Лукоморье. Недописанное [СИ]

Бадей Сергей

Глава 2

 

Весь следующий день ушел у меня и тана Тюрона на ознакомление с городом. Да-да! Именно с городом. Он был абсолютно не похож на все города, которые мне приходилось видеть, но это был город. Аккуратные здания, в большинстве своем, двухэтажные. Возле каждого дома лужайка. Крыши домов были сплошь изукрашены замысловатыми узорами, в которые были вкраплены драгоценные камни! Под лучами солнца, город искрился и переливался разноцветными лучами, создающими необыкновенное сияние вокруг. Вход в каждый дом был через второй этаж. Надо было подняться по пандусу. Именно на втором этаже были все гостиные и общие комнаты. На первом были исключительно спальные помещения.

В одном из таких я и ночевал. Когда меня ввели в эту комнату, я остановился в ошеломлении. Почти вовсю ширь комнаты, располагалась огромная кровать, на толстенных ножках. Вид этого гигантского ложа был настолько поразителен, что у меня невольно вырвался то ли писк, то ли хрип.

— Что-то не так? — озаботился Хораст, хозяин этого дома.

Я только указал на огромное лежбище рукой.

— И что тебя смущает?

— А зачем такая величина? Или спать надо в ипостаси дракона? — спросил я.

— Ах, это! — выдохнул Хораст. — Нет. Спать ты можешь в том виде, к которому привык, и в котором тебе удобно. Мы обычно спим в ипостаси человека. Но бывает, что нам снятся сны. Хорошо, если это светлые, добрые сны. Случается, что к нам во снах приходят и кошмары. В такие моменты мы рефлекторно оборачиваемся в другую ипостась. Согласись, что в ипостаси дракона, мы менее уязвимы. И представь, что мы в этот момент спим на тех кроватях, к которым ты привык, будучи человеком. Что от них останется, в этом случае? А тут такие неприятности исключены. В каком бы ты виде не проснулся, все будет в порядке.

— А огнем, когда приснится кошмар, вы случайно не плюетесь? — с опаской спросил я.

— Пока такого не случалось, — суховато ответил Хораст.

Вот по такому городу, и среди таких домов, мы с таном Тюроном шли. Интересно, как теперь мне к нему обращаться? Да он старше меня. И к тому же, преподаватель. Но по меркам драконов, разница в нашем возрасте ничтожна. И я, и он были для всех тут детьми, только-только вышедшими из младенческого возраста. Этот вопрос я и озвучил. Тюрон остановился в раздумии.

— Знаешь что Колин, — наконец изрек он. — Давай сделаем так: в Школе я для тебя тан Тюрон, и это не подлежит обсуждению. В таких вот случаях, как сейчас, ко мне можно обращаться на «ты» и называть меня Хризмон. Но только в таких случаях. Устроит тебя такое решение?

Конечно, устроит! Признаться, я даже и не рассчитывал на что-то иное. Просто у окружающих нас драконов глаза становились совсем уж круглые, когда они слышали мое вежливое обращение к Тюрону.

Мы подошли к зданию, по фасаду которого струилась вязь совершенно незнакомых мне рун. К тому же, оно сильно отличалось от жилых домов драконов.

— О! А это что? — удивленно спросил я.

— Я в этих рунах не очень хорошо разбираюсь, — признался Хризмон, всматриваясь в надпись. — Это древний язык нашего народа. А я не имел возможности его выучить. Горий сам им не владел.

— Значит надо остановить и спросить какого-нибудь местного жителя, — отозвался я, осматриваясь по сторонам в поисках таких вот местных жителей.

— Вот что значат стереотипы человеческого мышления! — усмехнулся Хризмон. — Сосредоточиться на определенном объекте и установить с ним мысленную связь ты не догадался?

— Что поделать? — невинно улыбнулся я в ответ. — Большую часть сознательной жизни я был человеком.

— Учись! — наставительно сказал Хризмон.

Он сосредоточился, прикрыв глаза. Несколько мгновений постоял, потом кивнул головой и, с интересом, снова посмотрел на здание.

— А вот сюда нам очень стоит зайти! — решительно сказал он.

— Да? — я неуверенно посмотрел на высокие ступени крыльца.

— Здесь хранится история нашего народа. Народ только тогда чего-то стоит, когда он имеет глубокие корни и помнит их. А чтобы помнить, надо знать. Заходи!

То, что открылось мне в историческом здании, меня поразило. Много рассказывать не могу. Есть вещи, которые другим знать не следует. Скажу только, что наш народ пришел в эти миры еще в незапамятные времена. Это были бойцы с Хаосом, стремящимся поглотить нарождающиеся миры. И вторая ипостась тогда была совсем иной. Нет, функционально-то они были такими, но вид был другой. Потом, постепенно драконы пришли к виду, очень похожему на человеческий.

Как уже упоминалось ранее: вид дракона лучше приспособлен для боевых действий, а вторая ипостась — для магии и созидания.

С незапамятных времен мы посещали многие миры, храня их от тьмы. Перед нашими глазами проплывала вся история зарождения миров, их развитие и, наконец, появление разумных рас, которые и были основной целью мироздания. Да, им выпало пройти через труднейшие испытания. Да, им еще предстояло немало пройти. Но все это служило единой цели. Какой? А вот это уже из тех вопросов, на которые я отвечать не в праве.

Я проходил по огромным залам, посвященным разным эпохам и разным мирам. Я впитывал в себя их историю, порой разительно отличающуюся от истории нашего мира. Рядом со мной шел Хризмон. Его лицо стало необыкновенно серьезным и задумчивым. Не сомневаюсь, что его посетили те же мысли и чувства, которые владели и мной.

Немало времени прошло с того момента, как мы вошли в это здание. И вот мы снова стоим на его крыльце.

— Впечатляет? — произнес Хораст, материализуясь рядом с нами.

— Не то слово! — очнулся я. — Это было что-то! Я не ожидал.

— На нас возложена величайшая миссия. И она еще далеко не исчерпана, — вздохнул серебряный. — Ты нужен нам, Колин!

— Но я же, пока еще, никто! — растерянно вырвалось у меня.

— Опять человеческие мерки! — усмехнулся Хризмон.

— Тебя никто не заставляет становиться в ряды прямо сейчас, — так же заулыбался Хораст. — Продолжай учебу, развивайся. Лет через сто, ты, я думаю, будешь готов.

— Кхррр! — выдал я прогнозируемый ответ.

— Ну, может лет через сто пятьдесят, — благосклонно согласился Хораст.

— Значит, мне можно вернуться в Магир и продолжить учебу? — быстро спросил я.

— Я бы даже сказал, что это необходимо, — задумчиво произнес Хораст. — Я слышал, что эльфы предлагали тебе пройти курс обучения у тамошних магов, магии леса?

Я кивнул.

— Ты имеешь способности? Магия леса основана на совсем иных принципах, нежели наша.

— Они считают, что имею, — пожал плечами я.

— Было бы неразумным упустить такую возможность, — заметил Хораст. — Хризмон, проследи за этим!

— Это значит, что и мне надо будет вернуться? — спросил мой наставник.

— Разумеется! Или ты хочешь остаться здесь?

По лицу Тюрона было видно, что внутри его происходит борьба между желанием вернуться к привычной жизни и возможностью быть рядом со своим народом и родной матерью.

— Хризмон, надо! — раздался женский голос. К нам приблизилась Мать Хризмона. — Мне самой не хочется, чтобы ты покидал нас, но есть вещи, которые выше наших желаний.

— Сарасет, этот вопрос не очень сложен, — улыбнулся в ответ Хораст. — Я дам ребятам знание телепорта сюда. Они смогут им воспользоваться в любой момент.

— Сарасет? — удивленно поднял брови я. — Мне помнится, что при представлении, тан Тюрон назвал несколько иное имя.

— Тан Тюрон? — весело хмыкнул Хораст.

— Я там являюсь преподавателем этих охламонов, — пояснил Тюрон. — У нас принято вежливое обращение студиозов к своим преподавателям. Впрочем, я уже разрешил Колину, в неформальной обстановке, обращаться ко мне иначе.

— Это уже на уровне рефлексов, — смущенно пробормотал я.

— Значит так. Несколько дней на изучение портала и его характеристик, — подвел итог Хораст. — Потом вы можете возвращаться на Магир. Но знайте, мы всегда будем рады вас здесь видеть. Помните, что отныне здесь ваш дом и ваш народ.

Мы с Хризмоном переглянулись и радостно заулыбались.

— Да. Я еще слышал, что ты неравнодушен к девушке из племени вампиров? — хитро прищурился Хораст.

Я почувствовал, как загорелись мои щеки и уши. Я опустил взгляд и смущенно кивнул. Но если он сейчас начнет меня отговаривать, я ему выскажу все, что думаю по этому поводу. Слова у меня найдутся!

— Так вот. Пусть это обстоятельство, то, что она вампир, тебя не смущает, — добродушно посоветовал Хораст. — Наша кровь всегда была сильнее. Но спешить с этим не стоит. У вас еще очень много времени впереди. Поверь мне! Впрочем, это скорее совет, чем распоряжение.

Мы еще долго бродили по городу, рассматривая интересную архитектуру столицы драконов. Названия она, как оказалось, не имела. Это, вообще, был единственный город на этой планете. И назывался он просто и без особых изысков — Город. Но с большой буквы. В дальнем конце Города, практически уже под сводами пещеры, мы обнаружили широкий туннель, уходящий вглубь горы. Он был отлично освещен разноцветными фонарями. Заинтригованные, мы прошли по нему. И вышли к прекрасной долине, окруженной неприступными горами. Вся она была покрыта лесом, и только посредине синело чудесное озеро, в обрамлении белоснежного песка пляжа. От наших ног разбегались вглубь леса многочисленные дорожки, аккуратно посыпанные желтым песочком. На некоторых из них, я увидел неспешно прогуливающихся жителей Города. Одного только не хватало этой пасторальной картине. Я даже не сразу понял чего. Но потом меня осенило. Не было непременного атрибута таких мест — детского смеха и криков.

Хризмона, видимо, посетили те же мысли.

— Теперь ты понимаешь, зачем ты нужен? — тихо спросил он.

Я повернул к нему голову.

— Оживить эту землю детством, — ответил на мой невысказанный вопрос наставник.

Я почувствовал, что снова неудержимо краснею.

— О! — рассмеялся он. — Не сейчас и, даже, не завтра. Но сделать это надо!

— Давай пока не будем на эту тему! — попросил я. — Мне еще много предстоит сделать, прежде чем приступать к такому ответственному заданию. Я еще слишком молод, чтобы окружать себя детьми и внуками. И потом, я лично не уверен, что Аранта согласится перейти в разряд действующих мамаш, не совершив для приличия хотя бы пару тройку подвигов в качестве боевого мага.

— О да! — серьезно кивнул Тюрон. — Мнение Аранты мы, конечно же, должны учитывать. Но, история нас учит, что именно из таких девушек и получаются великолепные матери.

— Кхм! — поперхнулся я. — Можно пока не продолжать разговор на эту тему? Он меня несколько напрягает.

— А? — повернулся ко мне наставник, но увидев мое лицо:

— Ну да — ну да! Это не к спеху.

Мы еще побродили по дорожкам этого лесопарка, наслаждаясь великолепным чистым воздухом, повалялись на пляже, подставляя солнцу наши тела, и даже искупнулись в озере, вода в котором была очень не теплой. Хотя отдыхавшие там же (вот как мне их назвать?) и обращали на нас внимание, но навязывать нам свое общество никто не собирался.

Приятно утомленный, я добрался до своего логова, промаршировал в дальний угол необъятного лежбища и, рухнув на покрывало, проспал без задних ног (или лап) до самого утра.