Лукоморье 4

Бадей Сергей

Глава 1.

 

Солнце багровым шаром висело над горизонтом, окрашивая все вокруг всеми оттенками красного, розового и малинового цвета. Наверно, тут был вечер…, а может быть и утро. Кто их знает? Меня сейчас это не интересовало. Меня очень интересовал другой вопрос: А туда ли мы попали? Я осмотрелся по сторонам. Мы, с моим спутником стояли на скалистом выступе, круто обрывающемся вниз. Далеко внизу сплошным ковром расстилался лес, а по сторонам от нас, и за спиной, в небо упирались скалы. Я не альпинист, поэтому не могу сказать, насколько они были непроходимы. Но очень уж неприступными они были на вид.

– Где мы? – озвучил я свой вопрос.

Мой спутник подошел поближе. Его янтарные глаза светились насмешкой. Та же насмешка была и на губах.

– Тебе лучше знать, – с улыбкой сказал он. – Ведь ты же давал координаты. Может быть, ты ошибся?

– Ничего себе! Ошибся, – с обидой сказал я. – Да меня столько раз заставляли их повторять, что я даже, разбуди меня кто ночью (если, конечно найдется такой самоубийца), сразу же их скажу на память (над бездыханным телом этого придурка).

– Ну, что обнадеживает, так это то, что здесь есть пригодные для жизни условия, – отозвался мой спутник. – Это уже немаловажно! И почему ты решил, что мы сразу же окажемся на месте? Тебе что, это обещали?

А ведь он прав! Я почесал затылок. Действительно, не обещали мне этого. И что делать дальше? Где искать этих драконов?

Мой спутник прикрыл глаза, и, казалось, совсем выпал из реальности. Ну, вот! Этого мне не хватало! И что теперь с этой статуей делать. По некоторому опыту, я знал, что он может пребывать в таком состоянии часами.

Впрочем, надо сказать, что это не только мой спутник, но и наставник, а так же преподаватель, тан Тюрон. Сюда мы прибыли в поисках драконов. А вот где их дальше искать – это уже вопрос. Я нетерпеливо смотрел на тана Тюрона. Ну, что за привычка, вместо ответа впадать в нирвану?

К счастью, на этот раз нирвана длилась недолго. Наставник открыл глаза и недоуменно взглянул на меня.

– Колин, иногда ты меня удивляешь, – расстроено сказал он. – И чему тебя учит Алим? Ты что, не понимаешь, что можно почувствовать в состоянии транса, есть тут кто-то или нет?

Так вот оно что! А ведь тан Тюрон прав! Я как-то не сообразил этого сразу. Виновато кивнув, я расслабился и начал погружаться в транс. Сразу нахлынуло множество ощущений, которые словами-то и не описать. Но вот одно из них, меня заинтересовало сразу. Какое-то теплое и, до щемящего, родное. Оно охватывало меня целиком, принося успокоение и уверенность, что все плохое не может здесь произойти. Я, распахнув глаза, посмотрел на тана Тюрона.

– Э-э-э? – озвучил я родившийся вопрос.

– Угу! – дал исчерпывающий ответ наставник.

Я, с новым интересом, осмотрел окружающее нас пространство.

– И где?

Тюрон пожал плечами:

– Это-то нам и предстоит выяснить. Ты не находишь?

Я не стал объяснять, что я нахожу. Да, впрочем, это и не понадобилось. Тан Тюрон, вдруг, весь подобрался и впился глазами в какое-то место над моей головой. Я резко обернулся, уже понимая, что сейчас увижу.

Предчувствие меня не обмануло.

Откуда это? Что-то помнится, но что, хоть убей, не могу вспомнить. Впрочем, это не важно.

Из-за ярко малинового, окрашенного местным солнцем, ледника величественно выплыл силуэт великолепного дракона. За ним еще и еще! Замерев, я наблюдал это незабываемое зрелище.

Изумительно красивые, разноцветные, легендарные существа плыли в потоках воздуха, почти не шевеля огромными крыльями. У меня даже дух захватило, на столько это зрелище было завораживающим.

– Они! – выдохнул тан Тюрон, неосознанно двигаясь в направлении драконов. Его внезапно начало окутывать алое сияние. Я знал, что это такое!

Алая вспышка, и, пронзительно взревев, от поверхности отрывается алый дракон, устремляя свой полет к своим сородичам.

А я-то чего жду? Меня же это тоже напрямую касается!

– Эй! Подождите! Я же здесь. Я сейчас! – завопил я, торопливо преобразовываясь.

Я уже окутался желтым облаком, когда в мою голову ворвался голос:

– Мы рады видеть тебя! Конечно же, мы подождем, мы ведь столько ждали раньше, что несколько мгновений не играет для нас роли.

В этом голосе я сразу же признал голос Хораста, спасшего меня от демона. Ура! Вон он, во главе клина. Я оторвался от поверхности, когда в голове, как будто, прорвало плотину. Множество голосов зазвучало в ней. Я-то думал, что они летят молча!

– …Хризмон! Сынок! Лети ко мне! Я здесь….

– …А я тебе говорю, что этот вираж не может быть рискованным…!

– …Смотри, серебряный – симпатичный мальчик. Интересно, как….

– …О! Первый Дракон! Я полетела на прогулку, а дома Сатур некормленый. Он же меня саму съест…!

– …Сейчас, за отрогом, поворачиваем домой!

Мама родная! Да это что такое? И это мудрые драконы? Я-то думал, что у них только мудрые мысли в голове! Об устройстве мира и вселенной. Как их спасать…. И вся эта каша рвется мне в голову! Пойди, разберись в ней!

Постепенно, все же, голоса отодвинулись. Слились в фон. Нет, конечно, если прислушиваться, то можно различить отдельные фразы. Но уже не лезли так навязчиво.

Я ускорил работу крыльями и нагнал серебряного Хораста.

– Привет малыш! – услышал я в своей голове.

– Привет! Вы что специально вылетели нас встречать?

– Почему? – удивленно прозвучало в ответ. – Мы просто каждый вечер вылетаем на прогулку. А то, что по пути нам попались вы, так это просто совпадение.

– Вот так, толпой, каждый вечер и летаете? – удивленно спросил я.

– Ну, да, – мне показалось, что Хораст мысленно пожал плечами. – Так получилось. Сначала я летал один. Для разминки. Это было даже забавно. Я любил пугнуть этих глупых ящеров, которые стадами бродили по поверхности. Даже самые крупные и зубастые, сломя голову, бросались удирать при моем приближении. Потом ко мне присоединились друзья. А когда Хаос начал поднимать голову, то эти полеты стали еще и патрулированием. Постепенно набиралось все больше и больше желающих. Вот так это и стало традицией. Размять крылья, что может быть полезнее? Да, кстати, то, что творилось с тобой, я почувствовал во время такого вот полета.

– А куда мы сейчас летим? – поинтересовался я.

– Домой. Ты наслаждайся! Разве тебе часто приходилось вот так, просто лететь и никуда не спешить?

Я вынужден был признать, что мне вообще не приходилось вот так летать. Да и самих полетов на моем счету было «раз-два и обчелся». А ведь действительно! Я с удовольствием посмотрел по сторонам. Это так прекрасно парить в вышине и смотреть на окружающие виды! Отроги гор с белыми шапками вечных снегов, между которыми мы скользили. Внизу открывались, то узкие расщелины скал, то удивительно зеленые долины. Бурные речки и водопады. Стада животных, бросающиеся под прикрытие ветвей деревьев, при нашем приближении. Изумительно!

А что это? Вон там. Прямо посреди огромной горы, такая же огромная пещера с выступом перед ней. Оттуда множество разноцветных лучей, бьющих в глаза острыми лучами отраженного света, от садящегося солнца.

Да это же здания! А лучи отражаются от множества камней вделанных в крыши. У меня в голове зазвучал довольный смех Хораста.

– Что, не ожидал такого?

– Ты что, мысли читаешь? – испуганно спросил я.

– Нет, но эмоции твои я чувствую. А сейчас изумление прямо так и изливается от тебя, – довольно пояснил Хораст. – Идем на посадку!

Для посадки была предназначена довольно большая площадь, расположенная на выступе и окруженная с трех сторон домами. Я заметил еще две площадки, гораздо более скромных размеров, на которых сидели два дракона, внимательно вглядывающиеся в окружающие гору дали.

А среди домов, я с изумление рассмотрел фигурки …людей! Они спокойно ходили по улочкам, занимались своими делами, не обращая внимания на наш прилет.

– Люди? – выдохнул я, опускаясь на поверхность.

– Где? – Хораст завертел головой на длинной шее, осматриваясь по сторонам.

– Да вон же! – я мотнул в сторону фигурок.

– А с чего ты взял, что это люди? – спросил Хораст.

Он на мгновение окутался ярко-желтым сиянием и преобразовался. Пришлось и мне производить изменение.

– Все-таки, в этой ипостаси здесь быть более удобно, – доверительно сообщил мне Хораст. – Только ты об этом на стороне не говори. Пусть считают, что мы постоянно пребываем в драконьем обличии, а вторую ипостась используем только в исключительных случаях.

Я оглянулся и увидел, что опустившиеся вслед за нами драконы, один за другим окутывались разноцветным сиянием, и оттуда выходили уже в людском обличии.

Ко мне приблизился тан Тюрон, в сопровождении миловидной женщины лет…. Да откуда же я знаю, сколько ей лет? Если брать по людским меркам, то она выглядела лет на двадцать пять-двадцать семь.

– Колин, познакомься! Это моя мать – Рассия Тюрон тор Пертана….

– И на этом остановимся! – поднял руку Хораст. – Просто, дарр Рассия. Дарр – это уважительное обращение к женщинам нашего рода. Так же, как драк – уважительное обращение к мужчинам.

Представляю себе обращение к ним во множественном числе! Уважаемые дарры и драки!

– Очень приятно! – вежливо поклонился я. – а меня зовут Колин.

– Драк Колин, – тихо поправила меня Рассия.

– Ну что вы! Я же еще ничего не значу! – вырвалось у меня.

– С твоим приходом, у нас появилась надежда. В боях с Хаосом, мы теряем своих. А возрождения нет. Пока нет.

– Не будем о грустном! – поднял руку Хораст. – Сегодня у нас праздник! Я собираюсь объявить о радостном событии нашему народу.

Сыто отдуваясь, я с превеликим трудом выполз из-за стола. Трапеза, последовавшая за торжественным представлением, превысила даже самые смелые мои ожидания. Да! Умеют кушать мои сородичи! И готовить они умеют! Такого разнообразия наивкуснейших блюд, я, пожалуй, еще никогда и нигде не встречал. И все хотелось попробовать! Понятно неодобрение, всегда умеренных в еде вегетарианцев, эльфов. Тут были и мясные, и рыбные салаты, жаркое и многое-многое другое. Достойное завершение торжественной церемонии представления.

Ах да! Церемония. Не могу сказать, что она пришлась мне по вкусу. Я, вообще, противник всяких там официальных мероприятий. Особенно, если эти мероприятия напрямую касаются меня. А тут – касались. И именно меня. Так что, деваться мне было некуда.

Перед этим, меня облачили…. Хотя, какой там облачили?! Ладно, расскажу, но это только между нами! Чур, не смеяться!

В каком-то сарае, носящим гордое название «Церемониальное помещение», меня снова заставили принять облик дракона. И вот этот-то облик и начали облачать! На все части моего тела начали прилаживать какие-то пластины, пластинки и щитки. Да не простые, а изукрашенные драгоценными камнями. Я шипел и плевался. Но на мое шипения не обращали внимания, а от плевков очень ловко уворачивались. Ведь плевки были обжигающими, в прямом смысле. Плевался я огнем. Короче, разукрасили меня, как новогоднюю елку. И вот в таком виде меня поволокли в зал «Торжественных церемоний». Этот зал примыкал к «Церемониальному помещению», как сцена к закулисам.

Народу набилось! И вот все в нормальном виде, ну, это, по-моему, в нормальном, а я один в таком вот экзотическом. Все на меня пялятся, а Хораст толкает пламенную речь:

– Народ драконов! Возрадуйтесь! Сегодня у нас великий день! К нам пришел новый серебряный дракон. Не за горами тот день, когда мы снова начнем увеличивать….

Да ну его! Я даже не буду повторять то, что было сказано! Если бы я был в человеческом виде, то не раз и не два, покраснел бы и побледнел. И еще, я бы обливался потом. Может, я и обливался, но этого не было видно.

– …А теперь Колин скажет несколько слов.

Хораст отступил в сторону и выжидательно взглянул на меня.

– Спасибо папе и маме, что родили меня, вот такого! – с чувством рявкнул я.

Глава 2.

Весь следующий день ушел у меня и тана Тюрона на ознакомление с городом. Да-да! Именно с городом. Он был абсолютно не похож на все города, которые мне приходилось видеть, но это был город. Аккуратные здания, в большинстве своем, двухэтажные. Возле каждого дома лужайка. Крыши домов были сплошь изукрашены замысловатыми узорами, в которые были вкраплены драгоценные камни! Под лучами солнца, город искрился и переливался разноцветными лучами, создающими необыкновенное сияние вокруг. Вход в каждый дом был через второй этаж. Надо было подняться по пандусу. Именно на втором этаже были все гостиные и общие комнаты. На первом были исключительно спальные помещения.

В одном из таких я и ночевал. Когда меня ввели в эту комнату, я остановился в ошеломлении. Почти вовсю ширь комнаты, располагалась огромная кровать, на толстенных ножках. Вид этого гигантского ложа был настолько поразителен, что у меня невольно вырвался то ли писк, то ли хрип.

– Что-то не так? – озаботился Хораст, хозяин этого дома.

Я только указал на огромное лежбище рукой.

– И что тебя смущает?

– А зачем такая величина? Или спать надо в ипостаси дракона? – спросил я.

– Ах, это! – выдохнул Хораст. – Нет. Спать ты можешь в том виде, к которому привык, и в котором тебе удобно. Мы обычно спим в ипостаси человека. Но бывает, что нам снятся сны. Хорошо, если это светлые, добрые сны. Случается, что к нам во снах приходят и кошмары. В такие моменты мы рефлекторно оборачиваемся в другую ипостась. Согласись, что в ипостаси дракона, мы менее уязвимы. И представь, что мы в этот момент спим на тех кроватях, к которым ты привык, будучи человеком. Что от них останется, в этом случае? А тут такие неприятности исключены. В каком бы ты виде не проснулся, все будет в порядке.

– А огнем, когда приснится кошмар, вы случайно не плюетесь? – с опаской спросил я.

– Пока такого не случалось, – суховато ответил Хораст.

Вот по такому городу, и среди таких домов, мы с таном Тюроном шли. Интересно, как теперь мне к нему обращаться? Да он старше меня. И к тому же, преподаватель. Но по меркам драконов, разница в нашем возрасте ничтожна. И я, и он были для всех тут детьми, только-только вышедшими из младенческого возраста. Этот вопрос я и озвучил. Тюрон остановился в раздумии.

– Знаешь что Колин, – наконец изрек он. – Давай сделаем так: в Школе я для тебя тан Тюрон, и это не подлежит обсуждению. В таких вот случаях, как сейчас, ко мне можно обращаться на «ты» и называть меня Хризмон. Но только в таких случаях. Устроит тебя такое решение?

Конечно, устроит! Признаться, я даже и не рассчитывал на что-то иное. Просто у окружающих нас драконов глаза становились совсем уж круглые, когда они слышали мое вежливое обращение к Тюрону.

Мы подошли к зданию, по фасаду которого струилась вязь совершенно незнакомых мне рун. К тому же, оно сильно отличалось от жилых домов драконов.

– О! А это что? – удивленно спросил я.

– Я в этих рунах не очень хорошо разбираюсь, – признался Хризмон, всматриваясь в надпись. – Это древний язык нашего народа. А я не имел возможности его выучить. Горий сам им не владел.

– Значит надо остановить и спросить какого-нибудь местного жителя, – отозвался я, осматриваясь по сторонам в поисках таких вот местных жителей.

– Вот что значат стереотипы человеческого мышления! – усмехнулся Хризмон. – Сосредоточиться на определенном объекте и установить с ним мысленную связь ты не догадался?

– Что поделать? – невинно улыбнулся я в ответ. – Большую часть сознательной жизни я был человеком.

– Учись! – наставительно сказал Хризмон.

Он сосредоточился, прикрыв глаза. Несколько мгновений постоял, потом кивнул головой и, с интересом, снова посмотрел на здание.

– А вот сюда нам очень стоит зайти! – решительно сказал он.

– Да? – я неуверенно посмотрел на высокие ступени крыльца.

– Здесь хранится история нашего народа. Народ только тогда чего-то стоит, когда он имеет глубокие корни и помнит их. А чтобы помнить, надо знать. Заходи!

То, что открылось мне в историческом здании, меня поразило. Много рассказывать не могу. Есть вещи, которые другим знать не следует. Скажу только, что наш народ пришел в эти миры еще в незапамятные времена. Это были бойцы с Хаосом, стремящимся поглотить нарождающиеся миры. И вторая ипостась тогда была совсем иной. Нет, функционально-то они были такими, но вид был другой. Потом, постепенно драконы пришли к виду, очень похожему на человеческий.

Как уже упоминалось ранее: вид дракона лучше приспособлен для боевых действий, а вторая ипостась – для магии и созидания.

С незапамятных времен мы посещали многие миры, храня их от тьмы. Перед нашими глазами проплывала вся история зарождения миров, их развитие и, наконец, появление разумных рас, которые и были основной целью мироздания. Да, им выпало пройти через труднейшие испытания. Да, им еще предстояло немало пройти. Но все это служило единой цели. Какой? А вот это уже из тех вопросов, на которые я отвечать не в праве.

Я проходил по огромным залам, посвященным разным эпохам и разным мирам. Я впитывал в себя их историю, порой разительно отличающуюся от истории нашего мира. Рядом со мной шел Хризмон. Его лицо стало необыкновенно серьезным и задумчивым. Не сомневаюсь, что его посетили те же мысли и чувства, которые владели и мной.

Немало времени прошло с того момента, как мы вошли в это здание. И вот мы снова стоим на его крыльце.

– Впечатляет? – произнес Хораст, материализуясь рядом с нами.

– Не то слово! – очнулся я. – Это было что-то! Я не ожидал.

– На нас возложена величайшая миссия. И она еще далеко не исчерпана, – вздохнул серебряный. – Ты нужен нам, Колин!

– Но я же, пока еще, никто! – растерянно вырвалось у меня.

– Опять человеческие мерки! – усмехнулся Хризмон.

– Тебя никто не заставляет становиться в ряды прямо сейчас, – так же заулыбался Хораст. – Продолжай учебу, развивайся. Лет через сто, ты, я думаю, будешь готов.

– Кхррр! – выдал я прогнозируемый ответ.

– Ну, может лет через сто пятьдесят, – благосклонно согласился Хораст.

– Значит, мне можно вернуться в Магир и продолжить учебу? – быстро спросил я.

– Я бы даже сказал, что это необходимо, – задумчиво произнес Хораст. – Я слышал, что эльфы предлагали тебе пройти курс обучения у тамошних магов, магии леса?

Я кивнул.

– Ты имеешь способности? Магия леса основана на совсем иных принципах, нежели наша.

– Они считают, что имею, – пожал плечами я.

– Было бы неразумным упустить такую возможность, – заметил Хораст. – Хризмон, проследи за этим!

– Это значит, что и мне надо будет вернуться? – спросил мой наставник.

– Разумеется! Или ты хочешь остаться здесь?

По лицу Тюрона было видно, что внутри его происходит борьба между желанием вернуться к привычной жизни и возможностью быть рядом со своим народом и родной матерью.

– Хризмон, надо! – раздался женский голос. К нам приблизилась Мать Хризмона. – Мне самой не хочется, чтобы ты покидал нас, но есть вещи, которые выше наших желаний.

– Сарасет, этот вопрос не очень сложен, – улыбнулся в ответ Хораст. – Я дам ребятам знание телепорта сюда. Они смогут им воспользоваться в любой момент.

– Сарасет? – удивленно поднял брови я. – Мне помнится, что при представлении, тан Тюрон назвал несколько иное имя.

– Тан Тюрон? – весело хмыкнул Хораст.

– Я там являюсь преподавателем этих охламонов, – пояснил Тюрон. – У нас принято вежливое обращение студиозов к своим преподавателям. Впрочем, я уже разрешил Колину, в неформальной обстановке, обращаться ко мне иначе.

– Это уже на уровне рефлексов, – смущенно пробормотал я.

– Значит так. Несколько дней на изучение портала и его характеристик, – подвел итог Хораст. – Потом вы можете возвращаться на Магир. Но знайте, мы всегда будем рады вас здесь видеть. Помните, что отныне здесь ваш дом и ваш народ.

Мы с Хризмоном переглянулись и радостно заулыбались.

– Да. Я еще слышал, что ты неравнодушен к девушке из племени вампиров? – хитро прищурился Хораст.

Я почувствовал, как загорелись мои щеки и уши. Я опустил взгляд и смущенно кивнул. Но если он сейчас начнет меня отговаривать, я ему выскажу все, что думаю по этому поводу. Слова у меня найдутся!

– Так вот. Пусть это обстоятельство, то, что она вампир, тебя не смущает, – добродушно посоветовал Хораст. – Наша кровь всегда была сильнее. Но спешить с этим не стоит. У вас еще очень много времени впереди. Поверь мне! Впрочем, это скорее совет, чем распоряжение.

Мы еще долго бродили по городу, рассматривая интересную архитектуру столицы драконов. Названия она, как оказалось, не имела. Это, вообще, был единственный город на этой планете. И назывался он просто и без особых изысков – Город. Но с большой буквы. В дальнем конце Города, практически уже под сводами пещеры, мы обнаружили широкий туннель, уходящий вглубь горы. Он был отлично освещен разноцветными фонарями. Заинтригованные, мы прошли по нему. И вышли к прекрасной долине, окруженной неприступными горами. Вся она была покрыта лесом, и только посредине синело чудесное озеро, в обрамлении белоснежного песка пляжа. От наших ног разбегались вглубь леса многочисленные дорожки, аккуратно посыпанные желтым песочком. На некоторых из них, я увидел неспешно прогуливающихся жителей Города. Одного только не хватало этой пасторальной картине. Я даже не сразу понял чего. Но потом меня осенило. Не было непременного атрибута таких мест – детского смеха и криков.

Хризмона, видимо, посетили те же мысли.

– Теперь ты понимаешь, зачем ты нужен? – тихо спросил он.

Я повернул к нему голову.

– Оживить эту землю детством, – ответил на мой невысказанный вопрос наставник.

Я почувствовал, что снова неудержимо краснею.

– О! – рассмеялся он. – Не сейчас и, даже, не завтра. Но сделать это надо!

– Давай пока не будем на эту тему! – попросил я. – Мне еще много предстоит сделать, прежде чем приступать к такому ответственному заданию. Я еще слишком молод, чтобы окружать себя детьми и внуками. И потом, я лично не уверен, что Аранта согласится перейти в разряд действующих мамаш, не совершив для приличия хотя бы пару тройку подвигов в качестве боевого мага.

– О да! – серьезно кивнул Тюрон. – Мнение Аранты мы, конечно же, должны учитывать. Но, история нас учит, что именно из таких девушек и получаются великолепные матери.

– Кхм! – поперхнулся я. – Можно пока не продолжать разговор на эту тему? Он меня несколько напрягает.

– А? – повернулся ко мне наставник, но увидев мое лицо:

– Ну да – ну да! Это не к спеху.

Мы еще побродили по дорожкам этого лесопарка, наслаждаясь великолепным чистым воздухом, повалялись на пляже, подставляя солнцу наши тела, и даже искупнулись в озере, вода в котором была очень не теплой. Хотя отдыхавшие там же (вот как мне их назвать?) и обращали на нас внимание, но навязывать нам свое общество никто не собирался.

Приятно утомленный, я добрался до своего логова, промаршировал в дальний угол необъятного лежбища и, рухнув на покрывало, проспал без задних ног (или лап) до самого утра.

Глава 3.

Когда мы с таном Тюроном (снова – таном Тюроном) появились на поляне, нас никто и не заметил. Ведь появились мы без каких-либо шумовых и визуальных эффектов. Я услышал, как тан Горий сообщил ребятам радостное известие:

– Боюсь, что учебу вам придется заканчивать ввосьмером….

– Размечтались! – не выдержал я.

Все обернулись на голос. Я весело помахал им рукой. Мгновение, и на моей шее повисла Аранта.

– Больше не уходи! Прошу тебя, не уходи! – твердила она, прижавшись к моей груди.

– Не уйду! – тихо и твердо пообещал ей я.

– Вернулись! – взревел Тартак.

Он отплясывал на поляне какой-то свой, непонятный, троллий танец, размахивая палицей.

– Конечно! – подтвердил я. – Ведь завтра занятия.

Тан Тюрон прошел к Горию:

– Мы вернулись ненадолго, – улыбнулся он, наблюдая за постепенно вытягивающимся лицом тана Гория. – Лет на сто, не больше.

Тан Горий шумно выдохнул и облегченно ответил:

– У тебя всегда было своеобразное чувство юмора, Хризмон.

Я же упивался обществом друзей. Как же я по ним соскучился! А ведь не было меня всего несколько дней.

Шумной и веселой толпой мы повалили к своим домикам. Преподы откололись от нас еще на подходе к студ. городку.

Перед крыльцом задумчиво маячил Лешка. Он обернулся на шум и вычленил мою персону среди других.

– Где это вы с утра шатаетесь? – хмуро поинтересовался он. – Я тут стучу-стучу, думаю, что вы еще дрыхните, как сурки, а вы оказывается, уже куда-то рванули.

– Леха, рванули мы, оказывается, еще несколько дней назад, – доверительно сообщил я. – А сейчас вот возвращаемся.

– Опять без меня? – укоризненно сказал брат.

– Алекс, не сердись! – посоветовал Тимон. – Этот тип никого с собой не взял.

– Это потому, что вам там делать бы было нечего, – пояснил я, вспоминая уступы площадки, на которой мы оказались. – Там летать надо было. Не левитировать, а именно летать.

– Эка невидаль! – пробасил Тартак. – Ты бы обернулся в дракона, а мы бы все сели на тебя.

– Ты когда последний раз взвешивался? – свирепо обернулся я к Тартаку. – Смерти моей хочешь?

– Не надо нервничать, – ехидно вмешался Жерест. – Тартак твоей смерти не хочет, поэтому он бы на тана Тюрона взгромоздился. А остальные легкие. Мы у тебя на шее все поместимся.

– Вот и нашлось ярмо на мою шею, – печально сообщил я брату.

– А что такое ярмо? – с интересом спросил Фулос.

Харос так же заинтересовано уставился на меня.

– Вот когда вы на моей шее устроитесь и ноги свесите, вот это и будет ярмо! – отозвался я. утоляя любопытство обоих братьев.

– И не надейтесь! – прикрикнула Аранта. – Там есть место только для меня.

– Ну, рассказывай! Не томи! – попросила Морита, заходя в нашу беседку. – Что там было?

– Почему там не остались? – присоединился Жерест, пристраиваясь на перилах.

– Потому, что драконы умные! – ответил за меня Тимон. – Они сразу просчитали, чем это им грозит, и вытурили Колина обратно. А тана Тюрона уже с ним, за компанию.

Я, смеясь, шутливо дал легкий подзатыльник своему другу.

– Я, все-таки, рада, что ты вернулся! – Гариэль присела к Морите. – Тебе еще многому надо научиться, а даже драконы не все могут тебе дать.

– Ну, примерно так они и сказали, – согласился я.

– А как там? – заинтересовано спросил Лешка.

– Это надо видеть! – вздохнул я. – Словами описать такую картину я не берусь.

– И не надо! – прогудел Тартак. – Если бы ты еще немного задержался, мы бы заставили тана Гория отправить нас следом за тобой. Тогда бы все сами и увидели. Впрочем, еще не все потеряно.

Это заявление было встречено дружным смехом.

– Что тут? – поинтересовался я. – Салтук не проявлял себя?

– Да нет, – вздохнул Харос. – Пока все спокойно.

Фулос подтверждающее кивнул.

– Да как он тут себя проявит! – хмыкнул Тимон. – Тут же собраны лучшие магические силы Магира! Один тан Хараг чего стоит! А тан Горий? Вот еще и тан Тюрон присоединился. Этому Салтуку тут нечего и пытаться нам навредить.

– Вот расслабляться, как раз, и не стоит! – заметила Гариэль. – Этот Салтук хитер и может напасть именно здесь, когда его никто не ждет.

– Э нет! Пусть, все-таки, предупредит! – озабоченно попросил Тартак. – Я палицу приготовлю. Отполирую там, и тряпочкой протру. Чур, я первый его пользую!

– Эй! После тебя нам уже ничего не светит! – запротестовала Аранта. – Тут все лица заинтересованные, и у каждого есть пара ударов к этому типу.

– Ну, после моей пары, он, пожалуй, еще будет жив, – изрек Жерест. – Поэтому вы вполне можете доверить эту честь мне первому.

– Это если ты его без магии будешь бить, – уточнил Фулос. – А вот если с магией, то не только за его жизнь не ручаюсь, но и за наши тоже не рискну.

Харос подтверждающе кивнул.

– Какие вы все-таки кровожадные, ребята, – осуждающе сказала Морита. – Надо его схватить, связать и доставить тану Горию. Пусть он решает, что с ним делать!

– Ничего ж себе – связать! – рыкнул Тартак. – Он же телепортнуться в любой момент может. Нет. Как только появится, сразу же палицей по кумполу! Гарантирую, что тогда он никуда не денется!

– А потом Колин обернется драконом и выжжет все, что от Салтука останется, – добавил Харос.

Фулос, по традиции, согласно кивнул.

– А можно, перед тем, как Колька его сожжет, я его несколько раз ногой пну? – попросил Лешка. – Очень мне не понравилось, что он хотел меня рабом сделать.

– Смех смехом, ребята, но недооценивать этого темного не стоит, – переждав хохот, сочла своим долгом сказать Гариэль.

– Да, – кивнул я. – Но тут ему будет гораздо сложнее. Тимон прав. Тут наша территория и тут мы сильнее. Я думаю, что тан Горий не сидел, сложив руки, пока нас тут не было. И если этот Салтук рискнет здесь появиться, то пару неприятных сюрпризов ему уже подготовили.

По тому, как согласно покивали братья, я понял, что прав в своих предположениях.

– Здравствуй дом! – высокопарно обратился я к нашему жилищу. – Я вернулся и в ближайшее время не собираюсь покидать тебя.

– А я еще раньше вернулся! – счел своим долгом вмешаться Тимон. – И тоже, знаешь ли, не собираюсь. Пошли чешуйчатый! Отдохнешь с дороги.

– Эй! – окликнул нас Тартак. – А отметить прибытие вы не собираетесь? Это ни в какие ворота не лезет.

– Отметим! – пообещал я, заметив, как нахмурила брови Аранта. – Только вещи брошу, и сразу пойдем отмечать. Что я, не понимаю?

Судя по тому, как просветлели лица ребят, именно такого ответа от меня и ждали.

Где-то через час, в таверне «У дядюшки Трибора», мы славно отмечали возвращение блудного дракона. Блудным драконом, как вы понимаете, нарекли меня. Немногочисленные посетители осторожно косились на гуляющих студиозов. Хозяин таверны, тот самый дядюшка Трибор, зная, чем чревата такая гульба, не скрывал тревоги. Тем более, что в другом конце тоже гуляли. Там обосновалась компания людей, чья одежда явно показывала, что это наемники. И гуляла эта компания уже давно. Именно из-за нее посетители и были немногочисленны.

Мы, когда зашли в таверну, сразу как-то не обратили внимания на этот фактор. Но через некоторое время, когда мы уже расселись и начали отмечать, крики и шум из того конца зала, начали привлекать наше внимание.

– Только этого нам не хватало! – поморщилась Гариэль.

– Судя по всему, это не местные, – задумчиво сообщил Тимон.

Ну, конечно! Местные нас уже хорошо знали, и не задирались. Этому способствовало несколько факторов. Во-первых: строгий указ наместника короля и местного феодала герцога Торода о недопущении стычек служащих местного гарнизона со студиозами Школы. Во-вторых: строгое распоряжение директора Школы тана Гория о недопущении стычек студиозов школы со служащими местного гарнизона. И, наконец, здравый смысл служащих и студиозов, которые хорошо понимали, чем могут закончиться такие стычки.

А вот не местные, это другое дело! Этих ничто не сдерживало. Нас они не знали, указов не читали, да и естественные тормоза, под действием винных паров, уже не работали.

Дурные предчувствия нас не обманули. Очень скоро мы получили этому подтверждение.

Почему-то, когда мужчины выпивают, то первое на что они обращают внимание – это женщины. Причем, окружение этих женщин, во внимание не принимается. Когда начали раздаваться незамысловатые характеристики наших девушек, я ощутил, что в воздухе запахло доброй потасовкой. Они что, не видят наши шевроны? А ведь третий курс, это уже серьезно! Хоть какое-то чувство самосохранения у этих лоботрясов должно же быть! Рядом угрожающе засопел Тартак. Я кожей ощутил, что взгляды ребят, остановились на мне. Да что же это такое? Ну, почему я должен принимать решения? Да и драться мне очень не хотелось.

– Тар, а можно хотя бы попробовать обойтись без членовредительства? – жалобно спросил я.

– Попробовать можно! – кивнул тролль. – Но не уверен, что подействует.

– А я, так уверен, что не подействует! – закатывая рукав, сообщил Харос.

Фулос, не считая нужным комментировать, тоже начал закатывать свой рукав.

– Ну, так попробуй! – попросил я.

Тартак встал, подошел к столу хмельной компании и, сцапав одну из оловянных кружек, сжал ее в своей лапе.

– У вас есть немного времени, чтобы быстро, очень быстро, отсюда выйти, – сообщил он, кидая на стол перед наемниками смятый кусочек олова. – Пока голова кого-нибудь из вас не стала похожа на это.

– Что? – отозвался один из них, красноносый мужик, сидящий в расстегнутом камзоле. – Да я таких…!

Бокал, стоящий перед ним, с тихим хлопком рассыпался по столу. Тимон довольно хмыкнул. Интересно, чем это он так?

– Или на это, – добавил Тартак, указывая на осколки.

Мы встали из-за своего стола. Аранта демонстрировала свою фирменную улыбку, Гариэль опиралась ручкой на извивающуюся, подобно толстому питону, лиану. Тимон, нахмурив брови, угрожающе взялся за рукоять рапиры, но не спешил ее вытаскивать пока из ножен. Братья деловито прикидывали на вес стоящие рядом табуреты. Жерест, хитро улыбаясь, вертел в руке свой кинжал. О Лешке и говорить нечего. Он только доволен будет проверить на практике свои навыки рукопашного боя.

Тяжело вздохнув, я засветил в левой руке большой пульсар, впрочем, не собираясь пускать его в ход. Это, скорее, был элемент психологического давления. Под его воздействием, больше вероятность принятия правильного решения.

Мой расчет оказался верен. Наемники качественно протрезвели, увидев, что мы не похожи на тех, кого можно хоть как-то обидеть.

– Да это же маги! – вдруг, сообразил один из них.

– Вы что, так залили вином глаза, что сразу этого не видели? – сердито поинтересовался Тимон.

– Он мой бокал разбил! – пьяно огорчился красноносый. – Я и за меньшее бил!

– Подождите! – вдруг, поднялся на ноги еще один из наемников. – Вампир, тролль и эльф…. Это случайно не за них нам предлагали деньги?

Опаньки! Это уже становиться интересным! Ну, кто мог предлагать за нас деньги, это и слону ясно! Но как найти предлагателя?

– Ждем! – тут же положительно согласился Тартак, мгновенно уловивший мысль. – Отменяю предыдущее предложение! Сначала вы нам рассказываете, кто предложил и где его найти, и, только потом, быстро покидаете помещение.

– Да как вы снами разговариваете…? – Начал было подниматься из-за стола красноносый.

Но, судя по тому, как на него смотрели все наемники, предводитель резко, нажатием руки на плечо, усадил возмущенного на место.

– Мы отказались, – спокойно сообщил тот.

Я удивился. Вот уж не слышал такого, чтобы наемники отказывались от такого выгодного дельца, как прибить нескольких человек за деньги.

– Во-первых: мы и так при деньгах, – как будто отвечая на мои мысли, пояснил предводитель. – Во-вторых: он сразу мне показался подозрительным. Капюшон надвинут на лицо, и акцент незнакомый. В-третьих: мой отряд не занимается подобными делами.

– А то бы мы его самого потрясли бы на счет деньжат! – кивнул красноносый, придвинув к себе другую кружку и набулькивая в нее вина из кувшина.

– Нам бы очень хотелось встретиться с этим подозрительным незнакомцем, – громко сказал я. – Быть может, он окажется очень даже знакомым нам.

– Паклет! – резко распорядился предводитель. – Проводи!

Услышав свое имя, вскочил молодой парнишка. Судя по всему, он выполнял в отряде наемников роль мальчика на побегушках.

Тимон бросил на стол несколько монет, и мы торопливо вышли из таверны вслед за Паклетом.

Глава 4.

Паренек сразу же взял хороший темп. Он несся по улицам, а за ним грозной группой мчались мы. Встречные и поперечные прохожие шарахались к стенам и оградам, не рискуя оказаться на нашем пути.

Но вот, забежав за угол, Паклет резко остановился. Тартак, который мчался за ним, чуть было не снес его с ног. Надо ли рассказывать, чем чреват такой снос?

– Вон! – ткнул пальцем парень, указывая на дверь еще одной таверны. – Мы сначала тут, в «Веселом поросенке», гуляли.

– Очень хорошо! – пробурчал Тартак, отодвигая Паклета в сторону. – Дальше мы уже сами. Беги к своим!

– Фулос, Харос! Держите правые окна. Ты Жерест с Моритой, возьмите левые! – распорядилась Аранта. – Мы заходим, а дальше по обстановке.

– Постарайтесь не разносить это здание до основания! – серьезно попросила Морита.

– Ну, второй этаж его не красит, – пробурчал Тартак. – Ари, ты первая!

Аранта размытой тенью скользнула к двери таверны. Мы бросились за ней, на ходу готовя свой арсенал к бою.

Влетев в дверь, я успел заметить, как в закрывающуюся створку напротив, вонзилось два сюрикена. Аранта пронеслась по залу, отшвырнув двух, попавшихся ей на пути мужичков, рванула на себя дверь и скрылась за ней. Следом протрещал разлетающимися столами и табуретами Тартак. Дверь он открывать не стал. Так прошел.

Меня же заинтересовал тип, который стоял около проема. При нашем появлении, он резко отшатнулся, что-то быстро засунул в карман куртки и попытался скрыться в глубине зала. Я нацелился на него, особо не переживая по поводу Аранты и Тартака, тем более, что туда же пробежала Гариэль.

– Всем на пол! – рявкнул Тимон, выхватывая рапиру.

– Лежать! – вторил ему Лешка, ловко роняя на пол выскочившего из-за стойки трактирщика.

– Стой! – рыкнул я убегающему, посылая предупредительный пульсар. Тот разнес в дребезги полку над головой прыткого человечка. – Следующий будет твой!

Человечек меня не послушал и, выбив стекло, выпрыгнул на улицу. За окном раздался полный муки вопль. Я с интересом выглянул в окно. Ко мне присоединился и Тимон.

Над личностью уже вовсю трудились братцы. Харос активно стягивал ремешком руки, а Фулос ноги этого типа. Из задницы поваленного на землю клиента торчала стрела. Морита, наложив на тетиву новую, бдительно смотрела на окна таверны. Жерест, так же бдительно, целился из рогатки в захваченного.

– Мы – крутая группа захвата! – гордо заявил Леха, появляясь в дверях.

– Я посмотрю, что там, у ребят, – бросаясь к черному входу, крикнул я.

– Я с тобой! – снова роняя на пол, поднявшегося было трактирщика, бросился за мной Лешка.

Я проскочил проем двери, пронесся через кухню, в углу которой слабо икал сидящий на полу повар, и вылетел во внутренний двор трактира. Там я и застал печально стоящих Аранту, Тартака и Гариэль. Что характерно, пленника у них в руках не было, а перед ними, я уловил остаточные эманации исчезающего портала.

– Ушел, зараза! – с чувством сказала Аранта. – Я чуть-чуть не успела. Если бы кинула ножи, то не ушел бы.

– Так почему не кинула? – с досадой спросил я.

– Живым взять хотела, – виновато глянула на меня Ари.

– Да зачем он нам живым нужен? – вопросительно пробасил Тартак. – Разве чтобы прибить.

– Ножи бы не помогли, – проинформировала нас Гариэль. – Он нес экран.

– Мы вынуждены отвечать на его выпады! – я с досадой стукнул кулаком по стене. – Инициатива у него.

– А что мы можем сделать? Как перехватить инициативу? – повернулась ко мне Аранта.

Еще не знаю, – хмуро ответил я. – Но я над этим думаю.

Мужичок лежал, спеленатый ремнями, с самодельным кляпом во рту и испуганно таращился на нас.

– Так! – обозревая его, пробурчал Тартак. – Это подельник. Значит, жалеть его нечего. Осталось только решить, что с ним делать. Можно отдать преподам для опытов, местной страже для тренировок или пойти самым гуманным путем, и прибить его тут. Я, лично, тролль гуманный.

Тартак многообещающе крутанул палицу. Пленник испуганно замычал и задергался.

– Может быть, не прибивать? – задумчиво спросила Гариэль, рассматривая наш трофей. – Может он что-то может рассказать?

Трофей усиленно закивал, показывая, что таки может что-то рассказать.

– Да что он знает? – кровожадно спросил Фулос.

Харос пренебрежительно хмыкнул.

– А ты спрашивал? – поинтересовался я.

– Да как-то, некогда было, – смутился Фулос.

– Вот именно! – я со значением поднял палец. – Как люди благородные, мы должны всегда давать шанс человеку сохранить жизнь. А как он может это сделать?

– Эй! – вытаскивая кляп изо рта мужичка, заговорил Жерест. – Если хочешь жить, говори!

Тот сделал несколько движений челюстью, возвращая ей подвижность, потом произнес несколько непонятных звуков.

– Чего? – хмуро переспросил Тартак.

– Я того, вообще, не причем, – заговорил пленник. – Просто я рядом стоял. А как вы появились, я испугался.

– Товарищ не понимает! – прокомментировал Лешка. – Товарищу нужно убедиться, что тут не шутят.

– Нет, Лексис, тут как раз можно и пошутить, – кровожадно прищурилась Ари. – Причем так пошутить, что он все равно все скажет, но уже по частям.

– Каким частям? – ошарашено спросил Леха.

– Отдельным, – резко отрезала Аранта.

В ее руках, как по волшебству, возникли ее любимые клинки.

– Ну, кто желает филейку? Могу также лапки и крылышки обеспечить, – подражая торговцу мясом и птицей, воскликнула она.

– Советую проявить здравомыслие, – наклонился я к пленнику, – Эта девушка специалист по разделке мяса. Причем, так как она еще и вампир, ей, в общем, без разницы, какое мясо разделывать. Я понятно объясняю?

Судя по внезапной дрожи, пробежавшей по телу пленного, тот понял.

– Я…, это…, все скажу! – проблеял мужичок.

– Только, желательно, чтобы это был интересный и содержательный рассказ! – со значением сказал Тимон.

– Да! – присоединилась к нему Морита. – С точными датами и адресами.

– А я послушаю! – внушительно пробасил Тартак.

Для наглядности тролль еще крутанул свою палицу. Пленного уже основательно затрясло. Так. Этот уже готов! Бери его тепленьким!

– Рассказывай все с самого начала! – потребовал я, присаживаясь рядом с мужичком на «корточки». – Зарабатывай себе жизнь!

– И здоровье! – многозначительно добавил брат, присаживаясь с другой стороны.

– Он, когда я пришел, уже был тут, – начал рассказывать наш пленник. – Он терся около наемников. Они тут что-то отмечали. Я его сразу заметил. Он по одежде от них отличается. Я еще подумал, что ему не место среди них. Потом наемники ушли, а он подошел ко мне. Не знаю, чем я ему приглянулся.

– Ты в зеркало смотрел? – язвительно спросил Жерест. – Ты физиономию свою видел? Если бы видел, то сразу бы понял, чем.

– Продолжай! – велел я, делая нетерпеливый жест в сторону Жереста.

– Ну, он сказал, что мое лицо внушает ему доверие, – даже несколько обиженно продолжил мужичок. – И он предложил мне подзаработать.

– А вот с этого места поподробнее! – прогудел Тартак. – Кстати, как тебя зовут?

– Мораст….

– Вот-вот! Мораст. Поподробнее!

– Он сказал, что я человек ловкий и могу сделать одно дело….

– А дело заключается вот в этом мешочке! – хмыкнула Аранта, потряхивая, действительно, каким-то мешочком.

И когда она успела обшарить карманы этого Мораста?

– Это не мое! Это он мне дал! – испуганно заговорил пленник.

– Верю! Дальше!

– Он сказал, что тут в Школе есть один человек, который очень его обидел.

– Ну, во-первых: не один, а целых девять, или даже десять, – глубокомысленно подсчитал Тимон. – А во-вторых: еще неизвестно, кто кого обижал.

– Этот гад может не сомневаться, что когда я его встречу, то очень сильно обижу! – пообещал Тартак.

– Я тоже! – отозвался мой братик. – Только давай, сначала я, а потом уже ты. А то, после тебя уже и обижать некого будет.

– На всех хватит, – пообещал Жерест.

– Ну, дальше, дальше! – потребовал я.

– Он сказал, – Мораст боязливо взглянул на Тартака. – Он сказал, что этого человека можно победить. И он дал мне этот мешочек. Он сказал, что этими шариками надо в этого человека кинуть….

Ари быстро раскрыла свой трофей и заглянула внутрь.

– Тут действительно несколько шариков, – сообщила она.

Гариэль потянулась к ней и тоже заглянула в мешочек.

– Да. Постой! …Да это же компактные телепорты! Только какие-то странные. Я таких еще не видела. Этот Салтук очень сильный маг! Если он умеет делать компакты!

– Если он попадется мне под руку, то я из него сделаю компакт! – рявкнул Тартак так, что хозяин разгромленной таверны, появившийся было на пороге, шустро юркнул назад.

– Тартак! Тут голой силой ничего не сделать, – печально сказал я. – Из всех нас только я могу еще сравниться с ним по силам, но не по знаниям и опыту. Меня начинают одолевать сомнения. Справимся ли мы с ним?

– А я удивляюсь, – вдруг неожиданно вмешалась Морита, до этого тихо стоявшая рядом. – Почему он, являясь, несомненно, очень сильным магом, не напал на нас сам? Почему он действует через подставных людей? Да и все покушения, которые он делал, были крайне глупыми и неподготовленными.

– Может он и сильный маг, а вот организатор он – никудышный, – заметил я. – Все, что он бы ни задумал, проваливалось. Но это не значит, что в следующий раз нам, так же, повезет.

– Так что он хотел? – нетерпеливо спросил Фулос. – Что ты должен был сделать?

Харос вопросительно поднял брови.

– Я должен был попасть одной из этих штук в человека по имени Колин, – сообщил Мораст.

– И ты, такой добрый защитник обиженных, согласился? – продолжил я.

– Ну да! – торопливо закивал пленник.

– Даром?

– Ну, …да, – это прозвучало уже не так уверенно.

– Угу! – кивнула Аранта. – Совсем даром!

Она подняла вверх мешочек и тряхнула им. Явственно прозвучал звон монет.

– И сколько же значит – даром? – с интересом спросил Жерест.

Аранта высыпала деньги на ладонь и зашевелила губами, подсчитывая наличность.

– Двадцать золотых, – она сделала презрительную гримасу. – Дешево он тебя ценит.

– Вот на этом он и проигрывает! – убежденно сказал Тимон. – Он постоянно нас недооценивает, а все неудачи списывает на твое везение.

– До чего вы еще успели договориться? – требовательно спросил я.

– Он сказал. Что сам меня найдет, как только задание будет выполнено, – признался Мораст.

– Я вот тут разбираюсь, – заметила Гариэль, все еще держа в руке шар телепорта. – В этот компакт встроено заклинание усыпления и магический маячок. Если он срабатывает, то попавший под его действие объект переносится в какое-то место и подается сигнал Салтуку, что ловушка сработала. Приходи и забирай добычу!

– Угу! – кивнул я. – Значит, ты говоришь, что он тебя сам найдет? А знаешь, он таки тебя найдет, но только для того, чтобы тебя убить и деньги забрать.

– Почему? – изумленно уставился на меня Мораст.

– А зачем ему лишние свидетели? Да и деньги никогда не помешают, – пожал плечами я.

– И что же мне теперь делать? – испугано спросил наемник.

– Есть у меня одна мысль, – деловито сказал я. – Но ее надо еще додумать.

– Я надеюсь, что ты не один будешь ее додумывать? – встревожено прогудел Тартак. – Я тоже иногда люблю что-нибудь додумывать. Особенно хорошо додумывается в теплой компании своих друзей! Ты это учти!

– Так. Пошли к нам! – решил я. – Харос развяжи ему ноги. Никуда он теперь не убежит. Тем более, что у него стрела в ягодице побывала.

– Если побежит, то я ему еще одну добавлю! – кровожадно пообещала Морита.

– А за разрушения кто заплатит? – поинтересовался трактирщик, выглядывая из-за двери.

– А нечего было у себя темных магов принимать! – повернулся к нему Тартак. – Как ты думаешь, если в городе узнают, что тут логово темной силы, то у тебя много будет посетителей? А ведь узнают, если нам придется тебе заплатить.

– Так откуда же я знал, что он темный? – завопил трактирщик.

– Ты еще громче покричи, так все будут знать! – пообещала Аранта. – А этот клиент убегать не будет. Ведь, правда?

Ари ласково улыбнулась Морасту. Того от ее улыбки передернуло. Я всегда говорил, что улыбка Аранты неотразима. Особенно, когда она ТАК улыбается.

Первым делом, мы сдали пленника тану Тюрону, для глубокой и детальной разработки. Ему же мы сдали реквизит.

– Я один шар себе оставила, – шепнула мне Аранта.

– Зачем?

– Вдруг, пригодится, – пожала плечами она. – Может быть, мы придумаем, как Салтука на него приманить.

– Сомневаюсь, что у вас что-то получится, – пожал плечами я.

– Не у вас, а у нас, – сердито сказала Аранта. – Ты что, не хочешь его поймать?

– Как бы из охотников не превратиться в дичь, – предостерег я. – Ты не забыла, что он очень сильный маг?

– Сначала найдем способ его вытащить, а потом придумаем, как нейтрализовать магию, – беспечно отмахнулась Ари.

Глава 5.

– Ну, началось! – сердито сказал я, резко садясь на кровати от противного звука первого колокола.

– Ты, кажется, собирался с ним разобраться? – отозвался Тимон, сонно ворочаясь в постели.

Мы оба хорошо знали, что этот колокол штука насквозь магическая, и нам ее пульсаром не угостить. Но каждое утро учебы начиналось с этих мечтаний.

– Вставай, соня! – гаркнул я, подхватывая полотенце и направляясь к выходу из домика. – Нам предстоят сегодня великие дела!

– Это, какие же? – поднял голову от подушки Тимон.

– Пять кругов вокруг комплекса. Для начала, – отозвался я, выскакивая на крыльцо.

– Колин! Доброе утро! – поздоровалась со мной Гариэль. – А Тимка еще спит?

Я услышал, как за спиной, что-то тяжело рухнуло на пол.

– Боюсь, что уже не спит, – сообщил я. – Советую заткнуть уши. Сейчас Тимон будет вспоминать свои наиболее крепкие словесные конструкции.

– А чего его ждать? – спросила Ари, появляясь из-за спины Гариэль, и предложила:

– Побежали мыться, пока Тартак речку не выплеснул!

О да! Есть у нашего тролля такая нехорошая привычка. Устраивает запруду с вечера, а утром просто падает в образовавшиеся скопление воды. Запруду, таким образом, сносит с места. Волна воды с тем, что раньше было плотиной, несется вниз по течению. И горе тем, кто не успел убраться с ее пути. А так как вниз по течению были только мы с Тимоном и девочки, то горе все доставалось нам.

Вспомнив о такой особенности, мы с Ари быстро побежали к ручью. При приближении к этой водной артерии нашего студгородка, я внимательно прислушался. В моменты хорошего настроения, Тартак еще и начинает петь. Ну и что, что его пение нормальное ухо не может выдержать больше пяти секунд? В данный момент, это может сослужить нам хорошую службу. Сирена, предупреждающая об опасности. Вот как я это назову. Как только она зазвучит, нам придется со всей возможной скоростью улепетывать от ручья, на какой бы стадии нашего мытья мы не находились.

– Народ! Подождите меня! – раздался сзади вопль Тимона.

– Тартак ждать не будет, – напомнила Аранта на бегу.

Мы еле-еле успели помыться, как раздалось знакомое:

– Кербана хартак херак! И амбрец жуста!

– Бежим! – подскочила Аранта.

Мы с Тимоном не заставили себя долго упрашивать. Удаляясь со всей возможной скоростью от места омовения, мы еще успели услышать плеск падения и довольный рев Тартака.

Эх! До чего же приятно, когда жизнь возвращается в знакомое русло! Мы неслись по лесу. Каждый поворот, каждое деревце мне знакомы и милы. Сплоченный отряд боевых магов…, ну, ладно, будущих боевых магов, на утренней пробежке.

А вон там торчит и Багран Скиталец! Наш препод по боевым искусствам. Правда, он преподает нам не только их, но и общую физическую подготовку. Он одобрительно кивает нам головой, одновременно здороваясь с нами.

– Здрасть! – практически хором рявкнули мы, пробегая мимо.

Ох, ты! Надо бы не забыть посмотреть на первый урок по боевым искусствам у брата. Это обещает быть забавным.

После, уже надоевшего нам торжественного начала учебного года, мы отпросились у Алима и дружной толпой рванули к тренировочной площадке. Урок по боевым искусствам не заставил себя долго ждать. Именно он числился в расписании у Лешки первым.

Багран гоголем расхаживал перед группой первокурсников, рассказывая им о том, что без умения постоять за себя, бытовик обречен.

– Вы сотворите что-то, – вещал Багран. – А вдруг ошибетесь? Вы что думаете, что вам это сойдет с рук? Ха! Три раза – Ха! Вот именно в этот момент вы и вспомните старика Баграна и его желание спасти вас в будущем.

Багран осмотрел ряд студиозов, стоящих перед ним.

– Мда, безнадежное желание, – вздохнув, сказал он. – Разве можно что-то сделать из таких хлюпиков? Посмотрите на меня!

Скиталец снова прошелся перед рядом, показывая, на что надо смотреть.

– Вот мне никто не решиться сделать вызов! Есть ли среди вас смельчаки? Кто не побоится со мной сразиться?

Лешка, пожав плечами, сделал шаг вперед. Кто бы сомневался? Мой брат всегда лез пробовать на зуб все новое.

– Как тебя зовут? – благожелательно спросил Багран. – Это, чтобы мы смогли тебя вспоминать, как смелого, но глупого человека.

– Алексей, – представился братишка.

– Пусть будет Алекс, – великодушно согласился Багран. – Ну, покажи, на что ты способен.

Препод мягко пошел по кругу, вокруг Лехи. Леша стоял в обманчиво расслабленной позе, похоже никак не реагируя на маневры Баграна. Обманутый худощавой фигурой моего брата и его внешним расслабленным видом, Скиталец сделал неосторожный шаг к нему. За что тут же расплатился. Лешка мгновенно пришел в движение. Присев, он крутанулся на одной ноге, выставив вторую параллельно земле, подкосив, не ожидавшего такой подлости, Баграна.

Вот тут нашего препода проняло! Быстро вскочив на ноги, он снова ринулся к брату, с намерением, на этот раз, взять его в серьезный оборот. Брат, имея к тому времени, уже черный пояс по айкидо, такого оборота для себя не хотел. Используя инерцию Баграна, он начал действовать на противоходе. И даже некоторое время успешно противостоял атакам Скитальца. Но все же, Багран был значительно опытнее и знал больше (гораздо больше!) Лехи. К тому же, он перешел на темп. Его движения смазались для обычного взгляда. Тут уж, Лешка ничего не смог поделать, и через несколько секунд уже лежал на мате, отсутствующим взглядом обозревая голубой купол неба.

– А ты молодец, парень! – признал Багран, протягивая ему руку для того, чтобы помочь подняться. – Сразу видно, что занимался боевыми искусствами. Но занимался на любительском уровне. Если всерьез начнешь заниматься, то толк будет. Значит так. Ты остаешься со мной. Нам надо будет обсудить программу дополнительных занятий. Остальным пять кругов вокруг комплекса! Бежать быстро! И я не шучу! Вон те охламоны, которые торчат на пригорке, могут подтвердить каждое мое слово. Они уже попробовали мой стек, которым я их в свое время подгонял. Бегооом…, марш!

Первокурсники неорганизованной толпой вяло потрусили по направлению, указанному рукой преподавателя.

– Мда, – с непонятным выражением, хмыкнул Жерест. – Бьюсь об заклад, они переплюнут наш рекорд.

– А вы что тут делаете? – наконец, обратил на нас внимание Багран. – Почему не на занятиях?

– Почему, не на занятиях? – возмущенно осведомился Тартак. – Очень даже на занятиях!

– Мы изучаем возможность медитации в осеннем лесу, – поддакнул Жерест.

– Здесь? – недоверчиво прищурился Багран.

– Нет, – оценивающе окинув взглядом окружающую обстановку, вынес вердикт Тимон. – Тут слишком шумно. Из нирваны будем выпадать.

– А хотите, я позабочусь о том, чтобы вы из нирваны ни при каких условиях не выпадали? – вкрадчиво поинтересовался Скиталец.

– Я так понимаю, что это произойдет после ваших упражнений, – торопливо заметил я. – Нет уж! Спасибо!

– Если мне не изменяет память, – злорадно сказал Багран. – То ваше занятие со мной будет завтра? Вот и будет у вас возможность оценить мою заботу. А сейчас, марш отсюда! Тоже мне, нашли развлечение!

– Заботу он проявит! – фыркнула Ари, когда мы отошли уже на приличное расстояние. – Испугал ежика! Да нам после всего происшедшего и сам Багран ничего нового не сможет показать.

– Э-э-э! Не скажи, – печально ответил Фулос. – Эти преподы на зловредные выдумки горазды! Они придумывают все время новые и новые. Лишь бы замучить нас, бедных студиозов.

Харос печально покивал, соглашаясь с выводами брата.

– А вот здесь, лиса вышла на след зайца, – остановилась Морита, внимательно рассматривая землю под ногами.

– А вот здесь, Морита вышла на след лисы, – буркнул Жерест. – Оно тебе надо, следы эти? Пошли в пятый корпус! У нас сегодня еще теоретическая магия.

Лирическое отступление:

Лекция тана Хорага по векторной магии.

– О! А вы выглядите очень даже хорошо! Что мне кажется странным после всех тех приключений, о которых мне поведал тан Тюрон. Здравствуйте-здравствуйте!

…Тартак, принимай свой нормальный облик! Где твой медальон? …Жерест, надеюсь, что ты уже не будешь перебивать мою лекцию своими шаловливыми мыслями? Девушки, вы сегодня прекрасны! Впрочем, как и всегда.

Итак. Векторная магия. Что же это такое? Может быть, кто-нибудь знает? …Отлично! Никто не знает! Значит, пришло время рассказать вам об этом. А потом проверить эти знания на экзамене, который, конечно же, я буду у вас принимать.

Векторная магия применяется при магических воздействиях, которые мы применяем на расстоянии в строго определенном направлении. Вот к примеру: …Жерест, ты уж извини, но я тебя выбрал для этого самого примера. …Как вы все видите, Наш Жерест парит над партами и в ус не дует. Это не он левитирует, а я его левитирую. Заметьте, я при этом воздействии, трачу значительно меньше энергии, чем, казалось бы, должен. …Жерест! Не трепыхайся, а то уроню! … Почему это происходит? Да потому, что я применяю векторное воздействие. Энергия следует по направлению, которое я задаю, и только по нему. Исключаются затраты на веерное расхождение, неизбежное при голом использовании этого заклинания.

…Ну вот! Упал! Я же говорил: «Не трепыхайся!». Сильно ударился? …Нет? Ну вот и ладненько!

Колин, если я правильно понял, ты уже использовал такие заклинания? …Даже два раза? …И как это происходило?

…Вот! Именно направление и было основной составляющей этих заклинаний! Телепортация произошла тогда, и только тогда, когда ты дал точное направление! Это и есть вектор! Для таких заклинаний необходимы данные о пространственно-временных координатах. И эти данные добавляются в формулах использования. Для каждого из таких заклинаний используются свои расчеты.

…Нет! …Хотя, да! Пока вы будете рассчитывать, возможны неприятности. Но это только на первых порах. Потом эти расчеты станут неотъемлемой частью вашей деятельности, и органично будут накладываться на основную канву.

Итак. Какие же существуют расчеты? Открывайте конспекты и записывайте! Учтите, того, о чем я вам буду рассказывать, нет в учебниках.

Я прикидывал, сколько энергии затратил бы, при левитации банки варенья с вектором и без. Что-то разница выходила уж очень существенная!

Я задумчиво открыл банку и съел пару ложек.

– Эй! Ты что это делаешь?! – возмутился Тимон. – Мало того, что мою баночку по комнате заставил летать, так еще и без разрешения мое варенье лопаешь!

– Я проверяю затраты энергии! – невозмутимо ответил я, загребая еще одну ложку.

– Так! Давай я буду отбирать ложками варенье, а ты будешь проверять, – решительно заявил Тимка. – Ишь! Нашелся мне проверятель, на чужое варенье!

– Жмот! – с чувством прокомментировал я. – Вот погоди, будут мне мои родители присылать всякие гостинцы. Вот как ты тогда запоешь? Моя мама умеет такое варенье готовить, что закачаешься!

– Что?! Дворянка и готовить? – изумился Тимон. – Дворяне не готовят! Для этого существуют повара! Приготовление пищи, не уместно для дворян. Пусть вон это ваш повар, как там его. …Мортим готовит.

– Как же, Мортим приготовит, – скептически отозвался я. – Если хочешь знать, такое важное дело, как приготовление варенья, мама никому не доверит.

– О каком варенье идет речь? – в проеме окна нарисовалась физиономия Тартака.

– Ни о каком! – быстро среагировал Тимон, выхватывая проплывающую мимо по воздуху банку, и пряча ее за спину. – Это мы так, просто разговаривали.

– О варенье просто не разговаривают! – глубокомысленно изрек Тартак. – О нем можно говорить, только тогда, когда его едят. Что это там у тебя, за спиной?

Тимон с самым простодушным видом развел пустыми руками. Мол, ничего такого!

– Мне кажется, что ты меня хочешь обмануть! – нахмурил брови Тартак.

Он шумно втянул воздух ноздрями и убежденно заявил:

– Точно, хочешь! Чую дух варенья, и он идет из-за твоей спины! Я тебя разоблачил, поэтому давай его сюда. Я сейчас сразу скажу, что это за варенье.

Я как-то засомневался, что Тартак скажет это сразу. Мне, почему-то, казалось, что сначала придет конец этому самому варенью. А вот потом уже и будет высказано мнение о нем. Но Тимон так просто сдаваться не хотел.

– Это мое варенье! – заявил он. – Мне его из дому прислали. Я его даже еще не пробовал, а этот полудракон уже полбанки слопал.

– А ну, покажи! – распорядился Тартак.

– Вот! – продемонстрировал банку Тимон.

– Подумаешь! – фыркнул я. – Одну ложечку взял, а он уже кричит, что полбанки.

– Это варенье? – недоверчиво прищурился Тартак.

– Да какое там варенье! – отмахнулся я. – Так, одно название.

В окно просунулась лапа Тартака.

– А ну-ка! Я сейчас дам точный ответ. Давай сюда!

Тимон, как под гипнозом, машинально вложил в лапу банку. Банка моментально испарилась, вместе с лапой, сжавшей ее. За окном раздалось торопливое чавканье, удовлетворенная отрыжка и задумчивый бас:

– Таки точно, одно название.

– Мое варенье! – Тимон бросился к окну, в то время, как я упал на кровать, изо всех сил стараясь удержать здоровый хохот, клокотавший у меня в середине.

Глава 6.

Компонентарная магия, кулинарная магия, экзорцизм, – Тимон уныло перечислял список предметов, которые нам предстояло изучить в этом семестре, – Ну, зачем нам, боевым магам, эта муть?

– Именно потому, что мы боевые маги! – уверенно отозвался я, копаясь в сумке и пытаясь отыскать там свежую рубашку. – Мы на переднем краю. …Да где же она запропастилась? …Мы первыми приходим в освобожденные города и села. …Ага! Вот она где! …Мы должны первыми оказать жителям магическую помощь. Это уже потом придут все остальные. …Кстати, а экзорцизм – это изгнание нечисти. По-моему, самое то, для нашей специальности.

– То, не то, – пробурчал Тимон, скептически рассматривая найденную мною рубашку. – Ты бы попросил научить тебя магии горячего утюга. Как ты оденешь эту мятую вещь?

– Ты забыл, что у нас по соседству есть те, кто может решить эту проблему и без помощи магии, – ехидно заметил я.

– Угу! – не менее ехидно отозвался мой друг. – Иди-иди! Вот этим самым утюгом от своей любви по голове и получишь. Они это называют дискриминацией слабого пола и борются с такими проявлениями, не выбирая особо методов.

– А вот и нет! – торжествующе отозвался я. – Аранта сама предложила, если надо что-то погладить, то обращаться к ней.

Так может, «что-то погладить» – это не именно работа утюгом? – Тимон изобразил улыбку опытного ловеласа. – Может она имела в виду что-то другое?

– Пошляк! – с презрением отозвался я, выходя из дома. – Теперь понятно, почему тебя девушки не любят!

– Не правда! – донеслось из-за двери. – Это ты специально говоришь, чтобы меня огорчить!

На мой стук, Гариэль выглянула в приоткрытую дверь.

– А, Колин! – она приветливо улыбнулась. – Заходи! Ничего не случилось?

– А что, должно было? – удивился я.

– Нет! Пусть уж лучше не случается, – еще раз улыбнулась Эль. – Просто ты очень редко к нам заходишь. В основном сидишь за окошком и нетерпеливо поглядываешь на него, ожидая, когда, наконец, выйдет Ари.

Аранта захлопнула книгу, которую в этот момент читала, и, прищурившись, осмотрела меня.

– Ох, чует мое сердце, что он не просто так зашел! Выкладывай, что тебе от меня надо.

– Да ничего особого, – замялся я, вспоминая мрачное пророчество Тимона. – Я могу и уйти, если ты очень занята.

– Давай-давай! Что это за тряпка, которую ты мнешь в руках?

– Это не тряпка! – оскорбился я. – Это моя рубашка! И помять ее невозможно, поскольку она и так уже мятая.

– Ну и? – подбодрила меня Аранта.

– Ну, и я хотел бы попросить, чтобы она была не такой мятой. – упавшим голосом произнес я.

– То есть, ты хотел меня попросить ее погладить? – безжалостно уточнила Аранта.

– Ну, что-то типа того, – подтвердил я, в предчувствии грома и молний. Хотя, погода, которая была предсказана на ближайшие дни, ожидалась ясной и без гроз.

– Ох уж эти мужчины! – покачала головой Гариэль. – Что бы вы без нас делали?

– Ходили бы в мятом, – буркнул я.