Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 16

 

Я сидел на ступеньках термина и ожидал Аранту. Она сказала, что сейчас выйдет. Угу, сейчас! По-моему этих "сейчасов" прошло уже штук десять. Не понимаю! Раньше Ари, если надо было куда-то идти, была одной из первых, а тут – сиди и жди ее!

Ну, наконец-то! Ой, что это она сотворила со своим лицом? Нет, красиво, конечно, но ее узнать трудно. И платья этого я раньше не видел. Когда и где она успела его прибарахолить?

И что мне не очень понравилось, так это то, что я себя почувствовал рядом с ней, не очень достойно. Я-то не старался выглядеть, да и особо не в чем мне выглядеть.

Я неловко встал, отряхивая сарох. И зачем я его нацепил? Вечер же на дворе. Аранта, озорно улыбаясь, подошла, чмокнула в щеку.

– Колин, ты, куда это в таком наряде собрался?

– Ари, я сейчас мотнусь, переоденусь?

Аранта отрицательно качнула головой:

– Вот этому отдай!

Она ловко прихватила за шиворот пробегавшего мимо первокурсника с налысо стриженой головой. Я быстро стянул через голову сарох и протянул его первокурснику, который испуганно переводил взгляд с Аранты на меня и обратно.

– Знаешь, где я живу?

Паренек испугано закивал головой.

– Отнеси туда! Постучи только перед тем, как войти. Там благ Тимон сидит. Ему и отдай! Понял?

Еще одно быстрое кивание.

Мы шли по темным улочкам Радуна. Прохожих было очень мало. Изредка можно было заметить то тут, то там спешащих домой людей. Это меня устраивало. Можно было остановиться и поцеловаться, не обращая внимания на окружающих. Мы, не сговариваясь, направились к озеру. Идти по пустынному ночному городу, держась за руки, с самой красивой девушкой во всех мирах! Я млел.

Но Аранта вдруг насторожилась. Ну, вот! Кто там посмел мне всю малину испортить? Краем зрения я заметил что-то вроде движения в переулке, справа от нас. Резко повернул голову. Нет, кажется ничего. Но лирическое настроение уже пропало. Появилось ощущение, что кто-то внимательно на нас смотрит. Хорошо было бы, если бы просто смотрел! Но паршивое ощущение, что смотрят через оптический прицел, не забыв прикрепить к нему винтовку, на худой конец поверх стрелы на тетиве лука, усиливалось.

Вокруг нас на мгновение затянуло зеленью. Сработал защитный кокон, реагируя на опасность! Его я подцепил на мгновенный ответ. Две стрелы, направленные в нас, замерли на границе кокона и, с тихим стуком, упали на брусчатку.

Аранта молниеносно среагировала. Я не успел еще осознать, что же собственно произошло, а Ари уже вошла в темп и бросилась в направлении стрелков.

– Хотя бы одного живым! – крикнул я ей вслед, впрочем, мало надеясь на то, что она услышала.

Я настороженно просканировал окружающее пространство. Вроде больше ничего опасного. Надо поспешить за Арантой, а то она же прибьет тех, кто испортил ей все удовольствие! А какой спрос с мертвяков? Правильно, молчат, как…!

Я чуть было не полетел кувырком, споткнувшись об преграду, лежащую на брусчатке. Ага! Этой преградой стал один из нападавших. Одет в темную одежду. Рядом лук. Один конец тетивы зацеплен, а второй элегантно затянут на шее. А я сразу заподозрил, что Ари не будет доброй. Не удивлюсь, если и второй будет где-то поблизости. Тяжелое дыхание и шарканье ногами слышно за углом. Наверное, это второй. Непонятно только, что он там шаркает? Я завернул за угол. Точно! Второй. Выставил перед собой парные клинки и шустро ими вращает. Ари не спешит. Понимает, что даже в темпе не пробиться. Время от времени мокрушник-неудачник делает выпады, пытаясь достать Аранту. Она легко и изящно уклоняется.

– Ари, он мне нужен живым, – заметил я тихо.

– А мне, не нужен, – так же тихо, но зло.

Аранта сделала пируэт, и, в развороте, выбросила руку в сторону нападавшего. Тот явно не был готов к "воздушному кулаку". Темного отбросило к ограде дома. Аранта, мгновенно войдя в темп, рванулась за ним. Серебристыми рыбками, разлетелись в разные стороны мечи. Короткий хрип, и наш "язык", уже не "язык".

– Ну что ты наделала? Как мы теперь узнаем, кто их на нас натравил?

Аранта, не отвечая, начала методично обшаривать одежду на трупе. Вот она издала удовлетворенное хмыканье, вытащив кошель из кармана. Подбросила на руке, потом приблизила к лицу, рассматривая.

– Все ясно!

– Ну и что тебе ясно? – уныло спросил я.

– Кто натравил, ясно.– Аранта улыбнулась.

Я вздрогнул. Ничего доброго тому, кто на нас натравил убийц, эта улыбка не сулила. А как бы, даже, наоборот.

– Кто? – голос мой дрогнул.

– А Тутус, тебе ничего не говорит? – прищурилась Аранта.

– Понятно! – я запустил пальцы в шевелюру, – так вот почему он затаился и не возникал больше. Надо срочно сообщить Керу, а он пускай выходит на Гашагу.

– И что мы им предъявим? – беря меня под руку, мурлыкнула Ари, – парочку трупов и кошель, который мы взяли не известно где?

– Ну, зачем ты их прибила? – воскликнул я, – мы бы из них выбили бы все сведения.

– Мы сами разберемся с этим толстяком! – дернула плечиком Аранта. – А сейчас я хочу прогуляться к озеру, и не советую никому мне в этом помешать!

Мне ничего не оставалось, как подчиниться ее напору. Действительно, разберемся, но это все потом, а сейчас мне не хочется думать об этом.

– Я его лично по стене размажу! Вот так возьму, и оторву все, что выступает! – рык Тартака, по-моему, был слышан во всем термине, причем, не только в его мужской половине, но и в женской.

– И мне оставь, что-нибудь оторвать! – кровожадно подтягивал Жерест.

– Тихо! – приказал я. – Не надо выносить это событие за пределы нашей группы.

– Тар, ты еще прямо назови по имени того, кому ты это собираешься сделать! – пробурчала Аранта, выглядывая за дверь.

Правильно! Я распахнул окно и выглянул наружу. Никого!

– Ясно одно! – удобнее умащиваясь на подушках, изрек Тимон. – Надо установить более тщательное наблюдение за домом Татофа. Обращать внимание на всех, кто туда заходит и выходит.

– А ты стратег! – восхищенно заметил я, тщательно закрывая окно.

– Ребятки, а вам не кажется, что обсуждать тут эти вопросы глупо? – Аранта сердито смотрела на меня.

Интересно, а я тут причем? Я, что ли, рычал на весь термин?

– А где? – Жерест озвучил вопрос, который был готов задать я.

– На природе! – Аранта внимательно осмотрела коридор, – давайте по одному! Не привлекая внимания.

– Издеваешься? – поднял брови Тартак. – Это я-то, не привлекая внимания?

– Кто издевается? – удивилась Аранта. – Обернулся мальчиком, с уклоном в местный колорит, подхватил веточку и трусцой на озеро.

– А на нас не попытаются напасть снова? – с опаской осведомился Жерест.

– Ну не среди белого же дня! – Тимон решительно натянул сарох. – Колин, пошли!

Итак, классическая форма военного совета. Жерест на дереве, Тартак под деревом, мы – кружком вокруг. Тартак хотел установить свой полог для слонов, но я его убедил, что мой полог надежнее. Полог должен был предупредить нас, если кто-то попытается приблизиться к нам незамеченным.

На середине пространства лежало вещественное доказательство – кошель. Пустой. Содержимое, со словами "деньги не пахнут", было изъято Арантой.

– Я думаю, что мы должны выработать план действий, – начал совет Тимон.

– Палицей по кумполу! – сразу же внес конструктивное предложение Тартак. – Нет Татофа – нет проблемы!

– Не пойдет! – резко сказала Аранта. – Очевидно, что тут не только Татоф завязан. Такие деньги он один собрать не мог. Думаю, что его папаня тоже в стороне не остался.

– Два раза по кумполу! – радостно предложил Тартак.

– Тар, успокойся! – я поморщился. – Они приближенные Владыки. Мы не можем так просто дать им по кумполу. Надо четко обосновать наши действия. Доказать, что они пытались нас убить, а мы действовали в целях самообороны.

– Вот я и говорю! – кивнул Тимон, – самое верное средство – это наблюдение за их домом. Я думаю, что днем там ничего предосудительного не происходит. Значит надо следить за домом вечером и ночью. Наберем фактов, проследим, кто к ним приходит, кто уходит и…,

– Палицей по кумполу! – радостно заключил Тартак, которому надоели все эти сложности.

– …И там уже будем решать! – возмущенно взглянув на Тартака, закончил Тимон.

Решали долго и до хрипоты. Тартак обиделся, когда ему сказали, что он наблюдать не будет. Уж очень он заметный. В ход был пущен образ Валдиса. Тартак демонстрировал, какой он может быть незаметный и наблюдательный. Наконец мы сдались, и после клятвенных заверений Тартака, что он не будет никого лупить по голове веточкой, тролль был допущен к операции. Было решено, что дежурить будем поочередно. Каждый, по два часа. Ходить ночью осторожно, подвесив все защитные заклинания на мгновенный ответ. Я сказал, что напитаю эти заклинания энергией так, что никакая магия их не пробьет. Тулин на днях рассказал мне, как это делается.

На том и порешили.

– Тот, кто нам нужен – в доме, – Жерест нетерпеливо приплясывал у двери в ожидании нашей реакции

– Не факт! – уперся я, – откуда ты знаешь, что это именно тот, кто нам нужен? Надо проверить.

За дверью, по коридору, судя по дробному топоту, кто-то быстро пробежал. Потом в обратную сторону, уже несколько человек.

– Что там у них творится? – задал риторический вопрос Тимон.

Жерест, поднявшийся было, чтобы выяснить причину переполоха, прислушался и снова уселся.

– Это Аранта, – пояснил он, – ее пытаются не пустить.

– Что? – я вскочил на ноги и опрометью выскочил из комнаты.

Ну вот. Так и знал! Мое вмешательство запоздало. Да к тому же, около Аранты нарисовался Тартак. Сегодня на входе в термин дежурили старшекурсники. Они установившегося статус-кво не знали, и грудью встали на пути одинокой и бедной девушки, попытавшейся войти на мужскую половину термина.

Когда я подошел, один из рьяных защитников сидел у стеночки и пытался рассмотреть кончик своего носа. Двое со священным ужасом в глазах обозревали палицу Тартака, которая находилась в опасной близости от их организмов. Аранта же, взяв за грудки одного, по моему мнению, не самого симпатичного, доверительно объясняла ему изменения, произошедшие за время нашего присутствия здесь. Этот несимпатичный орел, зачарованно смотрящий на Аранту, кивал головой каждому слову и, судя по всему, мечтал, чтобы лекция побыстрее прекратилась. Совершать какие-либо магические действия эти ребята не торопились. И то хорошо! Впрочем, как мне удалось выяснить за время, что мы здесь живем, общий уровень магии здесь не так высок, как на Магире. В основном упор делается на защитных заклинаниях и бытовой магии. Но защитные заклинания тут предназначены для отражения магических атакующих заклинаний. О физическом воздействии местные маги не позаботились. Их от таких воздействий защищают войска, если уж появилась такая надобность. У термина войск не наблюдалось, а действия Тартака и Аранты носили ярко выраженный физический характер.

– Ну, надеюсь, что все формальности улажены, – дипломатично сказал я, светски улыбаясь тихо косеющим старшекурсникам, – и мы можем пройти к себе?

– Подожди, – попросил Тартак, – я тут еще не объяснил траекторию движения палицы перед соприкосновением с кумполом наиболее рьяных клиентов. Траекторию я могу воспроизвести хоть сейчас, вот только рьяного клиента никак не могу найти.

Судя по выражению лиц окружающих, с клиентом у Тартака на этот раз не сложилось. Тартак это понял и без моих слов. Горестно вздохнув, он направился в комнату. Мы с Ари, переглянувшись и улыбаясь, двинулись за ним. Но перед тем как двинуться я обернулся к "церберам":

– Надеюсь, и в следующий раз благородному Тартаку не удастся найти клиента.

Когда мы все победным строем ввалились в комнату, Тартак первым делом спросил:

– Ну что? Что делать дальше будем? А то у меня настроение портится начинает. А вы знаете, что такое тролль с испорченным настроением?

Мы, конечно, не знали, да и знать не желали. Ну, как-то, не возникало у нас такого желания.

– Да говорю же, что он там, в доме! – снова возбужденно заговорил Жерест.

– Так, это уже интересно! – насторожился Тартак, – кто?

– Я уверен, что тот, кто нам нужен!

– Ну почему ты в этом уверен? – вздохнул я.

В мои планы на этот вечер, визиты куда-либо не входили. А входил в них всего один пункт – пройтись с Арантой к озеру и обратно. И вот является этот рыжий балбес и тянет нас, причем всех, к надоевшему уже мне дому. Ну, где романтика спрашивается?

– Он весь в черном!– Жерест растопырил руки, стараясь придать больше веса своим словам. – Он прокрался к входу и очень таинственно вошел.

– Ну, как можно таинственно войти? – не вытерпел я. – Кто-то, либо входит, либо выходит. Войти может только таинственный, но не таинственно!

– Нет, Тимон, ты только погляди на него! – пожаловался Тимону Жерест, – я бежал, весь запыхался, а он еще и привередничает!

– Подожди! – вмешалась, принявшая серьезный вид Аранта, – что значит в черном?

– А то и значит! – возбужденно пояснил Жерест, – человек одет во все черное, и даже на голове какая-то черная шапка.

– Ну и что? – я не понимал, какое это имеет значение, – проследил бы его, куда пошел, что потом сделал.

– Коль! – остановила меня Аранта, – те, которые пытались нас убить, тоже были во всем черном.

– Ага! – обрадовался Тартак, – еще один убивец наклюнулся. Надо бы нанести визит к этому Татофу и Тугусу. Популярно объяснить им, что лучше нас не трогать. Заодно и этого, который в черном, прищучим.

– Татофу ас Тугусу, – поправил я. – Ребята, вламываться ночью в дом к вельможе, могут быть большие неприятности.

– А если он убийц нанимает, и мы не прекратим это дело, то у нас точно будут неприятности! – возмущенно заговорил Тимон.

– Молодец Тимка! – загудел Тартак, – правильно рассуждаешь! Пошли!

Тартак решительно повернулся, намериваясь тотчас же отправиться на охоту.

– Жерест! – распорядилась Аранта, – давай к дому, а мы сейчас подойдем.

Я только вздохнул, расставаясь с надеждой на романтический вечер.