Линия аллигатора

Абдуллаев Чингиз

Глава 29

 

Из института Дронго поехал домой. Но сначала позвонил Владимиру Владимировичу.

— Как у тебя дела? — поинтересовался тот.

— Неплохо. Но будет еще лучше, если вы узнаете, кто такой полковник Чихарев. Отдел по борьбе с наркотиками.

— Вечно ты ввязываешься в какие-то истории, — пробормотал Владимир Владимирович перед тем, как положить трубку.

Дронго хотел навестить Сигрид. Она, конечно же, прочла его записку и должна была благоразумно остаться в его квартире, тем более что выйти все равно было нельзя. Когда он вернулся, она, уже одетая, лежала на диване, по-прежнему глядя в потолок.

— Так нельзя, Сигрид, — укоризненно покачал головой Дронго, — ты должна забыть обо всем, что случилось этой ночью. Просто выкинуть из головы. Этой ночи не было. Это просто кошмарный сон.

Она повернулась к нему.

— Да, — сказала тихо, — все это нелепый сон.

Он осторожно дотронулся до ее волос.

— Извини меня, не сумел тебя уберечь. Это моя вина, я ведь знал, что так может произойти. Просто мне казалось, что мы обладаем каким-то иммунитетом. Два раза снаряд в одну и ту же воронку не попадает. Оказалось, что моя теория не совсем верна.

Она улыбнулась, дотронулась до его руки.

— Ничего. Вы ведь великий Дронго, самый лучший аналитик в мире. Теперь вы знаете, что снаряд дважды попадает в одну и ту же воронку.

Они странно разговаривали. Он — по-английски, чтобы она легче поняла. А она отвечала по-русски, чтобы быть чуть ближе к нему.

Он наклонился и бережно поцеловал ее в голову.

— Ты знаешь, — прошептал он, — мы все очень любили твою мать. Но я оказался единственным, кто видел ее мертвой. Ты меня понимаешь?

— Да, — кивнула она, — кажется, понимаю.

Он бережно гладил ее волосы.

— Поедем в посольство. Я оставлю тебя там и потом закончу это дело.

Кажется, я уже знаю, как произошло убийство Элизабет Роудс и кто заказал это убийство. Мне остается только узнать исполнителей и почему ее убили. Хотя я почти убежден, что знаю и это. Нужно прояснить лишь некоторые детали, чтобы восстановить всю картину.

— Я не сомневалась, — сказала она, глядя на него снизу вверх, — я была уверена, что вы сможете.

— Не перехвали меня. Иначе я действительно почувствую себя великим аналитиком и буду о себе преувеличенно высокого мнения.

— Нет, — сказала она, сжимая его руку, — вы достаточно умны для того, чтобы верно оценивать себя и других.

— В любом случае забудь сегодняшнюю ночь. А того парня уже нет. Вчера я вычеркнул его из списка людей, живущих на земле.

Она снова замкнулась в себе.

— Вставай, — предложил Дронго, — но если хочешь, то можешь остаться здесь, сколько пожелаешь. Только с одним условием: я запру тебя на ключ.

— Не надо, — ответила она, убирая свою руку, — я поеду в посольство.

— У меня будет к тебе важное дело, — сказал он, чтобы отвлечь ее. — Найди сенатора и побеседуй с ним. Может, он объяснит хотя бы тебе, почему отказывается от дальнейшего расследования. Ты меня понимаешь?

— Вы это придумали специально, чтобы я хоть чем-то занялась, — поняла Сигрид.

— Нет. Просто мне это нужно. Я не буду тебя обманывать, девочка, любая другая на твоем месте билась бы в истерике всю ночь. Или вообще сошла бы с ума после такой ночи. Ты очень сильный человек, Сигрид. И ты все правильно понимаешь. Поэтому не будем делать вид, что ничего не случилось. Наверное, будет правильно, если мы просто вычеркнем эту ночь из нашей памяти. Навсегда.

Она прижалась к его руке щекой.

— Мне так хотелось с вами поговорить, встретиться, увидеться. Казалось, я сумею узнать от вас что-то новое, нечто такое, чего я не знала до сих пор.

— А я оказался не таким, как ты думала? — кивнул Дронго.

— Не совсем. Просто вы казались мне суперменом, а на самом деле более мягкий. И более сильный одновременно. Наверное, я не могу объяснить.

Он чувствовал рукой тепло ее мягкой щеки.

— И еще, — сказала она, улыбнувшись, — мне очень хотелось посмотреть на женщину, которая будет рядом с вами. В моем воображении это особая женщина, немного похожая на мою мать. Но оказалось, что вы живете один.

— Тебя это удивило?

— Сначала да. Потом я поняла. Та чудовищная энергия, которую вы расходуете на всякие расследования, отнимает у вас столько сил и души, что их может просто не хватить на женщину, живущую рядом с вами.

Он убрал руку и попытался улыбнуться, но понял, что у него ничего не получается. Тогда он просто сказал:

— Довольно забавная теория.

— Это не теория. Писатели, которые создавали героев в этом жанре, наверняка знали, что делали. Вспомните самых великих героев. Шерлок Холмс Конан Дойла, Эркюль Пуаро Агаты Кристи, Ниро Вульф Рекса Стаута, патер Браун Честертона — все они были одинокими мужчинами. Даже комиссар Мегрэ Сименона, и тот оказался бездетным, хотя и был женат. Может, все они подсознательно чувствовали, что мужская потенция, направленная с такой силой на благие дела, полностью при этом исчерпывается.

— Надеюсь, ты не хочешь сказать, что я импотент? — спросил он, и она засмеялась.

— Нет. Простите, что невольно так получилось. Просто я пыталась объяснить ваше одиночество какими-то психологическими мотивами.

— Все гораздо проще, — сказал он, — я любил одну женщину, а потом… В общем, потом я остался один. Но в принципе ты, наверное, права. Мне давно стоило обратить на это внимание, чтобы хоть как-то отличаться от всех названных тобой героев. Хотя они были всего лишь придуманными персонажами.

— Я была в доме Шерлока Холмса на Бейкер-стрит, — возразила она, — когда ездила в Лондон.

— Я тоже там был, — сказал, он, чувствуя, как к нему возвращается способность улыбаться, — но теперь я буду знать, что нельзя тратить всю свою энергию на разного рода расследования. Постараюсь сохранить немного потенции и для женщин, окружающих меня.

Она улыбнулась ему в ответ.

— Поцелуйте меня, — попросила вдруг Сигрид.

Он наклонился и снова поцеловал ее в лоб.

— Не так, — быстро сказала она.

Он чуть заколебался, и она уловила это колебание.

— Вам противно после случившегося вчера, — горько сказала она, — не бойтесь, я не могла так быстро заразиться.

Это решило все. Он наклонился и поцеловал ее. Поцелуй был долгим и благодарным. С обеих сторон.

— А теперь вставай и поедем в посольство, — попросил Дронго, — иначе мы проведем весь день в поцелуях, а я не успею закончить расследование.

Он встал и поэтому не услышал, как она тихо прошептала:

— Я бы не возражала.

Через час он привез ее в американское посольство и, лишь убедившись, что она вошла внутрь, велел водителю машины ехать дальше. Теперь он был готов встретиться с полковником Чихаревым. Но сначала нужно было позвонить Владимиру Владимировичу. Он набрал его номер.

— Что-нибудь узнали?

— Конечно, узнал. Он считается одним из лучших специалистов в отделе. Стаж работы около двадцати лет. Запиши его служебный и домашний телефоны, — Владимир Владимирович продиктовал данные. — Если ты его подозреваешь, то выкинь это из головы. Он на прекрасном счету, недавно даже был награжден.

— Он связан как-то с международным аэропортом?

— Да. Это его зона. А почему ты спрашиваешь?

— Тогда это он. У вас устаревшие сведения, Владимир Владимирович.

Полковник организовывает убийства и покрывает убийц. Если это теперь называется образцовой службой, то я ничего не понимаю в этом деле.

— Ладно, не горячись. Может, я просто позвоню куда нужно, и его возьмут под наблюдение.

— Поздно, — возразил Дронго, — сегодня уже поздно. Пока он мне нужен, и я прошу сегодня никому не звонить. Завтра можете делать все, что хотите.

— Постарайся остаться в живых, — по привычке проговорил Владимир Владимирович.

— Если выживу, позвоню, — также по привычке ответил Дронго и повесил трубку.