Лукоморье. Курс боевого мага

Вот так и бывает. Готовишься к выпускным экзаменам и не попадаешь на них. А попадаешь в другой мир, где все возможно, в пределах Дара, конечно. Причем попадаешь в другой мир не по своей воле, а по воле представителя этого самого мира.

А всего-то хотел нагреть ладони и посмотреть, что из этого получится. Нагрел на свою голову!

Теперь Дар есть, знаний, как его использовать, нет. Значит, снова учиться, да еще в такой компании бесшабашных разгильдяев, как и ты сам.

Сергей Бадей

Лукоморье. Курс боевого мага

Часть первая. Лукоморье? Это где?

Глава 1

Сколько себя помню, обожаю фэнтези! Но в смысле — почитать, а не в смысле — поучаствовать. Судьба почему-то считает по-другому. Она считает, что поучаствовать — лучше. И причем по полной программе!

Это что же делается? Не успел закончить одну школу, как стал учеником другой! Правда, школы с магическим уклоном. Да и не учеником, а студиозом.

А? Да! Знаю-знаю. Давайте по порядку. Сначала надо представиться.

Итак, меня зовут Мыкола, Николай, Коля, Колян, Кеша. Один кадр решил проявить оригинальность и начал называть меня Колом. Я его оригинальность оценил. После этой оценки новатор ходил с шикарным фонарем под глазом и постоянно шмыгал разбитым носом. У меня болели костяшки правой руки и ныло ухо, на которое я принял сдачу…

Хорошо! Не отвлекаюсь.

Глава 2

Утром я был разбужен самым возмутительным образом. Кто-то рявкнул:

— Вставай, Колья Дикий! Я пришел!

Я лениво приоткрыл один глаз. Посреди комнаты торчал тип, как сейчас говорят, кавказкой национальности, ростом под два метра, и смотрел на меня, явно рассчитывая на эффект своего рева. Зря он так рассчитывал.

— Ну, пришел! Так что мне теперь, ямки копать? — лениво отозвался я.

— Какие ямки? Зачем ямки? — заволновался тип. — Я за тобой пришел.

Глава 3

Алим, тяжело вздохнув, поднялся с травы, отряхнул брюки и, бросив мне: — Пошли, Коля, а то уже поздновато… — пошел дальше по дорожке.

Я догнал его и пошел рядом. Вопросов у меня еще был вагон и маленькая тележка. Но Алим меня опередил:

— Запомни, в Школе для тебя и для других я — Алим Хусейн ибн Хурды-Торнум! Младший преподаватель. Изволь обращаться ко мне на «вы» и с должным уважением. Панибратство у нас не приветствуется. Наедине все по-прежнему.

— А почему наедине по-прежнему?

— Ну, ты же мой земляк. И вообще как-то так сложилось, что не с кем поговорить вот так, запросто. Не возражаешь?

Глава 4

Утро встретило меня все тем, чем может встретить утро в летнем лесу погожим днем. Хор птичьих голосов, шум ветра в кронах деревьев, далекие голоса людей. Я открыл глаза. Снопы солнечного света врывались в открытое окно. Что самое удивительное, мой организм чувствовал себя удивительно уютно в реальности Магира.

Я повернул голову и посмотрел на сладко посапывающего Тимона. Так! Это непорядок! Как кто-то может спать, когда я уже проснулся? Прицельно брошенная подушка попала точно в цель. Дальше последовали идиоматические выражения, не поддающиеся переводу. Тимон красочно описал всю мою родословную и все извращения, коим я предавался за свою, пусть и недолгую, но на удивление насыщенную жизнь. На мое резонное замечание о необходимости подъема он ответил не менее красочным описанием мест, по которым мне следовало бы прогуляться. Ай-яй-яй! И это дворянин! Я неспешно встал, подошел к двери, возле которой стоял бак с водой, и кружкой, захваченной со стола, зачерпнул водички. Ну, дальше вы понимаете! Мокрый Тимон разъяренно и старательно изображал пляску охотников за головами вокруг дуба, в кроне которого уютно примостился я. Сколь долго Тимон будет предаваться утренней разминке, меня, собственно, не интересовало. Дуб был большой, и места мне хватало. Я могу и подождать, пока наш кровожадный Тимон выдохнется.

— Слазь оттуда! — потребовал Тимон.

— Не слезу. Мне и тут хорошо, — ответствовал я со своего места. — И потом ты мне столько всего там, внизу, приготовил, что одной десятой хватит, чтобы от меня не осталось и мокрого места.

— Ладно, слазь! Ничего я тебе не сделаю.

Глава 5

Уф, вот это выспался! Судя по солнечным лучам в окне, уже довольно поздно. Так, а почему птичек не слышно? И что это шлепает по полу?

Я повернул голову и увидел Тимона с пустой чашкой, направляющегося к емкости с водой.

— Не вздумай!!!

Тимон резко остановился и, не оборачиваясь, спросил:

— А вчера?

Часть вторая. Лукоморье? Подождет!

Глава 1

Громкий звук ворвался в мой сон, заставив рывком принять сидячее положение и открыть глаза. Напротив меня сидел мой друг Тимон. Он так же ошалело хлопал глазами, как и я.

— Что это было? — хриплым спросонья голосом спросил я.

Тимон сфокусировал на мне взгляд и попытался вникнуть в смысл вопроса. Но тут новый удар колокола снял вопрос как уже не нужный.

— Вот! — поднял вверх указательный палец Тимон. — Первый колокол!

— Ну, ясно, что не второй! — пробурчал я, мысленно пообещав себе найти этот колокольчик и испробовать на нем свое фирменное блюдо — боевой пульсар!

Глава 2

Мы наматывали уже второй круг вокруг комплекса Школы. Впереди, как всегда, тяжело бухал своими лапами Тартак. Причем, «тяжело» в прямом смысле, с его-то весом. Дальше все растянулись цепочкой. Хотя сейчас рядом с нами и не несся неистовый Багран Скиталец со своим долбаным стеком, которым он подгонял отстающих, скорость мы держали приличную. Мы — группа боевых магов, то есть, будущих боевых магов. Восемь человек, вернее пять человек и три нечеловек. В нашу группу вошли я с Тимоном, Гариэль, Аранта, Тартак. Также Морита ад Кервин — крепкая девушка из Северных земель. Там, как она нам рассказывала, слабые долго не живут. Там полный набор всех «прелестей»: голодные белые волки, нападающие на поселения людей зимой, нежить агрессивная и очень до человечинки охочая. Саблезубы, прячущиеся в кронах деревьев и прыгающие на спину проходящим. А если еще вспомнить о том, что недалеко расположены границы северных орков… Да, весело там у них! Как ни странно в нашу группу вошли и Жерест ад Туран с братьями ад Шейт — Фулосом и Харосом. Вон он, Жерест. Бежит чуть в стороне и хмуро, с опаской косится на Тартака. Ага! Не зря. Три дня назад Тартак, который никогда не расстается со своей дубинкой, так ловко шибанул ею по ветке дерева, что отделил ветку от материнского тела. На свою беду, Жерест бежал как раз за Тартаком. Вот часть от того, что свалилось и зацепило его. Поистине — «Дар небес»! Вон как физиономия разукрашена! А тогда пришлось тащить его к целителям. Помнится, тогда Багран разорался. Кричал, что мы побили собственный рекорд медлительности, установленный нами на первом занятии. А мне то занятие понравилось! Мы заскочили по пути в столовку и здорово там подкрепились. Потом был бег трусцой. Быстрее мы не могли. После этого случая и стал Багран бегать с нами.

Вообще-то Багран мужик неплохой, только любит поорать. Оценил я его на втором занятии. Он нам показывал свое мастерство, типа какие мы будем, если выживем в первые три года, почему-то именно этот срок он нам выделил на оставшуюся жизнь. Мы тогда стояли кучкой унылого вида. Почему унылого? А какой бы вы имели вид после плотного завтрака, а потом пяти кругов вокруг комплекса? Причем Багран не поленился пробежаться с нами. В руках у него был стек, которым он угощал отстающих по мягкому месту. Впрочем, девчонок он не бил, а покрикивал на них, зато парням досталось по полной программе.

Так вот, стоим мы, а Багран ходит перед нами и рассказывает, какое мы мясо и что кто-то уже приготовился нас схомячить. И стол уже стоит, и скатерть уже постелена, и специи приготовлены.

Глава 3

Тартак, самозабвенно размахивая своей палицей, что-то рассказывал братьям ад Шейт. Те, приоткрыв рты, восхищенно ему внимали, не забывая, однако, время от времени пригибаться от свистевшей у них над головой палицы.

Мы — я, Тимон и Гариэль стояли у входа на полигон и вели дискуссию. Тимон, услышав, что я без применения заклинания создал боевой пульсар, предлагал попробовать еще раз это сделать. Гариэль, наоборот, советовала быть осторожным.

— Нет, Колин, это пока мы не проходим. Не надо пробовать! — втолковывала мне Гариэль. Тимон явно с ней был не согласен.

— Если у него уже раз получилось, то надо попробовать, — горячился он. — Где, если не здесь? Полигон идеально приспособлен для таких опытов…

Вдруг Гариэль нахмурилась и строго посмотрела на Жереста. Я заметил, что на лице Мориты появилась гримаса отвращения. Аранта, прохлаждавшаяся в тени, тоже заметила.

Глава 4

На разведку, мы выдвинулись после обеда. Наша тяжелая артиллерия (Тартак) заявила, что на пустой желудок ее мощь значительно слабеет.

Итак, впереди шла рота разведки (ваш покорный слуга). Далее следовала тяжелая техника (Тартак). Почти на броне сопутствовал спецназ ГРУ (Аранта). Ну и прикрывала тылы, Гариэль с луком и полным колчаном стрел. Я шел, ориентируясь по тем деревьям, видам и т. д., что остаются в памяти при хождении по лесу. Вот тот холмик, где я нашел семью подберезовиков, а вон там пусто, хотя и место, вроде, ничего. До памятной сосны мы добрались за час быстрой ходьбы. Меня удивил Тартак. В предвкушении доброй драки, его походка изменилась. Из тяжело ступающего увальня, он превратился в бесшумно скользящую тень. Правда тень эта была о-о-очень внушительных размеров. Вот и сосна. Я остановился, с недоумением оглядываясь.

— Чего стал? Куда дальше? — нетерпеливо спросил Тартак.

Место было то, но оно изменилось. Та же сосна, те же кусты. Исчез след, оставленный убегающим от пульсара вепридом.

— Вроде, здесь, — неуверенно сказал я.

Глава 5

Танесса Лиола бодренько проскочила мимо нас и открыла дверь полигона. Сегодня нам предстояло на практике овладеть левитацией.

Часть третья. Лукоморье (практика)

Глава 1

Ну что за жизнь? В кои-то веки утром не будит гнусный колокол, так нет, проснулся даже раньше, чем обычно! Никто никуда не бежит. Спи себе и спи! Это что — закон подлости в действии? И главное, спать уже совсем не хочется!

Я энергично скатился с кровати и с завистью посмотрел на Тимона. Этот дрыхнет без задних ног! Разбудить, что ли? А ну его! Еще засветит спросонья «воздушным кулаком», мсти ему потом.

Накинув на плечи полотенце, вооружившись зубной щеткой и порошком, эквивалентом «Colgate total», причем с двумя плюсами, побрел к ручью, протекающему недалеко от нашего домика. Правильно! Гигиена, особенно личная, превыше всего!

Не успел тщательно залепить порошком зубы, как что-то большое, с треском пролетев сквозь кусты, рухнуло в воду. Меня аж передернуло от мысли, какая холодная вода, окажись я в ней. А этому большому хоть бы хны!

— Доброе утро, Тартак! Резвимся?

Глава 2

Вот теперь я понял, почему застава называлась Пробкой. Подобно этому гениальному изобретению, она полностью перекрывала проход между горами. От крайней скалы справа до высоченного утеса слева протянулась сплошная стена с бойницами, башенками и непонятными сооружениями типа баллист. Комитет по встрече состоял из нескольких десятков хмурого вида стражников, которые шустренько наставили на нас свои аналоги снайперских винтовок — стрелы на натянутых тетивах луков. Мы остановились перед воротами, несколько озадаченные столь сердечным приемом. Тан Тюрон вышел вперед:

— Группа первого курса Школы прибыла на практику, — громко сказал он, — я руководитель практики, научный консультант Школы тан Тюрон!

Щиты над воротами откинулись, и мы увидели командира стражи. Он облокотился на перила и начал внимательно нас рассматривать. Брови тана Тюрона сползлись к переносице.

— Командир! — в голосе Тюрона сквозило раздражение. — Есть проблемы?

— Тан Тюрон! Проблемы были, есть и будут, — сурово сказал командир. — Вам не кажется, что сейчас не то время, когда следует привозить сюда практикантов? Здесь, знаете ли, неспокойно.

Глава 3

Караул на стене — это совсем не так интересно, как казалось бы. Описываю: первые полчаса ты бдительно вглядываешься в даль, готовый в любой момент поднять тревогу и, образно говоря, «ударить со всех стволов» в приближающуюся опасность. Короче говоря, спасти человечество от всех напастей. Еще одну четверть часа ты уже не так бдительно вглядываешься в даль. Еще четверть ты уже совсем не вглядываешься, а рассматриваешь окружающую обстановку. Остальное время дежурства ты с тоской ждешь его окончания. Это когда ты первый раз выходишь вместе с караулом на стену. Когда ты выходишь во второй и все последующие разы, остается только последний этап.

Нас включили в состав караула на внешней стене заставы. Как и ожидалось, на внутреннюю стену нас не решились поставить. Пока один из нас с нарядом вышагивал по стене, остальные сидели в караулке (большое каменное здание рядом с воротами) и коротали время, кто как мог. Единственный член нашего коллектива, который приносил реальную пользу, — это Гариэль. Она задолго до того, как кто-нибудь появлялся в поле зрения стражи, предупреждала о приближении. Да, острота зрения у эльфов — это вам не хухры-мухры! Начальник стражи даже осторожно поинтересовался у тана Тюрона, не собирается ли Гариэль после окончания Школы служить в Лукоморье. Идеальный маг-настенник! Идея была встречена всеобщим нашим возмущением, включая и тана Тюрона. Ничего себе — эльфийская принцесса, постоянно ошивающаяся на стене.

Сам тан Тюрон с нами много время не проводил. У него, как выяснилось, в Лукоморье было множество друзей, приятелей и просто знакомых.

Мне нравилось наблюдать за приезжими во время дежурства Тартака. Тролль эффектно выделялся на фоне неба, стоя на гребне стены. Подъезжающие «объекты» (именно так их называл тан Широн во время инструктажа), увидев Тартака, останавливались на приличном расстоянии и долго не решались тронуться дальше. Тартак терпеливо ждал, когда необходимость ехать дальше пересилит нерешительность и страх гостей. Громогласное: «Стой! Кто идет?» — неизменно производило ошеломляющий эффект. Лошади просто приседали на задние ноги; у тех из них, кто послабее, наблюдался характерный процесс. Сами приезжие замирали, вжав головы в плечи, и пытались изобразить из себя не привлекающую внимания деталь телеги. Но бдительного Тартака они, естественно, обмануть не могли. Выждав некоторое время, Тартак пускал в ход неотразимый довод: «Ну, чего молчите? Мне что, взять свою палицу и спуститься к вам?» Гости решительно не хотели, чтобы Тартак утруждал себя спуском, и начинали блеющими голосами что-то нечленораздельно произносить. Облегченно они вздыхали, когда появлялся начальник караула, который, услышав рев Тартака и зная, что этот рев обозначает, со всех ног мчался выручать несчастных.

Глава 4

Я попал в наряд к четырем здоровенным бугаям. Конечно, рядом с ними я смотрелся особенно мелким и невзрачным типом. С громким лязгом нацепленного на себя железа, мы двигались по улочкам Лука. Думаю, что тут лязг лат стражников заменял вой милицейских сирен в моей родной реальности. Слышно нас было далеко! Иногда доносился такой же лязг со стороны, и вскоре мы пересекались с другим нарядом. Отсалютовав друг другу, наряды расходились, каждый своим маршрутом.

Лук, по крайней мере, на данном этапе, выглядел типичным средневековым городком. Узкие улочки с каменными домами по бокам. Верхние этажи нависали над мостовой. Между домами были натянуты многочисленные веревки, на которых сушилось все, что требовало сушки. Канализация отсутствовала в принципе. Амбре было, скажу я вам, потрясающим! Я постоянно морщился, обоняя непередаваемые запахи Средневековья. Лица моего конвоя оставались бесстрастными. Для них эти ароматы были, как для нас выхлопные газы на наших улицах, — привычными и обыденными.

Шахты, где добывались знаменитые лукоморские алмазы, находились на западной окраине городка. Там бродило целых три наряда, в состав которых входили Тартак, Фулос и Харос. Там же находились и многочисленные харчевни, в которых оттягивались после рабочего дня шахтеры. Это было, по мнению старшего патруля, самое напряженное в криминогенном отношении место. Сам городок напоминал осажденную крепость. Мощные даже по местным понятиям стены окружали весь город. По верху стен торчали серебряные шипы. Многочисленные сторожевые башни по периметру днем и ночью охраняли подступы к городу, но нечисть все же как-то умудрялась просачиваться через все препятствия. Именно для этого и требовалось присутствие магов в нарядах. Обычно эту должность занимали местные маги, но им, на время нашего пребывания, был предоставлен отпуск, который маги уже третий день обмывали в таверне «Три петуха».

Тюрон и Широн поселили нас на постоялом дворе «Пристанище одинокого гнома», предоставленного специально для этой цели магистратом Лука. Как всегда, тан Тюрон пропадал по своим делам, что нас очень даже устраивало. Хозяин до сих пор пристойного и тихого заведения хватался за голову. С нашим прибытием репутация постоялого двора неуклонно катилась вниз. Началось с того, что, ввиду отсутствия подходящей кровати, Тартаку постелили постель на полу. Тартак устраивается на ночь своеобразно. Он просто падает на место для сна. Так он поступил и в этот вечер. Одновременно с его падением люстра, висевшая этажом ниже, сорвалась и вместе с крюком рухнула вниз, разнеся вдребезги стол, который стоял под ней. К счастью, никто не пострадал. Ну, если не считать двух темных личностей, впоследствии оказавшихся местными грабителями. Хозяин огородил это место красными ленточками и на время нашего пребывания в городке запретил что-либо ставить туда.

Глава 5

Проснулся я неожиданно. Среди ночи. Чего спрашивается? Может, чего захотелось? Так нет! Вроде, ничего не хочется… Вот! Душно! Я встал с кровати и, шлепая босыми ногами по полу, прошел к окну. Поднял раму и с наслаждением подставил лицо потоку прохладного воздуха, начавшего вливаться в нашу с Тимоном комнату. Хотел выяснить, есть ли тут луна? Пожалуйста! Вот она! Большая, полная и светит, зараза, как прожектор! А это что там движется? Мое внимание привлекла фигура, появившаяся в начале нашей улицы, достаточно широкой по меркам Лука. Движения какие-то неправильные. Я подскочил к кровати Тимона и затряс его за плечо. Начало гневной тирады о его нелестном мнении обо мне я грубо прервал, зажав ладонью рот Тимона. Несколько мгновений понадобилось ему, чтобы прийти в себя и осознать мои действия. Отпихнув мою руку, он резко сел на кровати.

— Что случилось? — хриплым со сна голосом спросил Тимон.

— Посмотри, на улице, — шепотом пригласил я, — там что-то непонятное!

Тимон быстро встал и подошел к окну. Некоторое время он молчал, вглядываясь в фигуру, которая медленно ковыляла по улице.

— Зомби! — наконец выдохнул Тимон, подхватывая со стула штаны и рубаху. — Одевайся! Проследим за ним!