Лукоморье. Недописанное [СИ]

Бадей Сергей

Глава 3

 

Когда мы с таном Тюроном (снова — таном Тюроном) появились на поляне, нас никто и не заметил. Ведь появились мы без каких-либо шумовых и визуальных эффектов. Я услышал, как тан Горий сообщил ребятам радостное известие:

— Боюсь, что учебу вам придется заканчивать ввосьмером….

— Размечтались! — не выдержал я.

Все обернулись на голос. Я весело помахал им рукой. Мгновение, и на моей шее повисла Аранта.

— Больше не уходи! Прошу тебя, не уходи! — твердила она, прижавшись к моей груди.

— Не уйду! — тихо и твердо пообещал ей я.

— Вернулись! — взревел Тартак.

Он отплясывал на поляне какой-то свой, непонятный, троллий танец, размахивая палицей.

— Конечно! — подтвердил я. — Ведь завтра занятия.

Тан Тюрон прошел к Горию:

— Мы вернулись ненадолго, — улыбнулся он, наблюдая за постепенно вытягивающимся лицом тана Гория. — Лет на сто, не больше.

Тан Горий шумно выдохнул и облегченно ответил:

— У тебя всегда было своеобразное чувство юмора, Хризмон.

Я же упивался обществом друзей. Как же я по ним соскучился! А ведь не было меня всего несколько дней.

Шумной и веселой толпой мы повалили к своим домикам. Преподы откололись от нас еще на подходе к студ. городку.

Перед крыльцом задумчиво маячил Лешка. Он обернулся на шум и вычленил мою персону среди других.

— Где это вы с утра шатаетесь? — хмуро поинтересовался он. — Я тут стучу-стучу, думаю, что вы еще дрыхните, как сурки, а вы оказывается, уже куда-то рванули.

— Леха, рванули мы, оказывается, еще несколько дней назад, — доверительно сообщил я. — А сейчас вот возвращаемся.

— Опять без меня? — укоризненно сказал брат.

— Алекс, не сердись! — посоветовал Тимон. — Этот тип никого с собой не взял.

— Это потому, что вам там делать бы было нечего, — пояснил я, вспоминая уступы площадки, на которой мы оказались. — Там летать надо было. Не левитировать, а именно летать.

— Эка невидаль! — пробасил Тартак. — Ты бы обернулся в дракона, а мы бы все сели на тебя.

— Ты когда последний раз взвешивался? — свирепо обернулся я к Тартаку. — Смерти моей хочешь?

— Не надо нервничать, — ехидно вмешался Жерест. — Тартак твоей смерти не хочет, поэтому он бы на тана Тюрона взгромоздился. А остальные легкие. Мы у тебя на шее все поместимся.

— Вот и нашлось ярмо на мою шею, — печально сообщил я брату.

— А что такое ярмо? — с интересом спросил Фулос.

Харос так же заинтересовано уставился на меня.

— Вот когда вы на моей шее устроитесь и ноги свесите, вот это и будет ярмо! — отозвался я. утоляя любопытство обоих братьев.

— И не надейтесь! — прикрикнула Аранта. — Там есть место только для меня.

— Ну, рассказывай! Не томи! — попросила Морита, заходя в нашу беседку. — Что там было?

— Почему там не остались? — присоединился Жерест, пристраиваясь на перилах.

— Потому, что драконы умные! — ответил за меня Тимон. — Они сразу просчитали, чем это им грозит, и вытурили Колина обратно. А тана Тюрона уже с ним, за компанию.

Я, смеясь, шутливо дал легкий подзатыльник своему другу.

— Я, все-таки, рада, что ты вернулся! — Гариэль присела к Морите. — Тебе еще многому надо научиться, а даже драконы не все могут тебе дать.

— Ну, примерно так они и сказали, — согласился я.

— А как там? — заинтересовано спросил Лешка.

— Это надо видеть! — вздохнул я. — Словами описать такую картину я не берусь.

— И не надо! — прогудел Тартак. — Если бы ты еще немного задержался, мы бы заставили тана Гория отправить нас следом за тобой. Тогда бы все сами и увидели. Впрочем, еще не все потеряно.

Это заявление было встречено дружным смехом.

— Что тут? — поинтересовался я. — Салтук не проявлял себя?

— Да нет, — вздохнул Харос. — Пока все спокойно.

Фулос подтверждающее кивнул.

— Да как он тут себя проявит! — хмыкнул Тимон. — Тут же собраны лучшие магические силы Магира! Один тан Хараг чего стоит! А тан Горий? Вот еще и тан Тюрон присоединился. Этому Салтуку тут нечего и пытаться нам навредить.

— Вот расслабляться, как раз, и не стоит! — заметила Гариэль. — Этот Салтук хитер и может напасть именно здесь, когда его никто не ждет.

— Э нет! Пусть, все-таки, предупредит! — озабоченно попросил Тартак. — Я палицу приготовлю. Отполирую там, и тряпочкой протру. Чур, я первый его пользую!

— Эй! После тебя нам уже ничего не светит! — запротестовала Аранта. — Тут все лица заинтересованные, и у каждого есть пара ударов к этому типу.

— Ну, после моей пары, он, пожалуй, еще будет жив, — изрек Жерест. — Поэтому вы вполне можете доверить эту честь мне первому.

— Это если ты его без магии будешь бить, — уточнил Фулос. — А вот если с магией, то не только за его жизнь не ручаюсь, но и за наши тоже не рискну.

Харос подтверждающе кивнул.

— Какие вы все-таки кровожадные, ребята, — осуждающе сказала Морита. — Надо его схватить, связать и доставить тану Горию. Пусть он решает, что с ним делать!

— Ничего ж себе — связать! — рыкнул Тартак. — Он же телепортнуться в любой момент может. Нет. Как только появится, сразу же палицей по кумполу! Гарантирую, что тогда он никуда не денется!

— А потом Колин обернется драконом и выжжет все, что от Салтука останется, — добавил Харос.

Фулос, по традиции, согласно кивнул.

— А можно, перед тем, как Колька его сожжет, я его несколько раз ногой пну? — попросил Лешка. — Очень мне не понравилось, что он хотел меня рабом сделать.

— Смех смехом, ребята, но недооценивать этого темного не стоит, — переждав хохот, сочла своим долгом сказать Гариэль.

— Да, — кивнул я. — Но тут ему будет гораздо сложнее. Тимон прав. Тут наша территория и тут мы сильнее. Я думаю, что тан Горий не сидел, сложив руки, пока нас тут не было. И если этот Салтук рискнет здесь появиться, то пару неприятных сюрпризов ему уже подготовили.

По тому, как согласно покивали братья, я понял, что прав в своих предположениях.

— Здравствуй дом! — высокопарно обратился я к нашему жилищу. — Я вернулся и в ближайшее время не собираюсь покидать тебя.

— А я еще раньше вернулся! — счел своим долгом вмешаться Тимон. — И тоже, знаешь ли, не собираюсь. Пошли чешуйчатый! Отдохнешь с дороги.

— Эй! — окликнул нас Тартак. — А отметить прибытие вы не собираетесь? Это ни в какие ворота не лезет.

— Отметим! — пообещал я, заметив, как нахмурила брови Аранта. — Только вещи брошу, и сразу пойдем отмечать. Что я, не понимаю?

Судя по тому, как просветлели лица ребят, именно такого ответа от меня и ждали.

Где-то через час, в таверне «У дядюшки Трибора», мы славно отмечали возвращение блудного дракона. Блудным драконом, как вы понимаете, нарекли меня. Немногочисленные посетители осторожно косились на гуляющих студиозов. Хозяин таверны, тот самый дядюшка Трибор, зная, чем чревата такая гульба, не скрывал тревоги. Тем более, что в другом конце тоже гуляли. Там обосновалась компания людей, чья одежда явно показывала, что это наемники. И гуляла эта компания уже давно. Именно из-за нее посетители и были немногочисленны.

Мы, когда зашли в таверну, сразу как-то не обратили внимания на этот фактор. Но через некоторое время, когда мы уже расселись и начали отмечать, крики и шум из того конца зала, начали привлекать наше внимание.

— Только этого нам не хватало! — поморщилась Гариэль.

— Судя по всему, это не местные, — задумчиво сообщил Тимон.

Ну, конечно! Местные нас уже хорошо знали, и не задирались. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых: строгий указ наместника короля и местного феодала герцога Торода о недопущении стычек служащих местного гарнизона со студиозами Школы. Во-вторых: строгое распоряжение директора Школы тана Гория о недопущении стычек студиозов школы со служащими местного гарнизона. И, наконец, здравый смысл служащих и студиозов, которые хорошо понимали, чем могут закончиться такие стычки.

А вот не местные, это другое дело! Этих ничто не сдерживало. Нас они не знали, указов не читали, да и естественные тормоза, под действием винных паров, уже не работали.

Дурные предчувствия нас не обманули. Очень скоро мы получили этому подтверждение.

Почему-то, когда мужчины выпивают, то первое на что они обращают внимание — это женщины. Причем, окружение этих женщин, во внимание не принимается. Когда начали раздаваться незамысловатые характеристики наших девушек, я ощутил, что в воздухе запахло доброй потасовкой. Они что, не видят наши шевроны? А ведь третий курс, это уже серьезно! Хоть какое-то чувство самосохранения у этих лоботрясов должно же быть! Рядом угрожающе засопел Тартак. Я кожей ощутил, что взгляды ребят, остановились на мне. Да что же это такое? Ну, почему я должен принимать решения? Да и драться мне очень не хотелось.

— Тар, а можно хотя бы попробовать обойтись без членовредительства? — жалобно спросил я.

— Попробовать можно! — кивнул тролль. — Но не уверен, что подействует.

— А я, так уверен, что не подействует! — закатывая рукав, сообщил Харос.

Фулос, не считая нужным комментировать, тоже начал закатывать свой рукав.

— Ну, так попробуй! — попросил я.

Тартак встал, подошел к столу хмельной компании и, сцапав одну из оловянных кружек, сжал ее в своей лапе.

— У вас есть немного времени, чтобы быстро, очень быстро, отсюда выйти, — сообщил он, кидая на стол перед наемниками смятый кусочек олова. — Пока голова кого-нибудь из вас не стала похожа на это.

— Что? — отозвался один из них, красноносый мужик, сидящий в расстегнутом камзоле. — Да я таких…!

Бокал, стоящий перед ним, с тихим хлопком рассыпался по столу. Тимон довольно хмыкнул. Интересно, чем это он так?

— Или на это, — добавил Тартак, указывая на осколки.

Мы встали из-за своего стола. Аранта демонстрировала свою фирменную улыбку, Гариэль опиралась ручкой на извивающуюся, подобно толстому питону, лиану. Тимон, нахмурив брови, угрожающе взялся за рукоять рапиры, но не спешил ее вытаскивать пока из ножен. Братья деловито прикидывали на вес стоящие рядом табуреты. Жерест, хитро улыбаясь, вертел в руке свой кинжал. О Лешке и говорить нечего. Он только доволен будет проверить на практике свои навыки рукопашного боя.

Тяжело вздохнув, я засветил в левой руке большой пульсар, впрочем, не собираясь пускать его в ход. Это, скорее, был элемент психологического давления. Под его воздействием, больше вероятность принятия правильного решения.

Мой расчет оказался верен. Наемники качественно протрезвели, увидев, что мы не похожи на тех, кого можно хоть как-то обидеть.

— Да это же маги! — вдруг, сообразил один из них.

— Вы что, так залили вином глаза, что сразу этого не видели? — сердито поинтересовался Тимон.

— Он мой бокал разбил! — пьяно огорчился красноносый. — Я и за меньшее бил!

— Подождите! — вдруг, поднялся на ноги еще один из наемников. — Вампир, тролль и эльф…. Это случайно не за них нам предлагали деньги?

Опаньки! Это уже становиться интересным! Ну, кто мог предлагать за нас деньги, это и слону ясно! Но как найти предлагателя?

— Ждем! — тут же положительно согласился Тартак, мгновенно уловивший мысль. — Отменяю предыдущее предложение! Сначала вы нам рассказываете, кто предложил и где его найти, и, только потом, быстро покидаете помещение.

— Да как вы снами разговариваете…? — Начал было подниматься из-за стола красноносый.

Но, судя по тому, как на него смотрели все наемники, предводитель резко, нажатием руки на плечо, усадил возмущенного на место.

— Мы отказались, — спокойно сообщил тот.

Я удивился. Вот уж не слышал такого, чтобы наемники отказывались от такого выгодного дельца, как прибить нескольких человек за деньги.

— Во-первых: мы и так при деньгах, — как будто отвечая на мои мысли, пояснил предводитель. — Во-вторых: он сразу мне показался подозрительным. Капюшон надвинут на лицо, и акцент незнакомый. В-третьих: мой отряд не занимается подобными делами.

— А то бы мы его самого потрясли бы на счет деньжат! — кивнул красноносый, придвинув к себе другую кружку и набулькивая в нее вина из кувшина.

— Нам бы очень хотелось встретиться с этим подозрительным незнакомцем, — громко сказал я. — Быть может, он окажется очень даже знакомым нам.

— Паклет! — резко распорядился предводитель. — Проводи!

Услышав свое имя, вскочил молодой парнишка. Судя по всему, он выполнял в отряде наемников роль мальчика на побегушках.

Тимон бросил на стол несколько монет, и мы торопливо вышли из таверны вслед за Паклетом.