подол рубашки, Хелен медленно вошла в неглубокую воду. Было слышно, как она резко втянула воздух, а затем блаженно выдохнула, словно обрела долгожданное облегчение. Курт завороженно наблюдал, как она бродит по воде, шлепая ногами. Он ошарашенно моргнул, когда Хелен, по-детски взвизгнув, бросилась вперед, погрузилась в воду и поплыла, так и не сняв рубашки.

Спустя несколько секунд она повернула к берегу и вышла из воды. Сердце Курта оглушительно забилось. Мокрая рубашка подчеркивала каждый изгиб ее тела. Курт упивался этим зрелищем.

У нее была высокая упругая грудь. Напрягшиеся от холода соски явственно проступали под мокрой тканью. Невероятно тонкая талия плавно переходила в округлые бедра и длинные стройные ноги.

Горящий взгляд Курта невольно устремился к затененному треугольнику на стыке ее бедер, и он почувствовал, как в жилах забурлила кровь. Она стояла в лунном свете лицом к нему, словно боги любви поместили ее туда исключительно для услаждения его взора.

С рассыпавшимися по плечам мокрыми волосами, в тонкой батистовой рубашке, она казалась даже более обнаженной, чем если бы была совершенно голой.

Курт изнемогал от желания.

Это было решающее мгновение. Он мог спуститься к ней сейчас, когда она наиболее уязвима. Насильно удержать, сломив поцелуями сопротивление, и заняться любовью прямо здесь, на песке, прежде чем она успеет опомниться.

Сделав это, он либо сохранит на всю жизнь приятные воспоминания, либо будет сожалеть до конца своих дней.

Пока Курт мучительно размышлял об этом судьбоносном решении, Хелен повернулась и медленно пошла прочь.

Спасаясь от него.

Спасая его от самого себя.

Спасая их обоих от мимолетных восторгов, ведущих к горьким сожалениям.

 

Глава 28

Хелен сняла рубашку и насухо вытерлась полотенцем. Подойдя к комоду, выдвинула ящик, но после секундного раздумья закрыла его, так и не вытащив чистую ночную рубашку. Обнаженная, она забралась в постель, решив раз и навсегда держаться от янки как можно дальше.

В сущности, нет никакой необходимости разговаривать с ним каждый день. Даже видеться с ним в общем-то не обязательно. Нортвей добросовестно трудится и без надзора с ее стороны. И уж точно не нуждается в ее указаниях.

Не надо больше подглядывать за ним. Ведь она знает, что он редко надевает рубашку. И если вид его обнаженного торса действует ей на нервы, самое разумное – это перестать пялиться на него.

Именно так она и поступит. Перестанет с ним разговаривать. Даже смотреть на него не будет. За исключением тех моментов, когда это абсолютно необходимо.

В последующие несколько дней план Хелен работал на удивление хорошо. По большей части она оставалась внутри дома, занимаясь уборкой. Первые полдня проводила в комнате для гостей, находившейся рядом с ее спальней.

Это была светлая просторная комната с высокими французскими окнами, выходившими на веранду, окружавшую дом по периметру. Хелен широко распахнула их, чтобы хорошенько проветрить помещение.

Она отполировала до блеска мебель и сменила постельное белье. Хелен содержала эту комнату в образцовом порядке, как это делала ее бабушка Берк, не устававшая повторять: «Помни, детка, каждая уважающая себя хозяйка должна всегда быть готова к приезду гостей, которые пожелают остаться на ночь. Недопустимо, чтобы ее застали врасплох».

Когда она закончила уборку, комната сверкала чистотой и благоухала лимонным маслом. Хелен взбила розовые атласные подушки, покоившиеся на бледно-голубой бархатной кушетке, и подошла к двуспальной кровати с пологом, чтобы подвязать занавески из несколько выцветшего голубого бархата.

Закончив с комнатой для гостей, Хелен принялась за собственную спальню. Затем убрала гостиную и кухню, после чего перебралась в столовую с впечатляющей стеклянной люстрой, длинным обеденным столом и массивным сервантом розового дерева, где хранились тонкий фарфор и сверкающий хрусталь бабушки Берк.

Она старательно отполировала огромный сервант и висевшее над ним зеркало в золоченой раме. А напоследок любовно прошлась мягкой тряпкой по обеденному столу, за которым никто не сидел с тех пор, как Уилл ушел на войну.

Наступил субботний полдень, и Хелен с неудовольствием осознала, что ей придется встретиться с Куртом. Это было неизбежно. Каждую субботу он ездил в Спэниш-Форт за припасами.

Курт взял на себя эту обязанность сразу же после ее неудачной поездки в город, опасаясь, как бы это снова не повторилось.

Вначале Хелен даже слышать не хотела об этом. Не хватает только, сказала она, чтобы он ввязывался в уличные перебранки, осложняя и без того непростую ситуацию. Почему она решила, поинтересовался Курт, что он будет ввязываться в перебранки? Да потому, парировала Хелен, что если он появится на Мэйн-стрит, то не пройдет и квартала, чтобы не подвергнуться оскорблениям и не оказаться втянутым в ссору.

Курт заверил ее, что не собирается поддаваться на провокации, что бы ему ни сказали, тем более что его не слишком волнует отношение к нему граждан Спэниш-Форта. К тому же после сбора урожая он уедет. Может, когда он перестанет мозолить им глаза, ее знакомые опомнятся и начнут относиться к ней с уважением, которого она, безусловно, заслуживает. А до той поры он будет выполнять все обязанности, связанные с посещением города.

В конечном итоге Хелен согласилась, и Курт стал совершать субботние поездки за припасами.

Негромкий стук в дверь заставил Хелен напрячься. Она знала, что это Курт. Застегнув высокий ворот выцветшего ситцевого платья, она пригладила волосы, взяла со стола тщательно продуманный список и постаралась придать лицу, как она надеялась, деловое выражение.

Шагнув к двери, она распахнула ее настежь.

На пороге, освещенный солнцем, стоял Курт. Высокий, загорелый и невероятно красивый. Он тщательно вымылся, черные волосы были аккуратно причесаны, лицо гладко выбрито. Сегодня на нем были черные саржевые брюки, серая рубашка и черные ковбойские сапоги с блестящими серебряными накладками на мысках.

– Добрый день, мэм, – произнес он своим звучным баритоном.

Взгляд Хелен тотчас устремился к его чувственному рту, и нелепое желание ощутить его поцелуй нахлынуло с новой силой.

– Капитан, – сказала она, поспешно опустив глаза и сунув ему листок. – Вот список, и постарайтесь не покупать ничего лишнего!

Курт аккуратно сложил листок и сунул в нагрудный карман серой рубашки.

– Разве я хоть раз купил что-нибудь помимо списка?

– Нет, ни разу.

– С какой стати я буду делать это теперь?

– Капитан, уже поздно, – нетерпеливо сказала Хелен, желая, чтобы он ушел. Чтобы исчез с ее глаз. Чтобы… О Господи, желая его! – Вам лучше отправиться в путь, если вы хотите вернуться к ужину.

Курт кивнул, но не двинулся с места. Упершись рукой в дверной косяк, он окинул ее задумчивым взглядом из-под полуопущенных век.

– В последнее время вас совсем не видно, – заметил он.

– Ну и что? – Хелен выгнула изящную бровь.

– С вами все в порядке? Вы хорошо себя чувствуете?

– Прекрасно, благодарю вас. – Она говорила нарочито отрывистым тоном.

– Я рад. – Он выдержал паузу, вглядываясь в ее лицо. Затем тихо добавил: – Мне вас не хватало.

– У меня полно дел, – резко бросила Хелен и захлопнула дверь прямо перед его носом.

Изогнув в медленной улыбке губы, Курт повернулся и зашагал прочь.

Спэниш-Форт встретил его обычным набором проклятий и ругательств. Курт привык к ним и едва замечал. Он вошел в универсальный магазин Джейка с таким видом, словно не догадывался, что ему здесь не рады. Вручив список Хелен хозяину, Курт улыбнулся и сказал, что через час зайдет за покупками.

Он вышел на улицу, огляделся и направился к окружной тюрьме повидаться с шерифом Купером. Когда Куп был у себя, Курт выкуривал с ним сигару и выпивал чашку кофе.

Шерифа не оказалось на месте, и Курту ничего не оставалось, как бесцельно бродить по городу. Он пересек улицу и лениво зашагал по деревянному тротуару, разглядывая витрины, чтобы убить время.

Проходя мимо небольшого магазинчика дамских принадлежностей, где он купил Хелен перламутровую заколку, Курт остановился и принялся разглядывать изящные вещицы, выставленные в витрине.

Чего здесь только не было! Шелковый веер из слоновой кости, отделанный крохотными жемчужинами. Хрустальный флакон с дорогими французскими духами. Батистовый платочек и белые лайковые перчатки. Пара гладких золотых браслетов. Белое кружевное белье, такое тонкое и воздушное, что страшно было к нему прикоснуться.

Курт живо представил себе Хелен в этом облачке из шелка и кружев. Видение было столь реальным, что он судорожно сглотнул и поспешил отойти от витрины.

Но образ запечатлелся в его мозгу.

Он медленно двинулся назад, к универсальному магазину Джейка, пропуская мимо ушей ядовитые насмешки прохожих. Когда один из мужчин преградил ему дорогу, надеясь спровоцировать на ответную реплику, Курт сошел с тротуара на пыльную мостовую и продолжил путь.

Громкий смех и хвастливое заявление, что «этот янки – трус, каких свет не видывал», ничуть не расстроили Курта. Все это он слышал и раньше.

Он загружал провизию в повозку, когда Найлз Ловлесс вышел из своей конторы и направился к нему.

Прежде чем Найлз успел раскрыть рот, Курт усмехнулся и покачал головой:

– Нет, Ловлесс, Рейдер не продается.

– Вы передумаете, когда услышите мое новое предложение, – уверенно заявил тот.

– Вряд ли.

– Я готов заплатить три тысячи долларов за вашего гнедого! Только подумайте, три тысячи долларов! Мы можем зайти в банк хоть сейчас, и я выпишу чек. Это прорва денег, Нортвей. К вечеру вы с сыном будете на пути домой.

Курт легко запрыгнул на сиденье повозки и усмехнулся:

– Я уже на пути домой.

Хелен нахмурилась, когда из обсаженной деревьями аллеи показался фургон. Целый час она поглядывала в ту сторону, ожидая возвращения Курта. И, признаться, испытывала нетерпение, несмотря на всю свою решимость держаться от него подальше.

Но теперь, когда он появился, Хелен сожалела, что не может где-нибудь спрятаться. Будь ее воля, она предпочла бы не встречаться с ним, не разговаривать и не находиться в одной комнате. В присутствии красавца янки она чувствовала себя совершенно беспомощной, и это ощущение угнетало ее.

Она подошла к передней двери и беспокойно огляделась в поисках Чарли и Джолли, надеясь, что они выйдут навстречу Курту и избавят ее от необходимости оставаться с ним наедине. Но неразлучная парочка и не подумала покинуть свое излюбленное место на верхней ступеньке лестницы. Хелен покачала головой. Разве от них дождешься помощи?

Вздохнув, она бросилась в столовую к большому зеркалу в золоченой раме, висевшему над сервантом, и нервно вгляделась в свое отражение. Пощипала щеки, покусала губы и прошлась пальцами по распущенным белокурым волосам.

Услышав голос Курта, донесшийся с заднего крыльца, Хелен вздрогнула. Отругав себя за такую нервозность, она распрямила плечи и выждала секунду, прежде чем проследовать в кухню и распахнуть заднюю дверь.

Курт стоял на пороге с пакетами в обеих руках. Поскольку Хелен не сделала ни малейшей попытки посторониться, он повернулся боком и попытался протиснуться мимо нее в дверной проем. Их тела оказались в опасной близости. Ее широкие юбки коснулись его обтянутых брюками ног, а серебряный мысок его ковбойского сапога зацепился за подол ее платья.

– Извините. – Хелен вспыхнула, только сейчас сообразив, что стоит у него на пути. Выставив перед собой руки, она поспешно отступила в сторону и почувствовала, что ее дернули назад. – Сейчас же отпустите! – воскликнула она, полагая, что это проделки Курта.

– Мэм, я вас не держу. – Он кивком указал на свои руки, в которых были пакеты.

Сверкнув глазами, Хелен дернула юбку, но безуспешно.

– Капитан, – холодно сказала она, – вы стоите на моей юбке. Будьте любезны, поднимите ногу.

Курт убрал правую ногу. Никакого результата. Тогда он поднял левую, но подол юбки приподнялся вместе с ней.

– Стойте! – воскликнула Хелен, придерживая юбку обеими руками. – Опустите ногу, – приказала она.

Они одновременно подняли головы, и теперь лица их разделяло всего несколько дюймов.

– Похоже, я зацепился, – улыбнулся Курт.

– Ну так отцепитесь, – прошипела Хелен, инстинктивно отпрянув.

Курт попытался. Он вертел ногой так и эдак, но не мог освободиться от ее юбки.

– Придется положить пакеты, мэм, и воспользоваться руками.

Хелен скорчила гримаску.

– Так чего же вы ждете?

– Вам придется идти вместе со мной.

– Я это понимаю, капитан!

– Тогда пошли, – сказал Курт, смущенно улыбнувшись.

Он осторожно попятился в кухню, а Хелен двинулась следом, стараясь приноровиться к его шагу. Когда он делал шаг левой ногой назад, она шагала правой вперед – и так далее, пока они неуклюже перемещались по кухне.

Глядя ему в лицо, вынужденная двигаться вместе с ним, Хелен оказалась как раз в том положении, которого всеми силами пыталась избежать.

Наконец твердые ягодицы Курта уперлись в кухонную тумбочку. Он качнул головой, давая понять, что они должны поменяться местами. Скрипнув зубами, Хелен последовала его указанию, и они медленно повернулись, описав тесный полукруг.

Прижатая спиной к шкафчику, она негодующе ощетинилась, когда Курт склонился ближе, чтобы избавиться от своей ноши. Его худощавое тело ненадолго прислонилось к ней, пока он ставил тяжелые пакеты на тумбочку по обе стороны от нее.

Это заняло всего несколько секунд, но они показались часами.

На мгновение Хелен оказалась в кольце его рук, ее грудь касалась его груди, его подбородок скользил по ее виску. Он был так близко, что она ощущала исходившее от него тепло. Этого было более чем достаточно, чтобы голова у нее пошла кругом.

Освободив наконец руки, Курт поспешно отстранился.

– Сейчас я вас освобожу, – сказал он, присев на корточки.

Хелен ухватилась обеими руками за кухонную тумбочку у себя за спиной.

– Поторопитесь, пожалуйста!

– Постараюсь, – отозвался Курт, сунув руку ей под юбку. – Между прочим, это не платье. Это нижняя юбка. Она зацепилась за серебряную накладку на моем сапоге.

– Так отцепите ее, и дело с концом.

– Слушаюсь, мэм. Сию минуту.

Но это оказалось непросто. Стараясь не порвать кружево на юбке, Курт дергал очень осторожно, но ничего не получалось. Пытаясь обратить все в шутку, он поднял глаза на Хелен и усмехнулся.

– Надеюсь, вы свободны сегодня вечером, миссис Кортни: похоже, вы проведете его со мной.

«Ни за что на свете!» – подумала Хелен. Уж лучше она порвет свою нижнюю юбку!

– О, ради Бога! – сказала она вслух. – Отодвиньтесь. – Она села на пол и бесцеремонно оттолкнула его руки. – Дайте я попробую.

Сердито бормоча себе под нос, она взялась за кружево, зацепившееся за серебряную накладку. Она лихорадочно дергала и тянула, огорченно хмурясь, высунув кончик языка и сморщив нос.

Его звучный смех явился для нее полной неожиданностью. Подняв голову, Хелен свирепо уставилась на Курта.

Откинувшись назад на вытянутых руках, он наблюдал за ее усилиями и смеялся, видимо, находя эту неловкую ситуацию чрезвычайно забавной. Черт бы побрал этого типа! Похоже, ему нравится ставить ее в дурацкое положение. Так бы и свернула ему шею.

– Я не вижу ничего смешного! – запальчиво сказала она.

Продолжая смеяться, Курт выпрямился, сидя на полу.

– Это не только смешно. В этом есть некая ирония. – Он шаловливо дернул золотистую прядь, выбившуюся из ее прически.

– Ирония? – Она оттолкнула его руку. – Что вы хотите этим сказать?

– Четыре дня вы старательно избегали меня, – сказал он, лукаво блестя глазами. – А теперь, можно сказать, привязаны ко мне.

– Не понимаю, о чем это вы!

Несмотря на яростные протесты, Хелен не могла не признать комизма положения, и ее губы дрогнули в едва заметной улыбке. Конечно же, он прав. Она сознательно избегала Курта, и вот теперь сидит на полу, не в состоянии отцепиться от него.

Это и в самом деле смешно.

Хелен не выдержала и расхохоталась. Восторженно, самозабвенно, как не смеялась уже много лет.

Курт тоже хохотал. До коликов в животе. Содрогаясь всем телом.

Нижняя юбка была забыта. Они продолжали хохотать и уже не помнили, над чем смеются, дойдя до полного изнеможения.

Их веселью положил конец пронзительный крик.

 

Глава 29

Ни Джолли, ни Чарли не обратили внимания на возвращение Курта. У них было напряженное утро, и оба слишком устали, чтобы выйти ему навстречу.

Они играли в ковбоев и индейцев, поочередно представляя тех и других. Все это сопровождалось перестрелками и погонями. Они падали в траву с предсмертными стонами, затем вскакивали, и гонка продолжалась.

Наконец запыхавшийся Джолли направился к лестнице, которая вела к заливу, и устало опустился на верхнюю ступеньку, чтобы передохнуть.

Обмахиваясь видавшей виды соломенной шляпой, он вытер раскрасневшееся лицо носовым платком и усмехнулся, глядя через плечо на мальчика.

– Все, парень, можешь убрать свои пушки. Старый индеец уже на пути в долину смерти. Отнеси мои кости моему народу.

Чарли захихикал, сунул за пояс свои воображаемые револьверы и плюхнулся на ступеньку рядом со стариком. Босой, одетый в одни короткие брючки, он весь был в грязи.

Посидев спокойно не более секунды, он поинтересовался:

– Хочешь сыграть в прятки?

Джолли улыбнулся непоседливому малышу:

– Боюсь, я и так на пределе.

Чарли скорчил гримаску. Но вскоре снова заулыбался.

– Хочешь посмотреть, как я кувыркаюсь?

– А цветы распускаются весной?

– Это что – да или нет? – Чарли озадаченно склонил голову набок.

– Да, – со смехом отозвался Джолли, взъерошив белокурые волосы мальчика. – Я с удовольствием посмотрю, как ловко ты кувыркаешься.

Чарли вскочил со ступенек. Приказав Доминику не путаться под ногами, он помчался по зеленой лужайке, затем резко наклонился вперед, упершись головой и ладонями в мягкую траву, и перекувырнулся.

Джолли бурно зааплодировал. Воодушевленный, Чарли вскочил на ноги, разбежался и снова перекувырнулся. Джолли опять наградил его аплодисментами. Чарли носился по заросшему травой двору и так увлекся, что не заметил, когда именно Джолли перестал аплодировать.

В конце концов у Чарли закружилась голова, и он растянулся на траве у самого дома, вдали от деревянных ступенек.

Накувыркавшись вволю, Чарли поднялся, стряхнул с груди и ног прилипшие травинки и повернулся к Джолли. Увидев, что тот лежит на земле возле подстриженных кустов самшита, малыш засмеялся и радостно захлопал. Они снова играют в ковбоев и индейцев! Джолли делает вид, будто его подстрелили.

Изображает убитого!

– Вот здорово, Джолли! – крикнул мальчик, все еще хлопая в ладоши.

Смеясь, он подбежал к мертвому индейскому вождю, ожидая, что тот вскочит на ноги и рассмеется. Но Джолли не двигался. И не смеялся. Он продолжать лежать на лужайке, притворяясь убитым.

– Джолли? – Чарли перестал смеяться, в его глазах появился испуг. – Джолли, вставай, – тихо позвал он. – Слышишь? – Малыш уже стал сердиться на своего товарища по играм. – Вставай же!

Джолли не шевелился.

Чарли сделал еще несколько неуверенных шагов и остановился, глядя на седовласого старика, лежавшего на траве с закрытыми глазами. Такого тихого, неподвижного… и безжизненного.

– Джолли, – шепотом произнес Чарли. – Джолли, что с тобой?

Внезапно ему вспомнился другой летний день, другой дом с большим двором и другой седовласый мужчина, лежавший тихо и неподвижно. Дедушка Уитни. Он тоже не отвечал Чарли, не вставал и не двигался.

Чарли едва сдерживал слезы. Он не будет плакать. Джолли никогда не плакал. И капитан тоже. Только девчонки плачут. И маленькие дети. Чарли стало страшно. Его била дрожь.

Он не решался приблизиться к Джолли и в страхе попятился. Он пятился до тех пор, пока не уперся спиной в переднее крыльцо.

И лишь тогда закричал.

Услышав крик, Хелен и Курт перестали смеяться и в ужасе переглянулись. Курт мигом скинул с ноги сапог, а Хелен резко дернула подол нижней юбки. В одном сапоге Курт пронесся через дом. Хелен следовала за ним по пятам. Выскочив наружу, Курт подхватил сына на руки.

– Чарли, в чем дело? Что случилось, милый? Ты ушибся? – взволнованно спросил он.

Побледнев, Хелен бросилась к ним, обняла и прижалась щекой к голой спине мальчика.

– Джолли умер! Джолли умер! – кричал Чарли, обливаясь слезами.

– Нет, Чарли, – успокаивал его Курт. – Джолли не умер. С Джолли все в порядке…

– Он умер! Умер! – кричал мальчик сквозь рыдания. – Я видел! Он лежит мертвый, как дедушка Уитни!

– Нет, Чарли, – утешала его Хелен. – С Джолли все в порядке. Успокойся, дорогой. – Она поцеловала его голую спинку.

– Эй, Чарли, малыш, – раздался голос запыхавшегося Джолли. – Глянь-ка сюда. Вот он я!

Отступив на шаг, Хелен прижала руку к сердцу и с облегчением вздохнула.

– Вот видишь, – сказал Курт. – Что я тебе говорил? Джолли здесь и прекрасно себя чувствует. Посмотри сам.

Всхлипывая и задыхаясь, Чарли оторвал белокурую головку от плеча отца и огляделся. Увидев улыбающегося Джолли, он протянул руку, чтобы коснуться его морщинистого лица.

– Ты… ты меня т-так напугал… Джолли, – проговорил он, все еще дрожа.

– Мне очень жаль, милый, – промолвил Джолли, накрыв своей большой шершавой ладонью маленькие пальчики, гладившие его по щеке. – Старый Джолли всего лишь прикорнул на солнышке.

– А… я думал… ты умер, – шмыгнул носом Чарли.

Джолли поцеловал его крохотную ладошку.

– Я не хотел тебя пугать, Чарли. Прости меня.

Он шагнул к Хелен и обнял ее. Она склонила голову ему на плечо и облегченно вздохнула. Курт улыбнулся, глядя на них поверх головы Чарли, и сел на крыльцо.

Прижимая сына к себе, он коснулся губами его шелковистой макушки.

– Чарли, солнышко, Джолли не собирается умирать. Еще долго-долго.

Чарли поднял голову и заглянул отцу в глаза.

– Дедушка Уитни умер.

– Знаю. Но он был тяжело болен. А Джолли здоров.

– Он правда не умрет, как дедушка Уитни?

– Нет, дорогой.

Чарли судорожно вздохнул.

– А Хелен?

Курт покачал головой:

– Конечно, нет.

Чарли снова вздохнул.

– А моя мама умерла.

– Да, я знаю. Она тяжело болела, как бабушка и дедушка Уитни.

– Они умерли и оставили меня одного, – печально произнес мальчик.

– Этого больше не случится, милый.

Утерев слезы тыльной стороной ладони, Чарли в упор посмотрел на Курта:

– Точно? Я боюсь, что…

– Не бойся. Джолли и Хелен здоровы. И не собираются болеть.

– А ты?

– Нет, конечно, – сказал Курт, глядя сыну в глаза. – С какой стати? Я такой сильный и большой, что запросто могу донести тебя на плечах до самой пристройки. Тем более что тебе не мешало бы помыться. – Он усмехнулся и подмигнул сыну.

Чарли не ответил на улыбку. Обхватив ладошками загорелое лицо отца, он ласково погладил его по щекам и серьезно спросил:

– Ты и вправду меня никогда не оставишь, папочка?

– Никогда, – пообещал Курт севшим от волнения голосом.

 

Глава 30

Взволнованная трогательной сценой между отцом и сыном, разыгравшейся у нее на глазах, Хелен весь вечер только об этом и думала. Она и не подозревала, что Курт Нортвей может быть таким нежным. Ей он всегда казался суровым, даже опасным, неспособным на какие бы то ни было эмоции. Ведь он никогда не терял самообладания. Сочетание ярко выраженной мужественности, агрессивной чувственности и необыкновенной чувствительности еще больше подогрело ее интерес к янки.

Романтичная по натуре, Хелен подумала, что Курт был бы прекрасным возлюбленным. Не только страстным, но и нежным, заботливым. Лицо Хелен вспыхнуло, сердце учащенно забилось.

Она тряхнула головой, чтобы отогнать волнующие образы, и отложила книгу, которую держала в руках. Погасив лампу в гостиной, Хелен направилась в спальню. Она не чувствовала себя усталой. К тому же в такую жару не уснешь.

Хелен прошлась по спальне. Остановилась перед зеркалом на комоде, вытащила шпильки из прически и провела мягкой щеткой по длинным золотистым прядям.

Ее взгляд упал на перламутровую заколку, лежавшую на ночном столике. Улыбнувшись, Хелен отложила щетку, взяла заколку и любовно прошлась указательным пальцем по ее гладкой поверхности. Затем, вместо того чтобы вернуть заколку на место, подхватила сбоку густую прядь волос и, сунув в нее заколку, снова подошла к зеркалу.

Ей понравилось, как она выглядит с волосами, эффектно поднятыми с одной стороны, так что правое ухо и шея оставались открытыми. Кокетливо усмехнувшись, Хелен оттянула вниз широкий вырез выцветшего домашнего платья, обнажив правое плечо. Секунду-другую она улыбалась собственному отражению, затем вздохнула и отвернулась.

Выйдя на веранду, Хелен бросила взгляд в сторону пристройки. В окнах не было света. Пожав плечами, Хелен неспешно обошла вокруг дома и остановилась у перил, глядя на залив. Какая прекрасная ночь! Луна посеребрила спокойную гладь воды и силуэты высоких сосен. Легкий ветерок шевелил ее распущенные волосы и раскачивал благоухающие цветки магнолий.

Хелен всей грудью вдохнула теплый ночной воздух.

Все ее чувства обострились. От великолепия окружающей природы захватывало дух. Сердце сладко замирало. Она испытывала томление, жаждала ласки.

И тут сама судьба послала ей Курта Нортвея. Он вышел из темноты на лунный свет, тихо, чтобы не испугать Хелен, окликнул ее и стал приближаться.

Его появление нисколько не удивило Хелен. Напротив, казалось совершенно естественным в эту восхитительную летнюю ночь.

Двигаясь со свойственной ему ленивой грацией, Курт неторопливо подошел к крыльцу. Лунный свет падал на его черные волосы, но лицо оставалось в тени. На нем была чистая белая рубашка с распахнутым воротом и закатанными рукавами. Выглаженные черные брюки ниспадали на отполированные до блеска черные башмаки.

Хелен вдруг пожалела, что не переоделась. Она предпочла бы, чтобы на ней было надето что-нибудь красивое и свежее, а не старое платье из выцветшего ситца с узкой юбкой и слишком свободным вырезом, приспущенным с одного плеча. К тому же она оставила туфли в спальне. Может, ей следует натянуть платье на плечо и сходить в дом за обувью?

Слишком поздно. Он уже заметил ее.

Курт медленно поднялся по ступенькам, кивнул и улыбнулся:

– Добрый вечер, мэм.

– Добрый вечер, – отозвалась Хелен.

Он стоял в тени, но она чувствовала его взгляд, несмотря на темноту.

– Мне нравится ваша прическа, – заметил он.

– Спасибо, – только и могла она сказать.

Курт объяснил, что ему не спалось и он побоялся разбудить Чарли, ворочаясь в постели.

– Не возражаете, если я присоединюсь к вам? На пару минут.

– Нет, конечно, нет, – ответила Хелен, слегка согнув колени, чтобы спрятать босые ноги, и поспешно натянула платье на плечо.

Курт улыбнулся:

– Зря, было лучше.

Пропустив его реплику мимо ушей, Хелен поинтересовалась, как себя чувствует Чарли. Курт сообщил, что прекрасно, что они весь вечер болтали и он едва успевал отвечать на вопросы сына. Хелен сказала, что рада это слышать. Несколько минут они обсуждали Чарли и события минувшего дня, после чего наступила пауза.

Курт сел на верхнюю ступеньку крыльца, обхватив рукой согнутое колено, и лениво заметил:

– В такую жару невозможно спать.

– О да, – согласилась Хелен, опустившись в кресло-качалку напротив.

– Зато ночь удивительно красивая, – тихо произнес Курт.

– Я вышла сюда, чтобы… – Хелен умолкла, смутившись, словно он мог догадаться, о чем она думала, глядя на залитый лунным светом залив.

Курт пришел ей на выручку. Вдохнув напоенный ароматом цветов воздух, он непринужденно произнес:

– Это напоминает мне летние ночи дома, в Мэриленде.

Курт рассказал, что в четырнадцать лет начал работать на большой коневодческой ферме. Это было красивое место с покрытыми травой пологими холмами, казавшимися бархатными. Там он узнал о лошадях все, что только можно было узнать, от хозяина фермы, Уиллиса Данстона. Это он подарил ему Рейдера в ночь, когда жеребенок появился на свет.

Курт замолчал, смахнув воображаемую пылинку со своих черных брюк, и прислонился к деревянной колонне, подпиравшей крышу веранды.

– Прошу вас, капитан, продолжайте, – попросила Хелен. – А ваши родители? Расскажите о них.

Мать Курта умерла вскоре после родов, а отца зарезали в драке, когда Курту исполнилось четырнадцать. Тогда-то он и попал на ферму Уиллиса Данстона. Данстон доверял его суждениям и обращался с ним как со взрослым. Это была неплохая жизнь. Курт улыбнулся. Она стала еще лучше весной 1859 года, когда из Миссисипи прибыл джентльмен, чтобы купить лошадей. Он привез с собой дочь, красивую юную девушку.

– Гейл Уитни было всего семнадцать, а мне двадцать восемь, – сказал Курт. – Мы поженились тем же летом, и спустя девять месяцев родился Чарли.

В легкой, непринужденной манере он рассказывал о счастливых днях, говорил о прошлом и планах на будущее, связанных с участком прекрасного пастбища, которое Уиллис Данстон обещал передать ему в собственность. Очарованная бархатистыми звуками его низкого голоса, Хелен увлеченно слушала и вскоре полностью расслабилась. Однако ощутила беспокойство, когда он заговорил об отъезде из Алабамы.

Наконец Курт замолчал и рассмеялся:

– Простите меня, миссис Кортни. Боюсь, теперь вы знаете обо мне больше, чем хотели бы знать.

– Вовсе нет, – поспешно заверила его Хелен. – Лучше расскажите мне о том времени, когда вы…

Курт поднял руку и покачал головой:

– Теперь ваша очередь, мэм. Расскажите о себе. Расскажите все.

Хелен улыбнулась и сказала, что это займет всю ночь.

Курт рассмеялся:

– Я не возражаю. А вы?

Она не сказала ни да, ни нет.

Курт молча ждал, и Хелен наконец начала говорить. Поначалу говорила отрывочно, то и дело останавливаясь. Рассказала о красивом молодом человеке, которого знала, сколько себя помнила. Все считали, что когда она вырастет, то выйдет замуж за Уилла Кортни. Так и случилось. Они прожили вместе всего шесть месяцев, а потом Уилл ушел на войну.

Хелен помедлила, словно не решаясь продолжить, но вскоре – после мягкого поощрения со стороны Курта – снова заговорила, рассказывая о своем детстве. Она тоже потеряла родителей – обоих сразу, в пятилетнем возрасте. Они утонули во время шторма на море. Хелен едва помнила их. Благодаря дедушке и бабушке, вырастившим ее, у нее было счастливое детство. Они баловали внучку, и она платила им искренней любовью.

Это были прекрасные времена, с субботними поездками в город, с рождественскими службами в церкви и празднованием Четвертого июля в Мобиле. С замечательными летними каникулами, когда они выбирались на морское побережье и жили в белом коттедже прямо на пляже.

Хелен рассказывала, как они купались, ловили крабов, а по ночам разводили костры. Описывала красоту белых песчаных пляжей, обдуваемых морскими ветрами, и живописных закатов, окрашивавших океан в красно-золотые тона.

На секунду Хелен замолкла, затем с воодушевлением продолжила, рассказывая о Пойнт-Клире, роскошном курорте, расположенном на побережье в нескольких милях от ее фермы, где богатые семьи имели обыкновение проводить лето.

– Каждый вечер там устраивались танцы, – говорила она, блестя глазами, – под звездами, на большой танцевальной площадке, сооруженной прямо над водой. Там играл оркестр, и иногда, в тихую ночь, я слушала музыку, сидя на веранде. – Хелен мечтательно улыбнулась и с очаровательной непосредственностью добавила: – Я воображала себя на танцах в прелестном белом платье, вальсирующей в объятиях красивого поклонника. – Она рассмеялась, словно колокольчики зазвенели, и призналась: – Я ни разу там не была, но мне очень хотелось… – Она вздохнула.

Не отрывая от нее взгляда, Курт гибко поднялся на ноги и пересек залитую лунным светом веранду. Остановившись перед Хелен, он склонился в поклоне и протянул руку. Подняв на него удивленный взгляд, она вложила в нее свою ладонь. Курт сомкнул сильные пальцы и легко поднял ее на ноги.

– Мисс, – проникновенно произнес он, – я не мог не заметить вас. Вы так прелестны в этом белом платье. – Он прижал ее руку к груди. – Почту за честь, если вы соблаговолите подарить мне танец.

Он улыбнулся и подмигнул ей, безмолвно призывая подыграть ему.

И Хелен подыграла.

Глядя снизу вверх на своего кавалера, она изобразила застенчивую улыбку.

– Ах, сэр, вы так любезны, что способны вскружить голову бедной деревенской девушке.

 

Глава 31

Очарованный, Курт, запрокинув назад голову, рассмеялся. Белые зубы ярко сверкнули на его загорелом лице. Обвив рукой ее тонкую талию, он привлек ее к себе и начал тихонько напевать.

Хелен положила ему руку на плечо. Кончики ее пальцев касались гладкой ткани рубашки, под которой угадывались твердые как сталь мускулы. Ощущение было на удивление приятным.

Рука Курта легла ей на спину, и они медленно закружились по освещенной луной веранде. Вскоре в ночном воздухе зазвенел восторженный смех Хелен. Они кружились и покачивались в сладком забытьи, наслаждаясь красотой летней ночи.

И друг другом.

Касаясь виском его гладко выбритого подбородка, Хелен чувствовала себя ветреной и беззаботной, словно и вправду была юной девушкой с сияющими глазами, встретившей на летней вечеринке смуглого волнующего незнакомца.

– Мисс, у вас самые очаровательные туфельки из всех, что мне приходилось видеть, – заметил Курт.

Слегка отстранившись, Хелен взглянула на него и увидела лукавые искорки в зеленых глазах. Он знал, что она босая! Впрочем, не все ли равно? Рассмеявшись, она сложила пальцы в кулачок и игриво стукнула его по плечу.

– Из всех моих туфелек, – кокетливо сказала она, – эти самые любимые, так что, сэр, постарайтесь не наступать на них.

– Если я это сделаю, мисс, можете швырнуть меня в самое глубокое место залива.

– Вы не умеете плавать? – поинтересовалась она.

Курт усмехнулся:

– Вообще-то плаваю я гораздо лучше, чем танцую.

Хелен иронично улыбнулась:

– В таком случае вы прекрасный пловец.

– Я этого не сказал.

– А все-таки?

– Может, нам следует поплавать вместе, тогда вы сами увидите. – Он весело блеснул глазами.

– Может, вам не следует делать мне столь смелые предложения? – осведомилась Хелен, выгнув бровь.

– Может, вам не следует отказываться, не подумав?

– А может, вам следует вначале думать, а потом говорить?

– Пожалуй, – усмехнулся он.

– Вот именно, – улыбнулась она.

Они рассмеялись.

Девичье хихиканье Хелен смешалось с низким смехом Курта, и она импульсивно прислонилась лбом к его груди. Они шутили, поддразнивали друг друга, слегка флиртовали и смеялись, вспоминая, как сидели на кухонном полу, пытаясь отцепиться друг от друга.

Хелен сообщила, что он выглядел ужасно смешно, когда мчался через весь дом в одном сапоге. Курт в ответ поинтересовался, надета ли на ней нижняя юбка, или она решила их больше не носить. Разумеется, надета! – возмутилась Хелен. Курт недоверчиво покачал головой: как он может быть уверен, если она не покажет? В таком случае пусть сомневается, парировала Хелен.

Смеясь и болтая, они продолжали танцевать в островках лунного света. Ни один из них не мог точно сказать, когда легкомысленный настрой вечера изменился. Звонкий смех Хелен затих, а задорный мотив, который напевал Курт, превратился в медленную лиричную мелодию. Они больше не кружились в быстром темпе. Притихли и двигались очень медленно.

Чарующая красота летней ночи волновала и возбуждала их. Курт обнял ее обеими руками и прижал к себе.

Они больше не разговаривали. В этом не было необходимости. Их чувства были красноречивее всяких слов. На губах Хелен играла легкая улыбка, веки опустились, прикрыв сияющие голубые глаза. То, что Курт хорошо танцует, не явилось для нее неожиданностью, поскольку он двигался с кошачьей грацией, но она и вообразить себе не могла, что он будет танцевать с такой уверенностью и мастерством. Она следовала за ним без всяких усилий, угадывая каждое движение без каких-либо направляющих действий с его стороны. Словно была его частью, а их скользящие по веранде тела – единым целым.

Возможно, это потому, размышляла Хелен, что они так подходят друг другу. Что само по себе удивительно. Курт высокий, у него рост более шести футов, тогда как у нее – пять футов и шесть дюймов. Тем не менее в его объятиях она чувствовала себя вполне уютно.

Пожалуй, даже слишком уютно.

Кружась на цыпочках, Хелен время от времени касалась грудью его теплой твердой груди и сквозь складки неширокой юбки ощущала медленные, эротичные движения его бедер. Их ноги переплетались, сердца бились в унисон.

Тихо вздыхая, она наслаждалась каждым мгновением этого волнующего танца, пытаясь убедить себя, что только душная летняя ночь повинна в том, что ей так жарко.

Но в глубине души она знала.

Знала, что не что иное, как мощный поток тепла, исходивший от худощавого тела Курта, заставляет ее пульс учащенно биться, а лицо гореть. И что достаточно высвободиться из его сильных рук, чтобы избавиться от этих ощущений. Или нет? И она обречена вечно пылать, лишившись его объятий?

Курт еще крепче прижал ее к себе, и Хелен захлестнула очередная волна жара. Казалось, каждая частичка ее тела стремится к его обжигающей мощи. Единственное, чего она хотела, так это оставаться в объятиях этого темноволосого мужчины. Двигаться вместе с ним, дышать с ним одним воздухом и знать, что он всегда будет согревать ее своим теплом.

Прижавшись щекой к его широкому плечу, Хелен лениво шевелила пальцами, поглаживая его затылок, то и дело поглядывая на его красивое лицо. И каждый раз встречала сверкающий взгляд потемневших зеленых глаз.

Она вздрогнула, когда ладонь Курта легла на ее обнаженную шею, распространяя новые потоки тепла вверх, к уху, и вниз, к чувствительному местечку у основания горла, и затаила дыхание, когда эта теплая ласкающая рука сдвинула с ее плеча платье.

Ткань медленно скользнула вниз, и низкий голос Курта вкрадчиво произнес ей на ухо:

– Мне так больше нравилось. – Его ладонь двинулась дальше и замерла, накрыв ее обнаженное плечо.

Хелен стала бить дрожь, и она почувствовала, что Курт тоже дрожит.

Возбужденный близостью ее гибкого тела, Курт совсем перестал двигаться и слегка отстранился. Затем приподнял за подбородок ее лицо. В серебристом свете луны оно казалось поразительно красивым. Огромные сияющие глаза, высокие скулы, прямой нос, мягко очерченные губы. Лицо, которое он никогда не забудет.

– В чем дело? – обеспокоенно спросила Хелен, озадаченная столь пристальным вниманием. – Что вас так заинтересовало?

– Ваше лицо, – честно признался Курт. – Оно совершенно. Вы хоть представляете себе, насколько красивы, Хелен?

Он впервые назвал ее по имени. Это было так чудесно. Сердце Хелен едва не выскочило из груди.

– Хелен. Вы невероятно красивы, Хелен. – Курт с восторгом повторял ее имя. Затем приблизил губы к ее губам и прошептал: – Не это ли лицо подвигло тысячи кораблей пуститься в путь и сжечь величественные башни Трои? – Он медленно склонил голову. – Прекрасная Елена, поцелуй, сделай счастливейшим из смертных.

Глаза Хелен были прикованы к его губам, находившимся в опасной близости. Она понимала, что Курт медлит, чтобы дать ей возможность остановить его, однако не отстранилась. И не сказала «нет». Она хотела этого поцелуя. Жаждала его.

Курт помедлил еще мгновение и коснулся губами ее дрожащих губ. Затем принялся осыпать поцелуями ее лицо.

Когда он вернулся к ее губам, Хелен тихо вздохнула. На этот раз поцелуй был более продолжительным. Очарованная его поистине целомудренными поцелуями, Хелен привстала на цыпочки. Его губы были невероятно теплыми, гладкими и бесконечно нежными. Она никак не ожидала столь сдержанного поцелуя от мужчины, который выглядел таким опасным. Ей хотелось, чтобы этот нежный поцелуй никогда не кончался. Она полностью расслабилась, наслаждаясь тем, как он ненавязчиво и вместе с тем умело заставлял ее губы раскрываться навстречу его губам.

Легкие игривые поцелуи становились все более жаркими и требовательными. Ладонь Курта переместилась с ее волос на талию, и он еще теснее прижал ее к себе. Дрожа, она обвила руками его гибкий стан. Язык Курта проник к ней в рот, исследуя его теплые глубины, и Хелен захлестнуло новое ощущение головокружительной близости.

Она не смогла сдержать восторженного возгласа, когда его губы скользнули к чувствительному местечку у нее за ухом, и закрыла глаза, когда они двинулись вниз, прокладывая обжигающую дорожку поцелуев по ее шее и плечу. Кожа ее горела и в то же время покрывалась мурашками, в животе словно трепетали крылья бабочек, напрягшиеся соски обрели небывалую чувствительность.

Когда их губы снова встретились, она откликнулась на его поцелуй с таким пылом, что Курт стал терять самообладание. Сердце его лихорадочно ударялось о ребра, кровь, вязкая и горячая, пульсировала в висках и чреслах.

Сжимая Хелен в объятиях, он снова и снова целовал ее, с каждым поцелуем все более страстно и настойчиво.

Добравшись до низкого выреза ее платья, Курт прихватил его зубами, сдвигая вниз.

– Хелен, Хелен, – повторял Курт хриплым от желания голосом. – Милая, позволь мне любить тебя.

– Курт, – лихорадочно шепнула Хелен, с трудом скрывая наслаждение от прикосновения твердой мужской плоти, упиравшейся в ее живот.

Запыхавшаяся и потрясенная, она наконец опомнилась. Это нужно прекратить, и сейчас же! Она замерла, уткнувшись лицом в его загорелую шею.

– Нет. Нет, Курт…

– О, детка, пожалуйста, – выдохнул он ей в волосы. – Позволь мне…

– Капитан Нортвей, отпустите меня. – Дрожа от страсти, она попыталась высвободиться.

Курт разжал руки и неохотно выпустил ее из объятий. Оттолкнув его, Хелен бросилась бежать. Слезы стыда, вины и досады жгли глаза.

Курт остался один на веранде. Сердце бешено билось в груди. На смуглом лице застыло выражение разочарования и неутоленной страсти, пальцы сжались в кулаки. Он стиснул зубы и закрыл глаза.

Наконец, испустив долгий прерывистый вздох, Курт открыл глаза и спустился по ступенькам. Он шагал по залитому лунным светом двору, ругая себя последними словами. Начать с того, что ему вообще не следовало подходить к дому. Хелен его не приглашала.

Терзаясь от душевных и физических мук, он вернулся в свое жилище в пристройке к амбару.

 

Глава 32

Лето становилось все жарче. И их чувства тоже.

Курт сражался с мучительной страстью к Хелен испытанным способом, к которому прибегали мужчины испокон веков. Работал до упаду, а вечером валился в постель в полном изнеможении.

Хотя крайнее утомление помогало справиться с обременительными потребностями плоти, мучительная тоска оставалась, не покидая его ни на минуту. Как бы Курт ни уставал, он лежал в темноте, видя лицо Хелен, омытое лунным светом. Ему хотелось, чтобы она была рядом. Хотелось обнимать ее, пропускать сквозь пальцы ее золотистые волосы. Слышать ее смех. Чувствовать ее дыхание. Он хотел ее.

Хелен тоже боролась с собой.

Она старалась держаться от Курта как можно дальше. Каждый вечер перед сном доставала медальон и смотрела на фотографию мужа, чье лицо с каждым днем все более тускнело в памяти.

Она постоянно напоминала себе, что темноволосый мужчина, спящий в пристройке к амбару, – один из кровожадных демонов, ответственных за смерть и разрушения, навсегда изменившие жизнь ее любимого Юга.

Но это не помогало.

Хелен больше не могла заставить себя думать о Курте как о ненавистном янки, потому что уже успела его узнать. Курт Нортвей оказался порядочным, трудолюбивым, добрым и отзывчивым.

И это осложняло ситуацию.

Разрываясь между неодолимым влечением к Курту и растущим чувством вины, Хелен лишилась сна. Она беспокойно ворочалась в постели, представляя себе смуглое лицо Курта, посеребренное лунным светом. Ей хотелось, чтобы он был рядом. Чтобы сжимал ее в объятиях. Она хотела запустить пальцы в его черные как смоль шелковистые волосы. Хотела слышать его смех. Чувствовать его дыхание. Она хотела его.

Бессонные ночи так утомили Хелен, что она проводила жаркие летние дни в полусонном состоянии. Это помогало притушить пожар, пылавший у нее внутри.

Чарли, сам того не подозревая, спасал Курта и Хелен. Ничто не могло ускользнуть от внимания смышленого и наблюдательного ребенка.

Временами Курт виновато спрашивал себя, что могло бы произойти, не вертись Чарли постоянно под ногами.

Хелен не позволяла себе даже задумываться о подобной возможности и была бесконечно благодарна Чарли.

Малыш либо таскался за отцом, либо помогал ей. Даже отправляясь рыбачить с Джолли, что случалось довольно часто, он мог объявиться в любой момент, гордо демонстрируя свой улов.

Хелен была только рада многочисленным препятствиям, мешавшим им с Куртом оставаться наедине. Чтобы не искушать судьбу, она отказалась от привычки сидеть на веранде после наступления темноты.

А после того как однажды чуть не спровоцировала опасное развитие событий, прекратила ночные вылазки к заливу. В тот вечер, изнемогая от жары, не в силах оставаться в своей душной спальне, Хелен выскользнула на веранду, обошла вокруг дома и спустилась с переднего крыльца.

Пробежав через двор, она поспешила вниз по ступенькам, наслаждаясь ночным ветерком в предвкушении прогулки по неглубокой воде вдоль берега. Но, едва ступив на песок, Хелен замерла. Она увидела нечто не являвшееся частью ночного пейзажа.

Изваяние, способное сравниться по красоте с микеланджеловским Давидом.

На выступе скалы одиноко стоял Курт Нортвей, устремив взор на залив, не подозревая о ее присутствии.

Голый, как в день своего появления на свет.

Его смуглое тело влажно поблескивало в лунном свете, мокрые волосы прилипли к голове, обрисовывая ее скульптурную форму. Хелен благоговейно взирала на столь безупречный образец мужской красоты. Курт был само совершенство. Впечатляющий рост. Широкие плечи и сужающаяся к талии спина. Плоский мускулистый живот. Мощные бедра и длинные стройные ноги.

Хелен испытала соблазн, какого не испытывала никогда в жизни.

Она с трудом преодолела желание броситься к нему. Сорвать с разгоряченного тела сорочку и отдаться захлестнувшей ее страсти.

Она почти физически ощущала, как эти сильные руки обнимают ее, как это великолепное обнаженное тело прижимается к ней. Чувствовала обжигающий вкус его поцелуев, нежность прикосновений, плавное слияние их плоти и восторг завершения прямо здесь, на скользких от морской воды скалах.

Хелен повернулась и побежала прочь в страхе перед этим смуглым Адонисом. Да это сам дьявол принял его облик, явившись из недр ада, чтобы соблазнить ее и обречь на вечное проклятие! Но она не поддастся его обаянию, не пожертвует самоуважением и приличиями ради одной ночи безумной страсти.

Тем более что Курт Нортвей скоро уедет и забудет ее, оставив тосковать в одиночестве.

После этого случая, едва не закончившегося катастрофой, Хелен не выходила из дома по ночам. Боялась увидеть Курта. Боялась, что Курт увидит ее. Боялась, что он снова заключит ее в объятия и примется целовать, а у нее не хватит сил его остановить.

 

Глава 33

– Ой-ой-ой! – завопил Чарли.

– Что случилось? – встревожилась Хелен.

Стоял последний день долгого удушливого августа, и послеполуденное солнце нещадно палило. Хелен, расположившись на ступеньках веранды, лущила стручки горошка. На лужайке Чарли бросал палку, пытаясь научить Доминика приносить ее назад. Кот со свойственным ему достоинством отказывался принимать участие в этой бессмысленной игре. Стоит ли носиться за палкой, которая ему совершенно не нужна? Он смотрел на мальчика и не двигался с места. Так что Чарли приходилось самому бегать за палкой. На последнем витке он наступил босой ступней на острый шип.

– Колючка! – крикнул Чарли. – Я наступил на колючку.

– Иди сюда, я посмотрю, – велела Хелен, отставив в сторону миску с очищенным горошком.

Прыгая на одной ноге, Чарли поскакал к ней, корча жуткие гримасы, чтобы она видела, как ему больно.

– Ой-ой-ой, ох-ох-ох, – стонал и причитал он.

– Покажи ногу, – приказала Хелен, когда он добрался до нее.

Чарли положил руки ей на плечи и поставил грязную босую ступню ей на колени.

– Похоже, ты здорово укололся, – сказала Хелен, большим и указательным пальцами выдернув шип. – Готово! – Она показала шип Чарли. – Смотри, какой большой.

Чарли внимательно изучил колючку, нахмурился и покачал белокурой головкой.

– Чтоб я пропал, – заявил он, блеснув любимым выражением Джолли. – Неудивительно, что так больно!

Рассмеявшись, Хелен выбросила колючку и порывисто сжала в объятиях неугомонного малыша, который чуть ли не каждый день обдирал коленки и локти, набивал шишки, падал с дерева или качелей.

Хелен гордилась собой. Она привыкла к бесчисленным бедам Чарли и больше не впадала в панику при виде крови, струившейся из ран на теле маленького шалуна. И даже научилась оставаться спокойной или делать вид, что спокойна, что было совсем непросто. Чарли оказался сущим дьяволенком, а Хелен слишком привязалась к нему, чтобы не испытывать беспокойства.

– Чарли, да ты весь потный, – заметила она, откинув с его чумазого лба влажные волосы.

– Испекся, как придорожная ящерка, – согласился мальчик, снова процитировав Джолли.

– Посиди немножко, поможешь мне лущить горошек.

Чарли пожал плечами:

– Ладно. – И плюхнулся на ступеньку крыльца.

Следующие полчаса они провели вместе. Чарли с энтузиазмом лущил горошек, а Доминик мирно дремал рядом, положив пушистую лапу на исцарапанную коленку мальчика.

Разморенная на ослепительном южном солнце, Хелен чувствовала себя почти такой же сонной, как кот. Единственное, на что она была способна, – это держать глаза открытыми, лениво роняя «да» или «нет» в ответ на бесконечные вопросы ребенка.

Чарли быстро вывел ее из сонного состояния, громко объявив:

– К нам кто-то едет! В большой черной повозке.

Хелен радостно вскинула глаза в надежде увидеть экипаж Элликотов и нахмурилась, узнав шикарную коляску Ловлесса с откидным верхом, запряженную парой великолепных рысаков.

Слава Богу, что Чарли с ней рядом. И что его отца нет поблизости. Найлз получил бы немалое удовольствие, рассказывая своей пухленькой избалованной жене, что он застал вдову Хелен Кортни наедине с янки, которого она наняла в работники.

Экипаж остановился у южной оконечности двора, и Найлз выбрался наружу. Следом за ним, возбужденно лая, выскочил огромный мастиф и последовал за хозяином к дому.

Найлз был одет в один из своих дорогих, сшитых на заказ летних костюмов из белого полотна. Подойдя к Хелен, он снял белую соломенную шляпу и величественно поклонился.

Затем, широко улыбаясь, кивнул Чарли:

– Привет, юноша. Ты, должно быть, сын Нортвея?

– Капитана Нортвея, – поправил Чарли и гордо подтвердил: – Да, он мой папа.

Найлз улыбнулся и повернулся к Хелен:

– Вы прекрасно выглядите, миссис Кортни. День ото дня хорошеете. Похоже, вам нравится иметь жильцов.

Хелен не двинулась с места, продолжая лущить горошек.

– Что вам нужно, Найлз? – осведомилась она далеко не любезным тоном.

– Почему бы джентльмену не нанести визит соседке, с чьей семьей его связывают давние отношения? – Он сверкнул белозубой улыбкой и подмигнул Чарли.

– Обойдемся без светской беседы, Найлз. Чего вы хотите?

– Как пожелаете. – Улыбка Найлза слегка увяла. – Я приехал, чтобы в искренней и дружеской манере выложить свои карты на стол. Цель визита та же, что и всех предыдущих. Я намерен купить эту ферму. У вас или у налоговой службы, когда вы ее потеряете за неуплату налогов. Продайте ее мне, и вы получите некоторую компенсацию. Вы же понимаете, ферма так или иначе станет моей.

Нахмурившись, Хелен вытряхнула из фартука стручки гороха, поднялась и подбоченилась. Чарли тут же скопировал ее позу, вскочив на ноги, упершись кулачками в бедра и свирепо уставившись на Найлза.

– Я уже говорила вам, Найлз, – отчеканивая каждое слово, произнесла Хелен, – эта ферма не продается.

Найлз покачал головой, похлопывая белой шляпой по бедру, обтянутому белыми брюками, и снисходительно хмыкнул:

– Ну-ну, моя дорогая, я всего лишь пытаюсь вам помочь. И исключительно по доброте сердечной готов заплатить намного больше, чем это местечко стоит. Вы же умная женщина. Примите мое щедрое предложение и положите конец слухам, которые о вас ходят.

Хелен, возмущенная намеком на злобные сплетни относительно ее отношений с Куртом Нортвеем, запальчиво приказала Найлзу убираться.

Доминик вышел из ступора и спустился по ступенькам. Распластавшись на земле, он пригнул голову и угрожающе зашипел на чужаков. Черный мастиф Найлза взвизгнул, словно его укусили, поджал хвост и потрусил прочь со двора.

Однако Найлз не двигался.

– Убирайтесь отсюда! – крикнул Чарли.

Найлз лишь рассмеялся и, протянув руку, взъерошил белокурые волосы мальчика.

Но тут из-за его спины раздался низкий голос:

– Куда подевались ваши хваленые южные манеры, Ловлесс? Леди просила вас удалиться.

Найлз повернулся к приближающемуся Курту и усмехнулся.

– Я как раз собирался уходить, янки, – сказал он, надевая шляпу. – Еще не надумали продать мне своего гнедого?

Курт прошел мимо него, не спеша поднялся на крыльцо и встал рядом с Хелен, скрестив руки на груди и прислонившись плечом к столбику веранды.

– Жеребец не продается, – негромко произнес он тоном, не терпящим возражений. – Как и ферма миссис Кортни. Приятно было повидаться, Ловлесс.

Найлз перестал улыбаться. Выругавшись себе под нос, он повернулся, быстро зашагал к своей коляске и укатил.

– Спасибо, – поблагодарила Хелен Курта.

Курт кивнул и обратился к сыну:

– Чарли, если этот джентльмен снова появится, сразу же зови меня.

– Хорошо, папа, – с готовностью пообещал тот и спросил: – А куда ты идешь?

– Пора доить Бесси.

– Можно, я пойду с тобой?

– А ты уже кончил лущить горох?

– Ой, я и забыл! – Чарли скорчил гримаску. – Совсем немножко осталось. Подождешь меня?

– Идите, – сказала Хелен. – Я сама закончу.

– Хелен сама закончит, – радостно сообщил Чарли отцу. – Можно, я подою Бесси? Как ты думаешь, она не будет против? Позволит мне дергать ее за…

– Сейчас узнаем, – перебил его Курт. – Хочешь прокатиться на закорках до амбара?

Мальчик запрыгал от радости. И когда Курт легко поднял его с земли и посадил себе на плечи, взвизгнул от восторга.

Улыбаясь, Хелен проводила их взглядом. Чарли заливался смехом, крепко обхватив шею отца, и звал с собой Доминика. Кот рванулся вперед. Когда они исчезли за углом дома, Хелен медленно опустилась на ступеньки и стала размышлять.

Курт пришел ей на помощь. Хладнокровно приказал Ловлессу убираться. Одного его слова оказалось достаточно, чтобы Найлз поджал хвост и ретировался. Совсем как его трусливый мастиф!

Хелен рассмеялась. Пока Курт Нортвей на ферме, можно не беспокоиться, что Найлз Ловлесс снова явится сюда.

Не посмеет.

Впервые за долгие годы она чувствовала себя в безопасности на своей земле.

Вздохнув, Хелен снова взялась за горох. Вскоре она опять останется одна. Лето прошло. Август на исходе. На носу сентябрь. Близится листопад.

К первым октябрьским холодам урожай будет собран и Нортвей уедет. Лучше об этом не думать. Она встала и направилась в дом готовить ужин.

Не успела она войти в кухню, как объявился Джолли. Услышав от Хелен, что она собирается приготовить на ужин жареную зубатку с горошком и соусом, он заявил:

– Ставь сковородку, а я накрою на стол.

Все были рады Джолли. Чарли – потому что целый день не видел своего лучшего друга, а Хелен с Куртом – потому что опасались остаться наедине, когда мальчик покончит с едой и помчится играть.

К тому же Джолли любил поболтать, и Хелен с Куртом были избавлены от необходимости разговаривать.

Первым делом Джолли сообщил о штормовом предупреждении, поступившем с востока, со стороны Пенсаколы.

При этом известии Хелен напряглась.

– Рановато для этого времени года, тебе не кажется? – с беспокойством спросила она. – Наверное, нам следует принять меры?

– Нет-нет. В этом нет необходимости, – поспешно сказал Джолли, сожалея о сказанном. Никто лучше его не знал, как сильно боится Хелен ураганов. С тех пор как ее родители погибли во время шторма, она испытывала ужас перед морской стихией.

– Ты уверен, что нет опасности? – Хелен старалась говорить спокойно, но Курт заметил ее волнение.

– Никакой, детка, совсем никакой, – заверил ее Джолли. – Возможно, пройдет небольшой дождик, не более того. Правда.

Он заткнул салфетку за воротник и заговорил о другом. С аппетитом поглощая ужин, Джолли бодро излагал последние новости. Сестры Ливингстон перемывают косточки Эм Элликот, якобы бесстыдно преследующей шерифа Купера. Богатая вдовушка Ясмин Парнелл отбыла на восточное побережье, чтобы провести пару недель на шикарном курорте в Пойнт-Клире. Известный актер Тирон Пауэр собирается выступить на сцене театра в Мобиле.

– Ах да, совсем забыл, Том Блейк открыл лесопилку в Бей-Минетте, – сообщил он.

– Неужели? – Брови Хелен приподнялись. – Том Блейк… ведь он…

– Единственный внук старого Ванса Блейка. Ванс и твой дед были лучшими друзьями. Ванс женился на хорошенькой малютке из Бей-Минетта и переехал туда, поближе к ее родным. Думаю, Томми не прогадает, затеяв это лесопильное дело. Бог свидетель, сейчас большая нужда в строительном дереве.

Согласившись, Хелен забросала Джолли вопросами о новой лесопилке Тома Блейка. Курт вежливо прислушивался к их оживленной дискуссии, удивляясь явному интересу Хелен к этой теме.

– Томми – смышленый парень, – подытожил Джолли. – Попомни мое слово, он с этой лесопилкой многого добьется.

Он продолжил разговор, потихоньку наблюдая за Хелен и Куртом, и заметил – как и во время нескольких последних посещений, – что отношения между ними опять изменились.

Они вернулись к тому, с чего начали.

Или нет?

Джолли не был уверен, но подозревал, что знает, в чем тут дело. Если его предположения верны и они испытывают друг к другу определенные чувства, то это лишь вопрос времени. Остается надеяться, что это произойдет до того, как Курт и Чарли уедут.

Покончив с едой, Джолли похлопал по своему круглому животу и с удовлетворенным вздохом отодвинул стул.

– Чарли, малыш, иди-ка посиди у меня на коленях.

Чарли мигом соскочил со своего стула и забрался к старику на колени.

– Чарли, – спросил Джолли, гладя морщинистой рукой белокурые волосы мальчика, – я рассказывал тебе о кулинарном конкурсе, который проводится каждый год в Бей-Минетте?

– Нет, – откликнулся Чарли. – А когда? Мы туда поедем?

Он не видел, как его отец и Хелен дружно замотали головами. Однако Джолли не обратил на это ни малейшего внимания.

– Каждый сентябрь все окрестные жители отправляются в Бей-Минетт, чтобы…

Гладя волосы ребенка, Джолли подробно описывал предстоящий конкурс, который он никогда не пропускал, поскольку готовил лучший фасолевый суп во всем округе Болдуин. Каждый сентябрь он отправлялся в Бей-Минетт на три-четыре дня. Там очень весело, рассказывал Джолли, и бывает полно ребятишек в возрасте Чарли.

Хелен готова была оторвать ему голову.

Но когда Джолли поднялся и сказал, что ему пора домой, Хелен стала уговаривать его остаться.

– До заката еще далеко, – убеждала она. – Останься, мы могли бы сыграть в шахматы.

Джолли не остался. Чарли проводил его до короткой дороги, проходившей через лес. Там они попрощались, и Джолли пообещал приехать на следующий день.

Курт откланялся сразу же после ухода Джолли. Хелен убрала со стола и привела в порядок кухню.

Когда спустились сумерки, Хелен вышла на заднюю веранду. Услышав стук топора, она покачала головой. Курт Нортвей опять рубит дрова. Откуда только у него берутся силы? Он никогда не отдыхает. С рассвета до заката трудится как одержимый.

Хелен спустилась с крыльца и зашагала к коптильне. Утром она собиралась печь хлеб и решила принести муки. Заметив ее, Чарли, раскачивавшийся на качелях, спрыгнул на землю и бросился следом. Он увязался за ней в полутемную коптильню, засыпав вопросами и разглядывая полки, заставленные интереснейшими вещами.

– О нет! – воскликнула Хелен, стоя перед пустой полкой. – У нас кончилась мука.

– Хочешь, я одолжу немного у Джолли? Я знаю дорогу. Он показал мне.

– Нет-нет. В этом нет необходимости. Ничего не случится, если я испеку хлеб в другой раз. Пойдем.

В вечернем воздухе далеко разносился стук топора о дерево. Ему вторило эхо и мычание дойной коровы.

Нахмурившись, Хелен остановилась.

– Ты не мог бы отвести Бесси на пастбище? – обратилась она к Чарли.

Ей не пришлось просить дважды. Чарли стремглав понесся к коровнику, выкрикивая имя Бесси. Хелен выждала минуту, глубоко вздохнула и направилась к тому месту, где Курт колол дрова.

Она окинула его придирчивым взглядом. Его красивое лицо осунулось. Мокрый от пота, он выглядел так, словно вот-вот рухнет без сил. Зачем он так надрывается? – гадала она.

Почувствовав ее присутствие, Курт медленно опустил топор на землю и прислонил топорище к ноге. Затем смахнул пот со лба.

– Капитан, я просила вас усердно работать. Но не просила убивать себя на работе, – сказала Хелен, подойдя ближе. – Незачем делать все сразу.

– Здесь полно дел, – возразил Курт. Он посмотрел на нее в упор и отвернулся. – Я хотел бы успеть как можно больше, прежде чем… – Он замолк и пожал плечами.

– Прежде чем вы уедете?

– Да, прежде чем мы уедем.

 

Глава 34

– Только честно. Как по-вашему, ей понравится?

Курт ошеломленно уставился на сверкающий бриллиант и тихонько присвистнул:

– Еще бы! Любой женщине понравится.

Куп довольно усмехнулся. В сотый раз полюбовавшись переливающимися гранями камня, он закрыл бархатную коробочку и убрал в нагрудный карман.

Они сидели за обшарпанным письменным столом шерифа Купера в окружной тюрьме. Была пятница, и Куп удивился, когда увидел входящего в дверь Нортвея.

– Вы, случайно, не перепутали день? – поинтересовался он, поднявшись, чтобы пожать ему руку.

– Нет, но вы же знаете женщин. Прошлым вечером Хел… миссис Кортни обнаружила, что у нее кончилась мука. – Курт улыбнулся, пожав плечами. – Не желает ждать до субботы. Хочет получить свою муку сегодня же.

– Похоже, придется и мне привыкать к дамским причудам, – сказал Куп, покраснев.

Тогда-то он и извлек из кармана крохотную бархатную коробочку и показал Курту обручальное кольцо с бриллиантом, купленное для Эм Элликот.

– И когда состоится счастливое событие? – поинтересовался Курт. Откинувшись на стуле, он взял предложенную шерифом сигару, зажег ее и медленно раскурил.

– Это зависит от Эм, – отозвался Куп. – Боюсь, она захочет устроить пышную церемонию… венчание в церкви и все такое. Наверное, потребуется время, чтобы все это организовать.

Курт кивнул, затянулся сигарой и пожелал шерифу счастья. Мужчины неспешно попыхивали сигарами и пили крепкий черный кофе, наслаждаясь покоем и компанией друг друга. Но визит был непродолжительным. К часу дня Купу надлежало явиться в Мобил на судебное заседание.

Они вместе вышли и постояли минуту на жарком солнце, глядя на противоположную сторону улицы.

– Будьте осторожны, ладно? – сказал Куп, не поворачивая головы. – Похоже, в городе полно смутьянов нынче утром.

Взгляд Курта задержался на грубоватого вида мужчинах, подпиравших стену салуна напротив.

– Не беспокойтесь, шериф. Я уже привык к оскорблениям и насмешкам. – Они обменялись рукопожатием. – Поверьте, ничто из того, что они могут сказать или сделать, не способно вывести меня из равновесия. – Он беспечно улыбнулся. – Я самый миролюбивый из всех вояк на свете.

Куп кивнул и тоже улыбнулся:

– Передайте Хелен мои лучшие пожелания и заходите ко мне, когда в следующий раз приедете в город.

– Непременно.

Курт оставался на месте, пока шериф не взобрался в седло и не ускакал из города на своем огромном гнедом мерине. Затянувшись в последний раз, он выбросил окурок, надвинул на лоб шляпу, сунул большие пальцы рук за пояс темных брюк и сошел с тротуара.

Не спеша Курт пересек пыльную улицу и поднялся на тротуар перед вращающимися двойными дверями салуна «Красная роза».

– Прошу прощения… пардон… извините… – повторял он, прокладывая путь сквозь толпу мужчин, слонявшихся на широком тротуаре.

Не обращая внимания на насмешки и оскорбительные клички, Курт целеустремленно шагал по направлению к магазину Джейка. Через открытую дверь парикмахерской Скиттера можно было видеть собравшихся внутри мужчин. Джим Лоуган, самый дюжий из подручных Найлза Ловлесса, сдернул с шеи салфетку, поднялся с кресла и вышел наружу. За ним последовало полдюжины приятелей.

Безразличный к выкрикам и издевкам, направленным против него лично, Курт спокойно продолжил путь. Но, оказавшись в нескольких шагах от магазина Джейка, услышал имя Хелен, сопровождаемое взрывом смеха.

Курт резко остановился.

Его зеленые глаза сузились от гнева. Крепко сжав челюсти, он повернулся и медленно двинулся назад. Джим Лоуган и остальная компания наблюдали за его приближением.

Остановившись перед уродливым верзилой, Курт произнес негромким, лишенным эмоций тоном:

– Я большой ценитель юмора – как и эти джентльмены. – Он одарил выразительным взглядом каждую ухмыляющуюся физиономию. – Может, поделитесь со мной своей шуткой?

– Почему бы и нет? – отозвался Лоуган с наглой ухмылкой. – Я сказал, что Уилл Кортни умер, сражаясь с северянами, только для того, чтобы его пылкая вдовушка завела себе любовника-янки.

Правый кулак Курта врезался в его глумливый рот с такой яростной силой, что застигнутый врасплох Лоуган отлетел на десять футов назад, стукнувшись о стену парикмахерской. Ошарашенный, он вытер стекавшую по подбородку кровь, осыпая Курта грубой бранью, затем взревел, как раненый бык, и ринулся на него, вопя и размахивая кулаками.

Курт вовремя увернулся, чтобы избежать целенаправленного удара правой, который снес бы половину его головы. Затем стремительным движением нанес противнику удар в челюсть и еще два в живот. Тот согнулся, схватившись за живот и хватая ртом воздух. Курт воспользовался представившейся возможностью, чтобы нанести удар снизу в челюсть, от которого голова Лоугана мотнулась назад.

Это была свирепая, кровавая схватка. Курт был легче фунтов на пятьдесят, но не уступал противнику в росте и длине рук. Его худощавое тело было мускулистым и закаленным на войне и тяжелой работе. Они в равной степени владели искусством кулачного боя. Но у Курта имелось одно важное преимущество.

Он был в ярости.

Ярость сверкала в его сузившихся зеленых глазах, кипела в крови, направляла тяжелые кулаки. Слишком долго пребывавший в состоянии туго закрученной пружины, он в один миг освободился от удушающих пут рассудка и воли. Весь его тщательно подавляемый гнев, вся ненависть, скорбь и страсть выплеснулись наружу в беспощадной атаке на презренное животное, посмевшее замарать доброе имя Хелен Кортни.

Из салуна и других заведений высыпали любопытные, желавшие поглазеть на драку. Привлеченный криками, из своей конторы вышел Найлз – в тот самый момент, когда Лоуган ударил Курта с такой силой, что тот опрокинулся на мостовую. Курт в мгновение ока оказался на ногах и с такой яростью налетел на противника, что лошади у коновязи шарахнулись в стороны. Одна даже отвязалась и потрусила по улице. Рейдер взвился на дыбы и громко заржал, нервно косясь на двух мужчин, катавшихся по земле.

– Прикончи этого паршивого ублюдка-янки! – раздался голос.

– Убей его, убей! – подхватили другие.

Большинство собравшихся искренне наслаждались жестокой, кровавой схваткой. Не желая, чтобы представление кончалось, они даже подбадривали Курта, когда тот вскочил на ноги, и одобрительно взревели, когда он двинул Лоугана кулаком под ребра. Они свистели, когда быстро очухавшийся Лоуган врезал костяшками пальцев по челюсти Курта, топали ногами, когда Курт ответил ему хуком справа, и вопили от восторга, когда Джим Лоуган зажал противника в тиски и нанес ему несколько сокрушительных ударов по почкам.

Двое мужчин продолжали драться, пока, окровавленные и покрытые ссадинами, не выдохлись настолько, что были не в силах поднять руки. Наконец Джим Лоуган, плюясь кровью и изрыгая проклятия, рухнул на колени и затих на обочине.

Курт остался стоять на нетвердых ногах. Его одежда была разорвана в клочья. Лицо, грудь, руки – все было покрыто грязью и кровью. Левый глаз полностью заплыл, а из ссадины под правой бровью струилась кровь.

Но он по-прежнему пребывал в ярости.

Схватив Лоугана за грудки, он поднял его на ноги, собираясь снова ударить. Тот застонал, и из его глаз потекли слезы. Видя, что их приятель совершенно беспомощен, двое здоровяков отделились от толпы и схватили Курта за руки. Пока Гарри Бойд и Расс Картер удерживали Курта, Лоуган, обретший второе дыхание, наносил удар за ударом в его незащищенные лицо и живот.

Найлз Ловлесс удовлетворенно улыбался, наблюдая, как его подручные подправляют физиономию наглого янки. Сам напросился. Может, теперь у него хватит ума убраться из Алабамы.

Не все, однако, разделяли его ликование.

Стоя у дверей универсального магазина Джейка, сестры Ливингстон с ужасом наблюдали за происходящим.

– Боже, какой кошмар. Папа никогда бы этого не одобрил, – заявила Каролина, качая головой.

– Так нельзя, – вторила Селеста. – Пусть даже этот молодой человек – янки, все равно так нельзя.

– Да, нельзя, – согласился Джейк Отри, появившийся за спинами сестер, с выражением отвращения на лице. – Это никуда не годится.

Сестры дружно кивнули.

– Мы были несправедливы к Хелен Кортни, – сокрушалась Каролина.

– И к молодому человеку тоже, – добавила Селеста.

Ухмыляющаяся парочка, державшая Курта, наконец отпустила его, и он остался стоять, сражаясь с волнами тошноты и слабости. Его качало, он не видел ничего вокруг, не сознавал, где находится.

Причудливые гримасничающие лица проплывали перед ним, резкий смех отдавался эхом в раскалывающейся от боли голове. Со всех сторон звучала брань, такая громкая и яростная, что проникала сквозь туман, окутывающий его сознание.

Наконец какой-то шутник подступил ближе и пинком свалил его с ног. Курт рухнул на тротуар, застонав от боли.

Со своего наблюдательного пункта у дверей конторы Найлз едва заметно кивнул, подав сигнал своим подручным. Тут же пара ухмыляющихся молодцов подхватила Курта под руки и усадила на спину его гнедого жеребца. Почувствовав седока, Рейдер заржал и попятился, дико вращая глазами. Несколько мужчин кинулись к нему и удержали на месте. Смеясь, они закинули поводья назад и обмотали их вокруг луки седла.

Один из них сдернул с головы соломенную шляпу и шлепнул жеребца по крупу. Другой вытащил револьвер и выстрелил в воздух вслед огромному жеребцу, галопом уносившемуся из города.

Верный Рейдер сразу же взял курс на ферму. Курт бессильно покачивался в седле, едва сознавая, что происходит. Ослабевший от потери крови, избитый так, что каждый вздох причинял боль, он почти лежал на шее жеребца, цепляясь за длинную гриву. В глазах его вспыхивали искры, кровь, сочившаяся из разбитого рта, капала на гладкий загривок Рейдера.

Умный конь, обеспокоенный состоянием хозяина, несся во весь опор. Запыхавшийся и взмыленный, он начал громко ржать, как только вылетел из обсаженной деревьями аллеи, ведущей к ферме Берков. Хелен и Чарли, собиравшие в саду спелые фрукты, услышали яростное ржание и озадаченно переглянулись.

– Кто бы это мог быть? – удивилась Хелен.

Глаза Чарли округлились.

– А вдруг это тот дядька с большой черной собакой?

– Нет-нет, вряд ли… – Хелен поднялась и прикрыла глаза ладонью от солнца. – Но ведь это же… Рейдер. И твой отец… – Она замолкла, увидев кровь, стекавшую по гладкой шее коня. Ее глаза метнулись к мужчине, сидевшему в седле. – Курт! – вскрикнула она. – Курт! Курт! Нет… о Господи, нет!

Хелен побежала, сдернув с головы соломенную шляпу и стягивая на бегу рабочие перчатки. Испуганный Чарли кинулся следом, спрашивая, что случилось. Подбежав к Рейдеру, она ахнула от ужаса при виде Курта, на котором не было живого места.

– Чарли, беги к Джолли! – в отчаянии закричала она. – Воспользуйся коротким путем через лес. Передай ему, пусть привезет доктора Ледета!

Потрясенный, Чарли не сводил испуганного взгляда с окровавленного отца. Широко распахнутые глаза мальчика наполнились слезами. Он словно прирос к месту, не в силах пошевелиться.

– Быстрее! – крикнула Хелен, и Чарли опрометью кинулся выполнять ее поручение.

Вся дрожа, Хелен нежно коснулась чудовищно изуродованного лица Курта.

– Курт, вы слышите меня? Это я, Хелен.

– Хелен, – прохрипел он разбитыми в кровь губами.

– Все в порядке, Курт, вы дома, – сказала Хелен, сдерживая рыдания. – Мы позаботимся о вас.

Она едва стояла на ногах, так дрожали колени. Ласково разговаривая с жеребцом, она взяла его за уздечку и повела во двор, вокруг дома, к передней веранде. Не представляя, как ей удастся снять Курта с лошади и втащить на крыльцо, а затем в дом, Хелен всхлипнула от благодарности, когда умное животное поднялось по ступенькам, как будто знало, что от него требуется.

– Спасибо, Рейдер, спасибо, миленький, – вымолвила она, когда он зацокал копытами по деревянной веранде. Хелен потянулась к Курту, но жеребец заржал и опустился на передние ноги.

Хелен обхватила Курта за талию и стащила на пол. Затем подождала, пока Рейдер снова встанет на четыре ноги и освободит путь.

– Вы можете идти? – спросила она, стоя на коленях и придерживая его голову.

– Не знаю, – сказал Курт. – Где мы?

– На крыльце, – сказала Хелен, осторожно стирая подолом юбки кровь с его разбитого лица.

– Может, я передохну немного? – произнес он, едва шевеля губами. – Я ужасно устал.

– Знаю, – прошептала она, – но мы должны втащить вас внутрь.

– Я не смогу, – признался он, тщетно пытаясь открыть глаза. – У меня не получится.

– Я помогу, – сказала Хелен. – Втащу вас внутрь, вот увидите.

Поднатужившись, она посадила его и, прижавшись губами к слипшимся от крови волосам, прошептала:

– Мы сделаем это вместе. Я встану, а вы попытайтесь встать вместе со мной. Нам нужно добраться до комнаты для гостей.

Сделав глубокий вдох, она обвила вялые руки Курта вокруг своей шеи, обхватила его за талию и встала на одно колено. Затем ценой невероятных усилий поднялась на ноги и подняла его. Тяжело дыша, Хелен прислонилась к стене дома, сгибаясь под тяжестью Курта.

Передохнув, она попятилась назад в открытую дверь и буквально протащила Курта по коридору в комнату для гостей. На полпути к кровати она почувствовала, что теряет равновесие. Опасаясь, как бы он не упал, она медленно опустилась на пол.

– Ну вот, – сказала Хелен, осторожно положив его на толстый ковер. – Побудьте здесь. – Она вскочила и вылетела из комнаты.

Спустя считанные секунды Хелен вернулась с тазиком воды, чистыми полотенцами и салфетками. При виде неподвижно лежащего Курта ее сердце болезненно сжалось. Поставив тазик на пол, она опустилась на колени рядом с ним, взяла покрытую ссадинами руку и прижала к груди.

– Курт, о, Курт, ответьте мне, – взволнованно произнесла она. – Пожалуйста, ответьте мне.

Его пальцы на секунду сжались, непослушные губы шевельнулись.

– Я… не ранен, – выдохнул он. – Не беспокойтесь.

– Я не беспокоюсь.

Но она беспокоилась. Беспокоилась слишком сильно, чтобы сердиться на Курта за то, что позволил втянуть себя в драку. Молясь, чтобы поскорее явился доктор, она сняла с Курта рубашку и осторожно промыла ссадины, покрывавшие его грудь, плечи и руки, после чего занялась спиной.

Смочив салфетку, Хелен отжала ее и медленно прошлась влажной тканью по длинному шраму, пересекавшему его бок и спину. Наконец она бросила запачканную салфетку в тазик и снова перевернула его на спину.

Закончив, Хелен поспешила к постели, сдернула голубое бархатное покрывало, бросила на ковер в ногах двуспальной кровати. Затем откинула одеяло, взбила пуховые подушки и вернулась к Курту.

Она сняла с него сапоги и носки, расстегнула ремень и застежку брюк. Помедлила, размышляя о том, не снять ли брюки, но решила сделать это, когда уложит его в постель.

Пыхтя, Хелен как-то умудрилась поднять Курта с пола и довести до кровати. Воспользовавшись маленькой скамеечкой, предназначенной специально для этой цели, она забралась на постель и потянула Курта за собой. Она упала навзничь на высокую пуховую перину, так чтобы он оказался поверх нее. Передохнув долю секунды, Хелен выбралась из-под его тяжелого тела и слезла с постели.

В считанные минуты она стащила с него брюки и укрыла белой простыней до пояса. Курт лежал неподвижно с закрытыми глазами и казался таким измученным, что ей захотелось плакать.

Приблизив губы к его распухшему уху, она прошептала:

– Я позабочусь о вас. Обещаю.

Его ресницы едва заметно дрогнули. Судорожно сглотнув, Хелен отошла от кровати и начала расстегивать свое выпачканное кровью рабочее платье. Сняла его, бросила на стул и собралась сходить в свою комнату за чистой одеждой.

Но Курт шевельнулся, и, хотя с его губ не слетело ни звука, было видно, что он пытается произнести ее имя.

– Я здесь, Курт, я здесь. – Она вернулась к постели и положила прохладную руку на его горячий лоб.

Левый глаз Курта приоткрылся. Увидев склонившуюся над ним Хелен, он снова попытался заговорить.

– Ш-ш-ш, – шепнула она, коснувшись пальцем его разбитых, распухших губ. – Не тратьте силы. Я все понимаю. – Она улыбнулась ему.

Глаза Курта закрылись. Он испустил долгий прерывистый вздох. И потерял сознание.

 

Глава 35

Солнце уже садилось в залив и сентябрьская жара несколько ослабла, когда доктор Милтон Ледет вышел из комнаты для гостей, притворив за собой дверь.

В полутемном коридоре его встретили три пары встревоженных глаз.

– У него сломано несколько ребер, – объявил доктор. – Многочисленные ссадины и ушибы. Два сломанных пальца на левой руке. На правой ноге растяжение связок. Сильно подбит глаз. И легкое сотрясение мозга.

– Сотрясение, – повторила Хелен, побледнев как смерть. – Он… он… – Не в состоянии закончить, она в ужасе смотрела на доктора, невольно прижав руку к груди.

– Ну-ну, Хелен, он поправится, – улыбнулся доктор, похлопав ее по плечу. – Парня крепко избили, но ничто не угрожает его жизни. Единственное, что его может убить, – это заражение… Такая опасность существует, но у него нет жара. Да и раны – благодаря тебе, Хелен, – выглядят чистыми.

– Слава тебе Господи, – облегченно вздохнул Джолли и взъерошил белокурые волосы Чарли. – Слышишь, мой мальчик? С твоим отцом все будет в порядке.

– А можно мне увидеть папу? – Чарли поднял на высокого доктора печальный взгляд.

– Можешь заглянуть на минутку. – Доктор Ледет опустил закатанные рукава рубашки. – Но он принял лекарство и спит сейчас, так что постарайся не беспокоить его. – Доктор осторожно приоткрыл дверь спальни и сделал знак ребенку. Чарли тихо проскользнул в комнату.

Трое взрослых молча наблюдали, как мальчик пересек просторную спальню, освещенную лишь оранжевым сиянием заходящего летнего солнца, и подошел к высокой пуховой постели. Подтащил скамеечку, забрался на нее и остался стоять, глядя на избитое лицо спящего отца. Он не издал ни звука. Только осторожно погладил пальчиком перевязанную руку Курта.

Хелен и Джолли с улыбкой переглянулись.

Чарли оставался с отцом не более минуты. Когда он вышел из комнаты, доктор Ледет снова закрыл дверь. Затем, препроводив всю компанию в заднюю часть дома, дал им подробные указания относительно ухода за пациентом.

– Он должен соблюдать полный покой, насколько это возможно. Боюсь, ему придется нелегко. Но чем больше он будет двигаться, тем больше времени займет процесс выздоровления. – Из своей черной сумки доктор достал флакон с настойкой опиума и вручил его Хелен. – Давайте ему по нескольку капель по мере необходимости, чтобы облегчить боль. Меняйте повязки, держите раны в чистоте и сбивайте температуру. Справитесь?

– Да, – быстро ответила Хелен. – Что-нибудь еще, доктор?

– Да. – Доктор Ледет закрыл свою черную сумку. – Постарайтесь держать его в постели, пока я не разрешу ему вставать. – Он направился к задней двери. – Я загляну к вам завтра или послезавтра, чтобы убедиться, что он не подхватил инфекцию. Если понадоблюсь раньше, Джолли знает, где меня найти.

– Большое спасибо, что приехали, доктор, – сказала Хелен, коснувшись его плеча. – Мы вам очень признательны.

– А как же иначе, детка, – отозвался доктор, которого Хелен знала всю жизнь. Он покачал головой. – Хотелось бы думать, что все это не более чем обычная драка, затеянная со скуки любителями мордобоя.

– Но вы в этом не уверены, – констатировала Хелен, глядя на него в упор.

Доктор Ледет вздохнул, хотел что-то сказать, но передумал, пожал руку Хелен и вышел. Джолли проводил его до привязанной во дворе лошади, а Хелен направилась в комнату для гостей. Чарли шел за ней по пятам.

Когда Джолли присоединился к ним, они стояли у постели Курта, глядя на него, освещенного закатными лучами солнца. Джолли зажег масляную лампу на ночном столике, подошел к кровати и обнял Хелен за плечи.

Долгое бдение у ложа больного началось.

Джолли настоял на том, чтобы остаться на ночь на ферме. Хелен сразу согласилась. Вдвоем они смогут по очереди дежурить у постели Курта. Чарли заявил, что тоже хочет помочь. Хелен сказала, что он очень поможет, если сбегает за своими вещами и переберется в дом, пока его отец не поправится. Чарли не заставил себя упрашивать и отправился вместе с Джолли в пристройку за своей одеждой.

Хелен устроила ему постель на обитой голубым бархатом кушетке, чтобы он мог спать в одной комнате с Куртом. Когда наступило время ложиться, Чарли объявил, что не хочет спать, а останется дежурить у постели отца. Ни Хелен, ни Джолли не стали возражать.

Но когда напольные часы в прихожей пробили полночь, Чарли стало клонить ко сну. Сидя на скамеечке для ног, он уронил голову на грудь. Джолли отнес его на кушетку, раздел и уложил в постель.

Чарли спал, а взрослые ухаживали за Куртом: протирали его лицо салфетками, смоченными в холодной воде, шептали успокаивающие слова, когда он становился беспокойным, и делали все возможное, чтобы ему было удобно.

И чтобы он не двигался.

Это оказалось непростой задачей. Временами им требовались совместные усилия, чтобы удержать Курта на месте. В полубессознательном состоянии, страдая от боли и лихорадки, он что-то бормотал, метался и стонал. Только перед самым рассветом он погрузился в сон.

Джолли дремал в кресле. Но Хелен бодрствовала. Она не могла сомкнуть глаз, чувствуя себя ответственной за то, что произошло с Куртом, полная решимости искупить свою вину. Она будет заботиться о нем, не щадя сил. Пройдет через это испытание вместе с ним, сколько бы времени для этого ни понадобилось.

Встревоженная и усталая, Хелен стояла у постели, когда бледные лучи солнца проникли в комнату и осветили смуглое лицо на подушке. При взгляде на Курта ее сердце болезненно сжалось. Его с трудом можно было узнать. Лицо распухло и окрасилось во все цвета радуги.

Легко коснувшись его покрытого синяками и ссадинами плеча, Хелен поклялась себе сделать все, что в ее силах. К сбору урожая он будет в полном порядке и сможет отправиться в путь.

Уехать домой, в Мэриленд.

Его глаза неожиданно приоткрылись. У Хелен перехватило дыхание. Курт смотрел на нее. Он попытался что-то сказать, но не смог.

– Курт, – шепнула она, наклонившись к нему. – Курт, это Хелен. Я здесь.

– Хелен, – хрипло выдохнул он, с трудом шевеля распухшими, потрескавшимися губами. – У вас… усталый вид. – Он слегка приподнял перевязанную руку, лежавшую на постели.

Хелен хотелось и смеяться, и плакать.

– Нет, дорогой. Я нисколько не устала.

– Вы… ужасно… милая, – с трудом прошептал он. Его заплывшие глаза закрылись, дыхание стало глубоким и размеренным.

Джолли взял на себя утренние дела, которыми обычно занимался Курт. Затем, к удивлению Хелен, отправился домой и отсутствовал весь остаток дня. Вместе с Чарли она приступила к долгому процессу выхаживания своего пациента.

В полдень Хелен сделала Курту перевязку, промыла ссадины на груди, наложила тугую повязку на сломанные ребра и сделала ванночку с горячей соленой водой для его растянутой лодыжки.

Курт проснулся во второй половине дня. Она покормила его с ложечки говяжьим бульоном и напоила чаем. Чарли крутился рядом, помогая и не переставая болтать.

Когда пришло время ложиться спать, Курт отдыхал, устроенный со всеми возможными удобствами.

– Нам обоим просто необходимо поспать, – сказала Хелен, повернувшись к Чарли. – Я лягу в своей комнате и оставлю дверь открытой на тот случай, если понадоблюсь тебе. Мы оставим зажженную лампу у постели твоего отца. Ты сможешь заснуть?

Чарли зевнул.

– А можно, Доминик ляжет со мной?

Хелен улыбнулась:

– Если ты сможешь его найти.

Чарли выскочил из комнаты, пронесся по коридору и выбежал наружу, а Хелен вернулась к постели, чтобы еще раз взглянуть на Курта. Не прошло и минуты, как Чарли вернулся с котом на руках.

– Спокойной ночи, – шепнула Хелен мальчику.

– Это не так полагается говорить, – сказал он, опустив кота на кушетку.

– А как? – Она положила ладонь на его белокурую головку. – Как полагается желать спокойной ночи?

– Нужно сказать: «Спокойной ночи, баю-бай, крепко-крепко засыпай!» – усмехнулся Чарли.

Хелен с улыбкой повторила:

– Спокойной ночи, баю-бай, крепко-крепко засыпай.

– Ладно, – пообещал он, затем подбежал к высокой кровати, забрался на скамеечку для ног и, склонившись над спящим отцом, прошептал: – Спокойной ночи, баю-бай, крепко-крепко засыпай.

Хелен проглотила ком в горле и вышла из комнаты. Измученная после целых суток, проведенных в трудах и тревогах, она разделась, надела ночную рубашку, даже не расчесав волосы, рухнула на постель и моментально заснула.

Ей показалось, что прошло всего лишь несколько мгновений, когда ее разбудил Чарли. Он стоял у постели, повторяя ее имя и дергая за руку.

– Чарли, – сонно пробормотала Хелен. – В чем дело? Не можешь заснуть? – Она открыла глаза и зажмурилась от яркого солнца.

– Папа заболел! – закричал мальчик. – Я потрогал его, он весь горит.

Хелен вскочила с постели и бросилась в комнату Курта. Сердце ее лихорадочно билось. Курт трясся в ознобе, стуча зубами. Она прикоснулась к его лбу. У Курта был сильный жар.

– Чарли, – сказала Хелен, не отрывая взгляда от Курта, – у твоего папы есть ночные рубашки?

– Джолли дал ему несколько, – кивнул мальчик, – но он никогда в них не спит.

– Сбегай в пристройку, найди эти рубашки и принеси. Постой, Чарли… в кухне, под раковиной, стоит бутыль со спиртом и коробка с ватными тампонами. Принеси вначале их. И захвати несколько полотенец.

Подхватив подол собственной ночной рубашки, чтобы не мешала бежать, Чарли пулей выскочил из комнаты. Хелен, дрожавшая почти так же сильно, как ее пациент, шепнула:

– Вы слышите меня?

– Холодно, – прохрипел Курт. – Мне холодно.

– Я вас согрею, – пообещала она, прикусив нижнюю губу.

Правда, вначале ей придется заморозить его до смерти. Хелен стало тошно от одной только мысли, что он будет страдать. Но ничего не поделаешь. Нужно сбить температуру. И поскорее.

Вернулся Чарли с чистыми полотенцами, спиртом и ватными тампонами. Отдав их Хелен, он снова умчался за ночными рубашками Курта. Хелен сложила все на ночной столик. Затем, повторяя «мне очень жаль», откинула одеяло, спустив его до талии Курта. Его левый глаз приоткрылся и уставился на нее с таким жалобным выражением, что ее решимость поколебалась.

Стиснув зубы, Хелен запретила себе проявлять слабость. Задрав свою ночную рубашку до колен, она забралась на постель и начала протирать горящее тело Курта ватными тампонами, смоченными в спирте, и велела Чарли сбегать в сад нарвать листьев с персикового дерева. Когда мальчик вернулся, она отправила его к колодцу набрать ведро воды.

Как только Чарли вышел, она сдернула с Курта одеяло. В одних белых кальсонах, содрогаясь от озноба, он попытался повернуться на бок и свернуться клубочком.

– Прекратите! – прикрикнула на него Хелен и, придержав его за плечо, приказала: – Лежите смирно, слышите? Потерпите еще несколько минут.

Ценой неимоверных усилий ей удалось перевернуть его на живот. Взявшись за пояс его кальсон, Хелен после секундного колебания спустила их вниз.

И начала промокать смоченными спиртом тампонами его спину, плечи и руки.

– Мне так жаль, Курт, – приговаривала она. – Я знаю, вам очень холодно. Но вы скоро согреетесь. Вот увидите.

Лицо ее раскраснелось, пока она протирала спиртом его стройные бедра и те части тела, которые обычно были скрыты от солнца и тем не менее оказались такими же загорелыми, как и все остальное.

Услышав, как хлопнула входная дверь, она поспешно слезла с постели и набросила на Курта простыню. Вскоре появился Чарли, сгибавшийся под тяжестью дубового ведра, в котором плескалась вода, выливаясь на ковер и на него самого.

Поблагодарив мальчика, Хелен тут же дала ему несколько поручений, которые нужно было срочно выполнить. Чарли торопливо выбежал из дома в сопровождении Доминика.

Хелен снова забралась на постель и, стянув с Курта простыню, принялась омывать его спину и конечности холодной водой. Он дрожал, корчился и стонал. Но Хелен оставалась глуха к его протестам. Любой ценой она должна сбить высокую температуру.

Протирая влажной тканью его обнаженную плоть, она лихорадочно размышляла. Охладить Курта сзади – это только половина дела. Его грудь и живот тоже нуждаются в холодной ванне.

Может, закрыть глаза и закончить не глядя? Нет. Не получится. Неужели она осмелится перевернуть его на спину? Вряд ли.

В конечном счете она решила натянуть простыню на дрожащего Курта. Затем, напрягая все силы, перевернула его на спину. К тому моменту, когда ей это удалось, простыня обмоталась вокруг его тела, и Хелен с трудом высвободила ее. Расправив простыню, она аккуратно сложила ее, спустив сверху до пояса и подняв снизу выше колен.

Теперь Курт лежал на спине, прикрытый простыней, оберегавшей его и ее скромность. Хелен возобновила работу, пройдясь мокрой салфеткой по его груди, рукам и ногам. Затем, забравшись рукой под простыню, омыла холодной водой остальные части его тела, которые не могла видеть.

Закончив, она приложила щеку к его груди и вздохнула. Тело Курта стало похолоднее, но до нормальной температуры было еще очень далеко. Схватив одну из его сорочек, Хелен без особого труда натянула ее на голову Курта. А вот всунуть его руки в длинные рукава рубашки казалось непосильной задачей. Однако Хелен с ней справилась.

Сделав наконец все, что требовалось, Хелен слезла с постели и укрыла Курта до подбородка, подоткнув по краям одеяло. И поспешила в кухню заварить чай из листьев персикового дерева, которые собрал Чарли. Бабушка Берк всегда говорила, что настой из персиковых листьев первое средство от жара.

Вернувшись, она села на постель и, придерживая голову Курта, заставила его выпить почти всю горячую жидкость.

Но его по-прежнему била дрожь.

Хелен поставила чашку на ночной столик, сдернула с импровизированной постели Чарли стеганое лоскутное одеяло и укрыла им Курта.

– Вот так, – вымолвила она, склонившись ниже и гладя его по волосам. – Вот видите. Уже лучше. Намного лучше.

Но Курт продолжал сотрясаться от озноба. Его зубы стучали, распухшие, потрескавшиеся губы беззвучно произнесли:

– Холодно.

– О, мой дорогой, – прошептала она ему на ухо. – Я не в силах смотреть, как ты мерзнешь. Я согрею тебя.

Не думая о приличиях, Хелен Кортни откинула одеяло и забралась в постель Курта Нортвея.

 

Глава 36

Обвив руками дрожащего Курта, Хелен согревала его своим телом примерно полчаса – пока не услышала шаги Чарли. К тому времени, когда малыш вошел в комнату, Хелен уже стояла рядом с кроватью.

– Ты собрал яйца? – с улыбкой спросила она, откинув с лица спутанные волосы.

– Да, вот только… – Чарли пожал плечами и прикусил нижнюю губу.

– Только что?

– Два оказались разбитыми и заляпали все остальные. – Он сморщил носик и добавил: – Наверное, это Доминик наступил на них.

– Кто же еще? – улыбнулась Хелен и радостно сообщила: – Думаю, твоему отцу стало немного лучше.

– Сейчас посмотрю. – Чарли поспешил к кровати, подтащил скамеечку и взобрался на нее. Подавшись вперед, он положил ладошку на лоб Курта и объявил: – Он весь мокрый.

Хелен рассмеялась.

– Знаю. Он вспотел. Значит, жар спадает.

Чарли убрал руку и вытер ее о штанину.

– Хочешь, я сниму с него одеяло?

– Нет, пусть хорошенько пропотеет. – Она направилась к двери, но помедлила. – Мне нужно умыться и одеться. Ты присмотришь за ним?

Чарли повернулся на скамеечке, прислонился спиной к высокой кровати и сложил ручки на груди.

– Конечно!

К тому времени, когда Хелен оделась, появился Джолли с доктором Ледетом. Джолли сразу же направился на выпас за Бесси, которую нужно было подоить. Доктор выставил Чарли и Хелен из комнаты и приступил к осмотру Курта.

Хелен беспокойно расхаживала за дверью. Сложив руки за спиной, она мерила шагами коридор. Чарли, понаблюдав за ней, тоже сложил руки за спиной и принялся расхаживать взад-вперед. Доминик, неподвижно сидевший на залитом солнцем полу, следил за ними, всем своим видом давая понять, что думает об этом дурацком занятии.

Появился доктор Ледет, сообщивший, что резкий подъем температуры был вызван небольшим заражением. Он тщательно промыл воспалившуюся рану, и можно надеяться, что она больше не причинит Курту неприятностей.

Затем доктор похвалил Хелен и Чарли:

– Похоже, вы двое неплохо ухаживали за больным.

Кивнув, Чарли гордо сообщил:

– Мы не отходили от него ни на минуту. Даже спали с ним.

Хелен едва не упала в обморок.

– Чарли хочет сказать, – поспешила объяснить она, – что он спал в одной комнате с отцом.

Доктор хмыкнул и потрепал ее по плечу:

– Успокойся, детка. Я и не думал, что один из вас забрался в постель моего пациента.

Щеки Хелен загорелись.

– Нет, конечно, нет, – сказала она, избегая его взгляда. Прочистив без всякой нужды горло, она принялась рассказывать доктору, как они с Чарли обтирали Курта спиртом, чтобы сбить температуру.

– И это помогло, – заверил ее доктор.

Вскоре доктор отбыл, пообещав заехать через несколько дней. Джолли оставался ровно столько времени, сколько потребовалось, чтобы управиться с самыми срочными хозяйственными делами, затем тоже уехал домой, таинственным образом отказавшись от приглашения к обеду. Хелен никогда не слышала, чтобы Джолли отказывался от еды. Уж не заболел ли он? Ее беспокойство возросло, когда Джолли не появился на ферме на следующий день.

И через день тоже.

На самом деле Джолли Граббс чувствовал себя отлично.

Просто он был уверен, что всем троим – Курту, Хелен и Чарли – пойдет на пользу, если они побудут вместе без посторонних.

Плачевное состояние Курта могло обернуться настоящим благословением, направив развитие событий в нужное русло. Джолли полагал, что Курту не помешает небольшой толчок. Да и Хелен тоже. Парочка провела целое лето, старательно избегая друг друга, боясь того, что может случиться.

Что ж, теперь они лишены такой возможности.

Джолли хмыкнул, сожалея, что не может превратиться в муху. Тогда бы он видел и слышал, что происходит в комнате для гостей в доме Хелен.

Хелен почти не замечала отсутствия Джолли. Была слишком занята, ухаживая за Куртом.

Их навестили шериф Купер и Эм Элликот, выразили сочувствие в связи с постигшей их бедой. Они привезли большую корзину с едой и букет свежесрезанных цветов. Ненадолго заглянули к Курту, не желая утомлять больного. Когда Эм и Хелен вышли из комнаты, Куп задержался, но спустя минуту присоединился к женщинам на веранде.

Хелен налила ледяной лимонад из стеклянного кувшина и вручила первый стакан рыжеволосому шерифу.

– Куп, он рассказал тебе, что случилось? Кто его избил?

– Нет. – Куп покачал головой. – Я пытался выяснить, кто это сделал и почему, но он был не слишком разговорчив. Клянется, что сам начал драку. – Он прислонился к перилам и сделал глоток лимонада.

Вздохнув, Хелен повернулась к Эм и тоже протянула ей стакан лимонада. Та нарочно взяла его левой рукой. Только сейчас Хелен заметила бриллиантовое обручальное кольцо, сверкавшее на ее пальце, и чуть не выронила кувшин с лимонадом. Поспешно вручив его Купу, она восторженно уставилась на подругу, которая, смеясь, поднялась со стула.

Молодые женщины обнялись, подпрыгивая и заливаясь смехом. Куп стоял рядом с кувшином в руках и смущенно улыбался, качая рыжей головой.

Чарли, озадаченно взиравший на обнимающихся женщин, перевел взгляд на шерифа:

– Все-таки странно они ведут себя иногда.

Куп, хмыкнув, кивнул:

– Это ты верно подметил, Чарли. – Его бирюзовые глаза весело искрились.

– Я так счастлива за вас! – воскликнула Хелен. Отступив на шаг, она взяла Эмму за руку, чтобы полюбоваться сверкающим камнем. Затем стремительно повернулась к шерифу, обвила рукой его стройную талию и пылко произнесла: – Поздравляю, Куп!

– Спасибо, Хелен, – смущенно отозвался он, похлопав ее по спине.

Хелен снова повернулась к Эмме и обняла за плечи.

– О, Эм! Это замечательно!

За этим последовали новые объятия и слезы, оживленное обсуждение рождественской свадьбы с Эм в белом атласном платье и Хелен в переливающемся розовом бархате в качестве подружки невесты.

Вскоре обрученная пара собралась домой. Хелен и Чарли проводили их до кареты, поблагодарили за визит и долго махали вслед экипажу, катившему прочь в сгущающихся сумерках.

Долгие сентябрьские дни, пока Курт выздоравливал, стали, как ни странно, приятным периодом в их жизни. Подобно большинству женщин, Хелен была прирожденной наседкой. Уход за раненым Куртом настолько отвечал ее внутренним потребностям, что, как только он оказался вне опасности, она наслаждалась каждым мгновением.

Курту же, как и большинству мужчин, никогда не надоедало, что вокруг него хлопочет и суетится красивая и нежная, несмотря на некоторую склонность командовать, женщина.

Чарли тоже наслаждался этими теплыми осенними деньками, когда они постоянно находились вместе. Он помогал Хелен буквально во всем. Стоял на подхвате, когда она кормила его отца. Орудовал собственной намыленной тряпочкой, когда она мыла Курта в постели. Давал советы, когда она его брила. Наблюдал, как тот держит в горячей воде свою ногу.

А в полуденную жару обмахивал отца выцветшим веером, пока Хелен читала им вслух.

Это началось после того, как однажды, через пару дней после избиения Курта, Хелен поинтересовалась, не хочет ли он, чтобы она почитала ему. Получив утвердительный ответ, она выбрала в высоком книжном шкафу несколько переплетенных в кожу романов Вальтера Скотта.

Послеполуденное чтение быстро стало такой же частью их ежедневной жизни, как и утреннее омовение Курта. А также перевязки, еда в постели и почесывание спины и ног Курта, сопровождавшееся его довольными стонами. И сотни других интимных мелочей, которыми они занимались вместе каждый день.

Именно в те первые тревожные часы и последовавшие за ними более спокойные дни, когда Курт пошел на поправку, у Хелен стало появляться ощущение, будто они одна семья. Она всем сердцем привязалась к Чарли и постепенно влюблялась в его мужественного красавца отца.

Сама мысль, что это чудесное время рано или поздно закончится, была ей невыносима. В глубине души Хелен хотелось, чтобы Курт не поправлялся так быстро, чтобы эти безмятежные сентябрьские дни тянулись вечно.

Стоя на веранде, она задумчиво смотрела на свои поля. В ярких лучах солнца зеленели высокие стебли кукурузы и золотились колосья пшеницы. Везде, куда ни кинь взгляд, виднелись созревающие плоды их тяжких трудов.

Близилось время жатвы.

Не за горами тот день, когда урожай будет собран и продан. Она сможет расплатиться с Куртом, и он уедет. Вместе с Чарли. Отец и сын покинут Алабаму и исчезнут из ее жизни. Вернутся в Мэриленд.

К себе домой.

И она снова останется одна.

Время летело с головокружительной быстротой.

С того дня, как Курта жестоко избили, прошло более двух недель, и теперь он шел на поправку.

Курт чувствовал себя неловко, продолжая валяться в постели, но все его поползновения подняться Хелен пресекала, строго выполняя предписания доктора Ледета.

Впрочем, Курт особенно и не спорил. Он наслаждался отдыхом. После долгих военных лет, когда постоянно приходилось терпеть голод, грязь и усталость, приятно было нежиться на мягкой перине окруженному заботами красивой женщины, которая подавала ему еду в постель и омывала его исстрадавшееся тело нежными руками.

Так недолго и избаловаться.

Курт вздохнул, положил руки под голову и устремил взгляд в открытые французские окна. За широкой белой верандой и буйными зелеными зарослями, покрывавшими прибрежные скалы, на ярком сентябрьском солнце ослепительно сверкали темно-голубые воды залива.

Улыбнувшись, Курт подумал, что мог бы лежать так вечно, созерцая этот восхитительный пейзаж.

Единственное, чего ему не хватало для счастья, это чтобы Хелен лежала рядом, в его объятиях.

Дверь распахнулась. Курт резко повернул голову, ожидая увидеть Хелен, но, к его разочарованию, в комнату влетел Чарли.

– Заходи, составишь мне компанию, – улыбнулся он сыну. – А то я соскучился.

– Я потому и пришел, – сказал Чарли, подтащив скамеечку к кровати. Забравшись на постель, как заправский акробат, он перелез через отца и присел на корточки. – Хелен печет тебе сюрприз.

– Правда? – Курт ласково положил руку на голую коленку мальчика. – И что же это?

Чарли хитро прищурился:

– Не могу сказать. Хелен не разрешила.

Курт кивнул, принюхиваясь к запахам, долетавшим из кухни:

– Пахнет вкусно.

– Хелен позволила мне вылизать миску, – сообщил Чарли. Тут он вспомнил, что Хелен каждый день примерно в это время читает Курту вслух, и поинтересовался: – Хочешь, я тебе почитаю?

– Да, пожалуйста, – ответил Курт. Точно так же он отвечал Хелен.

Чарли хихикнул, закинул руки за голову и сплел пальцы на затылке.

– Папочка, я же не умею читать. Джолли еще не поучил меня.

– Не научил, – мягко поправил Курт. – Ладно, это не важно. Может, расскажешь что-нибудь?

– А что?

– Что хочешь. Придумай какую-нибудь увлекательную историю, а я охотно послушаю.

У Чарли было богатое воображение. Он рассказывал, блестя глазами и энергично жестикулируя.

Курт слушал, откинувшись на подушки и закрыв глаза. Но повествование становилось все более неправдоподобным, и его мысли постепенно обратились к тому дню, когда они с Чарли прибыли на ферму Хелен. Казалось, это случилось вчера. А ведь прошло уже четыре месяца.

Была ранняя весна. А теперь уже осень. Курт испытывал законную гордость, глядя на созревающий урожай и улучшения, которые он произвел на этой запущенной ферме.

Курт улыбнулся. Когда урожай будет продан, Хелен легко заплатит налоги и еще останется при деньгах. Она уже поговаривала о том, чтобы покрасить дом, обновить занавески на кухне, купить красивое покрывало, которое она видела в Мобиле прошлой зимой.

Улыбка Курта увяла, он тяжело вздохнул. Да, скоро у Хелен появятся деньги. Она заплатит ему, и они с Чарли отправятся домой, в Мэриленд.

Еще недавно он ничего так не хотел, как вернуться домой, на конеферму Данстона, где в один прекрасный день у него появится собственная ферма, собственная земля и собственный дом.

Но что за дом без хозяйки? Без Хелен?

Он не хочет возвращаться. Не хочет покидать Алабаму. Не хочет покидать ее. Его нежную, прекрасную Хелен.

– …и тут… здорове-е-енное чудище…

Чарли все еще рассказывал свою историю, когда в комнату вошла Хелен. Босая, с волосами, закрепленными на макушке перламутровой заколкой, она несла поднос с тремя стаканами охлажденного молока и тремя большими кусками шоколадного кекса, покрытого толстым слоем глазури.

Чарли тут же забыл о своей истории и захлопал в ладоши, когда Хелен, вручив поднос Курту, забралась на постель и уселась, расправив длинные юбки над скрещенными ногами. Мальчику казалось необыкновенно забавным, что они втроем сидят на постели, болтают и смеются, поглощая шоколадный кекс.

Но, съев свой кусок, Чарли заскучал. Не прошло и нескольких минут, как он убежал на улицу, громко призывая Доминика. Хелен по настоянию Курта задержалась.

Обхватив руками колени, она сидела в изножье кровати, прислонившись к высокой резной спинке. Они непринужденно болтали, наслаждаясь близостью, возникшей между ними за время выздоровления Курта.

Слушая его низкий чарующий голос, Хелен изучала его смуглое лицо, отметив, что оно почти вернулось к своему обычному состоянию. Вокруг правого глаза еще оставался небольшой синяк, и не совсем зажила ссадина под левой бровью. Но его привлекательность полностью восстановилась. Еще неделя, и исчезнут последние следы кровавого побоища.

Взгляд Хелен переместился на его голую грудь. Из-за непрекращающейся жары Курт предпочитал обходиться без ночной рубашки. Как и на лице, синяки и ссадины практически исчезли, за исключением самого глубокого пореза пониже сердца – того самого, который воспалился. Его прикрывала повязка, но Хелен знала, что до конца жизни у Курта останется небольшой шрам.

Испытывая соблазн снять чистую белую повязку и прижаться губами к медленно заживающей ранке, Хелен небрежно поинтересовалась:

– Вам не кажется, что пора наконец рассказать о случившемся?

Поскольку они говорили о вещах, не имевших отношения к драке, Курт был явно озадачен вопросом.

– Что вы имеете в виду?

– Драку в городе, которая едва не стоила вам жизни.

– Ради Бога, Хелен, разве я выгляжу как человек, который чуть не умер?

– И все же я хотела бы знать, что случилось.

– Что случилось? Я ввязался в пьяную ссору, и меня избили. Как видите, все очень просто. – Он улыбнулся.

Хелен тоже улыбнулась. Какой лжец!

– С кем? – спросила она. – И кто начал драку?

– Я не спрашивал его имени, – невозмутимо отозвался Курт. – Но первым удар нанес я.

– Вы начали драку? И ударили первым?

Курт кивнул.

– Но почему? Почему вы это сделали?

Курт откинулся на подушки.

– У меня не было выбора, Хелен, – с улыбкой произнес он.

– Не было? – удивилась она. – Почему?

– По-моему, вам лучше об этом не знать. – Курт покачал головой.

– Но я хочу знать. Рассказывайте!

– Ну… один тип – этакое здоровенное уродливое животное – позволил себе неделикатное замечание. – Он вскинул бровь.

– Неделикатное замечание? – повторила Хелен, нахмурившись. – Что именно он сказал?

Лицо Курта осветилось озорной усмешкой.

– Назвал меня ослиной задницей.

 

Глава 37

Голубые глаза Хелен округлились. Она настолько опешила, что на секунду лишились дара речи, изумленно уставившись на Курта.

Но, увидев дьявольские искорки в глубине его зеленых глаз, перевела дух и тоже улыбнулась. Когда же заразительная улыбка Курта стала шире, Хелен рассмеялась.

Курт тоже рассмеялся. Они сидели на пуховой постели и покатывались со смеху. Внезапно ситуация показалась им невероятно забавной. Начав смеяться, они никак не могли остановиться.

Хелен так смеялась, что на глазах у нее выступили слезы. Держась за живот, она без сил повалилась на спину в изножье кровати, зажмурившись и дрыгая ногами, как ребенок.

Наконец, немного успокоившись, открыла глаза, повернула голову и взглянула на Курта. Это вызвало новый приступ смеха. Плечи Курта тряслись, он задыхался, кашлял и вытирал слезы. Высунув из-под простыни левую ступню, он легонько пнул Хелен в бедро.

Всхлипывая от смеха, она схватила его за лодыжку.

– О-о-о, – театрально застонал Курт, все еще смеясь. – Эй, поосторожнее, это моя больная нога.

– О Боже! – Хелен мигом отпустила его ногу. Смех замер у нее на устах, она подскочила на постели и, откинув простыню, принялась осматривать его лодыжку. – Я сделала вам больно, Курт? Честное слово, я не хотела…

– Нет, я пошутил, – поспешно сказал он, шевеля пальцами ног и поворачивая ступню так и этак. – Видите? С суставом все в порядке.

Хелен вскинула на него обеспокоенный взгляд.

– Вы уверены? Я умру, если по глупости навредила вам.

Курт заглянул в ее прекрасные глаза, потемневшие от искренней тревоги, и почувствовал, как сердце перевернулось в груди.

– Ах, моя дорогая, – промолвил он, протянув к ней руки. – Идите сюда.

– Я так беспокоилась за вас, – сказала Хелен, двинувшись к нему на четвереньках, – так боялась. Я совершенно не представляла, что делать… не была уверена, что смогу позаботиться о вас должным образом… Мне казалось, что вы пострадали из-за меня, и это было так ужасно…

– Ну-ну, милая, – нежно произнес Курт и привлек ее к себе. Заключив Хелен в объятия, он прижал ее голову к своей груди и положил щеку на ее макушку. – Вы были настоящим ангелом. Никто не мог бы сделать для меня больше, чем вы. У меня нет слов, чтобы выразить вам свою признательность. – Одна смуглая рука обнимала ее, другая, с двумя поврежденными пальцами, нежно гладила по спине.

Хелен доверчиво лежала в его объятиях. Полностью расслабившись, она закрыла глаза и тихо вздохнула, касаясь губами его теплого плеча.

– Вы действительно хорошо себя чувствуете? – спросила она.

– Никогда в жизни не чувствовал себя лучше, – отозвался Курт. Прижавшись губами к ее золотистым волосам, он признался: – Сегодня я подумал, что хотел бы вечно лежать здесь, глядя на эту белую веранду, зеленые заросли и бескрайний голубой залив. Вот как сейчас.

Хелен тоже хотела, чтобы все оставалось так, «как сейчас».

– Здесь так тихо, спокойно!

Не успели эти слова слететь с ее губ, как тишину и покой нарушили громкие крики Джолли Граббса и восторженные вопли Чарли, бросившегося навстречу своему обожаемому другу.

Хелен соскочила с постели, пригладила волосы и поправила юбки, натянув сбившуюся простыню на ноги и грудь Курта, который про себя выругался, проклиная Джолли за несвоевременное появление.

Нахмурившись, Хелен нетерпеливо указала на его ночную рубашку, выглядывавшую из-под подушки.

– Скорее! Наденьте ее! – бросила она.

– Но, Хелен, жарко же…

– Вы слышали, что я сказала? – В ее голосе прозвучали панические нотки, и Курт понял, что она уже сожалеет о мгновениях их безобидной близости.

К тому времени, когда Джолли и Чарли вошли в комнату, Курт успел облачиться в ночную рубашку, а Хелен чинно сидела у постели с раскрытой книгой на коленях. Когда Чарли и Джолли появились на пороге, ситуация прояснилась.

Чарли, повернувшись лицом к Джолли и обхватив его за талию, стоял на его башмаках и хохотал.

Хелен улыбнулась, вспомнив, как она точно так же каталась на больших ступнях дедушки Берка.

Кивнув Хелен и Курту, Джолли проследовал в комнату и объявил:

– Конечная остановка. Все пассажиры выходят. – Чарли спрыгнул с его ног. Джолли покачал головой и воскликнул: – Да, ты растешь так же быстро, как сорняк, парень! – Чарли гордо кивнул и остался рядом со стариком, держась за его руку, довольный, что тот наконец приехал.

Хелен тоже была рада видеть Джолли. Отложив книгу, она поднялась и сжала его в коротком объятии.

– Где ты пропадал? Тебя не было три дня, и мы уже забеспокоились.

– Правда? – усмехнулся Джолли, обменявшись с Куртом рукопожатием. – Вот и хорошо. Будете по крайней мере ценить мою компанию.

– Я тебя очень ценю, Джолли, – поспешил заверить его Чарли.

– Спасибо, мой мальчик, – улыбнулся Джолли, шутливо дернув малыша за ухо. – В таком случае сбегай к колодцу и принести мне ковшик холодной воды. Я умираю от жажды.

– Я мигом! – Чарли пулей вылетел из комнаты.

– Садись, Джолли, – сказала Хелен. – Пока ты ждешь воду, я отрежу тебе кусочек шоколадного кекса. Только что испекла. Как тебе мое предложение?

– Отлично, детка, только погоди минутку. – Джолли перевел взгляд на Курта. – Помните, я рассказывал о кулинарном конкурсе, который проводят каждый год в Бей-Минетте?

– Конечно, – кивнул Курт.

Боже, мысленно простонала Хелен. Она совсем забыла! Когда же это будет? Неужели скоро? Может, завтра? Может, Джолли для того и приехал, чтобы попросить Курта отпустить Чарли в Бей-Минетт на четырехдневное празднество? А вдруг Курт согласится? Тогда они останутся здесь вдвоем?

– Кулинарный конкурс? – произнесла она. – Да, припоминаю. Но, как видишь, – Хелен сделала жест в сторону Курта, – мы не можем пойти. – Она затаила дыхание.

– Как самочувствие, сынок? – Джолли повернулся к Курту. – В порядке? Доктор Ледет не говорил, когда разрешит тебе встать?

– Я могу встать хоть сейчас, – заявил Курт. – Давно пора. Валяюсь в постели, словно беспомощный инвалид.

– Хелен, что сказал док? Долго еще Курту лежать в постели?

– Я жду доктора Ледета сегодня вечером или завтра утром. Не думаю, что он позволит Курту встать. Но как бы то ни было, о поездке в Бей-Минетт не может быть и речи.

– Для вас двоих, – хитро улыбнулся Джолли и, словно не замечая, что Хелен нахмурилась, обратился к Курту: – Судя по вашему виду, вы чувствуете себя совсем неплохо.

– Как новенькая монетка, – ухмыльнулся тот.

– Отлично. Рад это слышать. – Джолли придвинулся ближе. – А теперь, пока малыш не вернулся, я хотел бы вас кое о чем попросить.

– Валяйте, – сказал Курт.

Хелен стиснула зубы, догадываясь, что задумал Джолли.

– Разрешите мне взять с собой Чарли в Бей-Минетт. Я не спущу с него глаз, так что можете не волноваться. Кулинарный фестиваль – только предлог. Там будет полно юных озорников, с которыми он сможет играть. – Джолли помолчал, положив морщинистую руку на плечо Курта. – Сынок, мальчишкам нужно общаться со сверстниками. Чарли не видит никого, кроме нас троих, это никуда не годится.

– Понимаю, – задумчиво сказал Курт. – Мы позаботимся об этом. Когда придет время.

– Время пришло, – твердо заявил Джолли. – Я отбываю в Бей-Минетт послезавтра. Празднества начнутся в пятницу. У вас есть один день, чтобы обдумать мое предложение. – Он взглянул на Хелен. – Поездка пойдет ему на пользу, тебе не кажется?

– Пожалуй, – ворчливо согласилась она, метнув на старика гневный взгляд.

Но это не обескуражило Джолли. Он снова повернулся к Курту:

– Соглашайтесь, капитан, и мы с Чарли переделаем все хозяйственные дела до отъезда.

Курт перевел взгляд с Джолли на Хелен.

– Я сделаю так, как скажете, – обратился он к ней.

– Вы отец, – уклончиво отозвалась Хелен, в глубине души понимая, что поездка пойдет мальчику на пользу. – Вам и решать.

– Пусть едет, – твердо заявил Курт. – Вы очень добры, дружище Джолли. Спасибо, что берете Чарли с собой. Он прекрасно проведет время.

– Это точно, – просиял Джолли. – И я тоже.

Услышав новость, Чарли пришел в такое возбуждение, что не мог говорить ни о чем другом. Повиснув на кресле Джолли, пока тот поглощал огромный кусок шоколадного кекса, он не умолкал ни на секунду, забросав старика вопросами. Не в силах дождаться начала волнующих событий, он взволнованно спрашивал, почему они не могут отправиться в путь прямо сейчас.

Джолли доел кекс, шумно вздохнул и похвалил Хелен за выпечку. Затем повернулся к Чарли:

– Потому что нам нужно много чего сделать до отъезда. – Он поднялся, поставил пустую тарелку на ночной столик и ткнул пальцем в Чарли. – Надевай башмаки, плутишка, пора приниматься за дело.

Всю вторую половину дня мальчуган следовал за своим седовласым приятелем. Вначале они проверили цистерну, которая оказалась заполненной до верха мягкой дождевой водой. Затем Джолли сказал, что нужно наколоть дрова для готовки и обогрева. В ответ на возражение Чарли, что сейчас слишком жарко, чтобы греться, Джолли объяснил, что, если Хелен и Курт захотят помыться, им надо будет согреть воду.

Они наполнили дровами ящик рядом с плитой и сложили поленницу на заднем крыльце. Натаскали несколько ведер свежей колодезной воды на кухню, чтобы Хелен не пришлось заниматься этим самой, и подоили Бесси. Чарли, которому удалось выдоить несколько струек молока, был так поражен этим чудом, что не переставал хихикать.

После позднего ужина Джолли съел еще кусок шоколадного кекса и отбыл домой. Когда он вернулся на следующее утро, они с Чарли отправились в огород, собрали бобы, горошек, тыкву и кабачки. Накопали картошки и лука и сложили их в кладовке, примыкавшей к коптильне. Из сада принесли корзинки, полные спелых слив, золотистых персиков и румяных яблок.

После этого они принялись собирать пекановые орехи. Вооружившись длинным шестом, Джолли повел Чарли к пекановым деревьям и стал хлестать раскидистые ветви. Орехи дождем сыпались на землю, а Чарли подбирал их.

Они проработали целый день, сделав все возможное, чтобы облегчить Хелен жизнь, пока их не будет. Хелен тоже трудилась. С утра перестирала вещи Чарли, погладила их и упаковала в новый саквояж, купленный Куртом на ярмарке.

Ближе к вечеру прибыл доктор Ледет. Осмотрев Курта, он объявил, что позволит ему встать с постели завтра утром.

– Можно, я встану сегодня? – взмолился Курт, но доктор был непреклонен: завтра не за горами, но и в последующие несколько дней ему придется соблюдать осторожность. Не переутомляться, почаще отдыхать.

Когда солнце скрылось за горизонтом, а лягушки завели свою вечернюю песнь, Джолли сидел на широкой передней веранде, обсуждая с Чарли предстоящую поездку и очищая яблоко.

Чарли зачарованно наблюдал, как темно-красная шкурка слезает с яблока одной непрерывной полоской. Закончив, Джолли отрезал от яблока две дольки, одну дал Чарли, другую взял себе. Спустя некоторое время взглянул на Хелен, молча покачивающуюся в кресле-качалке.

– Что-то ты притихла, детка, – сказал он, улыбаясь как ни в чем не бывало. – Тебя что-нибудь беспокоит?

– Вовсе нет, – холодно отозвалась она, избегая его взгляда.

– Что ж, приятно слышать. – Он отрезал еще один ломтик яблока. – А мне показалось, будто ты дуешься, словно старая мокрая курица.

Скрипнув зубами, Хелен наконец посмотрела на него и натянуто улыбнулась:

– Ты ошибся. Пользуясь твоим выражением, я счастлива, как поросенок в луже.

Джолли протянул Чарли последний ломтик яблока.

– Хочешь – верь, хочешь – не верь, но я всегда хотел, чтобы ты была счастлива. – Он поднялся со стула. – Ладно, пора домой. – Он посмотрел на Чарли: – Я приду рано. Кто проспит, пусть пеняет на себя.

– Я не просплю! – взволнованно воскликнул Чарли. – Не уезжай без меня!

– Хорошо, – сказал Джолли, – ложись пораньше, завтра нам предстоит долгая дорога.

 

Глава 38

Ранним утром Джолли и Чарли отправились в Бей-Минетт, оставив Курта и Хелен одних на ферме. Им предстояло провести наедине по меньшей мере четыре дня.

И четыре ночи.

Хелен страшилась этого. Курт с нетерпением ждал. Хелен боялась того, что может случиться. Курт боялся, что ничего не произойдет. Хелен боялась, что проявит слабость и позволит ему стать ее любовником. Курт боялся, что она проявит твердость и не позволит ему заняться с ней любовью.

Весь долгий жаркий день Хелен делала все возможное, чтобы избегать Курта. Она проявила чудеса изобретательности, придумывая себе занятия и выбирая места, где ей следовало находиться. Места, куда вряд ли забредет Курт. Места, где он не сможет ее найти.

Курту так ее недоставало. За то время, пока он лежал в постели, он привык к тому, что Хелен то и дело появляется в его комнате. Он даже сожалел, что доктор Ледет разрешил ему встать с постели.

Потерянный и одинокий, Курт бродил по пустому дому и приусадебному участку в поисках Хелен. Он хотел видеть ее улыбку. Слышать ее смех. Хотел, чтобы она произнесла его имя или коснулась его. Тосковал по минувшим дням, когда им было так хорошо вместе. И сожалел, что эти чудесные дни миновали.

Наконец пришла ночь, и вместе с ней – настоящая пытка.

Изобразив усталость, которой она на самом деле не испытывала, Хелен пожелала Курту спокойной ночи и удалилась к себе в комнату вскоре после захода солнца. Впервые после переезда Курта и Чарли в дом она закрыла дверь своей спальни и прислонилась к ней, размышляя, не запереться ли ей на ключ.

Нет. Хелен покачала головой. Это полная бессмыслица. У нее нет причин запирать дверь. И уж тем более доставать револьвер, который она разрядила и спрятала, чтобы он не попал в руки Чарли. Курт в первый же день сказал: «Я янки, миссис Кортни, а не животное. Можете спать в обнимку с револьвером, если иначе не можете, но вам ничто не угрожает. По крайней мере от меня».

И это оказалось правдой. Ей не понадобился револьвер. Не нужен он и сейчас. Курт Нортвей не зверь. И не набросится на нее.

Вздохнув, Хелен отошла от двери. Она боится не Курта. Она боится себя. Она влюбилась в Курта и испытывает к нему физическое влечение.

Хелен пересекла комнату, зажгла масляную лампу на ночном столике и села на кровать. Расстегивая лиф серого рабочего платья, она представила себе, как бы это было, если бы его расстегивали загорелые руки Курта.

При этой мысли Хелен пронзила дрожь. Когда они танцевали той жаркой июльской ночью на залитой лунным светом веранде, он двигался так легко – с поразительным изяществом и уверенностью. И смотрел ей прямо в глаза, заставляя трепетать. Мужчина, настолько чувственный в танце, наверняка будет страстным и в постели. К тому же он романтичен по натуре.

Но беда в том, что Курт Нортвей не ищет романтических отношений. Во всяком случае, с ней. Не следует забывать, что он янки. Родившийся и выросший в Мэриленде, куда ему не терпится вернуться.

Слава Богу, она не наивная девушка. И прекрасно понимает, что, если она явится к Курту и предложит ему себя, он не колеблясь займется с ней любовью. А после сбора урожая не задумываясь покинет ее. Уедет, даже не оглянувшись.

Хелен задула лампу, разделась, натянула ночную рубашку, вытащила шпильки и тряхнула головой, высвободив тяжелую массу волос, прежде чем забраться в постель.

Лежа в темноте, она слышала, как закрылась дверь в спальню Курта.

Войдя в просторную комнату для гостей, где он провел последние две недели, Курт притворил за собой дверь, улыбнувшись нелепости этого поступка. До сегодняшнего дня эта дверь не закрывалась. Такой необходимости не было и сейчас, и тем не менее он это сделал.

Он пересек темную комнату и остановился у открытых французских окон, глядя на спокойные воды залива, серебрившиеся в лунном свете, и вдыхая напоенный ароматом магнолий воздух.

После лета, проведенного в Спэниш-Форте, нетрудно было понять, почему жители Алабамы так любят свой штат. Когда-то Курту казалось, что на свете нет места красивее и лучше его родного Мэриленда. Он ошибался.

Дельта реки Мобил, простиравшаяся до морского побережья, запала ему в душу. Бесконечные мили белых песчаных пляжей, пальмы, стройные сосны и развесистые дубы – все это создавало особый мир пышной тропической красоты. Он будет скучать по этим краям.

Курт стиснул зубы.

Цветущая земля не единственное, что его здесь удерживает. Златовласая красавица, обитающая в этом райском саду, пленила его сердце.

Хелен Кортни на редкость красивая женщина. Курт никогда не видел таких великолепных голубых глаз, такой безупречной белой кожи. Он с трудом удерживался, чтобы не запустить пальцы в ее шелковистые волосы цвета бледного золота. И не сомневался, что под простым хлопковым платьем скрывается нежное тело совершенных пропорций.

Однако достоинства Хелен не исчерпывались физической привлекательностью. Она была умной, изобретательной, доброй, великодушной. Надежной и храброй, как ни одна из женщин, которых он знал. Сострадательной и понимающей. Внимательной и заботливой. И она была страстной. В общем, обладала всеми качествами, которые делают женщину достойной любви и восхищения.

На щеке Курта дернулся мускул, и он отвернулся от серебристого тропического великолепия, простиравшегося внизу. Бродя по темной комнате, словно дикий кот в джунглях, он чувствовал себя слишком возбужденным, чтобы уснуть.

Хелен тоже не спала. Напряженная и взбудораженная, она не могла ни на секунду забыть, что Курт находится в соседней комнате. И что, кроме них, на многие мили вокруг нет ни души. Недаром Хелен не хотела отпускать Чарли. Она понимала, к чему это может привести. Но все оказалось гораздо хуже, чем она ожидала.

Она металась в постели и не могла с собой справиться. Господи, что на нее нашло? Она не знала ни одного мужчины, кроме мужа. Они занимались любовью со всей неуклюжестью, пылом и страстью юных любовников.

И когда Уилла не стало, у Хелен и мысли не возникало о том, чтобы с кем-нибудь заняться любовью. Она ни разу не взглянула на другого мужчину, не говоря уже о том, чтобы испытывать к кому-либо влечение.

Но Курта Нортвея она желала так страстно, что лишь ценой невероятных усилий сдерживала себя, чтобы не оказаться в другой комнате, в другой постели, рядом со смуглым мужчиной, в его сильных объятиях.

Беспокойно ворочаясь на мягкой перине, она пыталась представить себе, как Курт отреагирует, если у нее хватит смелости прийти к нему, и надеялась вопреки здравому смыслу, что он сам придет к ней. И тогда весь мир перестанет существовать. Останутся только он и она.

Но в глубине души Хелен знала, что он не придет. Из соседней комнаты больше не доносилось ни звука. Видимо, Курт уснул.

Однако Курт не спал. Он просто разделся и лег.

Их с Хелен разделяет лишь тонкая стена. Они одни в пустом доме. Так просто, так легко войти к ней в спальню, разбудить поцелуями и заняться любовью, пока она, теплая и томная, не очнулась от сна. Инстинкт и знание женщин подсказывали ему, что вначале Хелен, возможно, будет сопротивляться, но в конечном итоге сдастся, уступив его ласкам.

Курт вскочил с постели и решительно направился к открытым французским окнам. Но на пороге помедлил, впервые в жизни испытав неуверенность. Затем, испустив долгий вздох, вернулся назад.

Разгоряченный, он стянул с себя ночную рубашку, голый забрался в постель и, скрестив руки под головой, лежал в лунном свете. Его напряженное тело влажно поблескивало от испарины, кровь кипела в жилах, чресла пульсировали от мучительного желания.

Курт стиснул зубы, проклиная себя за то, что позволил Чарли уехать и теперь мучается.

Господи Иисусе, как же он выдержит эти четыре дня и ночи, не прикоснувшись к прелестной колдунье, в которую по глупости безнадежно влюбился?

 

Глава 39

Наконец наступило утро, и двое измученных, издерганных молодых людей встретились в кухне. Завтрак прошел в натянутом молчании, и оба испытали облегчение, когда он закончился.

Поднявшись из-за стола, Хелен сказала, не глядя на Курта:

– Доктор Ледет не велел вам переутомляться. – Она взяла его пустую тарелку. – Если хотите, можете отдохнуть до обеда, я вас не побеспокою. У меня полно дел.

– Я не устал, – солгал Курт. – Пожалуй, мне следует навестить Рейдера. Бедняга, должно быть, недоумевает, куда это я подевался. – Он усмехнулся и добавил: – А потом я мог бы заняться прополкой. Сорняки, наверное, совсем распустились в мое отсутствие.

Он выдавил смешок, но Хелен даже не улыбнулась. Она собрала тарелки и поставила на кухонный шкафчик.

– Если вы чувствуете, что в состоянии ездить верхом и полоть, тогда… может… – Она запнулась, сделала судорожный вдох и задержала дыхание. – Может, вам пора… переехать в пристройку?

Курт поднялся.

– Да, конечно. Я сегодня же заберу наши с Чарли вещи из комнаты для гостей. – Он подошел к задней двери. – И сегодня же переберусь в пристройку, – обронил он, не оглядываясь, и вышел наружу.

Хелен перевела дыхание. Из кухонного окна можно было видеть, как он быстро пересек задний двор, миновал ворота и зашагал по тропинке к конюшне. Она продолжала стоять у окна, когда Курт вышел из загона, ведя за собой оседланного Рейдера. Огромный жеребец громко ржал, вскидывал голову и нежно тыкался в плечо хозяина, вне себя от радости, что тот наконец объявился.

Прежде чем вскочить в седло, он обхватил голову жеребца, прижался к ней щекой и что-то прошептал на ухо животному, улыбаясь и похлопывая его по гладкой шее.

Рейдер замотал головой, и Хелен поняла, что Курт спросил жеребца, готов ли тот к скачке. Она не могла удержаться от улыбки при виде неподдельного энтузиазма красавца скакуна. Курт расхохотался, перебросил поводья через шею Рейдера и легко вскочил в седло.

Жеребец сорвался с места и вылетел из загона. Огромный, с развевающейся гривой и вытянутым хвостом, двигаясь с невероятной скоростью и изяществом, он скакал по узкой тропе между садом и огородом, направляясь прямиком на простор северного поля.

Хелен с улыбкой смотрела им вслед, вспоминая то утро, когда сидела на спине могучего жеребца, который несся по кромке обсаженного деревьями поля. Она помнила свое волнение и восторг, помнила, как смеялась и вскрикивала, цепляясь за мускулистую руку, крепко обвивавшую ее талию.

В считанные секунды всадник и лошадь скрылись за высившимися позади сада соснами.

Мысли Хелен обратились на хозяйственные заботы. Слава Богу, Курт исчез с ее глаз, осталось только выбросить его из головы.

Что-то задело ее юбки. Опустив взгляд, Хелен увидела Доминика, который терся о ее ноги. Она присела на корточки и погладила страдающего от одиночества кота.

– Что, уже соскучился по Чарли? – ласково проговорила она. Ответное мяуканье, тихое и жалобное, прозвучало как плач ребенка. – Мне очень жаль, Доминик. Я тоже скучаю по нему. Но через несколько дней он вернется, и тогда… тогда… – Она удрученно замолкла, продолжая гладить шелковистую шерстку. Если они соскучились по Чарли через несколько часов после его отъезда, что с ними будет, когда он уедет насовсем? Вместе с отцом.

Судорожно сглотнув, Хелен выпрямилась. Продолжая ворковать с котом, она налила в блюдце свежие сливки и поставила перед ним. Доминик взглянул на нее, затем на блюдце, понюхал его, но, даже не притронувшись к густой белой массе, уныло двинулся прочь. Заинтригованная, Хелен тихо последовала за ним. Как она и ожидала, Доминик направился в комнату для гостей и запрыгнул на кушетку, где спал каждую ночь с Чарли, и с горестным урчанием свернулся клубочком в углу.