Либер Хаотика: Нургл

фон Штауфер Мариан

Природа отчаянья

 

Рассмотрение культистов Нургла и тех методов, которыми они действуют, с отсылкой на работы достопочтенных сестёр Культа Шаллаи.

Хотя обычно с культистами и демонами Хаоса имеют дело храмовники Зигмара, недавно я узнал, что тех злых, безумных или просто отчаявшихся людей, которых арестовали за поклонение Нурглу, весьма часто передают в руки служителей Культа Шаллаи.

Жрицы этого культа (или как их обычно называют — сёстры) расценивают Нургла и его сторонников как их главных, если не единственных, врагов. Несмотря даже на ту ярость и отвращение, что Сёстры Шаллаи испытывают, сталкиваясь с приверженцами Чумного бога, они пользуются всякой удобной возможностью, чтобы изучить, и, если это возможно, исцелить как можно больше хворей и недугов, несомых этими заблудшими глупцами. Сёстры полагают, что если они смогут систематизировать и найти пути излечения всех тех недугов, что приносит в мир Нургл, то их борьба с ним станет гораздо более эффективной. Так что в результате всей этой «мирной» войны, сёстры собрали поистине многочисленные записи и исследования, касающиеся Нургла, его методов и его же последователей.

Поэтому, касаемо моих исследований, мне разрешили консультироваться с сестрой Мари Дювалье из Главного приюта для умалишённых во Фридерхайме обо всех сторонах моей работы в части, посвящённой Нурглу. Сестра Мари специализируется на анализе и лечении душевнобольных, особенно тех несчастных, кто страдает депрессивными маниями всех типов, а также на изучение неясных и эзотерических сторон человеческого сознания. И поскольку изначально сложно отличить безумие от одержимости (даже я, в своём невежестве подобных вещей, не видел особой разнице между ними), сестре Мари приходилось иметь дело с множеством культистов, в результате став ведущим экспертом своего ордена в вопросах методов и средств Нургла и его мерзких слуг.

Сестра Мари полагает, что хотя Нургл в действительности и является воплощением отчаяния, он также должен соединять в себе и все те бесчисленные эмоции и мысли, что связаны или же приводят к отчаянию. По её определению, отчаяние — это полный и абсолютный отказ от всяческой надежды, отстранение от мирских забот вне собственного убогого мирка, а также неестественная решимость упорно держаться за эту свою презренную горечь бытия вне зависимости от внешних обстоятельств.

Далее следует небольшой отрывок из эссе наблюдений сестры Мари, озаглавленный как «На Тропе Отчаяния»:

«Есть несколько надёжных и быстрых способов определить состояние человека. Разные люди по-разному реагируют, когда сталкиваются с одинаковыми явлениями. Среди моих же пациентов из Приюта встречаются такие, которые проявляют схожие признаки при наступлении отчаяния, признаки, по моему убеждению, опирающиеся на природу и цели Повелителя Разложения.

С ними всегда происходило некое каталитическое событие (являющее либо одной серьёзной и изнурительной травмой, либо целым рядом оных), начинающее нисходящую спираль, ведущую к отчаянию. Такой травмой могут быть смерть любимого, тиски вялотекущей и смертельной болезни, война, голод, болезненный отказ, неприятие, или любое другое шокирующее и выводящее из равновесия событие.

Однако независимо того, какой была эта травма или же ряд травм, последующие за ней шаги по пути к отчаянию почти всегда похожи на эти:

· Отрицание проблемы;

· Появление страха, вызванного принятием ослабленным организмом той каталитической травмы, что повлияла на него;

· Нарастание тревоги по мере того как пациент начинает искать простые и лёгкие решения своих проблем, порой прибегая к бессознательным и психологическим уловкам, чтобы защитить себя (часто проявляющиеся в изменение поведения пациента, помешанности на чём-то или забвении алкоголем и наркотиками);

· Пациент испытывает озлобленность по мере того, как его состояние продолжает ухудшаться, а поставленные им психологические барьеры медленно поддаются напору чувств, терзающих его;

· Когда пациент перестаёт активно сопротивляться, глубочайшее отчаяние охватывает его.

И если Нургл — это действительно обожествлённая персонификация отчаяния смертных, то неужели не возможно и то, что его сущность также составляют отрицание, страх, тревога, негодование и злоба?»

Действительно, если бы Нургла составляло одно лишь отчаяние, то и у его слуг не было бы силы, воли и мотивации воевать во имя своего повелителя. Они были бы просто жалкими, ушедшими в себя, апатичными существами. Однако, как часто меня уверяли мои знакомые из рядов Рейксгвардии, служители Нургла на поле боя весьма целеустремлённы и не останавливаются ни перед чем.

Я даже послала запрос охотникам на ведьм, чтобы узнать их оценку Владыки Распада, и через пять недель получила запечатанный конверт, скреплённый Пылающим Молотом, знаком Храмовников Зигмара. Письмо внутри было весьма странным и больше походило на белый стих, подписано же оно было как: Рамхельд ванн Хадден, капитан охотников на ведьм.

Я, признаться, была несколько смущена слогом ванн Хаддена. Он не предложил мне познакомиться с ним или же объясниться с самого момента получения мною письма, равно как он и отклонил все мои попытки встретиться с ним. Я могу лишь предположить, что у ванн Хаддена на то есть некие личные причины для такого своего в высшей степени странного поведения, о природе которых я могу лишь догадываться.

Страх — это первый шаг на пути в Его ад, а безнадёжность — та цепь, которой Он скуёт своих рабов. Горе — это пища Ему. Ужас — то, что даёт ему форму. Он ловит тех, кто готов поддаться озлобленности, и тех, кто замыкает себя в страдании, пока жизнь вокруг них бьёт ключом. Он — ужас пред лицом распада и болезни, и Он — бездействие пред лицом всего того, что кажется неизбежным.

Он — наше бессилие сопротивляться разрушающему влиянию времени, и Он же сама наша смертность. Он — отвращение и самообман, равно как и принятие нами поражения. Он вдыхает свой цинизм в наши души, подчиняя нас Своей воли.

Он — Дедушка Нургл, и Он — упрямое отчаяние, что потакает своим желаниям.

— Рамхельд ванн Хадден, капитан охотников на ведьм

Он прав в своих выводах, однако, мне кажется, он плохо подготовлен к своей работе. Оружие Нургла — отчаяние и безнадёжность, и немногие люди способны устоять перед этими вещами. Рамхельд не глуп, однако его письма полностью выдают его.