Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 12

 

Кер явился к нам сегодня утром необычайно торжественный, в белоснежном сарохе, с замысловатой прической на голове.

Тартак с особым интересом отнесся именно к прическе.

– Кер! А чего это ты на голове накрутил? – был первый вопрос тролля.

– Тартак, ты воспитанный человек? – возмутился Кер, – Воспитанные люди сначала здороваются, рассказывают о новостях…

– Кто я? – изумился Тартак, – человек?

Тартак недоверчиво осмотрел свою упитанную тушу на предмет спрятавшегося там коварного воспитанного человека. Не нашел! Успокоился и строго взглянул на Кера.

– Тролли не человеки, Кер. Не путай! Я – тролль! Значит, могу обойтись без этих ваших воспитательских штучек. Ты чего себе на голове накрутил?

Кер страдальчески поморщился и жалобно посмотрел на нас с Тимоном. Типа, хоть вы-то что-то скажите! Мы не могли! Мы, поскуливая от смеха, медленно отползали за спину Тартака.

– А давайте я! – радостно вмешался Жерест, – здравствуйте уважаемый Кер ас Кер! Новостей никаких, да продлит их дни Шаршуд… или Шаршуда надо было раньше вставлять?…впрочем, главное, что вставил!… Вот! У вас шикарная прическа! По какому поводу? Что, война началась?

– Какая война? – оторопело выдохнул Кер.

– Да откуда я знаю, какие у вас войны? Просто у вас волосы уложены так, как будто вы на них сейчас шлем надевать будете.

– Так! Значит, чувство юмора прорезалось, да? – вдруг, благожелательно поинтересовался Кер. – А знаешь ли ты, мой юный рыжий друг, что и старые хрычи, вроде меня, тоже пошутить любят?

На лице Жереста явственно отразилось беспокойство, как Кер умеет шутить, он знал не понаслышке.

– Знаю! – поспешно согласился Жерест, – проверять не стоит!

– Ты уверен? – на всякий случай поинтересовался Кер.

– Уверен-уверен! – покивал головой рыжий.

– Доброе утро, Кер ас Кер! – поздоровался я, – что так рано? Сегодня день отдохновения, занятий нет.

– Занятий нет, – согласился Кер, – но Гашага ас Турохт, да пребудет с ним милость Шаршуда, получил высочайшее соизволение великого Хевлата, да продлятся его дни вечно, на познавательное посещение вашей группой его дворца. А посему, вы сейчас должны умыться, позавтракать, одеть праздничные сарохи и хорошенько подумать, как привести в пристойный вид вон того, невоспитанного тролля.

Кер осуждающе воззрился на Тартака. Тот не менее, а то и более, осуждающе смотрел на Кера.

– Я горный тролль! – напомнил Керу Тартак, – в самом расцвете сил. Что тебе не нравится?

– Все! – очень смело и безрассудно ответил Кер. – Твой вид, друг мой, таков, что охрана сразу же, не выясняя обстоятельств, выхватит мечи…

– Подумаешь! – перебил Жерест, – что вам стоит потом заменить охрану. Сколько там охраны-то? Человек пятьдесят? Я слышал, что-то похожее. Что, новых пятьдесят человек набрать сложно? И потом, может кто-нибудь из этих в живых останется.

Кер оторопело воззрился на разглагольствующего Жереста.

– Ты…, это…, – внезапно охрипшим голосом, сказал он, – это же дворец!…Владыки дворец, между прочим! Ты соображаешь, что ты сейчас ляпнул?

– Уважаемый Кер, – раздалось от двери, – это же Жерест! Его временами заносит. Исправляется такой занос просто и быстро. Колин, продемонстрируй!

Аранта легкой танцующей походкой прошла в комнату, кивнув всем нам в знак приветствия. Я, прекрасно поняв ее просьбу, залепил Жересту подзатыльник.

– Эй! – завопил тот, – ты чего?

– Вот видите? – ослепительно улыбнулась Аранта, – Нести престало, в глазах появилась мысль, вопросы задавать начал. Жерестик, может еще один, для профилактики?

– Да ну тебя! – Жерест, почесывая пострадавшее место, поспешил убраться за широкую спину Тартака.

– Чего собрались? – Аранта ласково прижалась к моему плечу.

– Я собрал! – сообщил Кер и погрозил Жересту пальцем, – смотри мне, за такие речи…!

– Так чем я тебе не нравлюсь? – Тартак явно не хотел отклонения от выбранной темы, – Что не так может быть у достойного тролля?

– Да, не то, чтобы не так…, – замялся Кер, – но во дворце надо предстать в самом лучшем виде.

Тартак взглянул на меня. Я подмигнул глазом, который был скрыт от Кера моим носом, и, сохраняя серьезный вид, сказал:

– Валдис будет доволен, особенно если это будет пальмовый лист.

Скажете, что за абракадабра? Это для вас абракадабра, а Тартаку, например, все понятно, да и Тимон в курсе. А все, между тем, очень просто! На каникулах, мы ко мне в гости, на Землю, приезжали. Да-да! Все вместе. И Тартак тоже. Как вы понимаете, он достаточно сильно от людей отличается. Тан Горий его даже отпускать не хотел. Вот тогда-то и придумал Тартак свою хитрость. Тан Горий ему амулет сделал. Нажал на один конец – уменьшился, на другой – снова стал таким, каким был. Сделано это было для того, чтобы Тартак за партой мог уместиться. Вот Тартак и задумался: а что будет, если два раза на уменьшительный кончик нажать? Рискнул, попробовал. И вот получился Тартак ростом с десятилетнего мальчика. Только вес прежний остался, да бас его никуда не исчез. А для того, чтобы его от людей совсем уже отличить нельзя было, наложил он на себя иллюзию, которую я ему посоветовал. И стал Тартак похож на друга моего земного, Валдиса. А палицу свою, что характерно, Тартак под сосновую веточку замаскировал. Представляете, что будет, если он этой веточкой от кого-нибудь отмахнуться захочет? Но, сосновая веточка тут будет выглядеть странно, а вот пальмовая – в самый раз! Теперь понятно, что я имел в виду?

И вот, перед оторопевшим Кером, стоит "Валдис" – Тартак, и застенчиво улыбаясь, помахивает пальмовой веточкой. Причем Тартак, умница, еще и поправку на местный колорит сделал. Валдис стоял с белоснежном сарохе!

Кер обошел Тартака несколько раз, с явным интересом осматривая его в новой ипостаси.

– Иллюзия очень добротно сделана, – наконец выдал Кер свою оценку.

– А то! – согласился Тартак и, от избытка чувств, взмахнул веточкой.

Только быстрая реакция спасла нас. Мы дружно рухнули на пол, избегая взмаха, который мог бы стать для нас финальным аккордом!

– Ты что делаешь? – возмущенно завопил Кер, – ты же нас чуть-чуть не убил!

– Извините! – шаркнул ножкой "Валдис".

Аранта, нахмурившись, смотрела на Кера.

– Что еще не так? – заметил ее взгляд Кер.

– Значит, к мальчикам пришел звать, – опасно ласковым голосом заговорила Аранта, – а про одинокую девушку забыл? Или к Владыке только мужчинам в гости можно ходить? А женщинам можно только в одном качестве – наложницы, да?

– Да что ты такое говоришь? – изумился Кер. – Мы – цивилизованные люди! У нас наложниц не бывает. Жена – да, бывает! А наложниц – нет!

– Понятно! – сделала вывод Аранта, – пока были не цивилизованными, это называлось наложница. А как стали цивилизованными, начали их назвать женами. И сколько этих самых "жен" у Владыки?

– У Владыки, да продлит его дни Шаршуд, всего одна жена, – раздельно сказал Кер, – Он ее встретил, более сорока лет назад, полюбил, и долго уговаривал стать его женой. Многоженство процветает у южных варваров. У нас принято жениться на одной женщине.

– Тогда я тем более, не понимаю, почему ты меня не позвал? – стояла на своем Аранта.

– Я один раз зашел на женскую половину термина, – печально поведал Кер, – надо было одну студентку позвать.

– Еще бы! – понятливо покивала головой Аранта, – там охранных заклинаний понатыкано…

– Да на преподавателей эти заклинания не действуют! – пояснил Кер, – а я к тому времени уже получил этот статус.

– Ну, и…? – нетерпеливо поерзал на подушке Жерест, – что там вышло?

– Что-что? – досадливо махнул рукой Кер, – эти девушки сами, хуже всяких охранных заклинаний! Я сам себе пообещал, что больше туда – ни ногой! Короче, через час, нам надо быть у ворот. Тут недалеко, так что, подготовиться успеете. Тартак, вот в таком виде и иди! Все равно тебя не переделать.

Я наклонился к Жересту:

– Ты хоть там не ляпни лишнего, Владыка все-таки.

– Так это же не мой Владыка, – фыркнул рыжий.

– Это ты палачу будешь объяснять? – прищурился я.

Лицо Жереста поскучнело.

– А что же мне делать? – нерешительно спросил он.

– Молчать, – пожал я плечами, – самое то.

Перед воротами входа на территорию дворца Владыки стояли два звероподобных стража. В белых накидках (сарохов, на них не нашлось, что ли?), с обнаженными здоровенными мечами в руках, прислоненными к плечам, эти парни добросовестно потели на толпу зевак, собравшуюся у ворот.

Кер, работая локтями, начал продираться через толпу. Мы пристроились в кильватер куратору. Толпа пропускать не хотела и активно упиралась. Кер беспомощно оглянулся на нас.

– Что, не получается? – сочувственно пробурчал Тартак.

Кер виновато улыбнулся и пожал плечами.

– Ладно, помогу! – буркнул преображенный тролль, и, помахивая веточкой, направился к цели.

Мы с интересом следили за ним.

– Предупреждаю по-хорошему! – пробасил Тартак, продолжая движение, – я иду!

Кто-то обернулся на бас, окинул мальчика взглядом, оценивая угрозу. Угрозы не увидел, и снова отвернулся.

– Я их предупредил? – обернулся Тартак к нам, – предупредил. Теперь пускай не обижаются!

Тартак танком ринулся на толпу. Раздались вскрики, перерастающие в вопли.

С противоположной стороны раздались команды:

– А ну отойди!…Не напирай!…Осади назад!

Тартак просто хватал впереди стоящего за что попало и отшвыривал за себя. Следом начали движение и мы. Уклоняясь от тел, попавших Тартаку под горячую лапу, мы довольно быстро продвигались вперед. И вот между нами и воротами никого, кроме стражников, конечно, и нескольких солдат с командиром, оттиравших от ворот людей. Все действующие лица, включая часовых, которым по уставу, шевелиться не положено, изумленно уставились на маленького невинного мальчика с веточкой в руке, оказавшегося перед ними.

Никто не мог понять, что именно это и есть источник шума, криков и свободного полета некоторых тел.

Мальчик застенчиво улыбнулся солдатам и, басом Тартака, спросил, обернувшись к Керу:

– Этих тоже с дороги убирать?

Кер мученически закатил глаза, выхватил фирман и, размахивая им, поспешил к командиру стражи. Командир, как раз, выходил из ворот, чтобы узнать причину шума. Подскочив к командиру, Кер начал что-то горячо ему втолковывать, постоянно тыча пальцем в фирман и нервно поглядывая на нас. Мы стояли тесной группой, ожидая нашего куратора.

Командир, или вернее, начальник стражи, представительный, полный мужчина в форменной накидке, некоторое время слушал Кера, потом, не спеша, подошел к нам. Солдаты, выпучив от старания и служебного рвения глаза, усилили напор на толпу, отодвигая ее подальше.

– И это их пригласили во дворец? – лениво цедя слова, начальник стражи рассматривал нас, – не слишком ли много чести? Но, впрочем, это не мое дело. Сейчас во дворец я вас пропустить не могу.

– И почему же? – Тартак, помахивая веточкой, сделал шаг к начальнику.

Тот свысока взглянул на нахала, но ответил, обращаясь к Керу:

– Сейчас время прогулки Пресветлого Владыки, да продлит Шаршуд его дни, и если я вас пропущу, то тот же Шаршуд может сильно сократить мои дни.

– Но нам назначено именно на это время, – Кер проникновенно взглянул начальнику стражи в глаза.

– Возможно, это ошибка того, кто выписывал это приглашение, – отмахнулся начальник стражи, – я вас сейчас не могу пропустить. Приходите позже.

Кер стоял печально разглядывая фирман и о чем-то усиленно размышляя. Я взглянул на ворота, которые нам так и не открыли. За воротами зеленел листвой шикарный парк. Ровная, как стрела дорога вела от ворот к дворцу, взметнувшему вверх многочисленные шпили и минареты, сверкающие на солнце всеми цветами радуги. По дроге к воротам трусила достаточно быстро пестро разодетая фигура. По раскрасневшемуся лицу, каплям пота, тяжелому дыханию и проступающим на сарохе мокрым пятнам, было видно, что бег не входит в разряд любимого времяпрепровождения это кадра. Видимо, этот забег вызван достаточно серьезной причиной.

Подлетев к воротам, этот человек усиленно зашарил глазами по лицам окружающих. Нашел глазами Кера, и покраснел еще больше. На этот раз от праведного возмущения.

– Вы…еще здесь?…Вы позволили себе опаздывать?… Это так просто вам с рук не сойдет! Пресветлый уже спрашивал о вас. Почему вы здесь, а не там? – Разодетый человек указал рукой в сторону дворца и парка.

– Нас не пропускают, – лицо Кера стремительно бледнело от осознания того, что он вызвал гнев Пресветлого Владыки.

– Кто посмел?! – вельможа, а судя по властным ноткам в голосе, этот человек и был им, яростно сверкнул глазами, пронзая взглядом разом подобравшегося начальника стражи.

– Но сейчас время прогулки Пресветлого, – начал оправдываться начальник стражи, – мне даны указания никого в это время не впускать.

– Презренный! – завопил вельможа. – Или ты читать не умеешь, или ты смерти моей хочешь? Нет! Ты хочешь стать ровно на голову короче! Ибо я доложу Пресветлому, да продлит его дни Шаршуд, что только по вине недостойного среди недостойных, бывшего начальника стражи, ему, Владыке, пришлось тратить свое бесценное время на ожидание. Немедленно пропусти этих долгожданных гостей, и усиленно моли Шаршуда, чтобы тебя отправили на каменоломни, а не на плаху!

Начальник стражи слился цветом полного лица с белоснежной накидкой, глаза вылезли из орбит. Он яростно замахал руками стражам, чтобы они открывали ворота.

– Пропустишь, Шаршуд сократит дни, не пропустишь, Шаршуд тоже сократит дни, – философски изрек Тартак, – тяжела у тебя служба мужик! Надеюсь, когда мы будем возвращаться, ты еще будешь живой.

Начальник стражи машинально опустил глаза на Тартака. Тот ему непринужденно улыбнулся, помахал веточкой и направился к открытым воротам. Стараясь не отставать, за ним направились и все мы. Кер, поникший, шел замыкающим.