Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 8

 

Кер растерянно смотрел на наши решительные лица. Видно было, что он не понимал, зачем нам эта головная боль.

– Физическая нагрузка? Ежедневные забеги? Отработка боевых приемов? Это что и зачем? Вы не забыли, кем собираетесь быть? Могу сказать точно, не воинами. Это им нужны все эти штуки.

– Ну, мы же боевые маги, – попытался втолковать ему Тимон, – нам надо владеть не только магическими приемами, но и боевыми навыками.

– Не понимаю! – пожал плечами Кер, – для боя есть бойцы! Маги не должны встревать в грубые кровавые стычки этих мясников. Искусство магии, – оно тонкое и чистое! Маги должны быть представительными и внушающими уважение одним своим видом.

– А давайте, после того, как мы здесь отучимся, вы поедете с нами, -вкрадчиво предложил я, – и все это вы расскажете нашему преподавателю боевых искусств, Баграну Скитальцу.

– Боюсь, что он до конца не договорит, – задумчиво пробурчал Тартак, – Багран мужик нетерпеливый и заломает его, прежде чем он закончит.

– Это кто меня заломает? – взвился Кер, – я маг! Меня заломать, весьма проблематично!

– Он таких магов, на завтрак, пачками ест, – доверительно сообщил Жерест.

– Короче! Если мы не будем заниматься сейчас, то у нас будут проблемы потом! – решительно заявил я. – Нам нужны условия для ежедневных тренировок.

– Ну, ладно, – снова пожал плечами Кер, – а где вы собираетесь устраивать свои…, гм, тренировки?

– Пару кругов вокруг комплекса, хорошая площадка вблизи термина…, – начал перечислять я.

– Все это можно организовать! – нетерпеливо перебил меня Кер, – но есть одна проблемка, и эта проблемка носит имя Аранта!

– У кого-то сейчас действительно будут проблемы со мной! – грозно заявила Ари. – Это что еще за дискриминация женщин, а?

– Нет-нет! – торопливо заговорил Кер. – Ты неправильно меня поняла. Но твоя одежда для этих тренировок не подходит. Ее могут счесть вызывающей.

– Так что нам в сарохах бегать? – удивился Тартак, – а боевые приемы как отрабатывать? Тоже в сарохах?

– Да дались вам эти сарохи! – возмутился Кер, – их носят только под солнцем, когда очень жарко. Просто жарко у нас, почти, всегда. Ночью вы видели хоть один сарох? Но наши женщины не носят таких облегающих одежд, как Аранта. У них одежды свободные, ниспадающие…

– Чтобы телеса скрыть! – саркастически добавил Жерест.

– Какие телеса?! – Кер аж закипел от возмущения, – наши женщины весьма привлекательны! Худоба – признак бедности.

Кер с неудовольствием взглянул на худощавую Аранту. Я увидел, что Аранта начинает заводиться. Чем это может окончится, я хорошо себе представлял.

– У каждого свои представления о красоте! – дипломатично сказал я, – у вас ценится полнота, а у нас – красота! Аранта соответствует нашим представлениям вполне!

За эту фразу, я удостоился благосклонного взгляда Ари.

– Собственно, я никогда не видел толстого вампира… – задумчиво пробурчал Тартак.

– И не дай Единый, тебе его увидеть! – отрезала Аранта, – это будет означать, что пришел конец света.

– Если не будешь заниматься, то конец света таки придет, Для отдельно взятых пятерых студиозов, – печально заметил Тимон.

– Если вы согласитесь на одну идею…, – задумчиво сказал Кер.

Ранним утром немногие "жаворонки" могли наблюдать процессию, наматывающую круги вокруг комплекса Академии. Впереди, как всегда, бухал лапами Тартак. И как это у него получается? Наверное, специально старается. За Тартаком сосредоточенно сопит Жерест. Далее следует наша троица. В середине Аранта, старательно прикидывающаяся парнем в свободных одеяниях, развевающимися от встречного напора воздуха. По сторонам – я и Тимон. С каждым кругом "жаворонков" становилось все больше. Подозреваю, что некоторые были раньше "совами", но буханье Тартака по мостовой их спешно перебросило в противоположный лагерь. Не сказал бы, что их лица лучились радостью. Вся эта, все возрастающая толпа, изумленно пялилась на нас, не понимая, зачем этим пятерым все это надо. К пятому кругу, я понял, что народ стал заключать пари, кто раньше добежит, и добежит ли вообще. Ничего ребята, к окончанию нашего пребывания здесь, вы все станете убежденными "жаворонками", Тартак постарается.

По тому, как стал порыкивать Тартак, я понял, что шестой круг будет лишним. Пробежка закончена, переходим к упражнениям возле термина. Любопытный народ нас не видит – это плюс, но появились любопытные студенты – это минус. Любопытные студенты так же непонятливы, как и горожане. Ну, не понимают они, какого лешего, эти пятеро старательно сгоняют с себя пот! Вон стоят несколько индивидуумов, приоткрыв рот, заворожено уставились на Тартака, превратившего свою палицу в туманный круг, бешеного вращения. Аранта в темпе проводит комплекс упражнений, включающий в себя растяжки, прыжки и силовые приемы. Жерест метает ножи в самодельную мишень, деревянный щит, который он, по-моему, стащил у вечного дежурного преподавателя Котлана. Вон он осторожно выглядывает из-за двери и, недовольно поджав губы, подозрительно вглядывается в щит. Мы с Тимоном отрабатываем фехтовальные па. Большое количество зрителей, нервирует. Особенно неприятно то, что они бездельничают, в то время как мы усердно потеем. Пришлось перехватить очередной бросок Жереста и вонзить нож в косяк двери, рядом с торчащей головой Котлана. Голова мгновенно исчезла из поля зрения, а остальные зрители правильно поняли намек. Любопытные испарились, от греха подальше. Теперь, если и наблюдали, то, стараясь не показываться на глаза.

После плотного завтрака (за это отдельное спасибо местным поварам, на нас не экономят), начинаются занятия. Так уж совпало, что здесь, на втором курсе, как раз, проходят комплекс защитных заклинаний и действий. Такого разнообразия защит, я не представлял. Особо впечатляли всевозможные силовые щиты и контрзаклятия. "Разрушающий щит", "отводящий экран", "зеркало", "Возьми себе с подарком" – лишь немногие названия того, что нам придется изучать. Кроме того, нам предстоит изучить технику "немедленного ответа", подвесить соответствующие заклинания, правильно распределить, какое заклинание, в каком случае должно срабатывать.

Пока Кер, заведя глаза к потолку, перечислял нам предстоящее, мы уныло наблюдали за бедной мухой, наматывающей круги вокруг светильника.

Жерест не удержался. С его пальца сорвался маленький ярко красный шарик и врезался в потолок. В муху не попал, но оставил на белоснежном потолке безобразное черное пятно.

Кер замолчал, так как его глаза смотрели именно на эту точку потолка.

– Кто? – безразличным голосом спросил он.

Дружное молчание Кер за ответ принимать не захотел.

– Я спросил, кто? – повторил он и опустил взгляд на нас.

Мы все смотрели на него преданными глазами.

– Как преподаватель, я должен отреагировать на подобные действия, – мило улыбнулся нам Кер, – раз уж никто не собирается признаваться, я сам выберу провинившегося.

– Это нечестно! – неуверенно сказал Жерест.

– Честно-честно! – заверил Кер, – а потом, тот, на которого падет мой выбор, скажет спасибо тому, по чьей вине он пострадал.

Тартак предостерегающе засопел. Все выжидательно смотрели на Кера. Тот выдержал паузу, благожелательно нам улыбаясь. Когда он набрал воздуха, собираясь вынести свой приговор, Жерест неожиданно встал:

– Это сделал я, – упавшим голосом признался он.

Кер утвердительно кивнул головой:

– Я, вообще-то, так и подумал. Значит, сделаешь так, чтобы этого пятна больше не было!

– Мне бы тряпочку и лестницу, – неуверенно попросил Жерест.

– Э-э-э нет! – ухмыльнулся Кер, – сделаешь это магическим способом. Как запачкал, так и оттирай!

– Для Колина – это не проблема! – вдруг бухнул Тартак, – Он бы боевым пульсаром, вынес этот кусок потолка к лешему. Нет пятна – нет проблемы!

– Уважаемый Кер! – вежливо заговорила Аранта, – разрешите мне, как лицу незаинтересованному, покинуть помещение.

– Ага! – согласился Тартак, – нет преподавателя – нет еще одной проблемы!

– А потолок в этой аудитории, – мечтательно внес свою лепту Тимон, – будет такой веселенькой расцветочки.

– Не думаю, – заметил я, – краски зависят от настроения, а настроение у Жереста будет пасмурное.

Наш разговор насторожил Кера.

– Это вы к чему? – потребовал объяснений он.

– Когда Жерест начинает магические действия, находится с ним в одном помещении, мягко говоря, опасно, – разъяснил Тимон. – Сами понимаете, неправильная буква, неправильное ударение, чуть-чуть неправильный жест и все…!

– … Митькой звали! – добавил я.

– Ну, почему? – возмутился Жерест, – иногда у меня все получается правильно!

– Напомни мне, когда у тебя, хотя бы раз, получилось правильно, с первого захода, если не считать ледяных стрел? – мурлыкнула Аранта.

Жерест наморщил лоб, вспоминая.

– А, Вот! – воскликнул он. – Когда я с беседки упал, но не упал!

Кер, тихо косея, слушал нашу беседу.

– Это как это может быть? Упал, но не упал? – слабым голосом спросил он.

– А я завис! – с обаятельной улыбкой, признался рыжий.

– Ну, так повиси под потолком! – вдруг рявкнул Кер и швырнул Жересту, внезапно материализовавшуюся в руке тряпку.

Мы с Арантой столкнулись и застряли в дверях. Нас вынес, налетевший Тартак. Тимон, притормозив, обернулся и напомнил Керу:

– Заклинание левитации очень похоже на заклинание от запора, – и, зловеще улыбнувшись, закрыл за собой дверь.