Либер Хаотика: Слаанеш

фон Штауфер Мариан

Поделиться с друзьями:

Оставив позади пропитанные кровью страницы Либер Кхорн, мы с лёгкостью и бережностью переходим к Либер Слаанеш, книгу, посвящённую Владыке Извращений и Повелителю Восхищения Болью. Решив ещё раз перечитать собранные ранее страницы этой книги, которая после публикации хранилась в запечатанном свинцовом ящике, я заметил, что с листами её бумаги произошли незначительные изменения. Распечатав её, я ощутил тонкий аромат, исходивший от неё. Поначалу этот аромат мне показался весьма приятным, я ощутил даже некоторую лёгкость, когда он проник в мои лёгкие. Однако после нескольких вдохов я ощутил тупую боль позади глаз, и волны наступающей тошноты стали выворачивать меня. То, что было опьяняющими духами, в мгновении стало кислятиной. Работа с рукописью вновь стала чудовищным мучением. Я испытал видения, тревожащие и возбуждающие в равной мере, и сон стал невозможен для меня. Когда эти силы полностью овладели мной, мои грёзы заполнились мерзостью и развратом. Я был невыразимо счастлив, когда всё это наконец закончилось. Говорят, что один из экземпляров этой книги попал в лапы культа демонопоклонников из Вольфенбурга. Они наложили на него своё грязное колдовство и даже обернули книгу в кожу демона, так что теперь даже коснувшись этого тома означает проклясть себя. Поэтому читайте эту книгу на свой собственный страх, опасаясь за свою мораль, которая может не устоять перед искушениями, лежащими перед вами...

 

Вступительное слово о Владыке Удовольствий Слаанеше

Атласный Трон

Пусть всякая земля отбросит свой Гнев и Отчаяние, да избавится она от пустых обещаний Изменения, ибо Азм есмь Радость нынешняя и Подтвержденье Жизни.

Я видел, как Эфирные Врата распахнулись настежь и могучий, будто рёв океана, голос наполнил небо: Да возрадуются все земли, ибо рождён Последний и Прекраснейший! Слава Князю Наслаждений! Хвала Владыке Удовольствий!

После, во Вратах возникла фигура, рослая как самые высокие горы и грациозная как клубящийся туман. И мужчиной и женщиной был он, но, ни тем, ни другим полностью. Окружённый облаком чистой белизны, с шестью звёздами над Челом Его, над Венцом Его и над знаком Величия Его. Всей красотою был Он, и всякое желание было именем Его, и полчища, собранные там, замолкли при виде Его.

И говорил Он слова Свои, будто мёд разлитый в душе моей: «Подобно тому, как восходящее солнце приносит конец прохладе ночи, пришествие Моё несёт конец тяготам и невзгодам. Пусть всякая земля отбросит свой Гнев и Отчаяние, да избавится она от пустых обещаний Изменения, ибо Азм есмь Радость нынешняя и Подтвержденье Жизни. Возлюблю Я вас так, как никто не любил и не возлюбит впредь, и вы возлюбите Меня взамен своими телами, своими мыслями и душами своими. Да буду женой Я вам и мужем, да буду спутницей и любовником вашим, и в руках Моих наёдете вы Цель и Наслажденье. Удовольствия, вне всякого воображения, дарую вам, лишь примите Меня в сердца свои».

И словами этими каждые двое из трёх, что были в полчищах, собранных там, простёрлись к ногам Его, восхваляя его как своего Единственного истинного Владыку, обожая Его как никого до этого. Князь Наслаждений улыбался им и заключил души их в объятья Свои, десять тысяч раз по десять тысяч, и целовал их всех и каждого. В едином порыве скользили они меж Его прекрасных губ, распростёршихся от одного горизонта к другому. И Князь Наслаждений пожрал их всех, радостно кричащих в благодарность Ему.

После чего, повернувшись к толпе тех, кто не пал ниц пред Ним, Князь Наслаждений молвил: «Душами братьев и сёстёр ваших Я занимаю место своё меж Трёх, удовольствиями их Я воздвигаю Трон свой».

И после того воздвиг Князь меж звёзд Трон свой, волнистый и сияющий как лучший атлас, и распростёрся Он на нём, дабы дать миру заповеди Свои.  «Возводите здания и пойте песни во славу Мою! Имени Моему посвящайте искусства свои и пестуйте всякую красоту! Позвольте всякому следовать любым своим желаниям, насыщать любой свой голод, и не отказывать себе ни в какой шалости. Именно в этих вещах и друг в друге отыщете вы величайшее удовольствие, и именно через этих вещи и с помощью друг друга возвысите себя настолько, что будете достойны ступеней Моего Трона»

И облако закрыло лик солнца и Князь, в чьём голосе слились сироп и яд, продолжил: «Вы получите удовольствие во всём, но тела ваши сломаются, а души станут расплатой. Вы сделаете всё это и сделаете это с удовольствием, ибо Я – Слаанеш, самый ревнивый среди богов, самый требовательный среди любовников, и Жажда Моя в вас никогда не будет удовлетворена».

Отрывок из «Откровений Мариуса Хёльзеера», книги Либер Малефик, запрещённой Верховным Теогонистом Rucben Nrolfgar в 2287 ИК.

 

Именуя Змея

Вводное описание сложных и многогранных аспектов бога удовольствий Слаанеша, включающее признание незавершённости этого труда.

Подобно всем богам Хаоса, т.н. Владыка Удовольствий известен под множеством имён в разных частях света. Племени Толкмар восточных степей он известен как Лоэш Змей, а для воинов-скаэлингов Норски он знаком как Шорнаал Гордый. Однако, для большинства из нас, имеющих несчастье быть сведущими в подобных вопросах, этот злой бог известен как Слаанеш.

Возможно, что это лишь причуды моего утруждённого ума, но всего лишь написание имени Слаанеша достаточно, чтобы наполнить меня физическим страхом, как будто от одной лишь мысли о нём моя душа становится уязвимой, испорченной. Однако думать о нём мне приходится, по крайней мере, пока этот отчёт не будет завершён.

Я беседовал с магистрами Колледжа Света, и они передали мне большую часть той мудрости, которую столетиями собирали о Слаанеше. Первой вещью, которой они поделились со мной, было то, что Слаанеш – самый молодой и самый незрелый из Великих богов Хаоса. Не спрашивайте меня по каким критериям они могут судить об этом, ибо у меня нет совершенно никаких догадок на этот счёт. Они просто сказали, что Слаанеш последним из Четвёрки получил сознание, хотя как таковой он – часть извечного Хаоса и потому гораздо старше звёзд, и, безусловно, много больше, чем просто юнец.

И всё же, уникальные особенности Слаанеша не заканчиваются лишь его относительной молодостью. Изо всех Великих сил Хаоса лишь Слаанеш обладает божественной красотой. Как бог, Слаанеш имеет власть принять любую форму какую только пожелает, однако будьте уверены, что какую бы форму он не выбрал, эта форма будет прекрасной и завораживающей дух, вне всяких ожиданий. Среди статуй и картин, который с любовью изготавливают его смертные слуги, Слаанеш обычно изображается как безупречно привлекательный юнец: подвижный, изящный и очаровывающий своим андрогинным совершенством.

В качестве демонстрации неотразимой красоты Бога Удовольствий ниже приводится выдержка из протокола моего допроса маркиза Дольмансе, разоблачённого как основателя и верховного жреца могущественного культа Слаанеша в Мидденхейме:

// примечание на полях: Двуличный еретик! Я желаю сжечь его письмо и выкинуть из памяти его имя… но не могу. Он слишком сильно повлиял на меня. Я ненавижу его!

«… и Вы спрашиваете, как я мог сделать подобное? Хорошо, тогда я спрошу Вас: «А как я не мог этого сделать?» Лишь узрев красоту Владыки Наслаждений, я понял, что у меня нет иного выбора. Поймать даже проблеск его божественного сияния означает быть причастным чистому экстазу, который источает его прекрасный образ. Я охотно отдал свою душу! Он должен вечно быть моим любовником и господином, и я предамся ему!..».

Я не могу представить, как можно принять вечное проклятие, видимо потому, что «божественное сияние» я видел лишь мельком. И я надеюсь и я молюсь, чтобы я никогда не попал в ситуацию, где бы я должен был бы испытать искренность своей веры.

// примечание на полях: Пророчество!

Не столь могучий как Кхорн, не столь влиятельный как Тзинч и не столь распространённый как Нургл, всё же этот бог, этот демон Слаанеш, является более опасным, чем его братья – Владыки Хаоса, поскольку является для смертных самым соблазнительным из тёмных богов. Его требования, по крайней мере как они истолковываются, кажутся самыми привлекательными и лёгкими для исполнения. Известно, что власть этого отвратительного бога лежит не в кровавых войнах, демоническом колдовстве или же в мерзком гниение, подобно власти его братьев, власть Слаанеша лежит в первичном желании людей желать и испытывать удовольствия. Всё просто.

Не обманывайтесь, однако, на этот счёт: очевидная безвредность делает Слаанеша самым обольстительным среди всех хищников. Мы должны принять во внимание, что поиск удовольствий очень редко созидателен или невинен. Следовательно, Слаанеш, само воплощение удовольствия, также ни невинен, и ни созидателен.

// примечание на полях: Как я могу писать это и сам же не слушать своего совета!

Мысль и эмоция – это сложные и переплетённые вещи, и не настолько мелкие и лёгкие, чтобы их определить, чего хотели бы многие в моём братстве. К примеру, я бы бросил вызов любому, кто бы думал, будто он или она могут определить такое обыденное и важное понятие как любовь. В действительности, любовь – это не одна вещь, а смесь различных порывов и эмоций, включающая похоть, страсть, желание, товарищество, дружбу, привязанность и многие другие понятия, объединяемые одним всеобъемлющим понятием непосредственно любви.

Используя это как пример, можно заметить, что и боги Хаоса, которые как полагают некоторые являются персонифицированными проявлениями мыслей и эмоций, должны по самой своей природе также быть смесью множества различных мыслей и ощущений, связанных воедино объемлющим их понятием (т.е. идентичностью и именами, которые дают им смертные) и образующих субстанцию и независимую энергию из материала Хаоса.

Боги Хаоса – очень сложные сущности, которые развивались за бесчисленные тысячелетия интеллектуального и эмоционального развития среди смертных рас.

Но, возвращая повествование к Слаанешу, «удовольствие» - это основное впечатление, которое составляет реальность Слаанеша, это, подобно «любви», - общий термин, данный амальгаме подобных и связных эмоций. Существует множество различных версий и точек зрения на то, что составляет «удовольствие», а составляющие его действия, события и побуждения различны и не всегда благотворны. К примеру, одинаково ли удовольствие, получаемое от творения изящной живописи и то, что получает садист, мучая собаку? Или, например, одинаково ли чувственное наслаждение вкушения излюбленных деликатесов и потакания низменным мыслям при совершении незаконных действий? Есть и более тёмные и саморазрушительные удовольствия, ещё вернее связываемые со Слаанешем, начиная от создаваемого алхимией экстаза наркотической зависимости и заканчивая зловредными радостями, которые некоторые находят в мелкой жестокости или же открытом садизме. Но действительно ли всё так просто? Я думаю, что мои исследования докажут обратное.

Приведённые примеры это лишь малая часть из бесчисленного количества аспектов, составляющих бога Слаанеша, поскольку, хотя основа Слаанеша проистекает из впечатлений от удовольствий, Слаанеш может быть также представлен как смесь разнообразных побуждений и эмоций, окружающих впечатление и само понятие удовольствия.  Эти побуждения и эмоции могут включать, например, радость, удовлетворение, эстетство, романтику и любовь, а также потенциально более опасные чувства, такие как жадность, эгоизм, похотливость, похоть и извращённость. Все эти чувства связаны, и из невинных часто развиваются самые опасные.

Помимо всего этого, кроме того, что он является сплавом всего многообразия удовольствий, а также эмоций и побуждений, питающих удовольствие, Слаанеш является также по происхождению и Целью, целью, которая может быть описана как побуждение, поощряющее во всех смертных, стремление и потребность в удовольствие.

Однако следует принимать во внимание и то, что мои скромные рассуждения о сущности, называемой Слаанешем, базируются всего лишь на моих рассуждения на этот счёт, а также различных легендах и существующих теориях, которые я прочитал. В действительности, Слаанеш – это и всё то, что я описал выше, но и гораздо, гораздо большее, много большее, чем я мог бы надеяться выразить в двадцати томах, подобны тому, который вы сейчас держите в руках. Боги Хаоса – это не только те ничтожные и возбуждающие желания, с которыми мы их идентифицируем, боги Хаоса обладают также своим разумом, волей и самосознанием, в размерах, которые ни один смертный не мог бы надеяться осознать.

// Примечания под картинками ниже:

Как кто-либо может быть соблазнён столь извращёнными и искажёнными тварями?

Искажённые твари Слаанеша весьма различаются в своих проявлениях.

 

Пути и средства инфернальных культов

Подробное и волнующее расследование несметного числа путей тех людей, что попались в сети Хаоса, и их действий после того, как они стали жертвами нечестивых нашёптываний Бога Удовольствий.

После долгих поисков того, как распространить те побуждения и чувства, что питают их, Боги Хаоса пожинают души смертных и питаются ими. В отличие от эмоций и идей, что меняются со временем, души – бессмертны и почти не изменяются, что даёт Богам Хаоса нескончаемый источник пищи и энергии. Каждая душа, что отдана в служение Хаосу, увеличивает силу Богов Хаоса; впрочем, сколько бы душ не собрал отдельный бог, он всегда будет желать большего.

По этой причине, можно сказать, что Боги Хаоса ценят своих смертных служителей даже больше, чем своих демонических подручных. Сотворённые своими богами, демоны (вероятно, исключая Князей Демонов) отражают отдельный аспект их воли, и потому почти не имеют выбора в отношении своих свойств и способностей. Единственный путь, благодаря которому Боги Хаоса могут увеличить свою силу – это вербовать людей и других существ, наделённых свободной волей для осуществления своих целей.

Не всех служащих на благо Хаоса так легко распознать, как мародёрствующих северян, что терзают наши границы многие века. Многие из обратившихся затаились в самом человеческом обществе, маскируясь под нормальных людей с обычными занятиями и интересами. Но эти коварные отступники ждут только особого момента, чтобы явить свою истинную верность. Когда они сделают это, многие пострадают из-за их предательства.

Эти скрытые служители Хаоса являются, по крайней мере, такой же большой угрозой для цивилизации как устрашающие армии, что и сейчас собираются на севере. Они разъедают сердца наших городов, подрывая те организации, что посвятили себя борьбе с угрозой, которую они представляют. Эти предатели и еретики по своей природе не действуют в одиночку, вместо этого они организованы в тайные культы, посвящённые служению и продвижению сил Хаоса.

Доклады и сведения, предоставленные мне Храмовниками Зигмара, показывают, что самые разные люди, с любым общественным положением могут быть завлечены соблазнами Хаоса – не существует какого-либо одного их «типа». Более того, тот факт что все культы, посвящённые служению Хаосу, объявлены вне закона в подавляющем большинстве цивилизованных обществ, иногда даёт этим культам атмосферу тайны, возможно делая их более привлекательными, чем следовало бы. Говорят, что запретный плод сладок, и это изречение особенно верно для тех беспокойных мечтателей, что не могут найти выход для своих амбиций или своей жажды «приключений» в рамках нормального общества.

Для многих поиск мудрости и знания оказывается соблазном, что ведёт их на путь Хаоса. Шанс получить знания Эфира и магических энергий подпитывают его, как и шанс получить то знание, что даст истинную силу тому, кто завладеет им. Есть и другие, которые, однако же, обращаются к Хаосу просто затем, чтобы получить самую обычную власть – богатство, политическое влияние или кучу безмозглых последователей. Намного больше тех, кто прибегают к Проклятым Силам, поступают так в попытке спастись от того, что они считают каждодневной нудной работой или обычной жизнью. Поэтому нельзя считать совпадением то, что подавляющее большинство служителей Богов Хаоса (по крайней мере, в цивилизованных землях к югу от Норски) – это безрассудные люди, которые полностью порвали с обществом, это люди, которые верят, что их единственная надежда на прибежище находится в лоне Хаоса.

// Примечание на полях: Я ступил на опасный путь. Мне дали это задание, и я добровольно его принял. Я должен быть бдительным, чтобы избежать искушений, что могут встретиться на моём пути.

Но, как я предполагал ранее, потенциальные служители Хаоса многообразны и различны между собой, ибо даже среди приличных богачей есть те, чья жажда неземной власти и тайных знаний берёт верх над их верность своей стране и сеньорам. По всей нашей славной Империи, даже здесь, в Альтдорфе, в сердце Священного Королевства Зигмара, есть многочисленные глупцы, желающие заниматься тем, что есть и пребудет вне их понимания. Трагическая глупость в том, что не все эти обманутые люди понимают, что они почитают одну из Четырёх Великих Сил Хаоса.

Некоторые вовлекаются совсем невинно, думая, что они присоединяются к воинскому братству, группе интеллектуалов или сообществу художников. Но это не оправдывает отсутствие у них обычного рассудка. Все запрещённые культы, по самому своему характеру, действуют тайно, и я ожидаю от всех здравомыслящих людей, что когда они столкнутся с какой-либо подпольной организацией, они будут полностью избегать её. Эта оккультная «тайна» придаёт дополнительную романтичную и волнующую атмосферу культам, делая их ещё более притягательными для легковерных, невежественных и отчаявшихся.

Тайные цели культов Хаоса

Некоторые культы почитают целый пантеон богов и демонов, те же, которые владеют великим знанием отдельных Сил Хаоса, обычно выбирают одно божество как объект своего поклонения. Самые сильные Боги Хаоса, и потому наиболее часто почитаемые – это Четыре Великих Силы: Кхорн, Тзинч, Нургл, и, конечно, Слаанеш.

Из этих, наиболее распространённых изо всех культов Хаоса, наибольшую опасность представляют те, что пытаются вызвать демонов непосредственно из Царства Хаоса в мир смертных. Один Зигмар знает, почему эти глупцы проявляют такое безумие, так как в большинстве случаев, те, что преуспели в вызывании сущности Хаоса, бывают сожраны или уничтожены тем самым существом, которого они призвали. Не нужно быть знатоком, чтобы понять, что эти культы представляют ужасную угрозу для общества в целом, и в результате, они беспощадно преследуются охотниками на ведьм и различными другими благочестивыми организациями повсюду в Империи.

// Пометки на полях: Когда они появятся, мы узнаем их, ибо они суть чудовища!

Вне зависимости от странных и иногда саморазрушительных методов, к которым они прибегают, чтобы достичь своих целей, задачей всех культов Хаоса является выживание, процветание, и, в конечном счёте, предоставление его членам той основы, с помощью которой они смогут выйти за пределы мира смертных, чтобы стать Князями Демонов в услужении их бога. Я могу только удивиться тому, как столь многие могут обманывать сами себя, думая, что они будут избраны для такой сомнительной чести как демоничество, когда их шансы быть «вознесёнными» таким путём, мягко выражаясь, малы. Подавляющее большинство служителей Хаоса просто поглощаются тем богом, которого они почитают. Тем не менее, те, кто обращаются к почитанию Хаоса, вполне согласны на такое и не обращают внимания на этот факт, вместо этого, концентрируя все свои беспокойства и заботы на возможности быть схваченными охотниками на ведьм. Это понятно и разумно, поскольку это действительно большая опасность для них.

Охотники на ведьм, или Святой Орден Храмовников Зигмара, как они правильно называются, прилагают все усилия, чтобы с корнем вырвать все следы скверны культов Хаоса из Великой Империи Зигмара. Сталкиваясь с опасностью, представляемой охотниками на ведьм, всем культам Хаоса в Империи приходится оставаться подпольными организациями, а их членам – в тайне вести двойную жизнь. В противоположность устрашающим чемпионам и воинам Хаоса, что с гордостью заявляют о своей верности и во всеуслышание кричат о своих целях, лидеры и посвящённые культов Хаоса должны скрываться за обычной внешностью. Хотя мне неизвестны имена, но согласно моим источникам, такие есть среди высшей знати, военачальников, богатых торговцев, и даже, хоть мне и противна сама мысль об этом, религиозных лидеров, что повернулись спиной к своим благим богам и приняли путь Хаоса.

Возможно, культы Хаоса наиболее часто встречаются среди преступных элементов какого-либо города. Относительно легко скрыть деятельность культа внутри другой деятельности, которая также секретна и незаконна, но не представляет интереса для охотников на ведьм. Посредством подкупа и коррупции в политике, лидер культа может управлять криминальной империей, не притягивая внимание охотников на ведьм, и вербовать новых членов культа с помощью этой организации. Таким образом, культ может совмещать финансовую и подрывную политическую деятельность с помощью своей организованной преступной деятельности, а также тайной силе демонического покровителя культа.

Магус Культа

Любой, кто достаточно глуп и решителен, может основать свой собственный культ Хаоса, но только тот, кому удалось привлечь внимание своего божества-покровителя, или хотя бы его демонического служителя может по праву называть себя Магусом. «Магус» - это особая форма термина «маг», который сам является сокращением от звания магистра, который является формальным способом обращения к лицензированному волшебнику или заклинателю. Власти Империи применяют термин Маг для описания лидеров культов, что посвятили своё тело и душу служению Хаосу и получили некий знак одобрения (или «Метку») от своего божества-покровителя. В обмен на неизвестные услуги Силам Хаоса, Маги рассчитывают получить награды и благословления почти так же, как и честоюбивые чемпионы Хаоса. Итак, власть, личная слава и самоудовлетворение являются наиболее обычными целями, которые заставляют потенциальных Магов становиться теми, кто они есть.

// Подпись к картинке: Магус культа, претерпевающий всё большее воздействие со стороны Сил Хаоса, может подвергнуться всем видам ужасающих мутаций.

Магус связывается с его или её божеством-покровителем с помощью различных средств, включая гадание, транс и различные виды ритуальной магии. Если же магус особо отмечен, его покровитель может наградить его фамилиаром, чтобы тот действовал как посредник между ними. Фамилиары бывают разных видов и форм. Наиболее распространены животные, также известны озорные демоны; и даже материальные артефакты, такие как мечи и зеркала, даются как фамилиары.

Какой бы посредник не использовался, когда магус получает указания от своего покровителя, его долгом является передать эти инструкции подчинённым ему культистам. Они могут быть чем угодно, от расположения соперничающих культов или других врагов до совета или сведений о грядущих событиях. Это даёт магусу и его культу огромное преимущество, когда он начинает заниматься торговлей, азартными играми или вдаётся в открытое противостояние с властями, и это будет длиться до тех пор, пока Покровитель благосклонно относится к магусу.

Когда силы магуса увеличатся, он может обнаружить, что последователей его культа стало слишком много, и ему не под силу контролировать их лично. Это особенно верно, если он начал приобретать обезображивающие мутации, которые являются неотъемлемой частью благосклонности Бога Хаоса. В этих случаях магус больше не будет способен иметь дела с посторонними людьми, и ему придётся назначить нескольких аколитов, чтобы они выполняли данные поручения от его лица. Эти аколиты будут самыми преданными из всех последователей магуса. Всегда есть риск того, что однажды столкнувшись с обезображивающими мутациями их магуса, и вследствие этого ужасающей правде о почитании Хаоса, рядовые последователи культа могут быть искушены предать своего повелителя. Однако с  преданными ему аколитами, действующими в качестве посредников, магус может продолжать управлять своим культом из-за кулис. Это необязательно уменьшает влияние магуса, потому что в то время как собратья-культисты видят его всё реже и реже, он может начать казаться ещё более загадочным источником мудрости и силы.

Ковен и организация культа

Самых важные члены любого культа иногда называются «ковеном». Этот внутренний круг посвящённых и аколитов состоит из наиболее доверенных слуг магуса, а также тех культистов, которые были отмечены каким-то образом силой их покровителя. Только ковен напрямую контактирует с магусом, и именно они помогают совершать богохульные церемонии и обряды жертвоприношений, чтобы вызывать демонов или связываться с их покровителем. Как правило, если даже основная часть культа не знает об истинной природе их верований и практик, то ковен знает об это наверняка.

Остальная же часть культа состоит из рядовых послушников. Число их может разниться от сущей горстки до многих тысяч, в зависимости от влиятельности культа, к которому они принадлежат. Для всех людей вне их культа будет казаться, что они ведут нормальную жизнь, возможно даже занимать уважаемое положение в том обществе, к которому они принадлежат. Тем не менее, их истинная преданность всегда будет принадлежать культу. Эти рядовые послушники являются кирпичиками, из которых создаются тайные монументы Хаоса внутри нашего общества. Хотя они редко знают истинные цели своих культов, они будут стараться привлечь новых членов из числа своих семей и друзей, что гарантирует то, что потенциальные враги внутри их сообщества встретят свой конец. Только если культу необходимо восстать против местных властей, то его члены явят свою истинную преданность и возьмутся за оружие под командованием своего магуса.

Деятельность культов внутри нашей возлюбленной Империи

Культы могут быть любого размера. Часто они процветают под личиной добропорядочной организации или братства, множество членов которой могут даже не понимать, что они служат интересам Хаоса – по крайней мере, пока не станет слишком поздно, чтобы что-нибудь предпринять в связи с этим. Создавая такие организации, магусы могут проникать во все слои человеческого общества, готовясь ко дню открытого восстания.

Радикальные религиозные или политические организации служат очень хорошим прикрытием для культов Хаоса, так как подобные организации обычно притягивают властолюбивых и психически неуравновешенных людей – идеальная почва для вербовки в подрывные и губительные культы. В случае если организация достигает особенных успехов, то она может приобрести настоящее влияние и силу. Известно, что за торговыми гильдиями тоже может скрываться культистская деятельность, и они довольно часто становятся объектами проверок охотников на ведьм. Манипулируя торговлей и местной экономикой, культ может вызвать обширную дестабилизацию и страдания. Обычно это происходит без упоминаний того, что там, где деньги быстро растут, есть коррупция, и культисты могут пользоваться этим к большой своей выгоде.

Как я уже упоминал ранее, известно, что тайные культы в прошлом скрывали свою истинную природу за внешностью разрешённых религий. Безусловно, если жрец одной из этих религий обратится к почитанию Хаоса, то вероятно, что и вся его паства будет сбита с пути истинного с помощью незаметных манипуляций с догматами вероучения и практиками. Истина такова, что крестьяне нашей страны доверяют своим проповедникам и жрецам настолько, что они могут совсем не догадываться, что то святилище, куда они прежде приходили молиться, стало тёмным алтарём Хаоса.

Культы и ведение войны

Культы Хаоса всегда готовы к опасности разоблачения, и будучи раскрыты, могут надеться защититься только с помощью оружия. Даже те культы, чья власть основывается на торговом или политическом влиянии, показывают свою готовность к борьбе, если это необходимо. Вне зависимости от того, большие они или маленькие, каждый культ, раскрытый на сегодняшний день, имел план того, как избежать ареста и выжить.

// примечание на полях: Когда культ прибегает к оружию, последствия трудно предугадать.

Культы Хаоса не останавливаются ни перед чем, когда затронут вопрос их защиты. Они собирают большие запасы оружия и снаряжения, а также часто пытаются проникнуть в местное ополчение и развратить его. Более могущественные культы могут вызвать помощь различных преступников или отряды Хаоса, или у них могут быть соглашения с другими культами о помощи в случае нужды. Хотя не все из них охотно готовы присоединяться к другим культам, но в случае, когда всем им грозит общая угроза, многие откладывают свои разногласия ради общей цели. Это означает, что экспедиции, посланные в какой-то регион, чтобы найти и уничтожить раскрытый культ, иногда обнаруживают, что против них борются много большие силы, чем ожидалось.

Временами, (по крайней мере, как мне говорили), магам некоторых культов удавалось вызывать различную помощь Гибельных Сил из-за Северных Пустошей. Когда такие культы вынуждены вести войну, это воистину страшно, потому что их сопровождают могучие воины Хаоса, и даже демоническая поддержка, в зависимости от положения культа в глазах его покровителя. Эти силы культистов включают в себя такое большое разнообразие войск, что, как оказалось, войскам Империи очень трудно предположить и определить с чем им придётся столкнуться. Это отнюдь не второстепенная причина, из-за которой я задался этим трудом.

// примечания к иллюстрациям: Один культ Хаоса в Мидденхейме обратился за помощью к банде жестоких убийц, что скрывались в лесах вокруг города. Один из имперских копейщиков, что разгромили эту банду, нарисовал мне этот набросок после того, как столкнулся с главарём отряда. Он рассказал мне, что банда перебила членов культа, прежде чем подоспел его полк .

Главенство Церкви Зигмара

На данном этапе моего исследования я хочу изложить мои собственные взгляды касательно многобожия в нашей возлюбленной Империи.

Большинство религий, которым следуют граждане Империи, являются политеистичными по своей природе, и, хотя я знаю, что этот взгляд непопулярен, я всё же считаю, что именно политеизм оставляет нас открытыми к тайным козням Хаоса. Старые Боги нашего мира настолько разнообразны и имеют так много различных аспектов, что иногда трудно различить, где кончается один бог и начинается другой. Кто может без всякой погрешности сказать, какому непонятному богу поклоняются в маленькой деревушке в северной провинции, например, местному божеству-прародителю, какому-то аспекту воинственного Ульрика, или же, на самом деле, какому-то аспекту самого бога насилия, Кровавого Кхорна?

Невозможно определить с какой-либо большой достоверностью, где заканчиваются аспекты Старых Богов и начинаются аспекты Богов Хаоса. В более ранних исследованиях я изучил как Бог Убийства, Каин, и Бычий Бог тех немногочисленных гномов, что пали в Хаос, могут оба быть отражениями сущности Кхорна. Если это верно, кто может сказать, где Ульрик, мидденхеймский бог битвы и зимы, и Мирмидия, тильянская богиня войны, кончаются, и где начинается Кхорн?

Для того чтобы увидеть настоящие опасности многобожия в нашем обществе, нужно только обратить свой взор к странным религиям Норски, где все боги и демоны, благие или нет, почитаются в одном великом пантеоне. Если многобожие ведёт нас к признанию всех богов как единого пантеона, то нужен лишь маленький шаг для того, чтобы начать бояться самых грозных богов этого пантеона, а затем активно искать способы умиротворения этих богов, или начать особо их почитать, чтобы быть уверенным, что они не нанесут вреда.

Это искушение умиротворить потенциально опасных богов – особенно для тех из нас, кто живёт в трудных и опасных условиях – реально и гибельно. Если бы каждый мог попросту выбирать и принимать богов в зависимости от своего расположения духа, то как легко было бы обратиться к Кхорну за силой во время войны, или к Нурглу во время чумы, или к Слаанешу, когда жизнь кажется унылой и скучной?

// примечание на полях: Я должен быть осторожен, подобные мысли могут счесть радикальными, если не еретическими.

Тогда, можно ли с уверенностью сказать, что для всех граждан Империи будет здравомысленнее держаться Святого Зигмара как нашего единственного бога? Подобно гномам и их Богам-Прародителям, Зигмар был рождён среди Его народа, как один из нас, прежде чем он возвысился до божества. Он объединил нас, выковал эту великую Империю, которой завидует весь мир, и Он научил нас, как бороться с силами энтропии. Мы знаем, кто Он такой, и чего Он хочет от нас; Его единственный аспект – это наш возлюбленный Бог-Император, Зигмар Млатодержец.

Культ Зигмара уже является государственной религией нашей Империи. По моему твёрдому убеждению, мы должны пойти ещё дальше. Мы, священники и клирики Зигмара, должны ходатайствовать за то, чтобы наша вера стала единственной религией Империи. В конце концов, не будь она создана Им, то она никогда бы не появилась на свет. Чтобы начать этот процесс, мы должны отдалить себя от множества культов Старых Богов и прекратить называть самих себя «культом». Мы представляем истинную религию нашей Великой Империи и мы должны утвердить себя как Единственно Истинную Веру.

Даже среди некоторых членов моей собственной веры мои мысли считаются радикальными. Но чтобы выжить в надвигающейся тьме, мы все должны стать радикалами, иначе Империя и всё человечество могут быть прокляты навеки.

// примечание на полях: Если бы мы все почитали одного истинного бога, подобным созданиям было бы затруднительно скрывать свой мерзкий лик от нашего праведного взора.

 

Почитатели Слаанеша

Главным образом, обзор культов Слаанеша, и незаметного разложения ими нашего общества. Также рассматриваются причины того, почему люди связываются с такими опасными группами.

Став сведущим во множестве теорий и легенд, окружающих Бога Наслаждений, я получил особое разрешение от своих настоятелей, чтобы увидеть и допросить убеждённых еретиков, ожидающих казни в темницах охотников на ведьм.

Большинство пленников, с которыми я говорил, были арестованы по обвинению в извращениях и осуществлению запрещённой деятельности, при этом только несколько из них открыто признались в поклонении Слаанешу. Похоже, что эти немногие, по существу смирились с беспокойством о своей ужасной судьбе, и были более чем рады дать мне пояснения по поводу своих верований и практик, хотя никого из них не удалось вытянуть на разговор о том, насколько широко их деятельность была распространена в нашей возлюбленной Империи.

Достаточно сказать, что Слаанеш не столько бог воинов, сколь бог эстетов и художников, а также любовников и сластолюбцев. Именно поэтому среди южных народов больше всего Его почитают в больших и богатых городах, где потворство своим желаниям и гедонизм самые обычные вещи.

// примечание на полях: Ритуалы поклонения Слаанешу требуют множества странных практик – например, ношения звериных масок.

Самые безрассудные почитают Слаанеша под Его собственным именем. Слаанешитский принцип оправдания всякого каприза и вкушения всех пороков, делает Его самым популярным из божеств Хаоса среди праздных богачей. Они рассматривают поклонение Ему как возбуждающее отступление от их скучных жизней, полных богатства и конформизма.

Однако здесь есть и скрытая причина, по которой некоторые обращаются к искреннему поклонению Слаанешу: власть. Для истинно преданного служителя, у которого есть амбиции шагнуть за пределы роли рядового культиста, награда может быть по-настоящему велика. Ибо во власти Слаанеша наделять тех Своих последователей, к которым он больше всего благоволит, частью Своей собственной сияющей славы. Любой такой смертный потом будет боготворим за его ошеломляющую красоту и изящество, завоёвывая расположение среди людей своего круга без всяких на то усилий.

Это заставило меня задаться вопросом – как много лордов и государственных деятелей обратились к Слаанешу для того, чтобы сохранить свои позиции во власти, или чтобы получить поддержку и уважение от своих сотоварищей? Боюсь, что любое предположение, на которое я отважусь, будет слишком низкой оценкой.

Хотя, несмотря на всё это, значительное число тех, кто почитает Слаанеша, не отдают себе в этом отчёта. Возвращаясь к докладам охотников на ведьм, двое из каждых трёх схваченных культистов, почитающих удовольствия, выглядят удивлёнными, когда истинная природа их культа открывается им. Но, справедливо это или нет, охотники на ведьм, считают, что незнание о ереси не освобождает от ответственности, которую она влёчет за собой. Эта злополучная группа «невиновных» была проклята, неосознанно посвятив самих себя Слаанешу своим страстным вожделением и пылкими мольбами о том, чтобы изведать удовольствие большее, чем то, которое даёт им их обычное каждодневное бытиё.

Такие люди редко становятся извращенцами или демонологами, но они попались в ловушку медленно надвигающегося пристрастия и декадентской чувственности, что появляются с первыми благословлениями Слаанеша. К тому времени, когда эти безнадёжные рабы пристрастий присоединяются к культу Слаанеша, они должны непременно находиться в поиске разнообразия новых ощущений и занятий в своём безумном желании смягчить ужасные страдания, что остались у них от полного отсутствия наслаждения в их жизнях.

Первые несколько шагов на пути к Слаанешу легки для этих людей, и даже доставляют удовольствие. Однако путь становится намного трудней за очень короткий отрезок времени. Как только человек принимает Слаанеша как своего господина и госпожу (хотя я и говорил об этом боге как о «Нём», в действительности же он не мужчина и не женщина – или возможно сразу оба), все приносящие удовольствия ощущения становятся более яркими и чистыми. Но это дорого обходится. Цена этой «награды» такова, что никакое начинание не принесёт того же самого удовольствия во второй и третий раз.

Поэтому, благословление Слаанеша можно сравнить с сильным наркотиком. Чем больше было впечатлений от первых нескольких проб, тем больше человек будет жаждать испытать их вновь. Но с каждым разом зависимость от него растёт, в то время как часть впечатлений теряется. В конечном счёте, впечатления должны разыскиваться только для того, чтобы привести себя в нормальное настроение, но удовольствие, которое он однажды получил, уже давно усохло.

Таков Слаанеш.

Несмотря на то, что кто-то может встать на путь Слаанеша с невинными намерениями (возможно, чтобы лучше понимать или творить предметы искусства, например), самой заслугой того факта, что он принял это недоброе божество, является то, что первоначальное намерение исчезает, сменяясь отчаянной жаждой новых ощущений. Создаётся впечатление, что Слаанеш усиливает ощущение удовольствия у новообращённых только затем, чтобы намеренно поглотить это удовольствие вместе со способностью ощущать настоящее наслаждение от чего-либо когда-нибудь вновь, оставляя на его месте ужасную жажду чего-либо нового. Таким образом, обратившиеся к Слаанешу подталкиваются ко всё большим чувственным воздействиям и, в конечном счёте, к упадничеству, в своём нескончаемом поиске новых удовольствий в жизни. Нужно сказать, что совсем скоро обратившиеся к Слаанешу становятся крайне пресытившимися и всё более безрассудными индивидами.

Однако поглотив всё изобилие чувств Своего нового служителя, Слаанеш продолжает требовать от Своих последователей углублять и испытывать удовольствие, от которого Он Сам произошёл. И этим опустошённым и циничным индивидам приходится искать помощи от тех, кто понимает их ужасную жажду, и, поступая так, они совершают следующий шаг на своём пути к вечному проклятию. Они вступают в культ.

Единственные требования, необходимые для вступления в действующий культ Слаанеша – непоколебимая преданность, энергичное распространение, преследование удовольствий и готовность исследовать каждый способ получения наслаждения до самого его конца. Это должно исполняться вне зависимости от любых общепринятых правил приличного поведения и законов. Как только эти клятвы будут принесены, и надлежащие жертвоприношения будут совершены, цвет как бы возвращается в мир для посвящённых, и они вновь становятся свободны испытывать и экспериментировать с наслаждением.

Пометки на полях: Как легко попасться в эту ловушку! Я очень рад, что моё воспитание и образование достаточно закалили меня, чтобы отвергнуть подобные искушения.

Дальнейшая цена, тем не менее, лежит по ту сторону окончательного проклятия души посвящённого, поскольку посвятив себя Слаанешу, только самые извращённые и порочные деяния будут возбуждать удовольствие посвящённого. И, таким образом, Слаанеш порождает иное поколение Своих садистских последователей; гедонисты стремятся развратить все правила и законы, которые необходимы для выживания цивилизации.

Вступив в культ, посвящённые получают доступ к прекрасному новому миру ощущений, которые, они никогда не смогли бы испытать в своей обычной жизни. Они могут вкусить всякое чувство, всякий порок и всякий разврат, который человеческий разум может вообразить (и множество тех, которые человеческий разум вообразить не может). Какая бы сохранившаяся мораль или убеждения у них не могли остаться от их жизней до присоединения к культу, скоро они размываются нескончаемым потоком телесных, интеллектуальных и эмоциональных удовольствий.

Организованное поклонение Слаанешу обычно принимает форму больших оргий, где всякий порок и извращение почитаются как священные. Все приветствуются в культах Слаанеша, и не нужно особых способностей или умений, чтобы стать их приверженцем. Для тех немногих, кто уже встал на дорогу к Слаанешу, сознательно или нет, присоединились к культу и присягнули своими душами и телами на вечное служение Князю Хаоса это единственный путь испытать удовольствия, которых они так отчаянно желают.

 

Сравнительное жизнеописание и печальная судьба братьев фон Готтлиб

Точный перевод с тёмного наречия ужасной легенды о братьях фон Готтлиб. Да послужит эта история предостережением для любого, кто жаждет власти и славы.

Слушайте же рассказ о Лотаре и Иоганне фон Готтлиб, выросших среди шелков и кож тончайшей выделки. Как часто бывает среди людей, в своей смертной жизни более всего они желали власти, славы, успеха и всего, что им сопутствует. Они были честолюбивы, как их отец, но о нём я говорить не стану, ибо старый барон ещё не сошел в могилу.

Тьма была в сердцах братьев. Они слушали, наблюдали и учились, но мало понимали из того, что узнали. Слаанеш совратил Лотара, нашептывая ему обещания бесконечных удовольствий. Кхорн ничего не обещал второму брату, но тот ничего и не требовал взамен. Иоганну уже доводилось убивать, и это занятие пришлось ему по вкусу.

Какое презрение друг к другу зародилось в братьях! Как часто любовь достойным сожаления образом превращается в ненависть!

Преследовал ли Иоганн Лотара, желая его смерти? Или же он сам бежал порочных удовольствий, которых Лотар искал в его обществе? Теперь это не имеет значения. Ненависть заставила их покинуть дом и отправиться навстречу уже ждавшим их Тёмным Богам. Оба они решились добиться успеха на предательском пути Хаоса, и ненависть стала им первой опорой, а взаимное отвращение – первым шагом к цели.

«Твое восхождение будет легким и быстрым!» – сулил Слаанеш.

«Истинный воин не знает страха!» – рычал Кхорн.

Так началась борьба за власть – борьба, в которой возможны были только два исхода: или торжествующий крик, что издаёт при рождении новый демон, или же идиотское бормотание отродья Хаоса, когда-то бывшего человеком и теперь навсегда отмеченного смрадом собственной неудачи, проклятого Провидением и оставленного Милосердием. Но какой удел страшнее? Кто решится судить?

Иоганн фон Готтлиб, убийца и лиходей, преданный слуга Кхорна. Кровавый путь, который он избрал, вёл его все дальше в глубины Хаоса. Безрассудным был он, убив в первый раз, но по мере того, как множилось число его жертв, всё тише для него становился голос разума. Каждая новая смерть укрепляла над ним власть Кхорна, с каждой каплей пролитой крови всё больше ценил бог своего слугу. Но именно последняя жизнь, которую Иоганн забрал, ещё будучи человеком, позволила ему действительно показать себя: он сразил одного из чемпионов самого Кхорна.

Иоганн взревел, возвещая свою победу небесам. Кровь убитого чемпиона была пролита в честь Кхорна, но доспехи противника, выкованные в далёких кузницах Хаоса из металла, что был чернее ночи, предназначались Иоганну. Он крепко стоял на избранном пути и чувствовал в себе достаточно сил, чтобы завершить восхождение. Тогда-то тьма, что жила в нём, вырвалась наружу, и два ужасных рога, видом подобные тем, что носит телец, увенчали его виски. Так Иоганн был отмечен в качестве слуги Кровавого Бога.

// Стр. 114. Рукописная вставка: Последствия сношений с губительными силами действительно удручающи. По моему мнению, облик этого чудовища сам по себе служит достаточным предостережением другим.

Что же сталось с другим братом? Множество дорог ведут к Хаосу, и Лотар устремился по выбранному пути с исключительным рвением и страстью. Он не знал преград. Любое существо, будь то мужчина, женщина или ребенок, живые и мертвые – все в равной степени могли стать жертвой его греховности. Но его верования оставались скрытыми. Глупцы удивлялись, почему на руках Лотара всегда были перчатки, и сочувствовали несчастному, очевидно, в столь юном возрасте страдавшему от ревматической болезни. Однако правда заключалась в том, что тварь, обитавшая внутри него, наконец, проявила себя, и на тонких, искусных пальцах Лотара выросли длинные изогнутые когти. Слаанеш оставил на нём свою первую отметину, и Лотар носил это позорное клеймо с гордостью, не признающей истины.

Число тех, кто предаётся невоздержанности во имя Слаанеша, несомненно, велико, и Лотар присоединился к одной из таких сект. В её рядах он быстро достиг значительного положения, ибо разум его наилучшим образом соответствовал целям тех, кто возглавлял секту. Он был сообразительным и изобретательным, а оригинальность и живость его вклада в дело культа доставляли немало радости соратникам.

По мере того, как укреплялась тайная репутация Лотара, всё более явными становились его убеждения. Уже не только руки его были отмечены Хаосом: новый изъян стал для него чудовищным украшением. Язык его и раньше был орудием красноречия, благодаря которому легковерные души поддавались соблазну и служили Лотару в его оргиях и ритуалах. Теперь же он, оставаясь инструментом лукавства, удлинился и приобрел противоестественную гибкость, уподобившись кнуту, способному на самый жестокий удар.

Преследуемый охотниками на ведьм, Лотар обратился в бегство и, в конце концов, достиг северных пустошей и Царства Хаоса, что лежало за ними. Там, уже будучи чемпионом Слаанеша, он встретил лицом к лицу тех, кто преследовал его, и убил их, навсегда прокляв земли, где был рожден. С тех пор ничто не могло помешать Лотару распространять на своём пути скверну так, как он считал нужным, и он с новыми силами посвятил себя служению Слаанешу.

Что касается Иоганна, то благосклонность Кхорна к нему непрестанно росла. Его жестокий путь был отмечен кровью и черепами: кровь Богу Крови, черепа – к Трону Кхорна. Смерть не знала отдыха там, где ступал Иоганн.

Постепенно рассудок покинул его, и на смену пришла только жгучая ненависть ко всем, кто был слишком слаб для жизни воина. Эта ненависть терзала его сердце и отражалась в следах, что время оставило на его лице. Молодой человек, гордившийся своей приятной внешностью, обратился в Иоганна Зверя. Когда-то красивое лицо вытянулось, превратившись в оскаленную морду огромного гончего пса.

// Стр. 115. Рукописная вставка: Рога – частая отличительная черта фаворитов Хаоса.

Новый облик Иоганна в точности воплощал его сущность. Он стал охотником на людей, а сам более человеком не был. Осталась только внешняя оболочка, внутри которой жили разум и душа слуги Кхорна.

Кровью и смертью он заслужил расположение Кровавого Бога, которое удерживал, убивая всё новых жертв. По мере того, как могущество и власть Иоганна росли, он всё более возвышался среди прочих Избранных Кхорна. Чем выше он поднимался, тем шире становилось его влияние, а поступки - свирепее. Часто даже воины его отряда, по слабости духа колебавшиеся при выполнении приказов своего бессердечного повелителя, встречали смерть от его руки.

И так, уверенно продвигаясь к цели, Иоганн лишился последних человеческих черт в своём облике. На плечах его появились две новые руки, а сверхъестественные доспехи, созданные из материи Хаоса, изогнулись, меняясь в соответствии с его новым телом, и стали ещё более сложными и вычурными.

Другой фон Готтлиб также достиг многого. В ходе тайного ритуала в награду за преданность Слаанешу Лотару был пожалован личный доспех. Он был сделан из бледных кож, наделенных магическими свойствами и, возможно, когда-то покрывавших тела ангелов и демонов; однако мягкость кожи была обманчива. Новый доспех окончательно отметил Лотара как одного из Избранных Слаанеша – осквернителя и искателя удовольствий.

Теперь он и ненавистный ему Иоганн были равны по статусу, хотя ненависть, которую он когда-то испытывал к брату, уже стала частью почти забытого прошлого. Он редко вспоминал ушедшие дни, так как память о том, кем он был, заставляла его понимать то, во что он превратился, – ведь скверна Слаанеша поразила не только его душу. Плоть Лотара не избежала мутаций, сопутствовавших его верованиям, и с каждой наградой от покровителя, которому он теперь служил, тело его всё больше подчиняло себе разум, отвлекая мысли от доступных удовольствий.

Иоганна же ничто не отвлекало. Способность мыслить – проклятие слабых и предателей – угасла в его разуме, утонула в водовороте смерти и разрушения. Он уверенно шёл к могуществу, и путь его был омыт кровью тех, кого он убил во славу своего повелителя. В своей преданности Кровавому Богу он достиг немалых высот, но его восхождение ещё не было завершено. Он всё ещё был смертным, однако в руке его уже был демонический клинок – создание тьмы, облачённое в новую форму с острым и жадным до крови лезвием. Когти на его эфесе прочно удерживали верность Иоганна.

Иоганну доставляло удовольствие носить оружие и доспехи, отмеченные знаками Кхорна, и давно уже прошли времена, когда его еще можно было принять за обычного человека. Но он и не желал этого. Он был наделён силой многих мужчин, а по кровожадности и животной хитрости не уступал самым свирепым хищникам. Он утвердился в своём выборе и более не знал сомнений.

Сомнение порождает сомнение, и неуверенность Лотара принесла обильные плоды. Раздумья угнетали его так же, как и боль от последних изменений, что претерпевало его тело. Глаза Лотара, столь же умело, как и язык, помогавшие ему сломить сопротивление упрямой жертвы, теперь сливались в одно гигантское око. Вполне возможно, что Слаанеш обрёк его на эту трансформацию в качестве наказания, ибо тот, чьей любовью пренебрегают, всегда мстит.

Лотар остановился на своём пути к власти и заново открыл простую истину: поднявшись к вершине, не всегда можешь безопасно спуститься вниз. Он чувствовал себя в ловушке и не мог ничего сделать, он был обречён идти только вперёд, вверх, но ему не хватало мужества и веры, чтобы сделать последний шаг. И Лотар оступился. Мысли, исполненные боли и удовольствия, истерзанные тревогой и сомнением, наконец, полностью овладели им, и он лишился нечестивой благодати своего бога, и был отринут в бездну, уготованную тем, кто стал бесполезен. Жизни людей более сильных, чем он, разбились о скалы Хаоса; те, кто был слабее Лотара, скорее предпочли бы покончить с собой, чем разделить его долю как отродья. Однако в Лотаре была особая сила: после падения его желание служить Слаанешу разгорелось вновь, и преданность вошла в его искаженную сущность, подобно ядовитому сорняку. Превратившись в уродливое чудовище, он взревел, принося клятву вечной верности своему тёмному повелителю.

Мучительные изменения изуродовали тело Лотара и лишили его всякого сходства с человеком. Когда-то он был чемпионом Хаоса, демоном, ждущим рождения, принцем, готовым взойти на трон; теперь же он был обречён влачить ужасное и бессмысленное существование. Голову его увенчал зубчатый гребень; единственный глаз возвышался на стебле; из плеч выросли щупальца с острыми когтями на концах; туловище распухло до невообразимых размеров; появилась вторая пара ног, кривых и покрытых шерстью, как у козла. В нем не осталось ничего человеческого.

В тот момент, когда завершилось падение Лотара, к концу подошло и восхождение Иоганна. Второй фон Готтлиб также был ещё больше изменен Хаосом, и теперь за его спиной извивался хвост, на конце которого скалило зубы человеческое лицо. Но такая незначительная деталь не могла смутить Иоганна. Он был всего в одном шаге от вершины, и вот смертный Иоганн убил своих последних жертв. Он не пошатнулся в своей ужасной вере и заслужил последнюю награду от Кровавого Бога. Он достиг пика своих амбиций.

Верный слуга Кхорна пронзительным криком оповестил господина о победе. Иоганн, когда-то бывший человеком, родился заново в теле демона. Уязвимая смертная оболочка, унаследованная от предков, была отброшена без колебаний. Во всех отношениях он стал слугой Кхорна и отныне был воистину бессмертным созданием Хаоса. В его душе воцарились демоническое коварство и жажда разрушения, которую не дано было испытать ни одному смертному. Иоганн взошёл на тёмную вершину, и самые смелые его мечты были близки к исполнению. Смерть потеряла над ним власть, и впереди была вечность кровопролития и убийств…

И вечность же отвернулась от Лотара фон Готтлиба, тоже когда-то бывшего человеком. Тем не менее, ему открылся доступ к страданиям и удовольствиям, о которых он даже не смел мечтать: удовольствие, что дарует ещё теплое мясо, сорванное с костей жертвы, и страдание, которым полнятся протяжные крики, рассказывающие о горечи утраты равнодушным небесам.

Лотар и Иоганн фон Готтлиб. Задумайтесь об их судьбе. Как это свойственно людям, они желали власти, славы, успеха и всего, что им сопутствует. Они были честолюбивы, и путь, который они избрали для удовлетворения своих амбиций, открыт любому, кто осмелится пойти по нему.

Но поразмыслите вот о чем: глупец Лотар, погрязший в грехе и пороке, превратился в Отродье Хаоса, а за Иоганна принимает решения его Повелитель. Так как же они одержали победу над Хаосом, в чем они покорили его? Где теперь те свободные люди, что звались Лотар и Иоганн?

Где же они?

// Стр. 117. Рукописная вставка: Как капризны и переменчивы эти Боги! Как может смертный надеяться, что, однажды ступив на проклятый путь, он будет и дальше сам распоряжаться своей жизнью?

Я собрал множество страниц с подобными рисунками. Я спас их из праведного пламени, в котором охотники на ведьм сожгли дотла последнее убежище Ехидны Лютера, печально известного провидца Нульна. Он утверждал, что эти чудовища являлись ему во сне. Они приказали ему совершать столь порочные деяния, что я не смею поведать о них здесь. Скажу лишь, что их описания заставили содержимое моего желудка извергнуться мне под ноги. Он говорит, что был слишком напуган, чтобы воспротивиться гнусным приказам демонов. Думаю, он просто был трусом. Эти существа и отдаленно не напоминают человека.

 

Малефик Маллакариум

Детальное исследование причин и последствий одержимости и того особого способа,

которым праведники могут изгнать демона из его носителя

За души всех смертных идет война, бесконечная война, и сражения её разворачиваются на суше, на море и, что важнее всего, в сердцах и умах людей.

Много раз мы с отчаянием убеждались, что обитатели Эмпиреев способны появляться в смертном мире, что они часто и проделывают. Однако из-за ужаса, вызываемого этими демоническими сущностями, и разрушений, ими учиняемых, лишь немногие, их видевшие, понимают, насколько демоны ограничены в своей свободе действий.

Демоны – целиком и полностью создания магии, иначе говоря, они – проявление особых психических и духовных энергий. Таким созданиям колдовство необходимо так же, как человеку воздух, и когда они покидают свою «естественную» среду обитания, насыщенную магией, то во многих отношениях уподобляются рыбе, вытащенной из воды. Только по этой – единственной – причине наш мир ещё не пал под натиском обитателей Варпа. Лишь когда ветры Эфира дуют особенно сильно, демоны могут явить себя, и даже в этом случае они не могут оставаться в материальном мире долгое время.

К сожалению, есть и иные способы, благодаря которым эти нечистые твари проникают в нашу реальность, а также существуют глупцы, готовые им в этом помочь.

Демоническая одержимость

Со времени своего сотворения человечество испытывало на себе влияние магии. Магистры Колледжей Магии говорят о Великих Вратах на крайнем севере, через которые чистая магическая энергия просачивается в наш мир. Этой магией пропитано всё, что нас окружает, и поэтому мы живём в тени Богов Хаоса. Хотя Святой Зигмар и показал нам путь к победе и спасению, мы всё ещё уязвимы, ибо мы ведём войну не только с врагами из плоти и крови, но и с высшими силами Хаоса.

Всё живое является в той или иной степени вместилищем для чистых энергий магии, и каждое смертное существо может как производить магическую энергию, так и стать для неё сосудом. Чем выше интеллект существа, чем ярче в нём выражена способность чувствовать и творить, тем сильнее оно влияет на поток этой энергии и тем сильнее ощущает её воздействие. Разумные виды существ теснее всего связаны с Варпом, и их физические тела больше пригодны для выражения воли демонической сущности, нежели примитивные формы жизни вроде растений и животных.

Хотя известны случаи, когда существо из Варпа вселялось в дерево или животное, одержимость такого рода слаба в своём влиянии и даёт демону лишь ограниченные возможности. Демону гораздо труднее завладеть разумным смертным существом, и он пойдёт на это, только если благодаря одержимости достигнет гораздо большего, чем ему придётся потерять.

Существуют некоторые нечестивые ритуалы, облегчающие демону, желающему завладеть человеком, его задачу; также есть и такие ритуалы, которые могут заставить демона войти в смертное тело против его же воли. Больше всего в этих кошмарных ритуалах пугает то, что жертве вовсе не обязательно добровольно уступать демону – ужасный обряд может заточить демона в смертную оболочку, даже если человек всеми силами этому сопротивляется.

И, тем не менее, пока не закончен наш смертный путь, демоны Хаоса не в силах полностью поглотить или поработить наши души. Если бы им была дана такая власть, род людской уже давно пал бы в этой войне. Нет, истина заключается в том, что демон может управлять только телом жертвы и разрушать её разум, душой же он овладеть не может, пока та не будет отдана ему добровольно или в результате некоей сделки, заключенной как с ведома человека, так и без оного.

Добровольная одержимость и демонхосты

Добровольная одержимость, как следует из ее названия, предполагает, что носитель дал согласие на то, что место его души и личности займёт воля демонической сущности. Когда кто-то становится одержимым добровольно, демон, по сути, получает приглашение войти в смертное тело, дабы стать частью некой гнусной интриги или превратиться в безумно опасный объект религиозного поклонения.

Для таких, как я, добровольная одержимость – признак безрассудства за гранью вменяемости, но в рядах разнообразных культов, почитающих Хаос, есть те, кто по собственному побуждению отдают свои тела демонам ради того, чтобы их тёмные повелители могли свободно передвигаться в нашем мире. Я не знаю, понимают ли эти добровольцы, что ради успешного завершения процедуры им придется пожертвовать собственными разумом или душой, или же наивно полагают, что будут на равных правах делить тело с демоном, в них вселившимся. Но не важно, во что верила жертва до того, как ей овладел демон: большинство из тех, кто добровольно отдаёт себя демонической одержимости, становятся не более чем демонхостами – существами, личность и свобода воли которых полностью подавлены вошедшими в них демонами.

Из-за того, что носитель отдаётся демону целиком и по своей воле, а зачастую заодно и продаёт свою душу, демону не нужно прилагать усилий, чтобы подавить волю человека. Носитель как будто предлагает демону поселиться в доме, который уже полностью обставлен. Демоническая сущность вкладывает в смертное тело столько своей силы и личности, сколько оно сможет вместить, и в итоге пожирает душу и разум носителя.

Человеческое тело не приспособлено служить вместилищем для неукротимой энергии, составляющей природу демона, и довольно скоро под влиянием существа, обитающего внутри, тело одержимого начинает меняться. Со временем физическая оболочка носителя деградирует так сильно, что уже не сможет служить живущему в нем демону, и тот будет вынужден уйти обратно в Царство Хаоса. Те, кто добровольно идет на одержимость демоном, не выживают – и тело, и душа их обречены.

Принудительная и «случайная» одержимость

Не важно, насколько праведной жизнью ты живёшь и насколько ты прилежен в отправлении религиозных обрядов – демон может вселиться в каждого.

Ставшие одержимыми против своей воли бывают двух видов: те, в кого демон вошёл в результате воздействия некой третьей силы (например, благодаря козням мага из какого-нибудь культа или действиям демонолога) и те, кто, обратившись к магии без должной подготовки или прикоснувшись к нечистому артефакту, случайно остался без защиты от демонических сил (см. дело Лотара Драка).

// Стр. 119: Здесь изображены двое культистов, которых охотники на ведьм обнаружили в Нульне. Они стояли на страже, в то время как магус культа проводил церемонию, в ходе которой демон должен был явить себя в теле похищенного мужчины. Охотники на ведьм предали огню всю улицу.

//Стр. 120: Демон, полностью подчинив себе носителя, может принудить того совершать деяния, которые показались бы ему отвратительными в обычной жизни.

Физические изменения, которые претерпевает тело несчастного носителя, воистину ужасны.

Через некоторое время облик человека, ставшего вместилищем для демона, начинает меняться, отражая страшные изменения внутри.

Хотя большинство демонов, овладевающих людьми, проникают в реальный мир благодаря определенным заклинаниям и ритуалам, проводимым смертными приверженцами Хаоса, они также способны войти в реальность через разум тех, кто занимается колдовством без должной на то подготовки. Тот, кто наделен скрытыми магическими способностями, но не был обучен их контролировать (таких необученных магов соответственно называют колдунами и ведьмами), может стать тем порталом, через который отдельные демоны проникают в мир смертных.

Много лет Храмовники Зигмара пытаются сдерживать, а при необходимости и устранять угрозу, исходящую от таких незащищенных умов. Случаи, когда демоническая сущность захватывает разум такого самоучки, в целом редки, но зло, которое способен учинить даже один-единственный демон, с лихвой это компенсирует.

В отличие от добровольной одержимости, демон, вошедший в носителя против его воли, мало чем проявляет себя – по крайней мере, вначале. Из-за того, что смертный, ставший его жертвой, скорее всего, попытается отторгнуть нечистую сущность и привлечет внимание к культу или артефакту, с которых началась его одержимость, демон старается скрыть свое присутствие. На первом этапе в тело носителя входит только малая часть демонической энергии, и потому физические симптомы, обычно отличающие одержимого, развиваются медленнее.

Чаще всего демон, ничем не обнаруживая себя, скрывается в самых дальних уголках разума носителя и выжидает там, постепенно отравляя мысли жертвы и настраивая её против окружающих. Таким образом демоническая тварь надеется завоевать доверие носителя или, по крайней мере, обманом заставить его отдать душу во власть демону. Пока идёт этот скрытый процесс, носитель продолжает жить обычной жизнью, не подозревая, что он стал одержимым и что чужая сила медленно склоняет его мысли и действия к служению Хаосу.

Иногда разум носителя оказывается достаточно силен, чтобы заметить демоническое влияние, и начинает сопротивляться ему; но, к сожалению, даже самая сильная воля, вступив в такой более чем близкий контакт с инфернальной сущностью, в итоге терпит поражение. Когда рассудок одержимого охватывает безумие, когда его разум разрушен или поглощён, демон получает полный контроль над его телом. Как только это произошло, носитель перестает что-либо значить для тёмной сущности, и тело его всецело становится телом демона.

Магия по своей природе разрушает реальность; также и демон – наделённое сознанием воплощение магических сил – не может не оказывать искажающее влияние на захваченную им смертную оболочку. Постепенно тело начинает мутировать и трансформироваться, пока не станет страшной пародией на свой первозданный облик. Процесс этот бесконечен, и проявление мутаций, указывающих на присутствие в теле демона, – только вопрос времени.

Но даже когда проявляются эти внешние признаки, демон всё ещё может защитить себя. Проникнув однажды в материальный мир, демоническая сущность всегда попытается найти себе нового носителя, перенести себя в новое тело. Такой перенос столь сильно травмирует первого носителя, что вызывает судорожный припадок и зачастую смерть. Демон же, освободившись, может начать всё сначала в новом теле и продолжать творить непотребства, пока мутации не разрушат очередного носителя.

Признаки одержимости

Хотя в прошлом о несчастных, отмеченных серьёзными физическими уродствами, несправедливо говорили, что на них печать Хаоса, доктрина нашей Святой Церкви призывает к осторожности в таких суждениях и точно определяет несомненные признаки одержимости. Эти признаки таковы: неестественная сила, которой часто сопутствуют припадки и конвульсии; кардинальные изменения в личности; провидение будущего или иная способность узнавать сокрытое; способность говорить на иных языках, которых жертва одержимости ранее не знала.

В зависимости от того, каким видом демонической сущности одержим носитель, могут проявляться и более специфические признаки. Так, непристойное поведение чаще всего провоцируется демонами Слаанеша; с демонами Нургла связаны телесные недуги и ужасающий запах серы и разложения; изменения в характере, выражающиеся в безумных приступах ярости, часто являются признаком одержимости одним из страшных слуг Кхорна.

Есть и другие демоны, которые действуют более скрытно и осторожно, и внешние проявления их присутствия намного труднее обнаружить. Единственным надёжным поводом для объявления кого-либо одержимым являются сильнейшее отвращение, страх и физический дискомфорт, который жертва испытывает при виде священных предметов и текстов, связанных с одним из благих богов (например, Господом нашим Зигмаром).

Экзорцизм

Демоны Хаоса подобны голодным взбесившимся волкам. Пастуху не должно впустую тратить время на ненависть к волку, что нападает на его стадо. Он должен просто убить его.

-- Фолькмар, Теогонист Зигмара.

Экзорцизм – обряд, в ходе которого демоны и злые духи изгоняются из человека. В основном этот обряд в нашей великой вере проводится священниками и охотниками на ведьм, хотя жрицам Шаллии в больничных стенах иногда также приходится совершать свой вариант этого ритуала.

В рамках моего исследования я сам был свидетелем многим обрядам экзорцизма и могу с достаточным на то основанием сказать, что суть их не в том, чтобы просто заставить демона выйти из одержимого с помощью могущественных заклинаний или чего-то вроде. Скорее, чин изгнания – это чисто духовная и религиозная практика подчинения вселившегося демона, в ходе которой обращаются к высшей силе, прося её наложить на демона путы. После этого демона можно до некоторого предела контролировать и принудить его совершать поступки против своей воли. Священник Церкви Зигмара, каковым являюсь и я, взывает, конечно же, к самому Зигмару.

Доподлинно известно, что дьявольские силы Хаоса с полным на то основанием не терпят присутствия Млатодержца. В Священном писании неоднократно говорится об огромной силе, с которой Зигмар противостоял богам и демонам Хаоса. Сам факт, что экзорцизм вообще оказывается действенным, подтверждает справедливость этих слов.

В первых главах «Книги Зигмара» приводится одна ставшая широко известной история, случившаяся в то время, когда Господь наш впервые пересек устье реки Рейк и ступил на земли, что лежали в тени Серых гор. На берегу реки ему встретился человек, которого обвиняли в одержимости злым духом. Как гласит история, этот человек обладал такой сверхъестественной силой, что мог стереть камень в порошок, просто сжав его в кулаке. Многие годы он жил, как юродивый, влача жалкое существование среди гробниц, высеченных в скалах.

// Стр. 122: Рукописная вставка: Истинный облик демона уродует и искажает тело носителя, пока оба не сольются в единое нечестивое целое.

Сказано, что, едва человек этот заметил Зигмара, как демон внутри него сразу же увидел в Зигмаре бога, а Зигмар увидел в человеке демона. Мужчина бросился к нему, моля Первого Императора о милосердии. Своей святой силой Зигмар приказал демону выйти и назвать своё имя. Злой дух не мог воспротивиться приказанию богочеловека, явил себя и заговорил. Голосом, подобным шипению тысячи змей, он рек:

- Имя мне легион, потому что нас много.

Господь Зигмар не устрашился. Он бросился на демона, намереваясь поразить его своим священным гневом, но злой дух бежал в горы. Тринадцать дней и ночей преследовал Зигмар демона, пока тот не укрылся в стволе старого, высохшего дерева. Но он не мог скрыться от Великого Зигмара. Тот увидел, что демон вошёл в покрытый наростами ствол, немедля поднял над головой могучий Гал Мараз и расколол мёртвое дерево, тем самым отправив демона обратно в его тёмное царство.

// стр. 123. Отрывок из «Увещеваний Зигмара»:

  Услышь Меня и подчинись, Враждебный дух! Изгоняю тебя Силой Моей Руки, Железом Моей Воли, Огнём Моего Слова. Изыди из тела Моего слуги! Да не появишься ты снова Ни во снах ночных Ни в дневных помыслах! Беги этого места, Презренный хищник, Нечистый демон! Нагим уйдешь ты по Моему повелению, И волосы твои будут спутаны И ярость твоя обратится ничем Так поражаю Я тебя в этом мире Так низвергаю твои звезды и созвездия И разрушаю жестокие плоды трудов твоих Вечным будет Мой бой с родом твоим И вечно будет Мой гнев Преследовать повелителей твоих Ибо никогда не зайдет солнце Над Моей Империей Пока народ ее признает Меня своим Господом Так Зигмар изгнал злого духа со всеми его чарами и заклинаниями, проклятиями и колдовством, и избавил от него свою Священную Империю.

Из этой истории мы можем сделать два важных вывода. Во-первых, Зигмар, должно быть, внушал демону необычайный страх, потому что злой дух не сделал ни единой попытки вступить с ним в схватку. Во-вторых, Зигмар на самом деле не совершал экзорцизма, потому что ему не нужно было обращаться к высшей силе, чтобы одолеть демона. Он Сам был носителем той силы, что необходима для изгнания и уничтожения злого духа.

Обращая наши молитвы к Зигмару, властью и святостью Его мы тоже можем подчинять себе демонов и приказывать им оставить жертву. Но так как мы – всего лишь смертные и не обладаем Его духовной и физической силой, всегда есть риск, что изгоняемый демон вселится в тело самого экзорциста. Именно по этой причине лишь те из священников и охотников на ведьм, кто крепок в вере и не затронут Хаосом (насколько это возможно для человека), могут стать экзорцистами. Если в прошлом они вступали, намеренно или случайно, в сношения с Хаосом, велика вероятность, что они станут добычей злого духа.

Возможно, именно поэтому капитан охотников на ведьм Рамхелдт ван Хадден в своей замечательной книге "Проклятые и забытые" утверждает, что успех экзорцизма в равной степени зависит как от силы Господа нашего Зигмара, так и от личности самого изгоняющего. Он так описывает охотника на ведьм, наилучшим образом подходящего на роль экзорциста: это человек, обладающий отменным здоровьем, среднего возраста или моложе, он окружен друзьями и коллегами и, благодаря им, тесно связан с родом людским. Далее Хадден говорит, что идеальные кандидаты на эту роль не отличаются высоким интеллектом, они не занимаются преподаванием или наукой, так как эти занятия пробуждают любознательность, которой могут воспользоваться при случае верные слуги Хаоса.

И хотя я первым готов признать, что осмотрительность Хаддена в вопросах, связанных с Хаосом, оправдана, иногда мне кажется, что в своих заключениях он проявляет излишнюю осторожность. Его рассуждения приводят к выводу, что учёные вроде меня, занимающиеся любыми исследованиями Сил Хаоса, обречены на проклятие. Здесь он ошибается.

Очевидно, что к обряду изгнания следует относиться со всей серьёзностью. Каждый отдельный случай должен быть тщательно изучен, и следует приложить максимум усилий, чтобы отличить истинную одержимость от безумия или болезни. Тот, кто будет проводить экзорцизм, должен быть мужественным и смиренным; ему надлежит подготовить себя к обряду с помощью молитв и поста. Лучше всего, если чин изгнания будет проводиться на освященной земле – в храме, церкви или ином подобном месте. Но в зависимости от степени одержимости и упорства злого духа обстоятельства могут сложиться иначе, и экзорцист должен быть готов провести обряд в любом месте и в любое время.

Стр. 124: Рукописные вставки: Эти существа даже отдаленно не похожи на человека! Однако рисунки эти сделаны на основе свидетельств очевидцев – солдат Имперской армии, дислоцированных неподалеку от Кислева.

Эта тварь нечиста как внутри, так и снаружи. Маркиз прячет гниль внутри себя под маской нормального, разумного человека.

Обряд экзорцизма

Возможно, самое мощное оружие в арсенале экзорциста – это его личное поведение, а также непреклонность его диаконов. В ходе обрядов, которым я был свидетелем, специально обученный молодой священник ассистировал изгоняющему. В задачи диакона входит следить за всеми этапами обряда, а если демон решит напасть или попытаться сбежать, при необходимости удерживать одержимого, чтобы тот не ранил экзорциста.

Перед обрядом сам изгоняющий должен очиститься от всех грехов и окружить себя молитвами и благодатью. Сделав так, он будет готов противопоставить свою волю демону.

Хотя ритуалы экзорцизма имеют свои особенности в зависимости от случая одержимости и религии, они все проходят через общие стадии:

Притворство : как только факт одержимости установлен и начался обряд изгнания, демон будет притворяться, что на самом деле его здесь нет и его действия – это естественное поведение жертвы. Главная задача экзорциста на данном этапе – развеять эту иллюзию и обнаружить истинную суть злого духа. Самый трудный и самый важный шаг в экзорцизме – заставить демона говорить и назвать свое имя. В то же время следует всячески избегать пустых разговоров и не вступать с одержимым (а, следовательно, и демоном) в диалог из любопытства; слова заклинания должно произносить с непоколебимой верой, смирением и пылом, так, чтобы они звучали осмысленно и повелительно.

Кульминация: момент, когда притворство демона, наконец, рушится. Насколько я могу судить, исходя из собственного опыта и всех доступных мне описаний, это наиболее безумная стадия ритуала. Демон направляет все свои сверхъестественные силы на то, чтобы создать страшную панику и смятение. Проявления этого могут быть самые разнообразные: яростные выходки, неистовые оскорбления, ужасные видения и звуки, отвратительные запахи, попытки совращения – все зависит от рода демона, вселившегося в носителя. Если злому духу не удается напугать экзорциста или навредить ему, он направляет свою ярость на тело носителя, угрожает ему или ранит.

Голос: перед тем, как наступит кульминация экзорцизма, голос демона превращается в беспорядочные звуки, ужасные и причиняющие физические страдания. Прежде чем обряд перейдет в заключительную стадию, нужно заставить этот Голос замолчать.

Столкновение: в то время как голос постепенно затихает, начинается страшное духовное и физическое давление, которое охватывает все вокруг. Так воля демона сталкивается с волей Зигмара, выраженной в решимости экзорциста. В этот момент экзорцист напрямую вступает в схватку с демоном, побуждая духа раскрыть свою сущность, после чего его можно будет контролировать и изгнать. Демон не желает покидать тело носителя и приложит все силы, чтобы не подчиниться повелениям изгоняющего.

Изгнание: наконец Воля Зигмара сломила сопротивление демона, он повержен, лишен формы и покидает человека, чтобы вернуться в варп. Все участвующие в ритуале чувствуют, как присутствие злого духа рассеивается, но жертва часто не помнит тяжкие испытания, выпавшие ей, – и это при условии, что жертва одержимости выживет и сохранит рассудок, что маловероятно.

В качестве примечания к сказанному выше следует упомянуть вид экзорцизма, широко практикуемый в аравийских землях: чтобы не позволить демону сбежать обратно в Эфир, в момент изгнания его заточают в какой-либо неодушевленный предмет, например, кольцо или сосуд.

Мне же это кажется крайне сомнительным, ибо разве не рассказывают, что экзорцист, наложивший на демона путы, испытывает соблазн удерживать его при себе в качестве сверхъестественного слуги – что даже при самых благоприятных обстоятельствах чревато немыслимой опасностью! Безусловно, именно эта практика породила множество удивительных историй, которые крестоносцы принесли из засушливых земель Аравии, историй о заточенных в бутылки джиннах, исполняющих желания.

…так Зигмар связал демона Азазеля по рукам и ногам и положил его в глубокую расщелину под горой. Затем он поднял грубые и острые камни и бросил их вслед Азазелю, чтобы он не смотрел на свет. Там, под горой, Азазель томился, пока Слаанеш не послал свои воинства, чтобы освободить своего Князя Демонов.

-- Из «Участи Еретика», Книга Зигмара 9:4

Артефакты, одержимые демонами

В заключение я бы хотел четко определить различия между случаями, когда демон вселяется в живого носителя, и когда его заточают в неодушевленный предмет (как упоминалось выше), например, оружие, произведения искусства или строения. Хотя в предметы демоны любого достоинства и ранга могут быть заточены на гораздо больший срок, чем в живое тело, в этом случае для исполнения их планов им потребуется живой посредник. Если артефакт, в котором заключен злой дух, не попадает в чьи-то руки, то демон оказывается совершенно беспомощен, и никак не может изменить своё положение. Вселившись в человека, благодаря смертному телу демон получает достаточную свободу и может строить козни там, где ему заблагорассудится, не нуждаясь для этого в помощи посредника.

// Стр. 126: Рукописная вставка: Демон может вселяться в артефакты и прочие предметы. Я слышал о доспехах (хотя воочию их не видел), внутри которых обитал демонический дух.

Суккубы и инкубы

В дни, когда люди начали умножаться на земле, родились у них прекрасные сыновья и дочери. Демоны Слаа’нета, называемые также Дети Наслаждения, увидели детей человеческих, и возжелали их, и сказали друг другу: "Давайте выберем себе возлюбленных в среде детей человеческих, ибо разум их слаб, а разум дави – нет, души их темны, а души азуров – нет. Среди них мы будем править и родим себе детей.» Но Самаэль, бывший первым среди демонов, сказал: «Этого не случится, ибо сыны и дочери человека смертны, вы же – бессмертны. Сами вы не сможете ни зачать, ни выносить. Вселяйтесь вместо этого в мужчину или женщину, и когда вы будете облечены в их тела, сможете вы зачинать и вынашивать детей».

Вняв словам Самаэля, Дети Наслаждения – а было их всего двести – вселились поровну в тела мужчин и женщин. И взяли эти двести себе возлюбленных, как мужчин, так и женщин, и научили их волшебству и заклятиям, и открыли им срезывания корней и деревьев, и научили изготовлению вина и дурмана, сладкого и крепкого.

Женщины рождали им сыновей, а от мужчин они принимали семя дочерей и вскоре зачинали. И родилось их потомство, но было оно без души, ибо Дети Наслаждения запретили это. Взамен Дети сами входили в юные тела потомков и сами становились сынами и дочерьми смертного мира, внутри себя, сохраняя всю бессмертную силу Эфира.

Существа эти, что были рождены от союза демона и смертного, назывались инкубы и суккубы; мужские и женские злые духи, что были привязаны к миру смертных. Были они могущественными, как демоны, и прекрасными, как самые красивые из людей. Адские духи внутри них не могли ни уйти, ни быть изгнанными в Эфир, ибо они были рождены от смертных мужчин и женщин, и природой им дано было обиталище то же, что и людям – смертный мир.

Суккубы эти и их братья не испытывали ни голода, ни жажды, и не знали ни в чем препятствий. Слабые и невежественные принимали их за богов, и хотя не все подчинялись им, смертные были не в силах свергнуть их. Инкубы и суккубы обратились против родителей своих и пожрали их, забрав жизни и души; и странствовали затем по землям этого мира; и научили людей заклинаниям и чарам по своему усмотрению; и убивали, и требовали поклоняться им. Они научили людей искать удовольствия и наслаждений; дали им науку и искусство, но всегда дела их были во зло и предвещали времена беззакония и войны.

Но сам они обманулись, ибо хотя в этом мире у них была материальная оболочка, делавшая изгнание невозможным, она была смертна. И пусть они не старели, но их можно было убить так же, как можно убить любое существо из плоти и крови, и от небытия их отделяла только сила их рук, волшебная сила их взгляда и яд их речей.

Тогда на юге от царства Суккубов появился могучий воин, вождь людей, молот гоблинов и бог-во-плоти. Когда ему пошёл двадцать шестой год, Зигмар, прозванный Млатодержцем, обратил свой взор к северным пределам земель, которые должны были стать его Империей. Ни суккубы, ни их братья инкубы не могли выдержать этот взгляд, и богочеловек смёл их с пути своего, как ветер сметает сухие листья. Куда бы ни бежали тёмные, Зигмар преследовал их, карал огнем и изгонял в пустоши; так навсегда закончилось их нечестивое царствование.

-- Из «Владений Млатодержца», 12:3-9, Книга Зигмара.

 

Разговор с проклятым

Запись разговора между мной – Рихтером Клессом, и этим бесславнейшим из еретиков – маркизом Альфонсом Дольмансе.

Маркиз Альфонс Дольмансе последний в древнем и благородном роду. Некоторые утверждают, что корни его семьи берут начало от пиратских властителей Сартозы, а в Бретоннию они переселились только после накопления огромного состояния от своей разбойной деятельности, где-то в пятнадцатом столетии Владыки Нашего Зигмара. В любом случае, отец Маркиза, Жан-Шевалье, граф Дольмансе, был могущественным и развращённым человеком; дворянином, который правил мечом и страхом, а не благосклонной политикой. Будучи чрезвычайно распущенным человеком, Жан-Шевалье жил с двумя своими «жёнами», а по слухам, за всю жизнь у него было бессчётное количество любовниц и куртизанок. Несмотря на всё это, Жан-Шевалье был также образованным человеком и свободомыслящим философом, его неоднозначные труды разошлись по Бретоннии, Эсталии и нашей дорогой Империи. Достаточно сказать, что Жан-Шевалье плохо кончил, после чего, его сын, Альфонс Дольмансе, последовал распутному примеру своего отца с пугающим рвением.

Хотя его и отправили для получения рыцарского воспитания, которое требуется для всех юных аристократов Бретоннии, но Дольмансе никогда не прельщал путь воина. Хотя, как говорили, он обладал свирепым нравом и показал немало жестокости на поле боя; он всё не уважал своих наставников, и в нём не было смирения, требуемого для получения рыцарских шпор. Он оставил свои тренировки без оглядки, и говорили, что он ни разу даже не показал ни малейшего сожаления или стыда за такой поступок; поистине ужасная вещь для благородных дворян Бретоннии.

Затем последовала жизнь, настолько исполненная гедонизма и различных конфликтов, что вскоре даже яркая репутация его отца начала меркнуть в сравнении с ним. Прошло немного времени, и Дольмансе предстал перед королём, чтобы понести ответ за своё «низменное и неблагородное» поведение. Этот «ответ» обернулся судебным процессом, на котором появились подозрения в отношении истинной причины развращённости Дольмансе. Некоторые подозревали руку Хаоса в поведении Дольмансе, но Маркиз отринул все подобные обвинения, обратившись к суду с заявлением:

«Я маркиз Альфонс Дольмансе, и в моих венах течёт кровь многих из наиболее знатных и благородных родов этого прекрасного королевства, та же кровь течёт во многих из вас, и по этой причине я заслуживаю того, чтобы быть выслушанным.

Я был рождён для богатства и роскоши, как и все мы, и с малых лет мне говорили, что Судьба и боги оделили меня такой милостью из-за того, что это предначертанное мне право как дворянина Бретонии. Из-за такого воспитания, я стал таким гордым, творческим и вспыльчивым человеком, каким сейчас и являюсь, и я без принуждения признаю, что в прошлом меня забавляло мнение, что все прочие люди были созданы только для того, чтобы подчиняться моим желаниям и что весь мир должен потакать моим прихотям.

Одним словом, я хочу сказать вам, что я сын своего отца, плод того, чему меня научил отец и его собратья из дворян Бретоннии. В действительности, я то, что из меня сделали обстоятельства, и они сделали меня истинным сыном Бретоннии. Я не вижу причины, почему я должен понести наказание за те дела и обстоятельства, которые я совершенно очевидно не могу контролировать».

Через короткое время Дольмансе был освобождён, хотя отныне он был изгнан из Бретоннии. Лишённый милости и высланный из своей собственной страны, Маркиз поселился в вольном городе Мариенбурге. Там он вновь встал на порочный путь, и через некоторое время, его истинная сущность стала очевидна местным властям. Было ясно, что Дольмансе больше не удовлетворяли те мелкие извращения, которым он предавался, и поэтому он предпринял крайний шаг, основав свой собственный ковен, посвящённый поклонению Слаанешу. Успех и размер его ковена был воистину громадным (чему в немалой степени поспособствовали личное обаяние Маркиза и его огромное богатство). Это сподвигло бургомистров Мариенбурга предпринять невиданный доселе шаг и запросить особую помощь у наших Храмовников Зигмара. Охотники на ведьм согласились, поставив единственным условием, что если они найдут достаточно доказательств, чтобы арестовать Дольмансе, то его отправят в Альтдорф, где он будет судим и казнён. Бургомистры согласились, и Дольмансе был схвачен и привезён в Альтдорф, чтобы встретить свою судьбу.

Я был свидетелем допроса Дольмансе самим маршалом Клементом из числа охотников на ведьм, и мне стало ясно, что, несмотря на очевидную извращённость, Маркиз крайне образованный и эрудированный человек. С особым разрешением, данным мне Теогонистом Фолькмаром и властью, которое оно даёт мне над некоторыми положениями канонов, я смог потребовать отложить казнь Маркиза, для того, чтобы получить знания из первых рук по поводу психологии и убеждений культиста Хаоса.

Со своей стороны, Маркиз согласился поговорить со мной, но до тех пор, пока я буду именно говорить с ним, а, не выражаясь его собственными словами, «проповедовать убогую веру зигмаритов». Да этот человек продолжает упорствовать в своей ереси!

Хотя я знаю, что я должен ненавидеть его за его преступления против нашей страны и нашей Святой Церкви, я без принуждения признаюсь, что учёный во мне находит трудным презирать человека, владеющего таким разумом и такими знаниями, как он. Я начал мою беседу с ним, изложив этот самый факт. Далее приводится запись его ответа и последующего разговора:

Альфонс Дольмансе: А почему вы должны, герр Рихтер? В конце концов, моя неудача не столько результат моих собственных мыслей и действий, сколько результат мыслей и действий других, более глупых людей! Я художник, учёный и эстет, и тот факт, что мои верования не соответствуют вашим собственным, это не очень-то хорошая причина для разумного человека, чтобы поддаваться ненависти!

Рихтер Клесс: Это так, Маркиз. Но вы должны признать, что с моей стороны это больше, чем проявление религиозной нетерпимости. Вы поклонялись запретному божеству, которое побуждает совершать самые ужасающие деяния во имя Его.

АД: Это преступление твоей собственной аскетичной религии, которая утверждает, что все творения Богов Хаоса ужасны. Очевидно, что этот довод ничего не стоит. Разве я ужасен? Нет, не отвечай. Я опасаюсь, что этот занудный Зигмар выбил из тебя слишком много рассудка, для того, чтобы ты дал мне честный и обоснованный ответ. Подумай вот над чем: если Боги Хаоса представляют только страдание и мерзость, то у них будет мало приверженцев, а без душ приверженцев, что питают и движут их вперёд, их сила, в конце концов, начнёт исчезать из нашего мира. Почему они должны наносить себе вред, отвращая свою паству?

РК: Значит, ты веришь, что Хаос предлагает нечто иное, чем вечное проклятие?

АД: Конечно, я верю в это! И это нечто большее, чем простая вера, Рихтер. Гораздо большее. Хаос предлагает быстрое исполнение мечтаний и услаждение Самости. И из всех богов Хаоса, Повелитель Слаанеш делает это предложение самым искусительным образом.

РК: Значит, ты принял зло просто для «услаждения Самости», как ты выразился?

АД: Ты забегаешь вперёд, Рихтер. Скажи мне, что ты подразумеваешь под словом «зло»?

РК: Я считаю, что зло, по крайней мере, в случае с культистом Слаанеша вроде тебя, будет означать распущенность и неописуемые извращения, ведущие к себялюбивому, исполненному поиском наслаждений безумию.

АД: О, как это характерно для вас. Что же, я уверен, что некоторые буйные последователи моего Повелителя Слаанеша могут произвести впечатление «распущённых» и «неописуемо извращённых безумцев» - по крайней мере, с вашей точки зрения, но, надо признать, что подавляющее большинство Его смертных последователей – утончённые и образованные люди, такие же, как я. Такие же, как ты.

РК: Я не такой, как вы.

АД: Ты так уверен? Я знаю много священников, что отвернулись от своих угрюмых религий, чтобы вкусить удовольствий Слаанеша. Почему ты думаешь, что ты совсем другой?

РК: Я знаю, что для меня нет ничего привлекательного в жестокой извращённости, которой жаждет ваш отвратительный бог.

АД: Отвратительный? Разве наслаждение отвратительно? Почему ты считаешь, что Повелитель Удовольствий жаждет только извращённости от Своих последователей? Слаанеш, помимо всего прочего, также является олицетворённым проявлением удовольствия, и, что ещё более важно, желания исследовать удовольствия. Ему безразлично, как мы достигаем этого удовольствия, достаточно того факта, что испытываем его.

РК: Ты хочешь сказать мне, что твоему богу нет дела до разврата? Мы оба знаем, что это неправда.

АД: Я не сомневаюсь, что Слаанеша радуют все поступки, что доставляют нам чувственное удовольствие. Но, с позволения сказать, ты слишком зациклен на том, что ты называешь «развратом». Несмотря на весь наш несомненный интеллект, мы, люди, всё-таки создания природы. Всякое чувство или влечение, которое мы испытываем, а также поэтому и каждое действие, что мы совершаем, есть результат нашего естественного состояния бытия, а не просто давления на нас какой-то коварной внешней силы.

РК: Итак, ты утверждаешь, что Слаанеш не потворствует гедонизму во имя Своё?

АД: Вовсе нет. Я пытаюсь сказать, что боги не что иное, как отражения наших собственных чувств и влечений, они результат наших желаний, а не их собственных. Вы не можете осуждать никого из них за то, что они делают, ибо они не больше, чем просто проекции тех процессов, что делают нас людьми. Мы – это они, и они – это мы.

РК: Но Боги Хаоса представляют собой только крайности! Ни в одном из них нет никакой добродетели.

АД: Ох, Рихтер, почему вы, зигмариты, всегда так повёрнуты на «добродетели», как будто бы вы одни являетесь её хранителями? Такой образованный человек, как ты, наверняка изучал историю. Ты должен был заметить, что нет никакой неизменной морали, а есть громада преходящих убеждений, которые меняются от века к веку. И все те вещи, которые ты считаешь добродетелями, они просто поименованные отклики мироздания, обусловленные географией этого мира и той изменчивой средой, которую мы, люди, создали вокруг себя, и которая затем повлияла на нас. «Добродетель» - это слово, рождённое от недостатка воображения и страха экспериментов над тем, что является человеческим, или же, скорее страха увидеть себя тем, чем мы действительно являемся.

РК: Похоже, ты забываешь о своей бессмертной душе, Маркиз. Что с тобой произойдёт, когда ты умрёшь, и твой отвратительный бог придёт, чтобы забрать твою душу? Куда тогда денется твоя развращённая чувственность?

АД: Ага, теперь мне стал понятней ход твоей мысли. Значит, страх наказания в загробной жизни – это та движущая сила, которая скрыта за твоей нравственностью? Я должен был догадаться. Что же, задам тебе вопрос: если Слаанеш действительно продукт и персонификация всех удовольствий и наслаждений, тогда, быть может, он не настолько ужасающий бог, как ты думаешь? Как ты уже успел неоднократно упомянуть, мой бог часто воплощает невоздержанность чувств, но Он также бог удовлетворения, радости и просто удовольствия. Но ты выглядишь скептиком. Я понимаю тебя, Рихтер. Я чувствовал себя так же, как ты чувствуешь себя сейчас, когда я узнал правду. Для нас так легко принять, что этот бог Хаоса представлен лишь в «испорченных» актах насилия или садизме, но намного трудней для нас принять, что Он также продукт чувств, порождённых любовью и эстетическим восприятием. Но это правда. Влияние Слаанеша простирается на все вещи, что приносят нам удовольствие, независимо от того, каким способом оно достигается, или какой вид или форму оно приобретает – и поэтому объемлет все страстные и творческие области деятельности. Хотя я бы мог успешно поспорить с тобой насчёт полного отсутствия всякой загробной жизни, но, если задействовать воображение и представить, что за покровом смерти нас ждёт новая жизнь, то, возможно, моя будет доставлять удовольствия больше, чем та, которую предлагает твой безрадостный властолюбивый бог.

РК: Ты пытаешься расшатать мои убеждения, Дольмансе. У тебя ничего не выйдет. Я читал доклады солдат, что сражаются на наших северных границах. Слаанеш источник страданий и развращённости. И больше ничего.

АД: Если всё так просто, то, как ты думаешь, почему так много художественных и философских учреждений было основано затем, чтобы скрыть культ Слаанеша? Причина, по которой романтики, идеалисты и интеллектуалы тянутся к Слаанешу, заключается именно в том, что Он величайшее создание и покровитель красоты, любви и эстетизма. И все виды чувственных удовольствий от искусства, музыки и дружеских отношений дают Ему силу. Даже то удовлетворение, которое, как я полагаю, ты получаешь от почитания Млатодержца, тоже является формой удовольствия, и, поэтому питает моего Повелителя Слаанеша.

РК: Нет! Я не... Это бессмысленный разговор, Дольмансе. Наша беседа окончена.

АД: Как же ты и твои собратья боитесь простых истин! Спроси самого себя: неужели это так сложно – принять бога, который просит от тебя только получать большее удовольствие от вина, которое ты пьёшь, или от пищи, которую ты ешь? Как соблазнительно будет получать такое же удовольствие от простейших вещей в нашей жизни, как и от великих достижений или умственных усилий? Как может это не быть притягательным?

Я приказал своему писцу прервать запись на этом месте.

Я начинаю постигать коварную и обольстительную природу, которая так свойственна Слаанешу и его служителям. Но я крепок в своей вере. Никому не удастся сбить меня с пути добродетели – и уж в последнюю очередь пресыщенному бретонцу с серебряным язычком.

Я намерен снова поговорить с Дольмансе, поскольку я уверен, что могу узнать от него ещё очень многое. В следующую нашу беседу мне надо не забыть держать тему разговора подальше от наиболее эзотеричных аспектов его верований.

// Подписи к рисункам на стр. 129-130:

Эти безобразные подданные Слаанеша были нарисованы для меня Иоганном Белым. Взглянув на них, я пришёл одновременно в ужас и восторг. Не тратя времени, я поручил ему нарисовать ещё несколько изображений в полный рост, которые и вошли в последуюший раздел. Пусть даже одна из созданных картин немало меня обеспокоила.

Может быть, это итог такого же поклонения, как у Дольмансе?

 

Артефакты Слаанеша

Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Слаанеш и эльфы Ултуана

Краткий рассказ о том, как мне удалось добыть особую информацию касательно этой «старшей» расы, и значительная часть того, что я узнал из таинственного «Даруар ‘тал Минаи».

Во время нашей последней беседы с Маркизом я упомянул, что хотел бы обнаружить некие письменные свидетельства влияния Бога Удовольствий на мир смертных. Следуя его совету, я провёл множество долгих часов за изучением старинных рукописей, что хранятся в тайных библиотеках Колледжа Света. Однако в этот раз я не погрузился в чтение трактатов о Хаосе, в изобилии там имеющихся, а по рекомендации Маркиза обратился к томам, посвящённым древней истории.

Оказывается, Маркиз поразительно сведущ в таких вопросах! Хотя хроники магистров не могут претендовать на полноту, большинство текстов, касающихся времён до эры человека, были переданы им не кем иным, как самим Теклисом из Ултуана – основателем Великих Колледжей магии, - а потому они отличаются как древностью, так и точностью.

Хотя минуло уже почти два века с тех пор, как рукописи были переданы Колледжу Света, письменный язык эльфов настолько сложен, что, к сожалению, переведено было всего несколько строф, причем перевод многих в лучшем случае несовершенен.

Ниже приведен отрывок из «Даруар ‘тал Минаи», летописи Ултуана, который перевел для меня магистр Верспасиан Кант, нынешний патриарх Колледжа Света. В этом отрывке впервые в эльфийских хрониках имя Слаанеша упоминается открыто – возможно, это первое письменное упоминание его имени во всём мире.

«Но, освобождая мир от проклятия Хаоса, сами мы ослабели и стали самодовольны. Мы отринули идею единства, утратили гармонию духа, которая с незапамятных времён делала нас единым народом. Бдительность наша притупилась, и среди тех, кто погряз в праздности и стяжательстве, вновь появились слуги Старой Тьмы. Великолепие Ултуана позволило им жить в довольстве и пользоваться безвозмездно всеми благами, что наш светлый остров так щедро дарил. Они брали, ничего не давая Ултуану взамен, и тем самым позволили Хаосу вновь пустить глубокие корни в почву нашей любимой родины. Эти корни проникали всё глубже в сердца нашего народа, пока, наконец, не выросло ужасное древо, и ветви его протянулись к каждому княжеству светлого Ултуана, и древо сие принесло плоды, и плодами его был Слаанеш».

Больше упоминаний Слаанеша мне в этих хрониках не встретилось, но и этого было достаточно, чтобы пробудить во мне любопытство касательно связи между эльфами Ултуана и Хаосом.

Я спросил у магистра Канта, нет ли в его библиотеках других текстов, посвященных эльфийской истории. Он порекомендовал мне обратиться к другой любопытной рукописи, составленной магистром Волансом, первым патриархом Колледжа Света, также бывшим Верховным патриархом всех Колледжей магии. Кажется, знания и мудрость его наставника (им был упомянутый выше Теклис из Ултуана) настолько поразили Воланса, что он решил посвятить всю свою жизнь изучению эльфов и их культуры. Его сочинения и по сей день являются классическими в этой области.

Вот выдержки из его поистине монументального труда «Старшие расы», представляющие некоторые из сделанных им открытий:

«В отличие от нашей расы, наделённой неутолимым честолюбием и склонностью к соперничеству, Азур ещё на раннем этапе развития их культуры научились укрощать свои агрессивные наклонности. Необычайно долгая жизнь и практически полная невосприимчивость к болезням привели к тому, что в их бытии отсутствует ощущение быстротечности, которое свойственно нашей краткой жизни и которое является источником самых сильных наших страстей и страхов.

При строительстве первых городов и поселений Азур главную роль играли единство духа и стремление к эстетическому совершенству, а развитие сельского хозяйства и животноводства, в отличие от цивилизации людей, было вторичным фактором. Кажется, до тех пор, пока не возникла необходимость отразить первое великое вторжение Хаоса, у Азур не было даже сколь-либо оформленной концепции правительства или монархии.

Примечательно, что на заре их истории Азур были, по-видимому, во многом почти невосприимчивы к влиянию первых трёх Великих Сил Хаоса и их культов; я полагаю, именно поэтому они и оказались не готовы предотвратить своё последующее вырождение. Так велика была их вера в собственные мудрость и красоту, вера в своё превосходство над прочими расами (включая гномов), что населяли этот мир в доисторические времена, что Азур не замечали упадка, поразившего их народ, пока не стало слишком поздно.

По своей природе Азур сильно отличаются от людей, и хотя они похожи на нас внешне, на самом деле они являются совершенно иной расой. Их чувственное восприятие и мыслительные процессы достигли такого совершенства, что любое сопоставление их с человеческими способностями будет бессмысленным и спорным в своей обоснованности. Их эмоции и творческий потенциал так же превосходят по развитию человеческие. Хотя по сравнению с человеком эта раса более склонна к постижению и определению добра и зла, обычный Азур в равной степени способен как совершить самую гнусную жестокость, так и стремиться к самым возвышенным идеалам.

Благодаря столь тонким чувствам и богатому воображению мир для Азур стал практически неисчерпаемым источником чувственного и интеллектуального наслаждения. Даже если они и не предавались разнообразным удовольствиям, окружавшим их со всех сторон, их часы бодрствования были омрачены постоянным искушением.

Именно эта тревога, вызванная неиспытанными удовольствиями, и позволила Слаанешу проникнуть на их родину – остров Ултуан. Особенно сильно был поражен народ Нагарита, ранее оскверненный из-за того, что Аэнарион владел Вдоводелом – ужасным оружием их божества войны, Хаэла-Менша-Кхаином.

Постепенно, шаг за шагом, Слаанеш развивал в Азур эстетические и чувственные склонности – пока на берегах Ултуана не родился первый культ Удовольствия. Маскируясь под личиной познания и творческого самовыражения, культ подталкивал Азур к погружению внутрь себя и эгоизму. Их искусство, спорт, философия и эмоции, ими порождаемые, достигли крайности, и вскоре половина когда-то благородной и возвышенной империи Азур погрязла в самовлюбленности, стремясь только к удовлетворению своих прихотей.

Этот упадок привел к культурному разъединению, которое Азур позже назвали «Раскол», и в результате которого их народ разделился на два лагеря. Одну часть испепеляли ненависть Каина и эгоизм Слаанеша, и их единственным желанием было потакать любым своим прихотям; другая же считала, что такое новое мировоззрение противоречит всему, во что верили Азур. После убийства Короля-Феникса Бел-Шанаара, эти две фракции обрели лидеров в лице второго сына Аэнариона, жестокого Малекита, и Имрика, новоизбранного Короля-Феникса.

С тех пор эти две фракции находятся в состоянии постоянной войны, и раскол навечно разделил детей Ултуана.»

Если эльфы были подвержены влиянию Хаоса за много тысячелетий до того, как возникла человеческая цивилизация, почему же почти нет свидетельств о том, что они становятся воинами в армиях богов Хаоса?

Более того, каким образом эльфам Наггарота удается сохранить свою сущность, несмотря на то, что они ступили на путь поклонения Хаосу? Они почитают его тысячи лет, но, по-видимому, все еще являются хозяевами собственной жизни и культуры.

Я собираюсь более тщательно изучить этот вопрос.

// Рукописные примечания к иллюстрациям:

Стр. 138: Эти ужасные всадники, зачастую не облачённые в броню, в бою мчатся с необычайной скоростью.

Стр. 139: Эти существа жестоки и сильны, но в то же время изящны, как ни один из смертных.

Стр. 140: Защищенные искусными доспехами, эти тёмные родственники эльфов Ултуана вызывают ужас на поле боя.

141: Их зловещие знаки часто выполнены в виде украшений.

В своем грехопадении тёмные эльфы должны были неминуемо стать покорной добычей сил Хаоса, но им каким-то образом удалось сохранить независимость.

 

Дальнейшее исследование эльфов и власти Хаоса

Продолжение предыдущей главы, где особое внимание уделено теории, связанной с падением эльфов, и возможностям, которые это исследование открывает для человеческой расы.

Дальнейшее изучение архива магистров принесло плоды! Как я уже указывал ранее в моих исследованиях, когда люди предаются поклонению Хаосу, очень скоро их интересы и желания вытесняются интересами и желаниями того бога Хаоса, которого они почитают. Почему же тогда эти «тёмные» эльфы не были аналогичным образом поглощены Хаосом? Ведь они жестокий народ, они насквозь пропитаны магией и открыто поклоняются Хаосу и, к тому же, живут в непосредственной близости от Северных Пустошей. Следовательно, можно было бы с полным на то основанием предположить, что их раса должна стать идеальной пищей для богов-демонов.

Однако истина такова, что жители Наггарота не считают себя слугами Хаоса, и тут они правы. Так как же им удалось сохранить свою независимость в самом сердце владений Хаоса?

Кажется, этот же вопрос занимал и Воланса, и в своём трактате он вновь возвращается к данной теме:

«…итак, именно разрушение Полярных Врат привело к сотворению мира в его теперешнем облике, - по крайней мере, так считают Азур. Из-за того, что вследствие их разрушения на огромной территории реальность перестала быть устойчивой, многие из странных существ, обитающих во Владениях Хаоса, смогли так или иначе проникнуть в наш материальный мир. Таким образом, эти существа получили не ограниченную ничем возможность исполнять свои непостижимые прихоти и желания с помощью его смертных обитателей.

В самых старых хрониках Ултуана говорится, что в основном эти существа были небольшими и дикими – вроде тех, кого мы теперь зовем элементалями, феями, бесами, дриадами и сильфами (и это только немногие из их числа) и которые принадлежат миру природы. Но когда пали Врата древних сланнов, в нашу реальность вошли и более крупные и могущественные создания. У этих созданий, сотворенных разумом и волшебством, не было физического воплощения, и они зачастую принимали ту форму, которую им подсказывали явные и безотчетные страхи, суеверия и представления смертных, ставших их жертвами.

Так примитивные божества, которые появились у древних рас в ходе тысячелетней эволюции, внезапно перестали быть только умозрительными образами или понятиями религии – они обрели собственную жизнь, а вместе с ней и собственный характер, и необычайную силу. Воистину, они стали первыми демонами, ангелами и богами Эмпиреев.

Но из Азур никогда не выходили хорошие слуги. Задолго до падения Врат Сланнов у Азур уже было чёткое понимание природы магии и основных законов, определяющих взаимодействие Хаоса с материей и сознанием. Это знание позволило им подчинить себе многих из меньших созданий Хаоса, а с более крупными и высокоразвитыми существами образовать нечто вроде взаимовыгодного симбиоза. Даже не понимая до конца, что они делают, Азур стали приписывать некоторым из этих более могущественных созданий свою волю и чаяния, тем самым превращая их в благих богов, в которых воплотились различные стороны идеалов, надежд и стремлений их расы.

Именно Аэнарион, прозванный Защитником, сделал следующий шаг и позволил самому могущественному из новоявленных богов Азур, Азуриану, использовать себя как вместилище своей силы. В каком-то смысле Аэнарион стал чемпионом Хаоса, но из-за того, что его бог был (помимо всего прочего) воплощением благородства, культуры и веры в себя самих Азур, его противниками стали силы Бесконечного Хаоса, а не его народ. Но, несмотря на успех, Аэнарион зашел слишком далеко и, в конце концов, полностью растворился в сущности божества, которым был одержим.

То, что Азуриан олицетворял всё благое и прекрасное, что было в Азур как расе, не имело значения: Он всё равно был богом, и так же, как бывает с богами Хаоса и их чемпионами, Его замысел в итоге подчинил себе волю того, кто был Его сосудом. Со временем в Аэнарионе не осталось иных чувств, кроме чувства долга перед своим народом, все беды которого легли на его плечи; а когда к гибели его расы добавилась и личная утрата, Аэнарион окончательно вступил на путь, ведущий к забвению. Он обрел Меч Каина и, тем самым, отдал себя во власть богу войны, став вместилищем его силы наравне с силой Азуриана. Никакая смертная оболочка, даже самая могучая, не могла сдержать в себе противоречивые сущности двух богов-антагонистов. Не смог и Аэнарион.

Когда угроза Хаоса была устранена, и Аэнарион навеки исчез из истории Азур, жители Ултуана решили никогда более не допустить, чтобы их боги завладевали ими так же, как они завладели их первым Королем-Фениксом. И по сей день все эльфийские народы чтят своих персонифицированных богов, но не служат им душой и телом, а обращаются к ним за помощью в своих делах, как к священным инструментам и кумирам».

Не думаю, что на самом деле все было так просто, как говорит Воланс в этом отрывке, но я все равно спрашиваю себя: не можем ли мы извлечь что-то полезное для себя из его рассказа о достижениях эльфов в этой области? Какие чудеса мы могли бы творить, если бы род людской был способен подчинять силы Хаоса своей воле, не становясь при этом рабами богов Хаоса и не поклоняясь им?

Сам Магнус Праведный отменил запрет на изучение и использование магии, увидев, как её можно применить для защиты человечества и победы над Хаосом. Следующим шагом в деле, которое он начал, может быть покорение богов Хаоса и обращение их силы нам во благо.

Я понимаю, это опасные мысли, но мы не должны отказываться от них из-за одной лишь опасности. Дольмансе заверил меня, что именно подчинение сил Хаоса было в точности тем, к чему стремились он и его бывшие последователи. Моим первым побуждением было усомниться в этом заявлении, но Дольмансе вызвался раскрыть правду о своих убеждениях и занятиях, если только я дам ему такую возможность. Вероятно, мне следует запретить ему проповедовать его нечестивое и пагубное учение, но он уже не раз помогал мне в исследованиях, и я чувствую, что должен, по крайней мере, дать ему шанс сказать несколько слов в свою защиту.

Я буду молиться, чтобы мой выбор был правильным.

// Стр. 143, примечание: В руках столь вероломной расы магия может иметь самые ужасные последствия.

 

Запретное искусство

Собрание иллюстраций, выполненных художником Иоганном Белым, призванное просветить читателя в том, насколько разнообразен и экстравагантен облик последователей Бога Удовольствий.

// Примечания к иллюстрациям:

Стр. 144: Исполнение этих рисунков я поручил Иоганну Белому, автору иллюстраций и иллюминаций в «Книге демонов страха», одном из фолиантов Церкви Зигмара. Некоторые утверждают, что годы, проведённые за работой над подобными изображениями, не прошли бесследно для его рассудка. Я несколько раз встречался с этим художником и могу сказать, что такие заявления беспочвенны.

Стр. 147: Я едва могу заставить себя посмотреть на этот портрет, являющийся результатом моей неосмотрительности. В одну из наших встреч с Иоганном Белым я пересказал ему несколько пугающе ярких снов, которые беспокоят меня в последнее время. Он очень подробно расспрашивал меня о природе моих сновидений и о существах, их населяющих. Я рад был облегчить душу перед сочувствующим слушателем, и потому не утаил ни одной постыдной подробности.

Когда я пришел к нему в следующий раз, он показал мне это изображение, почти точно воспроизводящее образ демоницы, которая поставила меня во сне в столь неловкое положение. Я был поражен, и до сих пор этот шок не прошёл. Я не могу вынести вида этого рисунка, но в то же время, кажется, что взгляд мой постоянно устремляется на него против моей воли…

31. 5. 2517 ИК

Всей душой я желаю одного: чтобы это исследование завершилось. Меня уверяют, что здесь я в полной безопасности, меня защищают молитвы братьев, и каждый день меня исповедует гроссмейстер моего ордена. И всё же я продолжаю работу с тяжёлым сердцем.

Теперь я вижу, что Дольмансе предал оказанное ему доверие. С нашей первой беседы он делал всё, чтобы подорвать мои убеждения, но из-за его льстивого красноречия я заметил это слишком поздно, когда вред уже был нанесён. Мне не следовало позволять ему столь свободно высказываться или делать записи в моих дневниках. Слова, единожды произнесённые, обязательно будут услышаны, и прочтённое нельзя забыть. Ночью меня преследуют ужаснейшие видения, а днем я сомневаюсь в истинах, которые так долго считал незыблемыми. Всё идёт не так, как должно.

В то же время я поражён тем, насколько сильно на меня повлиял Дольмансе. Все те долгие годы, что я провёл в семинарии в Альтдорфе, обучаясь у некоторых из наиболее прославленных докторов священного ордена Зигмара, меня учили проверять мою веру сомнением и уверенно отвечать тем, кто возводит на неё хулу. С тех пор вера моя в Зигмара часто подвергалась испытанию. Но ни разу я не усомнился в заложенной в ней истине – до сих пор. И вот теперь я сомневаюсь, хотя и не понимаю, что именно вызвало эти сомнения.

Я призвал Дольмансе к ответу, обвинив его в том, что он околдовал меня с помощью каких-то противоестественных чар. Он отверг все обвинения и рассмеялся мне в лицо. Он заявил, что причина всех моих сомнений – во мне, и ему хватило наглости предположить, что исповедь скорее успокоит мою растревоженную совесть, чем обвинения.

Как сильно я возненавидел его тогда! Я хотел стереть эту издевательскую усмешку с его лица и показать ему, что в мире есть вещи, которыми даже такой порочный гедонист, как он, не сможет насладиться. Воспользовавшись данной мне властью, я отменил отсрочку его казни, но глупо было предполагать, что пред лицом скорой смерти его поведение изменится: здесь я, как и во многом другом за последнее время, я ошибся.

Вопреки моим ожиданиям, настроение Дольмансе только улучшилось от известий о той участи, что должна была постигнуть его позже тем же днём. Он сказал, что доволен тем глубоким впечатлением, которое произвели на меня его слова. Я пытался сохранить маску бесстрастного наблюдателя, уверенного в своей правоте, но, когда его повели на костер, мне стало только хуже. За всю свою жизнь мне ещё не доводилось видеть ничего столь извращённого и возмутительного.

Он не оказал сопротивления, когда его привязывали к деревянному столбу, и горючее масло, которое нанесли на его тело, казалось, доставило ему удовольствие. Я тщетно искал на его лице признаки страха или притворства, но его черты выражали лишь возбуждение и радость. Затем его взгляд, проницательный и полный веселья, встретился с моим, и я понял, что даже не смогу успокоить себя мыслью о том, что этот человек безумен. Его душа была попросту проклята – по крайней мере, так мне хочется думать.

К костру поднесли факел; Дольмансе отвел от меня взгляд, обратил его к небесам, и, когда языки пламени уже касались его ног, прочел молитву, которая до сих пор звучит в моем сознании:

«Ты – исступление, мой Повелитель, ты – экстаз! Твоя любовь пьянит сильнее, чем вино. Всего один взгляд – и моя душа принадлежит тебе. На этом костре сгорит лишь моя невинность, ибо все остальное во мне – твоё. Пламя, ласкающее мою кожу и волосы, наполняет меня восторгом. Как мутится разум от твоего наркотического благословения! О, мой Повелитель, ты блистательнее, чем солнце! Холоднее, чем лунный свет. Ужаснее, чем армия, несущая мечи и знамёна. Всё, что у меня есть, принадлежит тебе, Мой сладостный Господин, мой возлюбленный Повелитель. Моя душа устремляется в твои объятья».

После этого я ушёл. Я не в силах был смотреть на подобную казнь, особенно когда казнимый вздыхал и стонал, как будто оказался в объятиях любовника, а не в опаляющем жаре огромного костра. Вот доказательство – если этому вообще нужны доказательства – чудовищной извращенности слуг Слаанеша. Память о том дне наполняет меня ужасом, и что бы я ни делал, эта сцена стоит у меня перед глазами.

2. 6. 2517 ИК

Сегодня я получил письмо от самого Рамхелтда ван Хаддена, капитана Охотников на ведьм. Он руководил казнью Дольмансе; именно с ним в ордене храмовников я поддерживал связь с самого начала моих исследований:

«Герр Рихтер,

Я не мог не заметить, насколько Вы были подавлены во время казни культиста Дольмансе.

Крайне важно, чтобы в любых контактах с трижды проклятыми слугами Слаанеша Вы сохраняли отстранённость в своих чувствах и мыслях. Из всех приспешников богов Хаоса последователи Слаанеша наиболее обольстительны и рассудительны, и каждое их слово, даже самое безобидное, произносится с тем, чтобы вызвать в слушателе сильнейшее потрясение. Именно поэтому я запретил моим людям допрашивать маркиза.

Ни искусным убеждением, ни более суровыми инструментами инквизиторского дознания нельзя заставить этих сладострастных еретиков изменить их развратным привычкам. Даже под угрозой пыток и смерти эти распутники, выступающие против разума и приличий, получают удовольствие в ходе самых пристрастных допросов и даже на дыбе и колесе правды наслаждаются блудливым экстазом, противным человеческой природе. Поэтому непристойное поведение Дольмансе в пожирающем его пламени меня нисколько не удивило, хотя, должен признаться, подобное извращение мне и сегодня кажется омерзительным – так же, как и много лет назад, когда я принес клятву охотника на ведьм.

Я поражен тем, каких успехов Вы добились, допрашивая Дольмансе. Благодаря Вашим вдумчивым методам Вам удалось получить от культиста Слаанеша больше информации, чем любому другому дознавателю на моей памяти. И всё же я уверен, что эта история не прошла для Вас бесследно. Я заметил, как изменились Ваше настроение и поведение: Вы были совсем другим несколько месяцев назад, впервые придя ко мне перед началом исследований, теперь же Вы задумчивы и погружены в себя.

Герр Рихтер, будьте осторожны в своих изысканиях. Множество путей ведут к погибели, и не все из них так же очевидны, как путь, избранный Дольмансе. К этому письму я прилагаю выдержку из моих собственных исследований касательно тех мерзостных способов, которыми Хаос добивается своей цели. Надеюсь, эта информация окажется Вам полезной.

Искренне Ваш,

Рамхелдт Ван Хадден."

 

Путь к могуществу

– написано Рамхелдтом ван Хадденом, капитаном Ведьмознатцев

Для тех, кто хотел бы служить Проклятым Силам, рассудок станет первой жертвой, которую им придется возложить на алтарь их новых ужасных богов. Сомнений в этом нет.

Я считаю, что в самой природе человека заложен интерес ко всему таинственному и непознанному, но, по моему мнению, по той же природе своей человек склонен к умственной и чувственной лености. В этом наша величайшая слабость. Для слабых духом заманчивые посулы и уговоры Хаоса часто оказываются слишком соблазнительными. Это происходит потому, что Хаос потворствует этой лености, равно как и сильным в нас инстинктам самосохранения и независимости.

Тем, кто честолюбив и достаточно глуп, чтобы принять его дары, Хаос открывает быстрый путь к вполне реальной власти; может показаться, что в нашем мире, где справедливость, богатство и счастье есть удел лишь немногих избранных, боги Хаоса дают неимущим извращенную надежду. Иногда для тех, кто доведен до отчаяния, благосклонность богов Хаоса, не ведающих сословий, представляется единственным спасением от голода и медленной смерти. И поэтому есть те, кто, невзирая на понятия добра и зла, решается добровольно отдать свою судьбу в распоряжение Проклятых Сил.

Те, кто так поступает, должны по своей воле и полностью отказаться от себя – боги-демоны не согласятся на меньшее. Ищущие их милости должны посвятить им свои тела, умы и души и отказаться от всего, что когда-то делало их людьми. Сделав так, эти глупцы обрекают себя на жизнь стремящегося вверх чемпиона Хаоса, в которой возможны только два исхода: или абсолютная власть, или вечность забвения. Третьего не дано, ибо боги Хаоса переменчивы в своей благосклонности, и жизнь, обращенная в служение им, - не что иное, как азартная игра.

Лишь немногих из претендентов боги признают достойными и награждают своей Меткой. Чаще всего только огромными усилиями и великим тщанием можно заслужить благосклонность одной из сил Хаоса, и многие гнусные поступки, ошеломляющие в своей порочности, были совершены начинающими чемпионами в надежде обратить на себя взор их избранного бога. Но они должны смириться с необходимостью таких поступков – такова цена жизни в услужении Хаосу, и как только игра началась, правила ее ни для кого не сделают исключений.

Мутации и безумие есть также часть той цены, которую придется заплатить за почитание богов Хаоса, но, с другой стороны, мутации и безумие столь же часто являются «наградой» этих богов своим любимым слугам. Вполне естественно поэтому задаваться вопросом, почему так велико число тех, кто идет на этот ужасный риск и пробует стать чемпионом Хаоса. Я уверен, что для истинного последователя Зигмара даже лишения, голод и несправедливость покажутся лучшим уделом, нежели жизнь в качестве игрушки всемогущих и безумных богов Хаоса. Но следует учитывать, каким образом действуют эти силы. В отличие от Святого Зигмара, который наделяет Своим Замыслом и Волей всех Своих слуг в равной степени, боги Хаоса, по-видимому, вкладывают свои порочные силу и устремления в тех, кого считают достойными; потому и возникает атмосфера соперничества, окружающая чемпионов Хаоса.

Соперничество в стремлении к власти позволяет богам испытать силу и целеустремленность потенциальных кандидатов, чтобы выяснить, кто из них наиболее «достоин» и, что более важно, способен стать глашатаем Хаоса. Именно такой прямой отбор и обусловливает двойственное положение чемпиона этих богов.

Чемпион, которому сопутствует успех, скорее всего, на краткий миг привлечет внимание своего божественного покровителя и получит от него награду – это может быть магическое оружие или какая-то жуткая сверхъестественная способность. Из-за этого получатель даров чувствует, что приблизился к своему богу и его милости больше, чем он мог бы, почитая какого-то из более благодетельных божеств.

В редких случаях самые преданные из чемпионов удостаиваются величайшей чести из всех возможных: их возводят в ранг демона. Это самая большая награда и высочайшая цель всех чемпионов, и с этим рангом им гарантировано бессмертие.

Однако для остальных эти игры заканчиваются так же неожиданно, как и начались. В смертных делах у Повелителей Хаоса есть свой расчет, и когда они видят, что чемпион так или иначе не оправдывает ожиданий, его постигает поистине ужасное наказание. В качестве воздаяния за провал начинающий чемпион будет низвергнут до уровня отродья Хаоса, лишенного разума и обреченного на вечную жизнь, полную невнятного бормотания и криков, которую с ним разделит множество тех, кто был использован богами Хаоса, а затем отброшен в сторону.

Но тот, кто хочет стать чемпионом, должен смириться с таким риском, ибо, вступив на кратчайший путь к власти, нельзя надеяться, что этот путь будет еще и гладким. Для всех настанет день, когда придется встретить свою судьбу. Быть Демоном-Принцем и наслаждаться темной славой или влачить жалкое существование в качестве безмозглого отродья – вот истинная награда за жизнь, отданную Хаосу, и проживи я хоть тысячу лет, никакие посулы не заставили бы меня искать подобной участи.

//Стр. 152, прим.: Для большинства граждан Империи, живущих на ее землях, такие образы – не более чем часть баек, которыми пугают непослушных детей. Но наши армии и армии наших союзников каждый день сталкиваются с такими варварскими чудовищами. Мы оказались в центре бесконечной войны, и не важно, где ты живешь, в Мидденхейме или Нульне, - погибель всегда рядом.

 

Племена Змея

Краткий обзор северных племён, а именно, тех, кто почитает воплощения Слаанеша, с подробным описанием крайностей, на которые они готовы ради своей веры.

Далеко на севере, в проклятых землях, лежащих в тени Владений Хаоса, варварские племена открыто поклоняются богам-демонам. Некоторые из этих племён почитают покровительствующих им демонов как своих богов и защитников, другие же посвящают себя одной из Четырёх Великих Сил. Из их числа я расскажу лишь о племени Лоэша Змея.

Ранее я уже говорил, что Лоэш – всего лишь одно из воплощений Слаанеша. Его племена отличаются только тем, что придают священное значение гедонизму и излишествам, в то время как для племен, служащих другим богам, такое мировоззрение представляется еретическим. Но Великий Змей необычен и таинственен, и с каждым годом число его последователей растёт.

Племена, посвятившие себя Лоэшу Змею, верят, что их повелитель обитает в море и что иногда можно увидеть, как Он поднимается из глубин, чтобы пожрать юношей и девушек. Вода – его природная стихия, ибо она переменчива и может быть то холодной и равнодушной, то теплой и манящей. Некоторых варваров религиозный экстаз заставляет прыгать с утёсов в ревущие морские пучины в надежде присоединиться к своему чувственному господину в его водном царстве. С этих утёсов также сбрасывают и пленников, нередко привязав к их ногам тяжелые камни, чтобы в поисках Великого Змея они смогли погрузиться глубже.

Люди из племени Змея предаются всем видам невоздержанности. Они поглощают огромное количество спиртного, также широко принятой практикой является употребление галлюциногенных растений и корней. Считается, что видения, вызванные этими примитивными снадобьями, есть знамения и чудеса, даруемые Самим Лоэшем, и кто возьмётся это оспорить? Ибо Бог Удовольствий любит излишества, ему посвящаемые, и радуется пагубным привычкам, которым не могут сопротивляться те, кто им обольщен.

Перед сражением воины из племен Змея обычно варят дурманящие зелья, от которых они почти не чувствуют боли и страха и в даже самой страшной опасности находят наслаждение. Идя в бой, воины воспевают Змея, а завидев врага, разражаются воющим кличем, и звук его пугает противника так же, как радует их бога.

Каждый раз, когда эти воины покидают высокие широты, чтобы лавиной пронестись по нашим славным землям, они гораздо больше, чем прочие мародёры, предаются грабежу и насилию. Среди северян они также больше всех промышляют работорговлей, и, случается, угоняют в неволю всех женщин и детей из города – мне страшно даже предположить, для какой жестокой цели.

В отличие от слуг Кхорна, для которых боль и горе, причиняемые во имя их бога, не имеют никакого значения, племена Змея находят в страданиях, причинённых врагу, высочайшее удовольствие. Их клинки остры, их умы изобретательны, и прежде чем избавиться от своей жертвы, они вдоволь поиграют с ней. Растущее отчаяние пленённого врага доставляет им жестокое, чувственное наслаждение, и жертву умерщвляют медленно и методично, постепенно нанося всё новые раны.

// Стр. 153, прим.: Можете не сомневаться: их свирепый вид в точности отражает их жестокость в битве.

 

Сага о Стиркааре

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Чемпионы Слаанеша

Подробное рассмотрение самых опасных из всех тварей – чемпионов Слаанеша, тех, кому Тёмные Боги более всего благоволят как своим самым жестоким и развращённым слугам.

Передо мной постоянно предстают бесплодные земли, что лежат за ледяными долинами Норски, и чтобы видеть их, мне не нужно спать, мне даже не нужно закрывать глаза. Внезапно мир вокруг меня меркнет, и на смену ему приходит этот ландшафт – предгорья Хаоса. Чувства мои благодаря некой силе как будто воспаряют над пределами физического мира.

Поначалу я не мог преодолеть отвращения и не хотел рассматривать то, что окружало меня в этих видениях, но теперь я понимаю, что они – настоящий дар. Я могу наблюдать за слугами и рабами дьявольских сил, сам оставаясь для них не более заметным, чем призрак, ибо лишь немногие из них чувствуют, когда я прохожу рядом. Я хочу верить, что это моё изменённое состояние – дар Святого Зигмара. Я должен в это верить.

Кажется, в этих видениях есть некая закономерность. Меня как будто притягивает к разнообразным слугам и воинам Слаанеша; как будто что-то принуждает меня быть свидетелем их гнусных деяний. Но из всех этих порочных чудовищ наибольшие ужас и отвращение мне внушают чемпионы Бога Удовольствий.

Уже многие тысячелетия эти наиболее безнравственные из служителей Слаанеша обольщают мужчин, женщин и животных, используя для этой цели свои красоту и умения, а также чары, заклинания и проклятое искусство магии. Я вижу их рядом с собой, они наслаждаются своей извращённостью, вкушают преступную радость, которую приносят им нечестивые поступки. Однако мой горький опыт общения с Дольмансе научил меня, что даже самого низменного из почитателей Слаанеша нельзя считать только лишь испорченным гедонистом. Чемпионы Бога Удовольствий – самые опасные из его смертных слуг, они и воины, наделённые ужасающей жестокостью, и демагоги, чей ораторский дар пугает. Они наставляют неразумных и невежественных в греховной науке их Господина, они проповедуют такую ересь и порок, что сама Природа ужасается.

Кажется, чемпионы Слаанеша все проходят одинаковый путь: чем сильнее они сосредотачиваются на достижении своих целей, тем больше они отдаляются от своих последователей. Но эта отстраненность только лишь усиливает слепое восхищение, которое испытывают их почитатели, и довольно быстро самых успешных из чемпионов начинают считать земным воплощением совершенства их Тёмного Господина. Эти чемпионы гордятся мерзкими дарами, которыми их награждает Слаанеш, и без стыда упиваются обожанием тех, кого считают ниже себя.

Мне кажется, именно в этот момент они переступают черту, за которой для них более нет спасения. Неважно, возвысятся ли они до ранга демонов или будут низвергнуты до простого отродья, им уже никогда не освободиться от воли их жадного повелителя. И никто из тех, кто получает Метку бога-демона, уже не сможет спастись, и никогда им не свернуть с пути Хаоса. Их души принадлежат их тёмному богу, и они должны следовать за ним всегда – или погибнуть и провести вечность в мучениях. Третьего не дано.

Наконец для тех из чемпионов, кто наиболее преуспел в служении Слаанешу, наступает момент, когда все заботы смертного мира более не имеют для них значения и всё то, что делало их людьми, оставлено позади. Отныне для них не существует ничего, кроме бесконечного поиска высшего наслаждения, и они думают только о том, как удовлетворить собственные желания. Возвысившись до подобного видения мира (или став его заложником), чемпион начинает верить, что все прочие создания - рабы его воли и живут лишь для того, чтобы преклоняться перед ним и подчиняться, а иначе они недостойны жизни.

// Примечания к иллюстрациям:

Стр. 160, прим.: Мне кажется, нет ничего хуже, чем сойтись с подобным воином в битве. Столь изнеженный облик, но какая смертоносность скрыта за ним! Гротескное сочетание.

Стр. 161, прим.: Если деяния чемпиона заслужили благосклонность его божества-покровителя, он может быть возвышен до демоничества. Это высшая цель всех чемпионов Хаоса. Однако лишь немногие её достигают.

 

Сады Хаоса

- из частной коллекции барона Фаллона фон Колспара. 

Там, у самого горизонта, стоял Дворец Падших. Его фаллические башни были выше, чем любая цитадель, построенная смертными, и пронзали небо. Его ворота зияли, как разверзнутая утроба, как влажные отверстия, готовые поглотить или извергнуть легионы потерянных душ. Его мрачные стены источали приторные ароматы и опьяняющие эссенции, от которых всё вокруг покрывалось скверной.

Жизни бесчисленных рабов ушли на то, чтобы превратить хрустальную гору в этот Дворец. Тысяча поколений обречённых на страдание сменилась прежде, чем работа была закончена.

Перед Дворцом раскинулся омерзительный лес. Повсюду, насколько я мог видеть, землю усеивали трупы. Там смерть питалась падалью, и это были Сады Хаоса.

Стволы тёмных деревьев давно окаменели, и среди их ветвей свили гнезда странные крылатые твари. Они глодали останки падших, и от криков их звенел воздух, гнезда же свои они строили из костей мёртвых.

Могилы щедро питали собой растительность в том ужасном лесу. Корни деревьев, прорастая в трупы, лишили мёртвых покоя, и омерзительные, покрытые плесенью черепа свисали с ветвей, как жуткие плоды. Их лишённые плоти челюсти щелкали и клацали, наполняя сырой, застывший воздух леса непрестанным стоном.

Закрыв уши, я продолжил свой путь, что вел меня все дальше, вглубь Владений Хаоса.

- отрывок из Либер Малефик, «Книги Презренного Слаанеша», Мариуса Хёльзеера.

// Примечание на полях: кажется, будто я сам написал это – настолько близок этот рассказ моим собственным страшным приключениям.

 

Отвергнутая

Главным образом о том, какая ужасная судьба постигла Дечалу, и о том, какие зверства она учинила и по сей день продолжает учинять в северных провинциях.

Дни идут, и моё чувство реальности всё больше ослабевает. Только что я сидел у себя в кабинете, а в следующий момент я уже – в который раз - оказываюсь в Северных Пустошах. Но мое пребывание в пустошах всегда зыбко и неустойчиво. Кажется, что за один удар сердца я преодолеваю огромные расстояния, но когда я пытаюсь идти сам, каждый шаг дается с огромным трудом. Не знаю, куда меня ведут, я знаю только одно: меня влечет некая внешняя сила. Мне остается только молиться, чтобы этим невидимым проводником был Святой Зигмар, а не какой-то зловещий провожатый.

Сегодня я оказался перед высоким монолитом из белого мрамора. Он был украшен тонкими шелками пурпурного и золотого цветов, и неведомым образом ни жестокий ветер, ни ледяной дождь, которые бушевали в пустошах, не потревожили эти ткани. Я знал, что этот монумент был воздвигнут в честь сладострастного бога, Слаанеша.

Приподняв тяжелый покров, я увидел следующую надпись, выбитую на поверхности мрамора с розовыми прожилками, из которого был высечен монолит:

«Я пишу о моей возлюбленной, о моей госпоже, о Дочери Удовольствия и Сестре Наслаждения.

И пусть на ее руках и шее сверкают роскошные украшения, их блеск ничто по сравнению с чарующей злобой, которой лучатся её глаза.

// примечание на полях: Лик её отражает гнев, который зародился в ней после предательства отца

У неё полные, сладострастные губы, её зубы – как заостренные жемчужины. В руке ее золотой кубок, переполненный вином ее ненависти.

Она пьяна кровью праведников, и её тело танцует под музыку утраченной невинности.

И пусть я жажду её объятий, я всё равно страшусь её, ибо знаю: даже когда я стою перед лицом смерти, моя госпожа меня не отпустит.

Путник, запомни мои слова. Любимая Наложница вернулась, и она заберет себе всё, чего её лишили».

У меня было время поразмыслить над этими строками и, думаю, я знаю, о ком они. «Любимая Наложница» - это, конечно, не кто иная, как Дечала, нечистое создание, служащее Слаанешу. Дечала, от чар которой мужчины сбиваются с пути истинного. Дечала, которая ночью вторгается в сны, а днем насылает видения. Дечала, которая несёт огонь и кошмары землям и народам Зигмара. Дечала Отвергнутая.

Я сижу рядом с камином, но даже огонь не может растопить холод, который охватил меня. Эта кровожадная блудница терзает земли смертных дольше, чем существуют имперские летописи. В ходе моих исследований я обнаружил множество легенд о ней, но все они по-своему толкуют её прошлое. И всё же существует двенадцать сказаний, которые интересны своими совпадениями.

Некоторые из них гласят, что Дечала стала почти бессмертной в результате проклятия, наложенного на неё в наказание за страшное преступление, когда-то ею совершённое, но что это за преступление и кто наложил на неё проклятие? На этот вопрос все легенды отвечают по-разному. Я обнаружил одну на удивление связную легенду, в которой говорится, что когда-то Дечала была прекрасной принцессой далекого Ултуана, и она выбрала тьму (или была отдана ей во власть) за тысячелетия до того, как началось возвышение Зигмара. Если это правда, то среди старшей расы, не склонной отдаваться душой и телом служению богам Хаоса (о чем я уже говорил в предыдущих главах), все же были те, кто избрал этот путь.

Согласно этой легенде Дечала была дочерью Ан-Торалиса, великого и могущественного владыки Нагарита, который много тысяч лет назад сражался на стороне Аэнариона против орд Хаоса. Говорится, что красота белокожей принцессы была столь велика, что привлекла взор князя демонов по имени Самаэль Серебряный Язык, царственного раба Бога Удовольствий. Где бы Дечала и её семья ни пытались укрыться, Самаэль и его демонические прислужники всюду находили их.

Самаэль возжелал Дечалу так, как не хотел никого с тех пор, как обрел демоничество, но столь жестоко было его сердце, что ему мало было просто отлучить её от семьи – что, безусловно, он с легкостью мог сделать. Вместо этого Самаэль вознамерился посеять раздор среди её близких, и вызвать в их смертных сердцах страх и ненависть.

Его требования всегда были одинаковы: он оставит её семью в покое, только если Дечала отдаст себя в его власть. Но пока этого не случилось, он преследовал ее родных, не отступая ни на шаг, осквернял их жилище и разум, самым ужасным образом расправлялся с их слугами и домашними животными, и, тем самым, подталкивал всех членов ее семьи все ближе к безумию. Возможно, дух семьи был сломлен в результате стараний Самаэля, или же на них в конце концов повлияло жестокое помешательство, в котором находился Аэнарион с тех пор, как его оружием стал Вдоводел. Кто знает? Как бы то ни было, настал день, когда Ан-Торалис пошел на сделку с Самаэлем и отдал ему свою дочь.

Вместо того чтобы надругаться над ней и поглотить ее душу, Самаэль предпочел развратить Дечалу с тем, чтобы ее красота и изящество принадлежали ему вечно. Именно так он и поступил. Огромный страх, внушенный ей Самаэлем, и горечь от предательства отца привели к тому, что Дечала с готовностью стала тем чудовищем, в которое хотел превратить её князь демонов. Движимая яростью и отчаянием, Дечала согласилась стать женой Самаэля, если он пообещает наделить её силой отомстить родным, которых она возненавидела. Нечистая радость наполнила сердце Самаэля, и он согласился. Он наделил Дечалу физической силой и искусством владеть клинком, а затем отвел её к лагерю отца. То была ночь смерти, ибо Дечала обрушила свой гнев на тех, кто когда-то был её семьей; в ту ночь она убивала своих братьев и сестёр и пила кровь их детей. Расправу с отцом она приберегла напоследок; он умирал долго, несколько часов, и всё это время тьму пронзали его крики, полные сожаления и ужаса.

// примечание на полях: Разные описания истинного облика Дечалы расходятся в некоторых деталях, но все они утверждают, что она наделена волнующей, гибельной красотой.

Дечала совершила этот акт отцеубийства с такой изощрённостью и яростью, что Повелитель Удовольствий наградил её Своей меткой. Но в сердце Самаэля, как часто водится среди слуг Слаанеша, зародилась ревность оттого, что его господин проявил благосклонность к Дечале. И все же они стали мужем и женой, и отныне были связаны друг с другом. Но Дечала уже вкусила мучительное величие и извращенную страсть, которые мог дать ее новый бог, Слаанеш, и потому со временем она стала все более тяготиться жизнью в тени своего супруга и повелителя, Самаэля.

// примечание на полях: Супружество! О, какое низменное извращение нашего самого священного таинства! В нем не осталось ничего, кроме грязного совокупления двух отвратительных тварей.

- Я больше не буду прозябать в твоей власти, - наконец сказала она. – Мы равны, ты и я, нам обоим покровительствует божественный Слаанеш, мы оба созданы, чтобы служить Ему.

Но Самаэль не хотел ее слушать, и когда Дечала поняла, что в мыслях его растет неприязнь к ней, она бежала в Пустоши Хаоса.

Вероломство жены наполнило Самаэля кипящим гневом. Ярость его огнем обрушилась на землю и воздух, а затем он воздел руки в мольбе, обращаясь к своему Господину.

- Владыка! – вскричал он. – Женщина, которую я сделал своей, покинула меня. Я показал ей славу Твою, через меня она вкусила Твоей сладости. Верни её, о Возлюбленный! Верни её, чтобы я мог её наказать, чтобы я мог сжечь её холодным огнем любви!

И тогда Слаанеш явил себя Самаэлю, и взор его был гневен. «Не требуй ничего от своего Господина! Не требуй у Меня ничего, иначе Я заберу всё, чем наградил тебя, и лишу Моей милости».

Услышав такое предостережение, Самаэль почтительно опустил глаза.

Но Слаанеш любил Своего слугу и предложил ему компромисс: «Если Дечала согласится добровольно вернуться к тебе, тогда она твоя, и в твоей власти сделать с ней всё, что пожелаешь. Но если она предпочтет остаться одна, неважно, насколько она возвысится Моей милостью, - пока ты жив, она никогда не обретет демоничество.

И случилось так, что Дечала отказалась вернуться к супругу и начала своё восхождение в рядах избранных чемпионов Слаанеша. Но свобода её пропитана горечью, ибо, сколько бы даров она ни получила от своего бога, ей никогда не стать одним из Его демонов – до тех пор, пока существует Самаэль.

Обе эти истории не лишены романтики, и я спрашиваю себя, нет ли в них также зерна истины. Ведь Дечала также известна как Отвергнутая, и эти истории проливают определенный свет на то, что она утратила.

Есть несколько деталей, которые в этих легендах (а также в некоторых более современных рассказах) поданы одинаково: без сомнения, Дечала – одно из самых жестоких созданий, жертвой которых когда-либо становился этот мир. Все описания сходятся в том, что она прекрасна, безжалостна и необыкновенно соблазнительна, хотя, судя по всему, в ней очень мало осталось как человеческого, так и эльфийского. Говорят, что множество даров, полученных от ее извращенного бога, так изменили Дечалу, что теперь она выглядит скорее как демон, нежели человек.

Считается, что кожа ее безупречно гладкая и белее, чем фарфор. Тело ее в нижней своей части стало гибким, уподобившись змеиному, и ее длинный хвост, увенчанный жалом скорпиона, становится хлестким, как кнут, когда Дечала возбуждена или в ярости. Взгляд ее сине-зеленых глаз горит похотью и сулит боль и безграничное наслаждение всем, кто решится пойти против нее.

Говорят, что облик её вызывает в равной мере как отвращение, так и желание, и, несомненно, она наделена той красотой, которую может дать лишь Слаанеш, - красотой опасной и неотразимой.

За долгие тысячелетия Дечала ни разу не упустила шанса доказать свою преданность учению Слаанеша. Судя по всему, смыслом собственного существования она считает исполнение любого своего каприза, и ей также дорога свобода от оков, которыми она считает законность и порядок. Ясно, однако, что это накрашенное чудовище заботится только о себе, и ей нет дела до того, как страдают и гибнут другие, если это не мешает удовлетворению ее желаний.

Но смерть – далеко не самое страшное из того, что ждёт всех, кто решится оказать сопротивление этой шлюхе Хаоса: извращенная натура Дечалы такова, что она предпочитает порабощать, а не убивать своих врагов. Если легенды правдивы, то Дечале удалось создать одну из самых сильнодействующих и опасных субстанций в этом мире, используя для этого жертвенную кровь, варп-камень и нечистые жидкости, порожденные ее похотью. Тех, кому не повезло попасть в плен к Дечале, заставляют проглотить немного этого ужасного эликсира, после чего они уже не убегут, даже освободившись от оков. Пленники Дечалы с первого же глотка попадают в зависимость от этого напитка, и их желание еще раз вкусить сего гибельного снадобья делает их бессловесными рабами, готовыми потворствовать любому мимолетному капризу их жестокой и сладострастной госпожи.

Как и положено любому чемпиону Слаанеша, пользующемуся такой дурной славой, Дечала действует не одна. Она собрала вокруг себя отряд гедонистов, почитающих Слаанеша, и вместе они заработали себе репутацию одного из самых кровожадных и страшных воинств, когда-либо появлявшихся в Пустошах Хаоса. Это воины, как и их госпожа, черпают наслаждение в извращенности и пороке и открыто радуются страданиям, которые они причиняют другим; отсюда и их прозвание – Так’нейсен, или Мучители.

Говорят, что никто в мире не сравнится с Мучителями в безнравственности и развращенности. Я могу только догадываться о всех тех ужасах, с которыми приходится сталкиваться рабам Дечалы в лагере Мучителей, где они должны исполнять любое нечестивое желание своих владельцев. С каждой новой дозой эликсира Дечалы разум рабов все глубже погружается в некий чудовищный кошмар наяву, а тела их постепенно начинают меняться и мутировать. Я слышал, что со временем их физическая оболочка разрушается настолько, что от тел этих несчастных созданий остается только дрожащая масса истерзанной плоти. Мучители не делают ничего, чтобы остановить этот отвратительный процесс, а затем отлучают злополучных жертв от эликсира Дечалы, после чего их ждет долгая и болезненная смерть.

Но до того как тела рабов утратят форму, невольники следуют за Мучителями наподобие стада неуклюжих чудовищ – кошмарное воплощение надругательства над природой, которому в мире не должно быть места. Те враги, кого Мучители оставили в живых ради развлечения, и раненые, которых бросили поле боя, вскоре оказываются в окружении этой вопящей толпы, и рабы силой удерживают их, заставляя принять мерзкий эликсир Дечалы. Одной лишь его капли достаточно, чтобы испивший его стал невольником похотливой жестокости Мучителей.

И только смерть принесет этим страдающим душам долгожданную свободу.

// примечания к иллюстрациям: наброски на этих страницах дают приблизительное представление о том, как она выглядит. Но мои скромные навыки художника не могут в полной мере отразить всю греховность этой отвратительной ведьмы.

Опираясь на хвост – эту ужасную мутацию, - она двигается с грациозностью змеи. Она скользит и извивается в крови тех, кто падает перед ней, сраженный оружием или экстазом.

 

Вечная война

- Источник неизвестен.

… А потом я увидел пред собой стену, на которой были башни и колонны, арки из крови и резной кости, лестницы из бронзы, чудовищные пасти и демоны в оковах из чернейшего железа. Основанием ей служили груды камней и черепов. Ничто не нарушало страшного совершенства стены, и она простиралась через весь горизонт.

И оттуда, где я стоял, я увидел огромную армию отступников, идущую приступом на стену, и в ответ стена ощетинилась сталью, и на защиту её встала другая, не менее огромная, орда. Здесь армии Хаоса сражались друг с другом под предводительством своих Божественных Повелителей.

Гигантские осадные машины обрушили свою мощь на стены. Стаи летучих тварей чёрными крыльями затмили красный свет жестокого солнца. Противоестественные разряды молнии ударяли с неба и разрывали воинов на куски, одинаково разя как нападающих, так и защитников. Ужасный шум битвы, рокот войны, грохотал, подобно грому, так что, в конце концов, содрогнулись сами небеса.

Но всё так же войска Древних Богов сходились в бою и гибли тысячами, пока число мёртвых не превысило число живых.

- отрывок из Либер Малефик Мариуса Хёльзеера.

 

Демонические легионы

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Рогатый человек

Краткое отступление по поводу предмета, возможно, имеющего отношение к моим исследованиям. Отрывок из поэмы «Рогатый человек» прилагается.

В некоторых из тех многочисленных текстов, которые я изучил, встречается упоминание о жестоком и коварном существе; у него много имён, но чаще всего его называют Рогатым человеком. Считается, что жертвами его становятся те, кто слаб, кто неспокоен духом, - в их сны он приходит и неведомым образом кормится их множащимися душевными страданиями.

Самое примечательное описание Рогатого человека я обнаружил в малоизвестном сборнике «Жнец снов и другие рассказы» анонимного автора из Тилии. В нём говорится о высоком человеке с посохом и оленьими рогами на голове. Он проникает в сны маленьких детей и старается убедить их днём совершать дурные поступки.

Это обычный назидательный рассказ, но мое внимание привлекла одна фраза:

«И когда она проснулась, оказалось, что разум её околдовали и похитили. На лице её была метка в форме круга и серпа, и до конца дней своих она не произнесла ни слова».

Я видел его – Рогатого человека – и во сне, и наяву. Он тоже может меня видеть, хотя я и не понимаю, как. Стоит мне закрыть глаза, и он оказывается рядом, он ждёт, он пристально следит за мной, его взгляд опаляет мой разум, а сердце стынет от его безжалостного смеха.

Может быть, он – один из солдат дьявольских легионов? Или что-то большее? Или что-то худшее? Возможно, чемпион? Шаман? Безусловно, он наделен силой, ибо он управляет моими мыслями, он притягивает меня к себе, стоит только сгуститься вечерним теням, а моему разуму – отвлечься от дел насущных.

Он постоянно нашептывает мне о том, что отметил меня, что теперь я принадлежу ему. Его речь настойчива и властна, словно слова эти говорит напористый поклонник или мстительный любовник.

Я пытался изгнать его из своего разума, кричал, требуя, чтобы он оставил меня в покое, и ногтями раздирал собственное лицо, как будто это был его лик. Но он постоянно рядом, он постоянно дразнит меня и смеется. И сейчас его голос звучит у меня в голове: он издевается надо мной, словно я какая-нибудь наложница, впавшая в немилость, и слова его в точности повторяют текст поэмы!

Твоя ярость – мой восторг, Моя радость, Моё желание. Иди ко мне, священник, Царапай моё лицо ногтями, Рви и сдирай кожу. Если и вправду меня так ненавидишь, Тогда выколи мне глаза И вырви волосы! Сожги их в своём огне Докажи, что в тебе есть страсть, Священник. Докажи, что чувствуешь страх. Мне знакомы все твои тревоги, Ибо тебе не хватит мужества Противостоять мне. Твой трепещущий дух уже приближается К трону моего господина.

Я затыкаю уши, но голос его все равно звучит в моём черепе. Я ступил на тот же путь к безумию, по которому ранее прошел Хёльзеер, но, даже зная это, я не могу свернуть в сторону.

Должно быть, я уже сошёл с ума! Как иначе объяснить то, что я вижу и слышу? Святой Зигмар! Всемогущий Отец человечества! Умоляю, помоги мне!

// Прим. Возможно, я слышу эти слова во сне, потому что уже читал их где-то. Да! В этом-то и дело. Я становлюсь параноиком и вижу тени и призраков там, где ничего нет.

 

Долина тварей

- Источник неизвестен (возможно, Opisculum Daemonicus). Найдено к югу от Виссенберга в 1125 году.

// Примечание на полях: Воистину твари! Ни один их тех, кто решился следовать путём предателя, не заслуживает совершенства человеческого тела.

Тишина и неподвижность были во Владениях Слаанеша, где пахло грехом и сладостным тленом. Но тишина эта не была похожа на безмолвие могилы, или на покой после долгих трудов, или на затишье после бури. Это было враждебное, коварное молчание, в котором зло ждёт своего свершения; молчание, предшествующее крику боли или стону удовольствия. И в этой страшной тишине терялись и замолкали слабые вскрики демонов Слаанеша. Их маскарад запретных наслаждений и чудовищных страданий превратился во вкрадчивый шёпот, что рассказывал о разложении и разврате.

За то время, что я провёл, пересекая внешние пределы Владений Слаанеша, блеклые, размытые контуры предметов притупили моё зрение, а ничем не нарушаемое безмолвие – слух. Мне начало казаться, что любое, даже самое ужасное деяние не будет преступлением, если только оно разрушит эту тишину. От окончательного впадения в грех меня спас отвратительный шум, который принёс с собой напитанный тошнотворными ароматами порыв ветра.

Камни и обломки скал рождали звук, подобный гудению несметного роя разъяренных пчел. Я увидел, как сама земля задрожала и вздыбилась и извергла из себя уродливых тварей, которые скулили и содрогались в тошнотворных спазмах. Безобразные, бесформенные существа корчились в экстазе рождения, а потом, движимые жаждой греха, набросились друг на друга. И каждый раз, когда очередная тварь падала, обессилев в этой нечистой битве, сородичи приветствовали ее гибель глумливым ликованием. Гнилая почва долины вбирала в себя труп, и вскоре из глины рождалось новое существо.

Я наблюдал за разложением, царившим в землях Слаанеша, пока твари не заметили меня. Лишь только их глаза уставились на меня, как я обратился в бегство, и демоны из Владений Слаанеша преследовали меня по пятам…

- отрывок из Либер Малефик, «Книги Презренного Слаанеша», Мариуса Хёльзеера.

 

Дети восторга

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Хранитель секретов

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Азазель: Капитан Легионов экстаза

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Преторианцы Богов наслаждения

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

 

Отголоски рождения

Не спрашивайте, откуда я это знаю, ибо всё равно, толком не смогу объяснить. Но я точно знаю – всё, что изложено здесь правда или в будущем станет ей.

// Примечание на полях: Кажется, я понимаю – я схожу с ума!

Я не могу сказать сколь далеко я забрел в Проклятые Царства. Сама материя эфемерна здесь, а время, кажется, бежит иначе. И в том и в другом я удостоверился лично. Я наблюдал армии минувшего прошлого, марширующие по давно забытым равнинам, видел армии таких рас и культур, которые, я уверен, не должен был никогда увидеть – по крайней мере, не у себя в мире.

Я сбит с толку. Не знаю было ли мне даровано видение прошлого или загробной жизни, но описание того, что мне довелось узреть, думаю, подходит и для того и для другого. Меня уносило в ночное небо, выше облаков и сквозь своды рая. Я видел, как мой мир съёжился до размеров серебряной монеты, и затем и вовсе пропал из виду, поглощенный чернотой вечной ночи озаряемой лишь далекими звездами.

Предо мной представали разные места, возможно, иные миры – я не знаю. Я видел земли, куда никогда не ступала нога человека, хотя они предстали мне не такими как сейчас, а какими некогда были. Я не могу сказать, откуда я это знаю. Среди мерцающих звёзд я видел рассвет расы, которую я принял за Азур, хотя они жили не в моё время и не в моём мире. Я видел, как их взрастили фигуры из тени и света – древняя и могущественная раса, первая достигшая звёздной тьмы. Они были старше богов, но всё же смертны и подвержены влиянию времени.

Я видел, как эти Первоначальные (First Ones) покидают звёздорождённых Азур, чтобы те жили и развивались самостоятельно. И как же быстро у них это получилось! Тысячелетия промелькнули передо мной за мгновение, и я увидел, как эти существа создали великую и утонченную культуру. Я слышал их имя, воспеваемое в тысячах радостных и красивых песнопениях: Эльдер - более величественные даже чем Дети Ултуана в расцвете своих сил. Благодаря подсознательным и врожденным талантам они открыли пути в Царство Хаоса и экспериментировали с магией и колдовством, достигнув в этом деле мастерства.

Но вскоре Первоначальные вернулись из небесной тьмы, их странные и громадные корабли выглядели повреждёнными и обветшалыми, свет их расы угасал и тени рассевались. Я знал, что они вели нескончаемую войну против богов, но не богов Эфира, а звёздных богов, вампиров самой жизни. Первоначальные вернулись, чтобы проверить, готовы ли эльдер к грядущим битвам.

Я наблюдал, как Первоначальные призвали молодую расу далее постигать иную реальность и силой своих ярких умов и пылких душ создать существ, способных противостоять звездным богам.

Война была долгой и Первоначальных оставалось всё меньше. По мере того как они вымирали их влияние на молодую расу ослабевало. Без мудрости и силы Первоначальных, чтобы смирить их, варп-сущности эльдер превратились из разумных орудий в живых богов – первых настоящих богов Имматериума. Как же я горевал, когда эльдер приняли их как таковых.

Время сделало скачок вперёд, и я узрел становление героических братьев Эльданеша и Ультанаша, которые в одиночку в отсутствие Первоначальных могли контролировать богов Варпа и вызывать их в реальное пространство. Я видел их, идущих на войну против Ингир, звёздных богов с серебристой кожей и их слуг, ещё я видел, как они призвали ужасного Каина, могущественного бога войны эльдер, дабы сражаться с врагом. Я видел как братья и их бог ведут своих детей в битву снова и снова, стравливая порождения Хаоса и бездушные технологии Ингир. Но со временем различия между звёздными и эфирными богами стерлись, и эльдер не могли отличить одних от других.

В своей ярости, боги звёзд и эфира обратились друг на друга, захватывая и уничтожая тех, кого могли, и, заключая сделки с теми, кого не могли. Я наблюдал за изготовлением Вдоводелов, сотни Мечей Каина, и видел своими глазами предательство, когда один из мечей был украден и глубоко запрятан. Я видел конец великолепного Альтанеша от руки Бога Смерти. Я был свидетелем финальной битвы, в которой Каина чуть не разорвало на части после уничтожения того же самого Бога Смерти, и я видел как бесконечная война разжигала почти угасшую ярость Каина, наполняя его силой и сводя с ума. Охваченный неутолимым гневом Каин, в конечном счете, обернулся против эльдер и зарезал принца Альданеша.

Количество тварей Хаоса росло, и все они походили на обезумевших хищников. Когда они вырвались из Варпа в количестве, затмевающем легионы Пустошей Хаоса, то весь мир погрузился в огонь и страдание.

Новый рай

Время снова сделало скачок, и звёздные боги скрылись от демонического нашествия, забрав свои серебряные армии и погрузившись в сон.

Эльдер прошли через тысячелетия войны и многому научились у своих союзников и богов, врагов и мёртвых. Они загнали демонов обратно в их мир, и сделали так, чтобы их боги оставались на Небесах, и больше никогда не ходили среди своих детей.

Из пепла прошедших эпох эльдер построили империю, которая затмила собой все другие. Они путешествовали в ночи на громадных городах, превосходящих размерами любую гору, что я когда-либо видел. С этих плывущих в темноте космоса островов эльдер обменивались знаниями и товарами с немногими расами, что пережили войну. Учение, просвещение и благоразумие процветали, и свет их расы засиял ярче самих звезд.

Затем эльдер переняли, переработали и улучшили навыки Первоначальных в обращении с Варпом и предсказании его течений. Они каким-то образом соединили свои миры и города-корабли при помощи магических врат. Я смотрел, как они объединяют миллионы миров под одним правлением. Незримым спутником я шёл вместе с ними при переходах от одного мира к другому, с Небес на Землю, преодолевая расстояния, не поддающиеся измерению. Мне казалось, что они достигли совершенства во всём, и познали все тайны Вселенной, но с другой стороны я смотрел на это всё глазами всего лишь человека.

Их эксперименты принесли им большее понимание связей между Хаосом и мыслями разумных существ, связей о которых я никогда не мог и мечтать. Эльдер узнали как их мысли и действия влияют на Варп, и могущество их было таковым, что они были убеждены, что они способны достичь всего – не было ничего, что было бы за пределами их возможностей. Я видел, как они пали, столкнувшись с этим последним искушением. Хотя многие в отвращении отвернулись от Хаоса, другие продолжили пользоваться им, веря, что они могут управлять силами, создаваемыми в Варпе их магией.

Таким образом, я стал свидетелем возрастания сил Слаанеша, практически полностью состоящих из наслаждений эльдер. При жизни многие пытались подавлять свои чувства и управлять ими, но после смерти их драгоценные души таяли в горячей энергии Варпа, и все их долго сдерживаемые соблазны вырывались наружу, они сливались вместе и затем поглощались зарождающейся сущностью, коей и был Слаанеш. Я смотрел, как эта новая сила возрастает от потенциальной энергии, её отчаянное желание обрести самосознание удерживалось лишь решимостью нескольких рациональных эльдер, что не давали ей родиться. Но, даже признав мощь этой зарождающейся силы, эльдер наделили Слаанеша сознанием. Психические способности, создаваемые эльдер, стали управлять ими самими.

Всего за одно поколение большинство эльдер остановилось в своём поиске знаний, и выбрали тёмный путь внутренней невоздержанности и разврата. Демоны и другие создания Хаоса снова вырвались из варпа и распространились по всей широкой империи эльдер со скоростью огня выжигающего сухую траву.

Некоторые из эльдер отреклись от путей выбранных их братьями и сёстрами и отступили в громадные города-корабли. Варп-врата, ведущие с кораблей в заражённые Варпом миры, были запечатаны, и эти немногие благородные существа отправились странствовать меж звезд. Однако оставшиеся эльдер ещё глубже погрузились в свои тёмные практики. Их охватило безумие, у которого мог быть только один конец.

Рождение Слаанеша

Горько оплакивал я эльдер, ибо они стали узниками тьмы, скрывавшейся внутри них самих, тьмы,  которая упрочнялась по мере того, как сила Слаанеша возрастала всё больше и больше; это был лишь вопрос времени, когда Он вырвется наружу.

И тогда я увидел рождение нового бога. С разрушительным воплем торжества Слаанеш вырвался в Имматериум из коллективного разума эльдер. Когда это произошло, мощная волна прокатилась по Морю Душ, нанеся ошеломительный удар по отражениям всех живых существ в Имматериуме. Для обострённых чувств эльдер это было слишком. Миллиарды душ эльдер были сожраны Слаанешем, а их тела просто испарялись из материальной вселенной, когда чистая энергия ярости Хаоса выжигала их разум. Те немногие эльдер, которые успели покинуть свои миры, пережили этот катаклизм, но я знал, что в их душах навсегда останутся шрамы от падения их расы.

Там, где миры эльдер были наиболее многочисленны, Варп буквально выплескивался из их разума, смешивался и разрывал саму ткань материальной Вселенной. Образовалась огромная дыра в реальности, в миллионы раз больше чем Врата Хаоса у нас на северном полюсе. Материя и Эфир столкнулись в мощном вихре, похожем для меня на огромный и полный ненависти глаз, злобно обозревающий небеса.

За ужасный грех Его создания эльдер извечно будут принадлежать этому богу. Их действия и мысли дали ему силу, а их души – форму и сознание. И после смерти души эльдер принадлежат ему.

Хотя я и сознаю, что мне следует приберечь жалость к моим людям, я не могу не жалеть эту вымирающую расу, которая когда-то своей красотой освещала небеса, а сейчас отсчитывает дни до полного вымирания. Пусть это послужит предупреждением всем смертным об угрозе Хаоса – предупреждение, которое, боюсь, пришло слишком поздно, чтобы спасти мой мир от схожей судьбы.

А теперь я закрою глаза, и пусть Варп заберет меня куда пожелает, независимо от моей воли. Пускай я и знаю, что моё тело покоится вместе с этой книгой, которую я всё ещё пишу, и, казалось бы, оно в безопасности в стенах этого кабинета, но душа моя более не принадлежит мне и разум странствует далеко за пределами мира смертных. Я не собираюсь возвращаться, я не знаю пути назад и никто не в состоянии помочь мне сейчас, ибо я понимаю, что пропал. Я стал прорицателем былого и грядущего; глашатай горячего Эфира, и Силы Великого Неделимого Хаоса не откажутся от своих обязательств.

Итак, я полностью подчиняюсь течениям Хаоса, как однажды вскоре, боюсь, подчинятся все люди. Я могу только надеяться, что пламя моей жизни полностью погаснет, прежде чем наступит тот день.

 

Молитва о пощаде

 Данный отрывок был изъят Инквизицией его Императорского Величия. Доступ только с особого разрешения.

Ссылки

[1] Прим. редактора: На самом деле статью просто не перевели, по неизвестным мне причинам. Те, кого это интересует может сам задать этот вопрос парням с форумов warforge, которые занимались переводом. Всего не переведено было 8 статей.