Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 14

 

Экскурсовод настолько активно боялся экскурсантов, что мне становилось неудобно. А вот Жересту нравилось. Он то и дело сурово хмурил рыжие брови, вытаскивал на пару сантиметров кинжал из ножен и, с громким щелчком, загонял его обратно. Малур дергался и с испугом смотрел на Жереста. Так, впрочем, продолжалось не долго. После очередного щелчка, Жерест схлопотал от меня по шее. На его гневный вопрос о причине, последовал ответ от Аранты, что ему (Жересту) повезло, она (Аранта) тоже собиралась ему накостылять, но Колин ее (Аранту) опередил.

– Нет, Жере. Тебе еще больше повезло! – заметил Тартак. – Если бы я тебе по шее дал, то тебе было бы уже не до вопросов о причине.

Тартак еще постоял, посмотрел на гида, взглянул на солнце, стоящее в зените и нетерпеливо прогудел:

– Слышь, советник? Ты давай проводи свою экскурсивую, только давай отойдем в другое место, что бы там тень была, и сесть было где.

– Тартак! Экскурсия – это значит, что он нас проведет по дворцу, покажет интересные вещи и расскажет об этих местах, – поправил Тартака я.

– По такой жаре? – с сомнением поинтересовался Тартак.

– Ну, не ночью же идти! – высказался Тимон.

Малур выпал из ступора и поклонился нам:

– Я готов выполнить повеление Владыки, да продлит Шаршуд его дни. Прошу вас следовать за мной, благородные господа!

– Вот это другое дело! – одобрительно заметил Тартак. – Только по тени веди, не по солнцу!

Дворец Владыки представлял собой нечто кружевное, казался невесомым и летящим, благодаря тонким поддерживающим аркам. А вот охрана дворца была весомой и конкретной. Зверообразные стражники из личной гвардии Владыки стояли, если и не на каждом шагу, то уж на каждом углу.

Ас Малур оказался неплохим рассказчиком. Хевлат знал, кого назначить гидом. Малур знал о дворце, если и не все, то очень многое. Он провел нас по многочисленным залам. Деревья вольготно чувствовали себя и вокруг дворца и внутри его. Многочисленные замысловатые фонтаны, вывешивая кружева из струй, звенели на разные лады. Искусственные озерца и пруды, покрытие листьями плавучих растений, давали приют водным тварям. На поверхности некоторых, я рассмотрел уток и лебедей. Правда, лебеди отличались немного от тех, которых я привык видеть. Широкая черная полоса проходила по их крыльям, но это были лебеди.

Во многих уютных закоулках таились заботливо установленные диковинки. Ас Малур интересно рассказывал нам историю их появления и что, собственно, они собой представляют.

В одном таком закоулке в золотом горшочке рос чахлый кустик. Мы в недоумении постояли над ним, потом Тимон озвучил вопрос, который вертелся на языке у каждого:

– Ну, и что же тут такого?

Малур закатил глаза и вдохновенно начал вещать:

– О! Это яблоня. Она очень редкая, можно сказать единственная. Яблоки с нее даруют веселье душе и силу членам!

Стоящий рядом страж подозрительно на нас косился, меч наголо в его руке подрагивал, готовый прийти в действие и покарать любого, кто покусится на вверенный объект. Жерест насколько раз, в свою очередь покосился на стража, потом не выдержал:

– Ну, чего ты тут нервничаешь? Яблок же нет! Красть нечего!

Лицо стража начало наливаться красным, но он молчал. Зато Малур поспешил вмешаться:

– Стражам на посту запрещено говорить!

– Ага! – сообразил Жерест. – Чего там говорить? Как что не так – мечом вжик! И никаких разговоров. А чего этот кустик такой чахлый?

Малур замолчал в затруднении.

– Вы бы поставили ее на свет, – не выдержал я, – подпитали бы ее удобрениями, пересадили в новый горшок. А так она у вас зачахнет. Я удивляюсь, что она у вас плодоносит, в таких условиях.

– Э-э-э…, – протянул Малур. – Вообще-то она плодоносила в последний раз года четыре назад.

Я внимательно осмотрел кустик. Ну, не верится, что он тут рос четыре года, да еще и плодоносит.

– Колин прав, – наконец заговорил Кер, после длительного молчания. – Сделайте так, как он посоветовал, и ваша яблоня начнет расти лучше.

– Но в другом месте ее могут украсть! – ужаснулся Малур.

– А этот тип тут зачем? – ткнул пальцем в стражника Жерест. – Пусть мечом помашет! Разомнется, а то стоит, как истукан. Пользы никакой!

Лицо стражника стало угрожающе багровым. Глаза бешено косили на Жереста. Жерест откровенно и злорадно ему улыбнулся:

– Хороший стражник! Хорошо стоит!

Дальше Малур подвел нас к постаменту, на котором стоял здоровенный лук. Тут же лежал колчан со стрелами. И стражник, конечно же! Как без него? Хотя, нет! Это не стражник. Вон как орет и машет руками на слуг, занятых уборкой!

– А это лук Сарсута ас Сарсута, богатыря и легендарного воина! – вещал Малур. – Этот лук настолько тугой, что еще ни один из воинов нашего мира не смог его натянуть. Я уже не говорю о том, чтобы выстрелить из него!

При этих словах Тартак не выдержал и скептически хмыкнул.

– Я сказал, что ни один из воинов НАШЕГО МИРА! – значительно проговорил Малур.

Толстяк, который распоряжался слугами, в то время как раз, наткнулся на Жереста, стоящего к нему спиной.

– А ну не путайся под ногами, малец! – рявкнул распорядитель.

Жерест отошел в сторону, но по его сдвинутым бровям, я понял, что этот окрик ему очень не понравился. А значит, будет продолжение.

Так оно и получилось. Жерест все время поглядывал на распорядителя и, улучшив момент, когда распорядитель кричал на одного из слуг, сложил пальцы в характерном жесте. Я не успел помешать Жересту и смачный "воздушный кулак" врезал распорядителю пониже спины. Толстяк покачнулся и замолчал на середине фразы. Жерест быстро отвернулся и сделал вид, что внимательно слушает Малура, который что-то вещал о батальном полотне, вывешенном на стене. Я с интересом наблюдал за действиями распорядителя. Он медленно повернулся вокруг оси и грозно уставился на пустое место. Не обнаружив обидчика на этом месте, глаза начали обводить весь зал. На секунду наши взгляды встретились. И тут этот глупец, поступил самым неожиданным образом. Уставив на меня палец, он закричал:

– Ты! Да-да! Ты! Сейчас я тебе покажу, как меня пинать!

После выдачи этой фразы, которая привлекла внимание всех, кто находился в этом зале, Толстяк грозно двинулся ко мне.

– Мне показалось, или кто-то позволил себе по-хамски разговаривать с дворянином? – почти лениво спросил Тимон, становясь слева от меня.

– Тимончик! Не торопись! – промурлыкала Аранта, занимая позицию справа. – Колин сам может постоять за себя! Ах, куски мяса и кровь, по всему залу! Это так романтично!

– Ну, какие куски, Ари? – прогудел Тартак, – скорее хорошо прожаренная тушка! Колин, хочешь, я его разок по кумполу, чтобы тебе удобнее прицелиться было?

Я услышал, за спиной, как Кер быстро сказал Малуру:

– Примите меры! Вы же понимаете, что в случае чего, этот толстяк обречен!

Малур протиснулся между нами и встал на пути распорядителя.

– Как ты посмел так обращаться с личными гостями Владыки, да продлит Шаршуд его дни? Ты хочешь свести близкое знакомство с его мастером заплечных дел?

Толстяк остановился и продемонстрировал нам, как он быстро умеет менять цвет лица, с темно-багрового на пепельно-серый.

– Ну, зачем же так? Палач – это так обычно! – ангельским голосом примерного мальчика сказал Жерест. – Только что вы лишились еще одной диковинки для вашей коллекции, хорошо прожаренной тушки этого дяди.

На распорядителя жалко было смотреть! Он как-то весь съежился, стал меньше, и уже ничем не напоминал того грозного орла, каким был только что.

– Я не делал тебе ничего плохого! – ровно сказал я. – Я думаю, что мы можем забыть этот инцидент.

Я удостоился удивленных взглядов моих друзей, довольно-признательного Малура и заискивающе-испуганного распорядителя.

Следующий экспонат был для нас неожиданным. Мы зашли за очередной поворот, и перед нами предстала фигура здорового ящера с оскаленными зубами.

– Это самая страшная тварь нашего мира! – патетически произнес Малур, – только великий богатырь Сарсут смог справиться с ним, и благодаря нему, вы можете лицезреть здесь эту грозную тварь.

Тартак весь подобрался и мягко двинулся вокруг чучела, внимательно его рассматривая.

– Он? – тихо спросила Аранта.

– Мой был больше и страшнее, – буркнул Тартак, – но это он. Точно!

– Ты уверен? – спросил я, заранее зная ответ.

– А то! – повернулся ко мне Тартак, – я его сразу узнал!

Кер нерешительно кашлянул:

– Я хотел бы знать, о чем речь?

– Но Гариэль говорила, что эта тварь с островов Серединного моря! – воскликнул Жерест.

– Нет! – решительно отмахнулся Тартак. – Те сине-зеленые, а этот – желто-зеленый.

– Вы слышите, о чем я говорю! – рявкнул Кер. – О чем вы говорите? Какое отношение имеет эта тварь к вам?

– Да она в гости к нам заглянула! – проинформировал Жерест, с интересом рассматривая ящера.

– И что? – настаивал Кер.

– А? – отвлекся от созерцания Жерест. – Да ничего! Тартак приготовил фирменное блюдо…

– Какое фирменное блюдо? – не понял Кер.

– Тартак! Какое у тебя фирменное блюдо? – хмыкнул рядом со мной Тимон.

Мелькнула палица Тартака, и чучело с грохотом рухнуло к нашим ногам.

Когда пыль и труха, которой было набито чучело, немного рассеялись, перед нами предстал Великий Тартак, поставивший одну ногу на "убитое" чучело, и красиво опирающийся рукой на палицу.

– Ну, вечно он выпендривается! – возмутилась Аранта. – Ты зачем ногу туда поставил? Стоял бы скромно рядом. И так понятно, что это ты.

– Что вы наделали? – дрожащим голосом спросил Кер.

Малур так вообще лишился дара речи и только открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная на берег.

– Ну, вы же просили объяснить, какое фирменное блюдо? – удивился Тартак, – а мне, как раз, второй такой башки не хватает! Я их по сторонам очага повешу.

– Мы просили объяснить! – раздраженно заговорил Кер. – Объяснить! А ты что сделал?

– Лучше один раз показать, чем сто раз объяснять, – философски ответил Тартак, наклонившись и сосредоточенно щупающий зубы ящера.

– Владыка меня в порошок сотрет! – слабым голосом проговорил Малур.

Громкий смех заставил его подпрыгнуть на месте. Владыка стоял у входа в зал и откровенно ржал.

– Отлично!…Большой, ты молодец! – проговорил он между приступами хохота. Мне чучело этой твари не нравилось с самого начала. Но нужен был повод, чтобы от нее избавиться. А повода не было! Реликвия и все такое… Теперь можно с легким сердцем сказать, что эта реликвия отправлена на реставрацию. И реставрироваться она будет долго!

При этих словах Владыка грозно взглянул на придворных.

– Короче, я тебя, пожалуй, награжу, – задумчиво изрек Пресветлый, – за находчивость и умение исполнить невысказанное пожелание меня. Чего хочешь?

Вечером Тартак тихо втолковывал бедному дежурному Котлану, что ему вот сам Владыка подарил вот эту голову, и если с этой головы пропадет хоть волосок, то…

Слабую попытку Котлана указать на то, что на голове твари нет ни одного волоска, Тартак решительно отвел, как несущественную, заявив, что за волоском дело не станет, ежели что, так он и свой может на голову положить. Уходя, Тартак пригрозил проведением регулярных инспекций на предмет наличия головы.