Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 18

 

Меня разбудили лучи солнца, упершиеся в мое лицо. Я спал на боку, повернувшись в сторону востока. Я досадливо поморщился. Тело ломило от "мягкого" ложа, которым являлся пол выступа.

Ну да! Мы же вчера забрались на этот выступ. Ну, не взобрались. Ну, взлетели! Какая разница? У Тимона с левитацией, пока, проблемы, но дружный подхват Аранты и меня с обеих сторон, эти проблемы временно отвел в стороны. Тартак, имея опыт парения в эффектных позах, смог-таки подняться на высоту нескольких метров и уцепиться лапами за край выступа. Подтянуться и перевалить за этот край, для него не составило труда. Выступ покряхтел, но устоял, не обвалился. Даже Жерест смог (в первый раз без ошибок!) взлететь и долететь. Вот так, ничего толком и не решив, мы заночевали, надеясь утром, когда толком осмотримся, закончить начатое обсуждение.

Я, кряхтя, сел. Все дрыхли, и это было возмутительно! Я подобрался к краю выступа и, свесив ноги вниз, умостился для обозревания окрестностей. Справа и слева, на сколько хватало глаз, вверх круто уходила стена из скал. Прямо, передо мною, вовсю светило утреннее солнце над бесконечной грядой дюн и барханов. Кто бы мне объяснил, чем они отличаются? И ни одного, радующего взгляд, зеленого пятнышка! Вот ведь, что называется, влипли! Вид откровенно вызывал жажду только своим видом. Ну-ка, вспомним свои упражнения!

Я попытался вызвать двухлитровую бутылку минеральной воды. Не получилось! Может здесь что-то другое? А попробую, хотя бы полулитровую… Оп-па! Я вынул из воздуха мгновенно запотевшую бутылочку "Софии Киевской". Странно, если бы это было что-то другое! У нас в магазинчике только ее и продавали. Несколько жадных глотков своим шумом разбудили Жереста. Судя по решительному виду, с которым он начал подгребать ко мне, и он не прочь сделать пару глотков. Я вытащил еще одну бутылочку и без слов протянул ее Жересту.

– Живем! – хриплым со сна голосом, провозгласил Жерест и с наслаждением припал к горлышку.

– Ты так жадно пьешь, что можно подумать, будто ты с похмелья! – мрачно пошутил я.

– Капли в рот не брал! – клятвенно заверил меня Жерест.

Зашевелились остальные члены нашей группы.

– Ты где воду взял? – Тимон с интересом смотрел на меня.

– Там же, где и мороженное.

– Ребята, извините, я на минутку! – Аранта спрыгнула с выступа.

– Куда она?– заволновался Жерест.

– Тебе подробно объяснить, или сам поймешь? – огрызнулся я.

Через некоторое время, умывшись добытой мной водой и свалив невиданную здесь пластиковую тару под выступ, мы снова собрались на месте ночлега, превратив его в зал заседаний. Вступительное слово взял на себя Тартак:

– Жрать охота! – просветил он собравшихся.

Кворум принял это заявление к сведенью. Так как все были согласны с оратором, то обошлось без прений.

– Здоровья не хватит, – ответил я на вопросительные взгляды друзей, чувствуя неприятную слабость после извлечения воды, в количестве одиннадцати бутылок. Хотя и резерв быстро пополнялся, но перспектива наполнить ненастную утробу Тартака меня искренне пугала. Оставим мое умение на крайний случай.

Мы сидели, переваривая информацию и с унылым видом обозревая окрестности.

– Тартак, – Тимон приятно улыбнулся, – а тебе голов тех двух тварей хватает?

– Это ты к чему? – очнулся от тяжелых дум тролль.

– Да так. Просто интересно.

– Ну…, – Тартак почесал макушку, – вообще-то хватает.

– Это хорошо! – откинулся на камень Тимон.

– Хорошо! – согласилась с ним Аранта, напряженный вид которой, заставил меня встрепенуться.

Крупный образец вышеупомянутых ящеров, не спеша, ковылял вдоль стены в нашу сторону. Засопел и зашевелился Тартак.

– Тар, у нас нечем отрубить ему голову, да и подумай сам, на такой-то жаре…!

Тартак с сожалением кивнул головой, не сводя алчного взгляда с ящера, который настороженно поднял голову, выискивая источник шума. Не знаю, как у этих тварей с обонянием, или ветер дул не в ту сторону, но ящер нас не нашел и двинулся своим путем. А мы приняли к сведенью информацию о том, что здесь водятся и такие твари.

Тимон взял кинжал Жереста и начал что-то царапать на каменном полу.

– Не затупи! – заволновался Жерест, – и вообще, что ты там шкрябаешь?

– Я рисую карту Харшада, – Тимон увлеченно царапал какие-то загогулины на камне.

– Я и не знал, что ты тут и географию изучал, – с уважением заметил я.

– Ну, не то чтобы специально, – Тимон отклонившись, взглядом художника окинул свое творение, – но мне попался какой-то толстый том, вот я в него и заглянул.

Арии передвинулась поближе, всмотрелась, потом недоуменно пожала плечами:

– Что-то я тут ничего не могу разобрать! Какие-то царапины туда, две царапины сюда. Это что?

– Это так выглядят берега Харшада – начал пояснять Тимон, – вот тут и тут горы. Тут, где-то, находится Радун.

Я начал понимать чертеж Тимона.

– Подожди, если вспомнить, что солнце вставало вон там, на востоке, то мы можем находиться здесь, или здесь. Ведь горы у нас за спиной, – Я ткнул оттопыренным большим пальцем за спину.

– Юг и запад, – задумчиво сказал Тимон. – Если запад, то за горами – эльфы, если юг, то за горами – океан.

– Так давайте перевалим через горы и посмотрим, – радостно предложил Жерест.

– Если там эльфы, то мне что-то не хочется превращаться в ежика, – хмуро буркнул я.

– Какого ежика? – удивленно вытаращился на меня Жерест.

– Самодельного! Если верить местным авторитетам, то эльфы сначала истыкают тебя стрелами, а потом только начнут задавать себе вопросы – откуда ты взялся?

– Почему себе? – продолжал допытываться Жерест.

– Потому, что ежики не разговаривают! – отрезал я.

– Но идти через пустыню – это гиблый вариант, – заметила Аранта.

– А вы что, думали этот тип на местный курорт нас зашвырнет? – съехидничал я.

– Подожди! – наморщил лоб Тимон, – если и там, и там, двигаться в эту сторону, то не надо лезть через горы, и через пустыню тоже идти не надо. Вот тут и тут мы выйдем к океану, двигаясь вдоль гор.

– Голова! – ласково сказал Тартак.

Тимон от похвалы зарделся.

– Ну что, двинулись? – спросил Тартак, решительно подхватил палицу и сиганул с выступа.