Лукоморье. Недописанное [СИ]

Бадей Сергей

Глава 5

 

— Ну, началось! — сердито сказал я, резко садясь на кровати от противного звука первого колокола.

— Ты, кажется, собирался с ним разобраться? — отозвался Тимон, сонно ворочаясь в постели.

Мы оба хорошо знали, что этот колокол штука насквозь магическая, и нам ее пульсаром не угостить. Но каждое утро учебы начиналось с этих мечтаний.

— Вставай, соня! — гаркнул я, подхватывая полотенце и направляясь к выходу из домика. — Нам предстоят сегодня великие дела!

— Это, какие же? — поднял голову от подушки Тимон.

— Пять кругов вокруг комплекса. Для начала, — отозвался я, выскакивая на крыльцо.

— Колин! Доброе утро! — поздоровалась со мной Гариэль. — А Тимка еще спит?

Я услышал, как за спиной, что-то тяжело рухнуло на пол.

— Боюсь, что уже не спит, — сообщил я. — Советую заткнуть уши. Сейчас Тимон будет вспоминать свои наиболее крепкие словесные конструкции.

— А чего его ждать? — спросила Ари, появляясь из-за спины Гариэль, и предложила:

— Побежали мыться, пока Тартак речку не выплеснул!

О да! Есть у нашего тролля такая нехорошая привычка. Устраивает запруду с вечера, а утром просто падает в образовавшиеся скопление воды. Запруду, таким образом, сносит с места. Волна воды с тем, что раньше было плотиной, несется вниз по течению. И горе тем, кто не успел убраться с ее пути. А так как вниз по течению были только мы с Тимоном и девочки, то горе все доставалось нам.

Вспомнив о такой особенности, мы с Ари быстро побежали к ручью. При приближении к этой водной артерии нашего студгородка, я внимательно прислушался. В моменты хорошего настроения, Тартак еще и начинает петь. Ну и что, что его пение нормальное ухо не может выдержать больше пяти секунд? В данный момент, это может сослужить нам хорошую службу. Сирена, предупреждающая об опасности. Вот как я это назову. Как только она зазвучит, нам придется со всей возможной скоростью улепетывать от ручья, на какой бы стадии нашего мытья мы не находились.

— Народ! Подождите меня! — раздался сзади вопль Тимона.

— Тартак ждать не будет, — напомнила Аранта на бегу.

Мы еле-еле успели помыться, как раздалось знакомое:

— Кербана хартак херак! И амбрец жуста!

— Бежим! — подскочила Аранта.

Мы с Тимоном не заставили себя долго упрашивать. Удаляясь со всей возможной скоростью от места омовения, мы еще успели услышать плеск падения и довольный рев Тартака.

Эх! До чего же приятно, когда жизнь возвращается в знакомое русло! Мы неслись по лесу. Каждый поворот, каждое деревце мне знакомы и милы. Сплоченный отряд боевых магов…, ну, ладно, будущих боевых магов, на утренней пробежке.

А вон там торчит и Багран Скиталец! Наш препод по боевым искусствам. Правда, он преподает нам не только их, но и общую физическую подготовку. Он одобрительно кивает нам головой, одновременно здороваясь с нами.

— Здрасть! — практически хором рявкнули мы, пробегая мимо.

Ох, ты! Надо бы не забыть посмотреть на первый урок по боевым искусствам у брата. Это обещает быть забавным.

После, уже надоевшего нам торжественного начала учебного года, мы отпросились у Алима и дружной толпой рванули к тренировочной площадке. Урок по боевым искусствам не заставил себя долго ждать. Именно он числился в расписании у Лешки первым.

Багран гоголем расхаживал перед группой первокурсников, рассказывая им о том, что без умения постоять за себя, бытовик обречен.

— Вы сотворите что-то, — вещал Багран. — А вдруг ошибетесь? Вы что думаете, что вам это сойдет с рук? Ха! Три раза — Ха! Вот именно в этот момент вы и вспомните старика Баграна и его желание спасти вас в будущем.

Багран осмотрел ряд студиозов, стоящих перед ним.

— Мда, безнадежное желание, — вздохнув, сказал он. — Разве можно что-то сделать из таких хлюпиков? Посмотрите на меня!

Скиталец снова прошелся перед рядом, показывая, на что надо смотреть.

— Вот мне никто не решиться сделать вызов! Есть ли среди вас смельчаки? Кто не побоится со мной сразиться?

Лешка, пожав плечами, сделал шаг вперед. Кто бы сомневался? Мой брат всегда лез пробовать на зуб все новое.

— Как тебя зовут? — благожелательно спросил Багран. — Это, чтобы мы смогли тебя вспоминать, как смелого, но глупого человека.

— Алексей, — представился братишка.

— Пусть будет Алекс, — великодушно согласился Багран. — Ну, покажи, на что ты способен.

Препод мягко пошел по кругу, вокруг Лехи. Леша стоял в обманчиво расслабленной позе, похоже никак не реагируя на маневры Баграна. Обманутый худощавой фигурой моего брата и его внешним расслабленным видом, Скиталец сделал неосторожный шаг к нему. За что тут же расплатился. Лешка мгновенно пришел в движение. Присев, он крутанулся на одной ноге, выставив вторую параллельно земле, подкосив, не ожидавшего такой подлости, Баграна.

Вот тут нашего препода проняло! Быстро вскочив на ноги, он снова ринулся к брату, с намерением, на этот раз, взять его в серьезный оборот. Брат, имея к тому времени, уже черный пояс по айкидо, такого оборота для себя не хотел. Используя инерцию Баграна, он начал действовать на противоходе. И даже некоторое время успешно противостоял атакам Скитальца. Но все же, Багран был значительно опытнее и знал больше (гораздо больше!) Лехи. К тому же, он перешел на темп. Его движения смазались для обычного взгляда. Тут уж, Лешка ничего не смог поделать, и через несколько секунд уже лежал на мате, отсутствующим взглядом обозревая голубой купол неба.

— А ты молодец, парень! — признал Багран, протягивая ему руку для того, чтобы помочь подняться. — Сразу видно, что занимался боевыми искусствами. Но занимался на любительском уровне. Если всерьез начнешь заниматься, то толк будет. Значит так. Ты остаешься со мной. Нам надо будет обсудить программу дополнительных занятий. Остальным пять кругов вокруг комплекса! Бежать быстро! И я не шучу! Вон те охламоны, которые торчат на пригорке, могут подтвердить каждое мое слово. Они уже попробовали мой стек, которым я их в свое время подгонял. Бегооом…, марш!

Первокурсники неорганизованной толпой вяло потрусили по направлению, указанному рукой преподавателя.

— Мда, — с непонятным выражением, хмыкнул Жерест. — Бьюсь об заклад, они переплюнут наш рекорд.

— А вы что тут делаете? — наконец, обратил на нас внимание Багран. — Почему не на занятиях?

— Почему, не на занятиях? — возмущенно осведомился Тартак. — Очень даже на занятиях!

— Мы изучаем возможность медитации в осеннем лесу, — поддакнул Жерест.

— Здесь? — недоверчиво прищурился Багран.

— Нет, — оценивающе окинув взглядом окружающую обстановку, вынес вердикт Тимон. — Тут слишком шумно. Из нирваны будем выпадать.

— А хотите, я позабочусь о том, чтобы вы из нирваны ни при каких условиях не выпадали? — вкрадчиво поинтересовался Скиталец.

— Я так понимаю, что это произойдет после ваших упражнений, — торопливо заметил я. — Нет уж! Спасибо!

— Если мне не изменяет память, — злорадно сказал Багран. — То ваше занятие со мной будет завтра? Вот и будет у вас возможность оценить мою заботу. А сейчас, марш отсюда! Тоже мне, нашли развлечение!

— Заботу он проявит! — фыркнула Ари, когда мы отошли уже на приличное расстояние. — Испугал ежика! Да нам после всего происшедшего и сам Багран ничего нового не сможет показать.

— Э-э-э! Не скажи, — печально ответил Фулос. — Эти преподы на зловредные выдумки горазды! Они придумывают все время новые и новые. Лишь бы замучить нас, бедных студиозов.

Харос печально покивал, соглашаясь с выводами брата.

— А вот здесь, лиса вышла на след зайца, — остановилась Морита, внимательно рассматривая землю под ногами.

— А вот здесь, Морита вышла на след лисы, — буркнул Жерест. — Оно тебе надо, следы эти? Пошли в пятый корпус! У нас сегодня еще теоретическая магия.

Лирическое отступление:

Лекция тана Хорага по векторной магии.

— О! А вы выглядите очень даже хорошо! Что мне кажется странным после всех тех приключений, о которых мне поведал тан Тюрон. Здравствуйте-здравствуйте!

…Тартак, принимай свой нормальный облик! Где твой медальон? …Жерест, надеюсь, что ты уже не будешь перебивать мою лекцию своими шаловливыми мыслями? Девушки, вы сегодня прекрасны! Впрочем, как и всегда.

Итак. Векторная магия. Что же это такое? Может быть, кто-нибудь знает? …Отлично! Никто не знает! Значит, пришло время рассказать вам об этом. А потом проверить эти знания на экзамене, который, конечно же, я буду у вас принимать.

Векторная магия применяется при магических воздействиях, которые мы применяем на расстоянии в строго определенном направлении. Вот к примеру: …Жерест, ты уж извини, но я тебя выбрал для этого самого примера. …Как вы все видите, Наш Жерест парит над партами и в ус не дует. Это не он левитирует, а я его левитирую. Заметьте, я при этом воздействии, трачу значительно меньше энергии, чем, казалось бы, должен. …Жерест! Не трепыхайся, а то уроню! … Почему это происходит? Да потому, что я применяю векторное воздействие. Энергия следует по направлению, которое я задаю, и только по нему. Исключаются затраты на веерное расхождение, неизбежное при голом использовании этого заклинания.

…Ну вот! Упал! Я же говорил: «Не трепыхайся!». Сильно ударился? …Нет? Ну вот и ладненько!

Колин, если я правильно понял, ты уже использовал такие заклинания? …Даже два раза? …И как это происходило?

…Вот! Именно направление и было основной составляющей этих заклинаний! Телепортация произошла тогда, и только тогда, когда ты дал точное направление! Это и есть вектор! Для таких заклинаний необходимы данные о пространственно-временных координатах. И эти данные добавляются в формулах использования. Для каждого из таких заклинаний используются свои расчеты.

…Нет! …Хотя, да! Пока вы будете рассчитывать, возможны неприятности. Но это только на первых порах. Потом эти расчеты станут неотъемлемой частью вашей деятельности, и органично будут накладываться на основную канву.

Итак. Какие же существуют расчеты? Открывайте конспекты и записывайте! Учтите, того, о чем я вам буду рассказывать, нет в учебниках.

Я прикидывал, сколько энергии затратил бы, при левитации банки варенья с вектором и без. Что-то разница выходила уж очень существенная!

Я задумчиво открыл банку и съел пару ложек.

— Эй! Ты что это делаешь?! — возмутился Тимон. — Мало того, что мою баночку по комнате заставил летать, так еще и без разрешения мое варенье лопаешь!

— Я проверяю затраты энергии! — невозмутимо ответил я, загребая еще одну ложку.

— Так! Давай я буду отбирать ложками варенье, а ты будешь проверять, — решительно заявил Тимка. — Ишь! Нашелся мне проверятель, на чужое варенье!

— Жмот! — с чувством прокомментировал я. — Вот погоди, будут мне мои родители присылать всякие гостинцы. Вот как ты тогда запоешь? Моя мама умеет такое варенье готовить, что закачаешься!

— Что?! Дворянка и готовить? — изумился Тимон. — Дворяне не готовят! Для этого существуют повара! Приготовление пищи, не уместно для дворян. Пусть вон это ваш повар, как там его. …Мортим готовит.

— Как же, Мортим приготовит, — скептически отозвался я. — Если хочешь знать, такое важное дело, как приготовление варенья, мама никому не доверит.

— О каком варенье идет речь? — в проеме окна нарисовалась физиономия Тартака.

— Ни о каком! — быстро среагировал Тимон, выхватывая проплывающую мимо по воздуху банку, и пряча ее за спину. — Это мы так, просто разговаривали.

— О варенье просто не разговаривают! — глубокомысленно изрек Тартак. — О нем можно говорить, только тогда, когда его едят. Что это там у тебя, за спиной?

Тимон с самым простодушным видом развел пустыми руками. Мол, ничего такого!

— Мне кажется, что ты меня хочешь обмануть! — нахмурил брови Тартак.

Он шумно втянул воздух ноздрями и убежденно заявил:

— Точно, хочешь! Чую дух варенья, и он идет из-за твоей спины! Я тебя разоблачил, поэтому давай его сюда. Я сейчас сразу скажу, что это за варенье.

Я как-то засомневался, что Тартак скажет это сразу. Мне, почему-то, казалось, что сначала придет конец этому самому варенью. А вот потом уже и будет высказано мнение о нем. Но Тимон так просто сдаваться не хотел.

— Это мое варенье! — заявил он. — Мне его из дому прислали. Я его даже еще не пробовал, а этот полудракон уже полбанки слопал.

— А ну, покажи! — распорядился Тартак.

— Вот! — продемонстрировал банку Тимон.

— Подумаешь! — фыркнул я. — Одну ложечку взял, а он уже кричит, что полбанки.

— Это варенье? — недоверчиво прищурился Тартак.

— Да какое там варенье! — отмахнулся я. — Так, одно название.

В окно просунулась лапа Тартака.

— А ну-ка! Я сейчас дам точный ответ. Давай сюда!

Тимон, как под гипнозом, машинально вложил в лапу банку. Банка моментально испарилась, вместе с лапой, сжавшей ее. За окном раздалось торопливое чавканье, удовлетворенная отрыжка и задумчивый бас:

— Таки точно, одно название.

— Мое варенье! — Тимон бросился к окну, в то время, как я упал на кровать, изо всех сил стараясь удержать здоровый хохот, клокотавший у меня в середине.