Лукоморье. Программа обмена

Бадей Сергей

Глава 9

 

Я с уважением смотрел на Жереста. Надо же, пятно очистил, час под потолком провисел, но очистил же! Ну, не при помощи левитации провисел, Кер подвесил, ну и что? Тимон похрюкивал от смеха рядом. Аранта кусала губы, силясь не расхохотаться, а Жерест жаловался Тартаку на садистские замашки нашего куратора.

– Я хотел начать левитировать, а он вдруг, как зарычит: " Молчать! Думаешь, я не понял, о чем твои друзья говорили?"

– Это о чем? – отреагировал Тартак.

– Ага! И я спросил, о чем, – Жерест покивал головой, – а он говорит, что это я хочу на него заклинание перенести.

– Это как? – уже заинтересовался и я.

– Пока я висел под потолком и тер его тряпкой, этот изверг наш куротор, читал мне лекцию о том, как это делается, – уныло поведал Жерест.

Лирическое отступление:

Лекция Кера ас Кера для Жереста о переносе заклинаний.

– Тебе удобно, Жерест? Нет-нет, не отвечай, а три! Вот так, активнее, вот так! Я чуть было не был введен в заблуждение, но твои друзья дали маху! Я, между прочим, совсем недавно закончил академию, и еще не разучился понимать скрытый смысл студенческих намеков.

Ты хотел перенести на меня неправильное заклинание!… Не отнекивайся! Меня не проведешь!… Ты не знаешь, как переводить? А почему тогда твои друзья так спешно убежали?… Они боятся твоих заклинаний? Да что ты можешь?… Нет-нет! Показывать не надо! Лучше три!…Активнее!…Три!…Удобно?

Вообще-то, умение переносить на других неправильное заклинание, бывает очень полезно! Это одно из защитных заклинаний. Достаточно простое – это несомненный плюс! Но действует только на тех магов, кто слабее тебя по силе, или сильнее, но максимум, на два уровня. Должен заметить, что это заклинание можно легко перебить контрзаклинанием "поворот". Хотя, для этого надо быть готовым к тому, что против тебя применят заклинание переноса. Заклинание "поворот" вы еще будете изучать. Уважаемый Тулин об этом позаботится. А я расскажу тебе о заклинании переноса…Ты три! Не останавливайся!

Для начала надо войти в резонанс с аурой противника. Как войти в резонанс? Да очень просто! Ты видишь ауру?…Отлично!…Ах, не всех?…Понятно! Ты не сможешь увидеть ауру тех, кто ее скрывает. А скрывать ее могут только очень сильные маги, или те, на кого эти сильные маги наложили соответствующее заклятие. Я, например, вижу ауру каждого из вас, кроме Колина. Догадываюсь, что его ауру закрыл кто-то из сильных магов. Сам Колин просто не знает, как это делать…Не отвлекайся!…Ну и что, что муха прилетела? Если будешь следить за мухой, то мухой в окно и вылетишь!

… Да! Так вот. Увидев ауру, ты мысленно притягиваешь ее к себе и входишь в нее…Войдешь-войдешь! Если противник не силен, то он даже не заметит этого! Вот, если он силен, тогда – ой. После того, как ты вошел в его ауру, следует произвести неправильное заклинание, дать энергию и щелкнуть пальцами – вот так. И сразу, после этого, же покинуть ауру противника! Попробуй!…Да не так, а вот так!…Ха, я же готов! Меня не возьмешь!…Еще раз попробуешь эту гадость – будешь висеть под потолком до ужина!

– Нда, нормально, – констатировал я, выслушав рассказ Жереста, – так ты понял чего, или нет?

– Понял! – заверил меня тот, – я, почти, применил заклинание на Кере, но он был к нему готов.

– Научишь нас заклинанию? – Тимон заинтересованно смотрел на Жереста.

– Жизнь надоела? – фыркнула Аранта. – Да этот кадр тебя такому научит, что можно будет сразу на погост топать.

– Не хочешь, не учи, – пробурчал Тартак, – а я все-таки рискну. Это, пожалуй, мне может пригодиться.

Я с Тартаком был согласен.

Внезапно за нашими спинами раздалось легкое покашливание. Мы обернулись. Перед нами стояло несколько человек. То, что они не обитатели термина, местного общежития студентов, было видно по их сытым, ухоженным лицам, полным фигурам и белоснежным сарохам. Видимо это и есть благородно рожденные, о которых речь шла в термине. Что-то они поздновато появились.

Тем временем, стоящий чуть впереди толстячок с брезгливо оттопыренной губой, чуть повернул голову и сказал своему товарищу:

– Эти, что ли, благородно рожденные, которых поселили в термине?

Раздавшееся ехидное хихиканье, дало понять, что эти слова восприняты, как шутка.

– Что-то не похожи они на благородно рожденных, – продолжал лидер этой шайки-лейки, – особенно вон тот, рыжий.

– А девчонка, ничего, симпатичная, хоть и худа, – поддержал предводителя второй субъект, с такой же презрительно оттопыренной нижней губой.

Я обернулся к Тимону:

– Граф, вам это стадо ничего не напоминает? Я имею в виду первый день занятий на первом курсе.

– Очень даже напоминает, – согласился Тимон, – а вам, барон, вот это, ничего не напоминает?

Тимон кивнул в сторону Жереста. Тот стоял с крепко сжатыми кулаками и, набычившись, зло смотрел на благородно рожденных.

– Какая прелесть! – восхитилась Аранта. – Такие милые, толстенькие, чистенькие мальчики. И главное, они убеждены в своей полной безопасности. А обед еще нескоро.

– Какую тушку предпочитаешь? – пророкотал Тартак.

– Вы, кажется, осмелились заговорить без разрешения? – приподнял левую бровь предводитель.

– Жерест, а давай-ка, все-таки примени свое заклинание левитации, – тихо проговорил я, наклонившись к плечу Жереста, – только, направь его не на себя, а на него, с учетом новых знаний. И постарайся, чтобы получилось точь-в-точь, как на первом занятии по левитации.

Жерест вздохнул, отходя от злости, с признательностью взглянул на меня, расплылся в плутоватой улыбке, прикрыл глаза и, через пару секунд, щелкнул пальцами.

Предводитель, вдруг изменился в лице, чуть пригнулся, сдавленным голосом пробормотал: "Я сейчас!" и опрометью кинулся вдоль коридора.

– Не успеет! – со знанием дела, глядя предводителю в след, заявил Жерест.

– Вы посмели применить магию по отношению к благородно рожденному? Свиньи! – шагнул к нам друг предводителя.

Надо же! Быстро сообразил.

– А вот мы сейчас и посмотрим, кто у нас будет свинками, – шагнула вперед Аранта.

Она уже достаточно себя взвинтила и была очень зла. Это чувствовалось по отрывочным, чуть смазанным движениям. Глаза налились алым, из-под верхней губы, быстро вылезали острейшие клыки. Я взглянул на ее ногти, простите, уже когти. Только смертоубийства нам и не хватало!

– Дорогая, может все-таки, потерпишь до обеда? – Я шагнул вслед за Арантой и обнял ее за талию.

Аранта бешено взглянула на меня, раздосадованная помехой. Потом до нее дошел смысл сказанного мною. От удивления, произошла обратная трансформация, и передо мной снова стояла милая и хрупкая девушка. Но Аранта быстро взяла себя в руки. Благородно рожденные зачарованно смотрели на нее.

– Ты прав, милый, – улыбнулась Аранта мне, – я подожду. Но эти невежи меня утомили. Барон Тартак, будьте так добры, оделите каждого по кумполу.

Тартак довольно хрюкнул, выдвигаясь вперед:

– Я уж думал, что ты сама ими займешься, а о друге и не вспомнишь! Ну что толстячки? Не хотите магии, так я и без магии могу!

– Только не перестарайся, хорошо? – проворковала Аранта.

– Без фанатизма, Тартак, без фанатизма! – поддержал я.

– Ага! – легко согласился Тартак, – и без него тоже. Я только с палицей.

Наши противники в панике переглянулись, и толпой рванули по коридору вслед за своим предводителем.

– Странно! – проговорил Жерест, – я ведь направлял заклинание на одного, а подействовало на всех. Ну, эти точно не успеют!

– Так вы говорите, уважаемые, что эти монстры напали на ваших сыновей?

– Да, уважаемый Гашага. И мы требуем убрать их, оградить от них благородных молодых студентов. Лучше всего было бы отослать их обратно, туда, откуда они прибыли.

Гашага обернулся и посмотрел на посетителей. Сытые, самоуверенные лица, повелительные интонации, поведение людей, привыкших приказывать. Это ему, что ли приказывать? Великий Хевлат – повелитель Нарадуна, да продлит Шаршуд его дни, ясно дал понять Гашаге, что заинтересован в успехе программы обмена, и одобрит любые действия ректора. Уж больно велики были выгоды для Хевлата, при успешном окончании программы. А эти двое пришли сюда требовать. Ну, он, Гашага, им сейчас в два счета поменяет выражение лиц!

– А знаете ли Вы, уважаемые, что в нашей академии у стен есть и уши и глаза? И, что немаловажно, у наших стен есть отличная память. А у меня есть соответствующие средства, просмотреть эту память. И я, знаете ли, не преминул. Ага, уделил. Ваши сыновья, уважаемые, вели себя далеким от достойного образом. Они вели себя, не побоюсь этого слова, хамским образом. Я даже удивлен, что наши благородные гости сдержались, и сразу не оторвали им выступающие части тела.

– Уважаемый ректор, как вы позволяете себе такое говорить, нам?! – возмутился один из посетителей. – Я Хултуф ас Тутус, заведующий департаментом поставок повелителю, да пребудет с ним милость Шаршуда, подушек! Моих связей хватит, чтобы вас, несмотря на ваш пост, стереть в порошок!

Гашага с интересом рассматривал Хултуфа. Этот тупой вельможа, самозабвенно роет себе яму. Второй, видимо, умней. Молчит. Чует, что дело не простое.

– Знаете, уважаемый Хултуф ас Тутус, вот как раз хорошо, что вы мне напомнили о повелителе, да пребудет с ним милость Шаршуда. Он просил меня принести ему что-нибудь забавное. Понесу-ка я ему запись нападения страшных монстров на ваших сыновей. Посмотрим, посмеемся, ну, а потом, как водится, Великий примет решение. А он, почему-то, заинтересован в наших гостях. Благородных гостях, уважаемый Хултуф! Там, откуда они прибыли, иные взгляды на внешний вид благородных людей. Там ценится подтянутость, сила и умелое владение оружием. Я, конечно, не понимаю, зачем это? Если есть магия, то этого достаточно, но не мне устанавливать законы в других мирах.

Гашага помолчал, с удовольствием рассматривая, разом потерявшего лоск, Хултуфа.

– Я вот думаю, а может показать Великому и этот наш разговор? Может быть, его заинтересуют ваши связи, при помощи которого можно стереть в порошок? А вдруг и ему надо будет кого-то стереть?

– Э-э-э, Уважаемый Гашага, мы несколько погорячились, – начал срочно отрабатывать назад Хултуф. – Вы же понимаете, тревога за сына…

– Посоветуйте своему сыну держаться подальше от наших гостей, – сухо сказал Гашага, – а наши гости будут проходить обучение здесь столько, сколько потребуется. И тогда я, пожалуй, забуду эти записи на своем рабочем столе. И не хотелось бы, чтобы я о них, как-нибудь, вспомнил! Надеюсь, мы поняли друг друга, уважаемые?

Мы сидели в пустой аудитории и наблюдали за тем, как Аранта раздраженно расхаживала по свободному от парт пространству. Для ее раздражения была причина. И причину звали Тулин. Аранта заявила, что против действительно внезапного нападения, маг защиту поставить не успеет. Тулин парировал в смысле того, что это чушь. Если маг действительно хорош, то успеет поставить защиту, тем более, если будет пользоваться его, Тулина, технологией.

– Я четыре раза выходила на него! Четыре раза! – Аранта резко повернулась к нам. – Я ведь на него выходила не просто так, а в темпе. На сверхскорости…

– Угу, – поддакнул Жерест, – то-то я смотрю, идет Тулин, никого не трогает. Проходит мимо коридора, а тут – раз! И ты, к стенке прилипшая! Очень это меня впечатлило!

Не знаю, на что рассчитывал Жерест, сказав это, но ответ он получил справедливый – по шеям.

– А потому, что тут скоростью не возьмешь, – рассудительно заметил Тартак, сделав вид, что не заметил подзатыльника Жересту. – Тут надо не извращения всякие со сверхскоростью, там, или темпом вашим. Тут надо конкретно…

– … Палицей по кумполу! – хором подхватили мы с Тимоном.

– Вот! Народ знает! – многозначительно кивнул Тартак. – Если постараться, так он вместе с его защитой успешно блином прикинется. Я бы попробовал, но так мы здесь всех толковых преподавателей выведем.

– Ну, не мог же он все это время держать защиту! – продолжала возмущаться Аранта, не обращая внимания на рассуждения Тартака. – Это сколько же энергии надо затратить! Может, он нашел источник, из которого постоянно подпитывается?

– Точно! И носит он его в кармане сароха! – озарило Жереста.

Жерест быстро нырнул под парту, спасаясь от очередного подзатыльника разгневанной Аранты. От подзатыльника он спасся, а от хорошего пинка под зад – нет.

– Аранта, ты случайно не путаешь Жереста с Тулином? – не выдержал я, – он же вообще защиты не имеет!

– А пусть не говорит под горячую руку! – сварливо отозвалась Аранта, – а будешь вмешиваться, так и тебе достанется.

– Эй-эй! – сразу стал серьезным Тимон, – только ссор нам и не хватало!

– Надо не злиться, а научиться от него этим премудростям, – решительно сказал Тартак.

Я подошел к Аранте, и положил ей руки на плечи. Она раздраженно посмотрела на меня.

– Ну, чего ты кипишь Ари? – я почувствовал, как ее плечи под моими руками расслабляются, – Тартак прав. Если это защита, то нам надо научиться ей. Если он, человек с обычными рефлексами, может, то представь, как это будет полезно для тебя. И не надо сердиться. Я болел за тебя, и огорчался, когда твои попытки проваливались.

Взгляд Аранты изменился – все такой же решительный, но злость оттуда ушла.

– А ты умеешь убеждать, – неожиданно мягко сказала она, – наверное, ты сможешь убедить меня в чем угодно.

– Кхм, кхм! – громко прокашлялся Тимон, – мы вам не мешаем, нет?

– Но кто-то, пока не обзавелся защитой Тулина, у меня сейчас получит! – мурлыкнула Аранта, выворачиваясь из-под моих рук.