Либер Хаотика: Нургл

фон Штауфер Мариан

Нечистые

 

Изучение и обсуждение Нечистых: их омерзительной внешности, поведения и того, как они изображены еретиками в иллюстрациях

Мои сны вели меня сквозь миры, которые я никогда не знал и не мог знать — сквозь обители ужасов, куда никто не должен ступать. Однако необходимость заставила меня пойти на это, и я бросил себя на произвол судьбы, увидев возможность узнать как можно больше о существах, которых человечество должно уничтожить, если оно намерено выжить.

Я узрел источник, из которого рождались Нечистые Нургла. Я видел, как они возникали, словно волдыри на гниющей утробе Эфира, кормясь болезнями и страданием, выходящими из его тела как вязкий океан. Не найдется таких слов, чтобы описать ту мерзость и ужас рождения этих демонов и ни одна болезнь, разложение или испорченность в мире смертных не сможет передать даже части того отвращения, что я испытал, когда увидел это. И это было не просто тошнотворно — даже беглый взгляд на такое ужасающее зрелище заставил меня упасть на колени. Моё тело трясло, и я не мог остановиться, кровь текла из ушей, носа и даже из глаз — настолько все это было отвратительно, и настолько я был испуган. Против моей воли я кричал и кричал до тех пор, пока не потерял голос и не успокоился. И затем всё стало тьмой.

Очнулся я в своем кабинете, окруженный зарисовками, которые вы можете узреть на этих страницах. Я могу только предполагать, что эти рисунки были нарисованы мной, пока я был в забытье своих кошмаров. Я знал, что сошёл с ума или может быть был проклят, но ни от одной из этих мыслей мне не становилось лучше. Однако чем бы оно ни было — сном или ужасной действительностью, я смог описать вам тех демонов, которых видел, и передать все знания, собранные мной о них по капле, на протяжении месяцев изучения и нечестивых открытий.

Демонические существа, о которых мы говорим, зовутся Великими Нечистыми, и они величайшие демоны во всём пантеоне Нургла, в каком-то смысле сродни Кровожадам Кхорна или Хранителям секретов Слаанеша. Если рассматривать другие Силы Хаоса, то эти так называемые Великие демоны являются невероятно могущественными слугами своих господ — воплощениями особенных качеств их божественных покровителей — но это не совсем верно в отношении Великих демонов Нургла. Каждый Великий Нечистый — это копия самого Нургла в Его неразделимости — по крайней мере, в отношении его индивидуальности, побуждений, мыслей и стремлений. Иными словами, можно сказать, что каждый Великий Нечистый — это Нургл, хотя, являясь лишь мелкими воплощениями своего повелителя, они испытывают некоторый недостаток в близости к бесконечности силе, полноценности и всеведении их господина. Я предполагаю, что именно по этой причине смертные слуги Повелителя Разложения часто обращаются к Нечистым как к Нурглу, или Папаше Нурглу — несмотря на то, что каждый демон связан неоспоримыми законами воплощения, заставляющими его иметь своё собственное индивидуальное имя.

Нечистые обычно выглядят как большинство изображений Нургла, или возможно большинство изображений Нургла выполнено под впечатлением от вида Нечистых. Но как бы то ни было, великие демоны Нургла — это огромные создания, раздутые из-за болезней и всех возможных (и невозможных) форм физических недугов. Их зеленоватая, омертвевшая и жёсткая кожа покрыта фурункулами, язвами и другими признаками заболеваний. Их внутренние органы наполнены болезнями, просачивающимися через разорванные мускулы и кожу, свисающими как непристойные складки вокруг довольно немалого объема Нечистого. Из этих органов появляются маленькие демонические паразиты, обычно известные как нурглики. Являясь общительными, ловкими и постоянно активными, они, кажется, почитают Нечистых как своих отцов, и кишмя кишат вокруг тела Нечистого, лазая по его коже и визжа от удовольствия, когда он награждает их лакомым куском, или ласкает, ну или устраивают перебранки между собой за наиболее удобный уголок туши Нечистого.

Если нурглики появляются в больших количествах — то это непременный знак того, что Нечистый где-то рядом, потому что эти злые маленькие создания могут рождаться только в загноенных внутренностях Великих демонов Нургла. Созревая посреди гноя и заразы, нурглик кормится выделениями Нечистого до тех пор, пока не становятся достаточно большим, чтобы выбраться наружу живым воплощением фурункула или гнойника. В этом смысле нурглики действительно дети Великих Нечистых.

Возможно, именно поэтому Нечистые чувствуют родительскую гордость за этих маленьких чудищ, нежно лаская и позволяя им кормиться на его болячках. Однако всё это не мешает гордому родителю раздавить своего потомка под ногой, или же сожрать одного-двух из них в припадке спонтанного голода.

Хотя я сомневаюсь в том, что существует что-нибудь ужаснее и отвратительнее этих Великих Нечистых, по своему характеру они не разрушительны и не мерзки. И действительно это похоже на правду. Похоже на то, что Нечистыми двигает тот банальный энтузиазм, который свойственен смертным в их жизнях. Они ёмко заключают в себе всё самое привлекательное (если подобное слово применимо к предмету нашего разговора), что присуще Нурглу: они полны циничного и едкого юмора, который равно заразительный и шумный. Они усердно пытаются сломить веру и убеждения своих врагов, громогласно восхваляя навязчиво-маниакальную омерзительность своих последователей. В самом деле, кажется, что Великие Нечистые с интересом запоминают все виды эмоциональной и психологической защиты, которые смертные применяют для того, чтобы оправдать своё жалкое существование, и такое состояние придает Нечистому вид общительного и даже несколько сентиментального существа. Похоже на то, что эти могущественные демоны заботливо относятся к своим последователям, гордясь их видом и располагающим поведением — настолько, что часто обращаются к своим слугам, как к детям.

И если такая привязанность действительно имеет место, то она самое разрушительное, что приносит собой Нургл как божество болезней, страха и отчаяния. Можно сказать, что любовь Нечистых к своим слугам больше напоминает заботу, наставления и подчинение, которые оказывает мать своим детям. И хотя детям всегда необходима возможность уйти от чрезмерной материнской опеки о них, порой ими движет страх перемен и обиженность на всех людей вне их семьи, и тогда они уже никогда не захотят покидать свой дом или же пытаться менять этот мир.

Подобное сочетание физического разложения и заразительного, хоть и циничного, юмора — это самая поражающая характеристика Великого демона Нургла, и это хорошо видно, когда Великий Нечистый и его миньоны проникают в наш мир.