Лукоморье. Скитания боевого мага

Вообще-то я тихий и мирный. И чего этот темный ко мне пристал? Кровушки ему, видите ли, моей захотелось. Ну и что из того, что я дракон? У каждого свои недостатки. Вон моя любимая так вообще из вампиров. Мы уже второй курс окончили, дел у нас много, а он мешает. Ничего! Будущие боевые маги и не такие трудности преодолеть могут. Лишь бы наши преподы нам не помешали.

Глава 1

Гашага ас Турохт, ректор Академии магических искусств, попыхивая дымком из кальяна, задумчиво поглядывал на молодого, подающего нешуточные надежды преподавателя Кера ас Кера. «Молодой», «подающий надежды»? Гашага слегка поморщился. Если Владыка Хевлат, да продлит Шаршуд его дни, начнет раздачу слонов и пряников, то не будет ни «молодого», ни «подающего».

Ведь как все многообещающе начиналось! Программа обмена студентами между магическими учебными заведениями. Пресветлый Владыка возлагал на нее такие большие надежды. Заманчивая возможность выйти за пределы Харшада! А что в итоге? В итоге Гашаге довелось предстать пред светлы очи правителя. Да!..

Владыка Хевлат сидел на возвышении и хмуро, из-под бровей рассматривал Гашагу. А как же иначе? Правитель самого большого и процветающего государства на континенте так и должен рассматривать своих подданных. Тем более если эти подданные вызвали его неудовольствие. За его спиной торчал этот маньяк – палач. Он, в отличие от Владыки, смотрел на Гашагу ласково, как влюбленный на предмет своей страсти.

– Ну! – после внушительной паузы прогремел Хевлат.– Рассказывай! Как это ты умудрился проворонить студентов по обмену, ректор?

Слово «ректор» прозвучало как ругательство.

Глава 2

Жаркая дискуссия была в полном разгаре. Сошлись в споре две школы: в красном углу – Гашага и Тулин, в синем – Тюрон.

Вместе с преподавателем прибыли и студиозы. Тан Тюрон сказал, что если он почувствует место нахождения Колина, то надо будет мгновенно перебрасываться туда, и тратить время на общий сбор будет попросту некогда. Поэтому студиозы вынуждены были постоянно находиться рядом со своим преподавателем, в том числе и при нынешнем споре. Однако в смысл его пыталась вникнуть только эльфийка Гариэль. Ну у нее был все-таки первый уровень Дара, и она не только понимала, о чем идет речь, но и старалась по мере своих сил участвовать в дискуссии. Братья, которых это вся байда интересовала как прошлогодний снег, быстро утратили к спору интерес. Наш препод лучше всех, а значит всегда прав! Пребывая в такой уверенности, они расслабились и клевали носами. Практичная Морита, тоже не понимавшая, из-за чего весь сыр-бор, чтобы не тратить времени зря тщательно обматывала среднюю часть своего лука бечевой, чтобы рука во время стрельбы не скользила.

Вдруг Тюрон, что-то горячо доказывавший оппонентам, замолчал и выпрямился, словно внимательно к чему-то прислушиваясь. Тулин, не обращая ни на что внимания, продолжал энергично возражать. Гариэль, заметив резкую перемену в разговоре, порывисто вскочила на ноги, внимательно вглядываясь в лицо преподавателя. Ее резкое движение мгновенно согнало сонливость с братьев, которые настороженно уставились на присутствующих. Морита торопливо убрала бечеву и тоже встала.

– Что?..– удивленно спросил Гашага.

– Тихо! – Тюрон резко поднял руку.