Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 3

 

– Я Харуш, – представился нам тип в белом одеянии.

Мы только вышли из телепорта, и не успели еще осмотреться. Правда, и смотреть пока было не на что. Вокруг белые круглые стены. Ни одного уголка, который можно было бы зажаться. Состояние отвратительное, по крайней мере, у меня. Никакой жажды исследований нового мира. Судя по тому, как ласково Тартак взглянул на этого Харуша, настроения нет не только у меня.

– Ну, Харуш. А дальше что? – сварливо задал вопрос я.

– Я распорядитель и должен вас сопроводить к розовому зданию академии, – несколько обескуражено ответил Харуш.

– Ну, раз обязан, веди! – разрешил Тартак, подхватывая свой маленький мешочек. Харуш опасливо взглянул на его палицу:

– На территории академии запрещено пребывание с оружием, – сообщил он Тартаку.

– Да что ты говоришь? – удивился Тартак. – А при чем тут я?

Ну, так вон, у вас – оружие, – Харуш указал рукой на палицу Тартака, мирно отдыхавшую у хозяина на плече.

– Это не оружие – нахально заявил Жерест.

– А что? – удивленно спросил распорядитель.

– Вентилятор, – выпалил Жерест, подмигивая Тартаку. – Тартак покажи, как он крутится!

Тартак не стал упрямиться и раскрутил свою палицу. Лица наши стал обвивать прохладный ветерок.

– Понял? – поучающе спросил распорядителя Жерест.

– Уж очень этот вентилятор большой, – подозрительно пробормотал распорядитель.

– А от маленького ветер не тот, – важно пояснил Тартак.

Потерпев неудачу с палицей, Харуш с вожделением уставился на наши с Тимоном рапиры.

– Слушай, ты, чучело, – не слишком вежливо сказал Тимон, – мы дворяне, а рапиры непременный атрибут одежды дворян.

– Да? – с сомнением протянул Харуш.

– Вот ты бы без этих штанов, ходил бы по улице? – закинул свое слово и я.

На лице Харуша отразился мучительный мыслительный процесс. Наконец, он отрицательно покачал головой:

– Мужчина не может показаться на улице без штанов!

– А дворянин не может показаться на улице без рапиры! – отрезал я.

Взгляд распорядителя на кинжал Жереста, тот моментально отвел фразой:

– Та же рапира, только еще не выросла!

У Харуша округлились глаза:

– Это как, не выросла?

– В нашем мире, мы оружие выращиваем, – вдохновенно начал врать Жерест. – Сначала оно маленькое, вот такое, – Жерест показал пальцами, – потом оно начинает расти. И вырастает до того размера, какой нам необходим.

– А потом что? – с жадным интересом спросил распорядитель.

– А потом, мы перестаем давать им таблетки для роста, – включилась в розыгрыш Аранта.

Только теперь Харуш увидел Аранту. Лицо его приобрело хищное выражение. Мне даже показалось, что он облизнулся. В глазах зажегся плотоядный огонек. Хотя его и трудно было в чем-то обвинять, Аранта в своем летнем костюме действительно очень соблазнительна, но у меня, все равно, сами собой сжались кулаки.

– Смотри, под вентилятор не попади! – ласково сказала Аранта.

Когда она начинает говорить таким тоном, я, лично, сразу начинаю искать глазами, куда бы спрятаться.

– А чего бы я туда попал бы? – игриво заулыбался Харуш.

– А оттого, что я тебе бы, помогла бы! – с нажимом сказала Аранта и широко улыбнулась.

Я всегда говорил, что улыбка Аранты неотразима. Харуш постарался цветом лица слиться с белизной стен, и надо сказать, он в этом преуспел. Зная Аранту, я могу предположить, что от слов она перейдет к делу, тем более, что Тартак уже занял подходящую позицию, не прекращая крутить палицу. Надо срочно вмешиваться!

– Хватит разговоров! – скомандовал я. – Давай веди!

Харуш мелко закивал и первым бросился к выходу. Мы последовали за ним. Видимо улыбка Аранты произвела незабываемое действие на распорядителя. Он старался держаться от Аранты подальше. Как только мы вышли из здания, на нас обрушилась жара. Под немилосердным солнцем, казалось, плавились даже камни мостовой, по которой мы шли. Тартак засопел и, остановившись, начал копаться в своем мешочке.

– Эй, Тартак! Не отставай! – оглянулся Тимон.

– Тролли под таким солнцем не ходят! – пробурчал Тартак, копаясь в мешке.

– А что делают тролли под таким солнцем? – поинтересовался я, вытирая пот.

– А ничего! – ответствовал Тартак. – Тролли под таким солнцем не бывают. Они в домах спят. Один я, не как все!

Харуш нетерпеливо приплясывал, ожидая нас, но торопить, не решался. Наконец, Тартак извлек из мешка темные очки, приобретенные им на киевском вокзале. Да-да! Мы всей группой побывали на Земле, и на экскурсии в Киеве. Тартак обычно пребывал в базовом лагере, но когда решили пойти в зоопарк, не выдержал и присоединился к нам. Конечно же, не в натуральном своем виде, а преобразившись, при помощи амулета тана Гория и наложенных на себя иллюзий. Солнце в Киеве было тогда не менее яркое, и еще в электричке, Тартак начал бурчать, что ему такой яркий свет режет глаза. На площади перед вокзалом собрался стихийный рынок. Среди прочего там стояли стеллажи с различными очками. По простоте душевной, моя мама, сопровождавшая нас в этой поездке, предложила купить Тартаку солнцезащитные очки. Тартак отказываться не стал, и подошел к этому процессу обстоятельно. Он приобрел две пары очков. Одни поменьше, он сразу же нацепил себе на нос, вторые самые большие он запрятал в сумку, на плече. На мой вопрос – "зачем тебе две пары очков?", он растолковал мне, что от жары я, видимо, совсем отупел.

– Я же не всегда буду в таком виде! – рассказал он, – а солнце, оно и когда я большой, светит.

Сам зоопарк произвел на нас тогда тягостное впечатление. Вид вялых животных в тесных клетках, вызвал возмущение у ребят. Особо переживали Гариэль и Морита. Животные льнули к решеткам, когда Гариэль приближалась к ним. Печальные глаза, полные безумной надежды, что кто-то их защитит. Гариэль молча плакала, не в силах помочь им. Тартак даже всерьез настроился разгромить клетки и выпустить животных. Нам с большим трудом удалось отговорить его от этой затеи.

Ну, что-то я отвлекся! Тартак водрузил на нос темные очки и выразил готовность следовать дальше. Мы, одарив его завистливыми взглядами, поддержали это благое начинание. Харуш снова торопливо затрусил впереди нас.

Наш проводник привел нас к довольно большому зданию. Почему оно носило название розового, я не понял. Розового там было как-то не очень много. Честно говоря, розового там вообще не было. Широкая лестница белого мрамора в десяток ступеней. По бокам большие чаши из такого же материала, что и ступени. В чашах что-то произрастало.

– Мне надо доложить преподавателю, что вы уже прибыли, – проблеял Харуш. Еще раз опасливо взглянул на Аранту и проворно исчез в переплетении дорожек.

– Ну, так что? – насупился Тартак, – мы так и будем тут стоять под палящим солнцем?

– Что-то тут, как-то неуютно, – пробормотал Жерест, оглядываясь по сторонам.

– Ничего, Тартак пару кумполов пересчитает, сразу почувствует себя, как дома, – хмыкнул я.

Дружный смех ребят подтвердил, что шутку они оценили.

– Подождите, – вдруг прервала смех Аранта, – у меня такое впечатление, что вон тот тип, в белом балахоне, проявляет к нам нездоровый интерес.

– "Нездоровой" – это потому, что он скоро это здоровье потеряет, – добавил Жерест.

Мы обернулись в указанном направлении. Действительно, стоит мужик в балахоне. Глаза полуприкрыты. Заметив, что мы обратили на него внимание, он решительно подошел к нам.

– Вы здесь по обмену? – задал вопрос он.

– Да, – ответил я, – а вы кто?