Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 10

 

Да, что и говорить, отношения со студентами академии у нас сложились никакие. Я могу еще понять благородно рожденных. То ли, оттого, что хорошо получили по носу в первый раз, то ли по какой другой причине, но нас больше не задевали. Вообще делали вид, что нас не существует. Впрочем, особого желания общаться с ними у нас тоже не было. Но вот простых студентов я сразу понять не мог. Им бы радоваться, что местную элиту слегка поставили на место, так нет. Потом до меня дошло, в чем дело. При встрече с нами, некоторые стали униженно кланяться, а большинство старалось, вообще, прошмыгнуть незаметно. Аранту это страшно нервировало.

– Мы же этих белохламидников опустили! Чего остальные к нам так относятся?

Я терпеливо разъяснял ей:

– Да опустили! Опустили их, а не подняли остальных! Вот если бы мы подняли всех простых студентов, вот тогда было бы другое дело.

– Не вижу разницы – нетерпеливо отвечала Аранта.

– А разница есть! – рассуждения и мне помогали определиться. – Они же были бесправными? Так они ими и остались. Что-нибудь по отношению к ним изменилось? Нет! Наша разборка с благородно рожденными, остальных, как бы и не касается. В их понимании, просто появилась еще одна группа, которую тоже надо опасаться!

– Но мы, же никого из них не тронули!

– Мы сильно обидели благородных. А если мы сильно обидели тех, то еще неизвестно, как мы можем обидеть остальных. Лучше не рисковать, чтобы узнать, как именно!

– Да что вы паритесь? – удивлялся Тартак. – Это же стадо! Настоящие друзья там – в Школе! Скорее бы тут закончить, и домой!

Тимон с Жерестом придерживались той же точки зрения, что и Тартак.

В итоге, мы только теснее замыкались в нашей группе.

Тулин заложив руки за спину, прохаживался у кафедры. Пять шагов в одну сторону, остановка, задумчивый взгляд в стену, поворот кругом, пять шагов в другую сторону, остановка, задумчивый взгляд в окно, и снова по кругу. Мы, сидя на низеньких скамейках, за низенькими столиками, наблюдали за ним, синхронно поворачивая головы.

– Да! – внезапно остановившийся, Тулин повернулся к нам, – вы думаете, что я о вас забыл, и приготовились продремать пару часов. Не пройдет! И не мечтайте! Тем более что я сейчас вам дам очень нужное, я бы даже сказал необходимое, любому магу заклинание. Ну, не дам, конечно, а научу этому. Заклинание мгновенного ответа!

Тулин многозначительно посмотрел на наши растерянные лица с таким видом, с каким смотрел Прометей на тех, кому он принес огонь.

– Не вижу радости! Вы что, не знаете что такое заклинание мгновенного ответа? А ведь ты Аранта, в течение некоторого времени, с ним сталкивалась! И каждый раз, ты терпела поражение.

По тому, как напряглась Ари, я понял, что этот выпад ее достал. За мной возбужденно зашевелился Тартак. Я тоже насторожил уши. Эта штука может быть очень полезной.

– Ага! – удовлетворенно сказал, заметивший нашу реакцию, Тулин, – наконец-то вижу заинтересованность на лицах студентов. И что странно, эта заинтересованность не вызвана сигналом об окончании занятий.

Лирическое отступление:

Лекция Тулина о заклинании мгновенного ответа.

Да, неучи, да! Заклинание мгновенного ответа позволяет магу остаться в живых при внезапном нападении. Ну, если и не остаться, то, во всяком случае, повышает его шансы. Это заклинание одно позволяет подвесить до четырех боевых заклинаний для мгновенного ответа.

Без ложной скромности скажу, что это одна из лучших моих разработок! Но, увы! Как нет ничего совершенного в этом мире, да благословит его Шаршуд, так и мою разработку нельзя назвать совершенной.

– Тимон, ты там, рядом сидишь, Дай этом рыжему, как его там,…Жересту, по шее!…А за то! Ты не кривись, когда я рассказываю крайне важные для вас вещи!…А мне плевать, что ты какой-то там барон! Для меня вы все простые студенты. У меня даже сын Главного советника Владыки, да продлит его дни Шаршуд, стоял навытяжку, и боялся, стервец он этакий, слово сказать.

– Так вот. Рассмотрим некоторые особенности этого заклинания. Его, так сказать, положительные и отрицательные стороны. Положительная сторона, это, как вы понимаете, то, что эти заклинания срабатывают сразу, мгновенно, не требуя от мага никаких особых действий для активизации. Их активирует опасность, грозящая магу. Еще одна, несомненно, положительная черта, это избирательность. Заклинание построено таким образом, что когда требуется защита, то срабатывает защитное заклинание, и, никоим образом, атакующее.

Сами заклинания, могут быть какими угодно, это зависит от силы мага.

Отрицательные стороны. Это заклинание не стабильно. Требуется поддержание его, что, конечно же, истощает резервы мага. Поэтому рекомендуется применять его только тогда, когда без него совсем не обойтись. И еще одно. Если ваш противник более силен, то ваши заклинания могут только ослабить его удар, но не защитить полностью.

А теперь разберемся с этим заклинанием более подробно и попрактикуемся в его применении…

Для того чтобы разнообразить жизнь, мы стали больше ходить по городу, знакомясь с достопримечательностями и жизнью людей. Пару раз мы ходили к озеру, лежащему у подножия горы Волтумерса. Такой горы я еще ни видал. Высоченная! Думаю, что это потухший вулкан. Уж больно правильная формы, и вершина срезана. Вечером, когда стемнеет, над горой появляется яркая звезда. Этакий голубой шар, дающий достаточно хорошее освещение, сравнимое со светом земной Луны. Озеро, окаймленное редкими высокими деревьями и, покрытыми травой, холмами, при свете этой звезды производят, ошеломляющее по своей красоте, впечатление.

При свете местного солнца, озеро приобретало синий насыщенный цвет. Купающихся людей, я что-то не видел. Наверное, тут это не принято. Мы не рисковали выяснять. Чужой монастырь все же!

– Мгновенный ответ, мгновенный ответ! А что я могу подвесить на этот ответ? – вопрошал Тимон, расхаживая по комнате, – простенький "воздушный кулачок"? Или примитивный "защитный кокон"? Что можно подвесить достойного при пятом уровне Дара?

– Ну почему? – я развалился на кровати и развлекался тем, что создавал прохладный поток воздуха, которому научился у Кера. – "Воздушный кулак" у тебя, кстати, весьма неплох! Более того, ты научился делать его троистым. А это уже достижение! Насколько я знаю, троистость – это четвертый уровень. Растешь!

Тимон отмахнулся, но по лицу его было видно, что мое замечание ему понравилось. Вдруг Тимон насторожился, к чему-то прислушиваясь. Я мгновенно сел на кровати. Тимон сделал быстрый шаг к двери и рванул на себя дверь. Через порог кувыркнулось тщедушное существо со стриженной на лысо головой и в потрепанном сарохе. Тимон быстро ногой задвинул в комнату то, что осталось за порогом, и закрыл дверь. Лязгнула рапира, вытаскиваемая из ножен. Клинок приставлен к горлу клиента. Обстановка для задушевной беседы создана.

– Тебе не рассказывали, что подслушивать под дверью – вредно для здоровья? – вежливо поинтересовался Тимон у прибывшего.

Прибывший испуганно таращился на Тимона, боясь пошевелиться, и еще больше боясь открыть рот.

– Советую отвечать! – негромко добавил я, – а не то, я смогу предложить тебе множество неприятных процедур, на выбор. От прожаривания "шаром огня" в моем исполнении, до обработки головы палицей в исполнении того большого дяди, живущего на первом этаже. Предварительно можно устроить маленькое кровопускание. Наша боевая подруга не откажется от стаканчика – второго кровушки.

– Да тут стаканчик – второй и есть, – заметил Тимон, брезгливо рассматривая "шпиёна".

– Меня послали… – проблеял тщедушный.

– Я тебя сейчас тоже пошлю! – пообещал Тимон, – только подальше. Давай отвечай! Кто, когда и зачем?

В дверь постучали. Я быстро накачал боевой пульсар в левую руку, нашаривая ножны с рапирой правой. Тимон тоже изготовился к встрече, поднимая левую руку в жесте, характерном для "воздушного кулака".

– Войдите! – доброжелательно сказал я.

Дверь медленно приоткрылась, и в щель просунулась рыжая голова Жереста. Быстро осмотрев обстановку и проникшись, Жерест втиснулся в щель и прикрыл за собой дверь. Я дезактивировал пульсар, на который пойманный таращился с откровенным ужасом, и махнул Жересту – "присоединяйся!".

– А я его заметил еще раньше! – с удовольствием наябедничал Жерест, – но пока я раздумывал, чем его угостить "ледяной иглой" или хорошим "воздушным пинком" в зад, он нырнул к вам в комнату.

– Нырнуть-то нырнул! А что толку, если он молчит, как гном на допросе, – осуждающе зарычал Тимон, – ну, ничего! Это временно.

– Давай я начну! – предложил Жерест, – я самый слабый по магии.

– Нет, Жерестик, тебя мы оставим на закуску, – возразил я, – может ты и самый слабый, зато заклинания у тебя самые извращенные. Никогда не знаешь, что у тебя может получиться в итоге.

– Да, я такой! – самодовольно согласился Жерест.

Дверь распахнулась, и на пороге нарисовался Тартак.

– Да что же это такое! – возмутился Тимон, – никаких условий для работы! Не комната, а проходной двор!

– Это что? – вместо ответа осведомился Тартак, рассматривая мученика.

– Это лазутчик, – разъяснил я, – подслушивал, понимаешь, секретные сведения.

– Молчит? – деловито поинтересовался Тартак, подходя к дошедшему до последнего предела ужаса "лазутчику".

– Не успели расспросить, – посетовал я, – все время, кто-нибудь в дверь ломится.

– Ага! – подтвердил Тимон, – я не удивлюсь, если сейчас и Аранта прикатит.

– Не удивляйся, – согласилась Аранта, выходя из-за спины Тартака. – Так что, вы в течение часа не можете разговорить это несчастье?

– Какого часа? – возмутился я, – не успели мы его поймать, как сразу вы набежали!

Я посмотрел на пойманного с беспокойством, как бы его Кондратий не хватил. Надо срочно налаживать взаимовыгодный успокоительный разговор.

– Так, малый. Тебя как зовут?

– Санар, – ответил тот, находясь на грани обморока.

– Санар…, а как дальше?

– Куда дальше? – не понял "шпийон".

– Да не куда! Дальше как зовут? Санар ас…

– А дальше нет, – с некоторой печалью поделился Санар.

– Ладно, Санар, не бойся. Мы вообще-то не злые. Ты отвечаешь на наши вопросы, и целый, я бы даже сказал, невредимый, выходишь из этой комнаты. Договорились?

Санар быстро закивал головой, договорились мол.

– Только не ври! – предупредил сурово Тартак, похлопывая палицей по руке.

– Итак, Санар. Кто тебя послал?

Санар нахохлился, но ответил:

– Татоф ас Тутус.

– Что за Татоф такой? – удивленно спросил Тимон.

– Он благ! – объяснил Санар.

– Благ?…Благой что ли? – не понял Тартак.

– Точно благой, раз на нас наехать захотел! – буркнул Жерест.

– Нет-нет, – заспешил Санар, – благ – это благородный.

– А ты из каких? – заинтересовался я. Впрочем, я и так видел из каких, но мне нужна была формулировка.

– Я – прост, – печально выдал информацию Санар.

– Весьма прост, раз за нами наблюдать согласился, – продолжал Жерест выдавать комментарии.

– Нее! – протянуло это чудо, – он обещал, что меня больше бить не будут.

Я поперхнулся. Санар имел такой вид, что создавалось впечатление, будто его одним чихом перешибить можно. Бить его – себя не уважать! Мы-то его просто припугнули, чтобы все рассказал.

– Да кто он-то? – жестко сказал я, – мыслеобраз брось!

По пустым глазам Санара я понял, что мыслеобраз для него все равно, что синхрофазотрон.

Да чему же вас тут учат? – воскликнула Аранта.

– Дисциплине! – браво отрапортовал Санар. После чего немного подумал и добавил, -…послушанию.

– Куктун знает что! – возмутился Жерест, – и это называется академия?

– Спокойнее Жерест! – распорядился я, – здесь свои законы. Не нам их менять.

– А я бы, все-таки попробовал бы, – флегматично заметил Тартак.

– Вернемся к нашим баранам. Вернее к барану. А еще точнее, к козлу, то есть неизвестному доброжелателю, решившему прекратить избиение этого милого парня по имени Санар! – решил я и, обращаясь к Санару, терпеливо заговорил:

– Представь себе его, а потом попытайся толкнуть его образ, мысленно, мне. Понял?

Санар кивнул, поежился и закрыл глаза. На его лице отразилось напряжение. Кое-что, я все-таки от него получил. Образ был неясен, размыт, но я все, же узнал его!

– Люди! – громко сказал я, – да это же тот толстяк, которого Жерест левитировать в направлении туалета научил.

– Ну-ну! – довольно проурчал Тартак, – это очень даже хорошо! Чур, я буду с ним разговаривать!

– Бросим на пальцах, – заспорил Тимон.

– Потом решим! – остановил их я, – Санар ты есть хочешь?

Санар закивал головой, как китайский болванчик. Я протянул ему порцию мороженного. Не бог весть что, но ничего другого, в данный момент, я достать не смог. Ну не шампанского же ему предлагать?