Линия аллигатора

Абдуллаев Чингиз

Глава 7

 

Утром за завтраком сенатор спросил у Дронго:

— Вы плохо сегодня спали? У вас какой-то странный вид.

Сигрид вышла к завтраку, одетая в простое черное платье. Сидя напротив Дронго, она пила свой кофе, сосредоточенно глядя в чашечку, словно пытаясь там что-то отыскать.

— Нет, — ответил Дронго, — просто ночью меня мучили неприятные сны.

— Вы видите сны? — удивился Роудс. — Я уже забыл, когда видел сны.

— Это, наверное, из-за сильного воображения, — пошутил Дронго, стараясь не смотреть на Сигрид.

Вчера ночью они долго говорили, сидя в ресторане, вспоминали мать Сигрид и ее трагическую гибель. И чем больше они говорили, тем больше нарастало в самом Дронго стремление каким-то образом уберечь, спасти дочь той женщины, которую много лет назад он не сумел спасти. Но он понимал, что Сигрид прилетела в Москву не только для того, чтобы работать переводчиком Роудса.

— Сенатор, — обратился Дронго к Роудсу, — я не знаю, сколько времени займет расследование. Но у меня есть предложение. Может, вы предоставите мне хотя бы три дня, чтобы я разобрался, что именно происходит с документами, и попытался восстановить картину случившегося?

— Да-да, конечно, — согласился сенатор, — тем более что у меня сегодня встреча с американским послом.

Сигрид посмотрела на Дронго такими глазами, что тот понял все без лишних слов.

— Может, вы разрешите Сигрид поехать со мной, — предложил Дронго, — в американском посольстве она вам не понадобится, а судя по всему, она знает детали случившегося.

— Конечно, — согласился Роудс, — я сам хотел предложить вам такой вариант.

Обязательно возьмите ее с собой. Вдруг придется связаться со мной, она знает номер моего мобильного телефона. И в курсе всего происходящего.

Сигрид незаметно кивнула. Она была довольна состоявшийся разговором. Когда они через полчаса вышли из отеля, остановив второе по счету попавшееся им навстречу такси, Дронго недовольно заметил:

— Я это сделал не ради вас. Просто сенатору вы сегодня не понадобитесь.

Все-таки не понимаю, почему прислали именно вас. Они могли связаться с местным отделением ФСБ, занимавшимся этой проблемой. Да и в американском посольстве сидит специальный представитель ФБР. Для чего нужна такая конспирация?

Разговор шел на английском, чтобы сидевший за рулем водитель такси их не понимал.

— В том-то все и дело, — пояснила Сигрид, — о приезде моей предшественницы в Москву знал только представитель ФБР в нашем посольстве. И тем не менее она погибла. Несчастный мистер Роудс и его семья не знают, что эксгумация трупа проводилась дважды. Сначала мы сами все проверили и убедились, что смерть Элизабет не была случайной. Вы можете даже не ездить к этому профессору Бескудникову. Он, конечно, подделал документы, подписав ложное заключение.

Вчера в ресторане я не хотела об этом говорить. Вы бы мне все равно не поверили. И поехали бы к профессору один. А мне очень хотелось поехать с вами.

Она говорила тихо, наклонив голову к Дронго. Ее мягкие волосы приятно касались его щеки.

— Давайте договоримся сразу, — строго сказал Дронго, — во-первых, вы больше ничего от меня не скрываете. Во-вторых, слушаетесь.

Он говорил по-английски и невольно обращался к Сигрид на «вы», подсознательно перейдя по-русски на «ты».

— Почему ФБР уверено, что Бескудников подделал документы?

— У погибшей действительно была аллергия на алкоголь, — пояснила Сигрид, — она никак не могла выпить того количества, какое отмечено в протоколе. Кроме того, она погибла не от удара. Ее задушили, это было совершенно ясно. Эксперты подтвердили наши подозрения.

— А как со второй эксгумацией? Врачи не заметили, что тело женщины уже доставали из могилы?

— Конечно, заметили, — недовольно ответила Сигрид, — но это уже были проблемы ФБР. Мы просто дали наш протокол для вторичного освидетельствования и убедили экспертов его подписать.

— То есть вы тоже соврали. А может, ошибаются ваши эксперты, а не профессор Бескудников?

Сигрид посмотрела на Дронго.

— У вас парадоксальное мышление, — заметила скептически женщина.

— Нет. Это называется опытом. У меня уже был в жизни случай, когда очень уважаемому эксперту, которого наверняка нельзя было купить или обмануть, просто подсунули другой труп, и он его тщательно и добросовестно проверил. Вы не предполагали такой вариант?

— Чем больше я работаю в России, тем больше удивляюсь, — честно призналась Сигрид, — здесь на каждом шагу встречаются абсолютно невозможные вещи.

Невозможные в любой другой стране, кроме России.

— Именно поэтому я и не хочу, чтобы вы занимались подобным расследованием в Москве, — пробормотал Дронго, — здесь свои правила и свои порядки, зачастую непонятные иностранцам. Здесь очень специфическая страна, Сигрид, и даже очень хорошее знание русского языка может не помочь решению проблемы.

— По-моему, вы с удовольствием отправили бы меня обратно в Америку, — сказала Сигрид, — вам не кажется, что я уже взрослая?

— Мне кажется, что вы дочь женщины, которую я не сумел спасти от смерти, — тихо пробормотал Дронго, — я ведь вам все объяснял. Если хотите, у меня просто неврастения на этой почве. Я слишком часто терял своих напарников, среди которых были и женщины.

Они промолчали. Сигрид осторожно дотронулась до его руки.

— Обещаю, что буду слушаться вас. И постараюсь не разделить судьбу ваших напарников, — немного иронично добавила она.

Дронго взглянул на нее.

«Кажется, я становлюсь старым брюзгой, — подумал он, — может, это из-за разницы в возрасте?»

Такси затормозило у здания научно-исследовательского института, где работал профессор Бескудников. Дронго расплатился с водителем и вылез из машины. Сигрид последовала за ним.

В институте было как-то пусто и тихо, словно все его сотрудники покинули это здание, и теперь в нем встречались лишь редкие лаборанты. Кабинет Бескудникова находился на третьем этаже, и когда они его обнаружили, выяснилось, что профессор уехал на совещание и будет через два часа.

— Придется ждать, — недовольно заметил Дронго, усаживаясь на стул в приемной, — от разговора с ним зависит весь ход дальнейшего расследования.

Услышав, что он говорит по-английски, секретарь Бескудникова, женщина лет шестидесяти, внимательно посмотрела на незнакомцев.

— Вы по обмену? — спросила она.

Сигрид хотела что-то ответить, но Дронго, легко подтолкнув ее, сразу закивал.

— Конечно, — сказал он, добавляя к своему голосу необходимый акцент, чтобы его приняли за иностранца, — мы прилетели из Америки для встречи с профессором Бескудниковым.

— Тогда вы подождите. Он обещал приехать значительно раньше. Может быть, он вернется через полчаса.

— Обязательно, — согласился Дронго и, обращаясь к Сигрид, сказал уже по-английски:

— Вы видите, Сигрид, в чем преимущество знания иностранных языков? Здесь по-прежнему уважают и немного побаиваются иностранцев. Это идет еще оттуда, из Советского Союза, когда любой иностранец был потенциальным врагом и шпионом ЦРУ. Шпиономания давно закончилась, а относительное уважение к иностранцам осталось. В отличие, например, от Франции, где вообще лучше не говорить по-английски. Вам просто могут не ответить.

Сигрид усмехнулась:

— Вам нужно писать книги. Вы очень наблюдательны.

— После первой же моей книги меня найдут и уберут, — очень серьезно сказал Дронго, — я живой только потому, что до сих пор никогда и никому не рассказываю о своих знаниях. Иначе это может быть бомба, которая взорвет не одно правительство.

— Понимаю, — согласилась с ним женщина. — Вы столько лет были связаны со всеми этими расследованиями. Мне рассказывали, что в ООН вам предлагали довольно солидную должность. Но вы отказались. Можно узнать почему?

— Я слишком любопытен по природе и слишком непоседлив. По гороскопу я Овен, а этот знак подразумевает страсть к постоянной перемене мест, любовь к путешествиям, к разного рода приключениям. Спокойная жизнь чиновника не для меня. Кстати, а кто вы по знаку Зодиака?

— Вы верите в такие вещи? — засмеялась Сигрид.

— Не всегда. Но иногда знак Зодиака довольно точно отражает внутреннее состояние человека, навязываемое ему определенными рамками гороскопа. И человек бессознательно следует внутреннему голосу. Можете называть это самовнушением.

— Я Скорпион.

— Так я примерно и думал.

— Это хорошо или плохо?

— Не знаю. Но, по-моему, для женщины плохо. Хотя я тоже не очень помню все эти знаки. Я читаю только про рожденных в апреле, так как это мой знак.

Оба рассмеялись.

— Там был еще второй эксперт, — задумчиво сказал Дронго, — может быть, он сейчас работает в институте и мы можем узнать от него подробности патологоанатомической экспертизы Элизабет Роудс. Скажите, пожалуйста, — обратился Дронго к любезному секретарю профессора Бескудникова, — вы не знаете такого сотрудника вашего института, как доктор Коротков?

Секретарь сделала удивленное лицо.

— А зачем он вам нужен?

— У меня есть к нему письмо от нашего американского коллеги, — быстро соврал Дронго.

Секретарь покачала головой.

— Это невозможно, — с сожалением сказала она, — это никак не получится.

Доктор Коротков погиб три месяца назад.

— Как вы сказали? — вскочила со стула Сигрид.

— Да, — подтвердила удивленная женщина, не понимавшая бурной реакции иностранцев, — рядом с нашей больницей находится стройка, которая ночью не освещается. Коротков возвращался поздно вечером домой и упал в вырытый котлован. Было следствие, говорят, кого-то из прорабов строго наказали. Но человека уже не вернешь, — почти философски закончила она.

Дронго переглянулся с Сигрид.

— Когда это было? Вы можете вспомнить точную дату?

— Примерно три месяца назад. А почему вы спрашиваете?

— Мне нужна точная дата, — попросил Дронго.

Женщина открыла свой журнал, посмотрела.

— Это было в конце июля, — объявила она наконец.

Дронго обернулся к Сигрвд, и та, понимая его вопрос, кивнула.

— Да, — сказала она, — Роудс провел эксгумацию в середине июля и сразу прилетел в Москву.

— В таком случае это уже не совпадение, — закончил за нее Дронго, — значит, до нас здесь уже побывали другие визитеры.