Ликей

Поделиться с друзьями:

Роман Яны Завацкой написан в жанре антиутопии. XXII век. Цивилизация отошла от технологического пути развития и занялась развитием духовным. Возникает система элитарного воспитания — «Ликей», который взращивает новое общество «сверхлюдей» — избранную часть человечества, правящую касту. Они умны, честны, добродетельны и даже духовны. Со стороны все очень гуманно и благородно. Остальному человечеству предоставлены все виды свобод: от мировоззренческой до сексуальной, оно получило и хлеб, и зрелища. Но что-то не так в этой системе, представляющей собой новою модель тоталитарного общества.

Главная героиня романа, юная американка Джейн проходит практику в столице России — Санкт-Петербурге. Ее задача состоит в инспектировании генетических консультаций. Но образцовая выпускница «Ликея», столкнувшись с жизнью «варварского народа», узнает много нового — и о людях, и о себе, и вообще о жизни. Ей есть над чем задуматься: продолжать деятельность «на благо человечества», гордо возвышаясь над всеми людьми, или стать человеком самой — такой, какой создал Бог…

Пролог

Путь Воина

В этот день Джейн проснулась раньше восхода солнца.

Лето вступило в свои права, световой день начинался рано, так рано, что глаза еще слипались, когда Джейн на ощупь выбиралась из кровати, натягивала спортивный костюм — кампо, выскакивала на крыльцо. Но сегодня Джейн не спалось. Она лежала в темноте и честно пыталась заставить себя заснуть… недосыпание не рекомендовалось. Недосыпание ослабляет организм и снижает работоспособность — как всем известно. Но уснуть ей так и не удалось. Еще невидимые солнечные лучи коснулись зенита, чуть побледнел небосвод, гася звезды — и Джейн, не утерпев, поднялась…

До установленного времени подъема оставалась еще добрая четверть часа. Ничего, позанимаюсь подольше, решила Джейн. Она знала, что вряд ли потратит это выигранное время на занятия. Натянула светло-синее кампо — спортивный костюм, сшитый по-ликейски, напоминающий больше всего борцовское кимоно. Быстро причесав пшеничные пышные волосы, заплела их в косу и прочно закрепила на затылке тяжелым узлом. Затем она в струночку застелила кровать, бросила взгляд вокруг — негоже оставлять комнату неубранной.

Вокруг царила обычная свежесть и простота. Жилище ликеиды — узкая жесткая постель, заправленная синим покрывалом, мебель ручной работы, из чистой калифорнийской сосны, с резным узором — шкаф, письменный стол полукругом, правая часть заставлена аккуратными стопками дисков и ящичками для мелочей, на левой красовался плоский монитор на подставке, клавиатура, яйцо управления, еще пара-тройка приставок. Над столом книжные полки, кресло-качалка у окна, несколько широких ратановых табуретов, чисто вымытый паркет, на стене — подлинник Вагуччи, экран ВН,

[1]

несколько растений в горшках… Джейн убрала в шкаф халат, оборвала несколько желтых листков аспарагуса, бросив их в люк мусоропровода в стене. Вышла, ступая босыми ногами по прохладным деревянным плиткам.

Ночью прошел дождь, мокрая тропинка разъезжалась под ступнями, приятно обнимая их хлюпающей мягкой прохладой. Когда Джейн добежала до рощи, солнце уже вышло и сверкало тысячами драгоценных капель на траве, на мокрых листьях, мир переливался, как гигантское бриллиантовое колье.

Глава 1

Начало трудового пути

Через два месяца после Церемонии Выпуска очередной лайнер компании «Трансаэро» опустился на старинное бетонное покрытие Пулковского аэропорта. Джейн еще раз проверила сумочку — не оставила ли чего-нибудь, оглядела себя. Так… прическа, легкий макияж, скромный дорожный костюм — брюки и жилет из светло-коричневой замши, белая блузка. Карточка на имя консультанта по генетике Сары Джейн Уилсон… знаем мы, что такое консультант — в этих допотопных центрах часто приходится замещать директора. Ладно, посмотрим…

Джейн шагнула на трап, вдохнула с любопытством воздух — в каждой стране пахнет по-своему. Какая-то совсем особая атмосфера… Границы на Земле давно уже стали условностью, но вот этот запах, в каждой стране особый — почему-то сохраняется.

Она уже бывала в России, два раза. Правда, больше не в столице, а в старинных славянских городах — Пскове, Новгороде (синие реки, белые храмы — мечта туриста!). Однажды побывала и в Москве, хотя с Россией последняя уже имела очень мало общего, даже язык отличался значительно. То, что приходилось видеть теперь, в общем, подтверждало старые впечатления.

Русские, летевшие вместе с Джейн, спускались по трапу, нервно и боязливо оглядываясь, прикрикивая на детей, толкаясь, переругиваясь… Типичное поведение люмпенов третьего мира. Битком набитые огромные сумки — и это ручная кладь, а что еще в багаже? Джейн несла только дамский ридикюль, да небольшой чемодан с личными вещами летел в багажном отделении. Ликеиды стараются обходиться минимумом…

Говорят, что этому аэропорту уже двести лет. Очень похоже на правду, думала Джейн, стоя в багажном отделении поодаль от шумной, бурно выражающей свои эмоции толпы пассажиров. Дети гонялись друг за другом, лаяли собаки… царила полная неразбериха. Неудобная планировка отделения, несовременный дизайн — все указывало на бедность и ветхость аэропорта. И так здесь будет повсюду, напомнила себе Джейн. Только непонятно, почему нужно так долго ждать багажа? Что мешает привезти его сразу же?