Либер Хаотика: Нургл

фон Штауфер Мариан

Гниющая рана Хаоса

 

Этим вступительным словом автор начинает тщательное исследование Дедушки Нургла, его места в пантеоне Тёмных богов и тех эффектов, что приносятся в мир его вмешательством и махинациями.

Хоть я и считаю, что было бы много лучше не будь этого, но всё же, Великая Четвёрка Сил Хаоса известна по всему миру, во всех королевствах и культурах. Однако самым отвратительным и ужасающим божеством из этого нечестивого квартета, известным нам — праведным жителям Империи, является, пожалуй, — Нургл. Нет ничего праведного в этом грязном существе Эфира, бесконечно отвратительном во всех своих проявлениях. Известный также как Ниргал, Оногал, Ниелглин и также под многими другими прозвищами, Нургл является верховным божеством разложения, источником и творцом всякой гнилости на земле, будь она физическая, идеологическая, экономическая или же политическая.

С точки зрения моих собратьев по вере, как впрочем, и подавляющего большинства прочих культов и сект нашей возлюбленной Империи, прямо или косвенно, именно Нургл ответственен за все большие эпидемии и моры, поражавшие нашу страну за долгие столетия. Говорят, что плач прокажённого и страх больного, особенно привлекательны и любимы им. И это неудивительно, ведь для него это всего лишь развлечение — изобретать новые инфекции и поражать ими мир.

Говорят, что, представая перед своими последователями, Нургл является им себя в виде разлагающейся туши, поражённой всеми мыслимыми болезнями и гнилью. Порой кажется, что единственная цель Нургла — это нести бесконечные страдания и горести в царства смертных, однако в противоположность этому, как я слышал, некоторые поговаривают, что Нургл наоборот всегда заботится о своих смертных и демонических последователях, обладая при этом удивительным чувством юмора. Честно говоря, мне не очень верится в подобное, ведь согласитесь странно, что обезображенные культисты дают подобные «мягкие» характеристики этому богу Хаоса, играющему не последнюю роль в распространении разложения и страдания, поэтому я не остановлюсь в своём расследовании до тех пор, пока точно не узнаю всю правду на этот счёт.

Понимание Нургла

Учёные магистры колледжей магии утверждают, что все магические сущности формируются из чистой материи Хаоса сознательными или бессознательными чувствами, эмоциями и идеями всех разумных существ. Сознаюсь, что подобное объяснение, внесло немало путаницы в мои рассуждения о природе Нургла.

Среди тех из нас, кому разрешается строить теории об обитателях Эфира, основной концепцией сущности этого мерзкого божества является то, что он персонифицирует собой всякие болезни и распад в мире. Однако если магистры правы в своих предположениях, то ясно, что подобные вещи не могут быть причиной появления Нургла, или же причина не так проста, как нам кажется. В отличие от удовольствия или гнева, формирующих соответственно сущности Слаанеша и Кхорна, распад — это вполне ощущаемый физический процесс, существующий сам по себе, без потребности в восприятии его живыми существами. Распад, в конце концов, — это не эмоция или мысль, и поэтому он никак не может влиять на Эфир.

Если разложение не требует для своего существования того, чтобы смертные воспринимали его, то возникает вопрос: как бог Хаоса может быть персонифицированным проявлением мыслей и эмоций смертных, являясь при этом воплощением физического распада и болезней?

Мой наиболее уважаемый коллега в Светлом колледже — патриарх Верспасиан Кант утверждает, что я «потерял лес среди деревьев». Магистр Кант настаивает, что распад и болезни являются лишь физическим эффектом, оказываемым Нурглом на мир, но не являющимися его истинной сущностью. Эту теорию он развивает в своём оригинальном труде «Гибель Наций».

«…В некоторые моменты нашей жизни мы приходим к пониманию того, что в мире существуют такие вещи, которыми мы не способны управлять, вещи, которым мы бессильны сопротивляться или менять.

Мы, словно дети, воспринимаем мир как нечто простое и не слишком большое. Мы играем, едим, спим и капризничаем. Наши жизни протекают на наших глазах и у нас нет никакого действительного понимания того как разложение влияет на нас. Однако по мере взросления мы больше понимаем самих себя и окружающий нас мир, мы начинаем видеть жестокую реальность жизни. Мы видим, как наши тела стареют и, наконец, осознаём, что молодость (как впрочем, и другие вещи) не вечна. Самой важной вещью, которую мы понимаем, и порядок которой мы никак не можем поменять, это то, что будь мы хоть атлетами, хоть лентяями, святыми или грешниками, всем мы со временем постареем и умрём. Как умрут и все наши друзья. Как будут умирать и все в наших семьях.

Этот прискорбный парадокс жизни, становящийся горче с ходом времени, и заключающийся в том, что для понимания того, что мы собой представляем, нужно понять, чем мы не являемся и чем могли бы стать. Так женщина или мужчина может однажды в дождливую погоду поранить больное колено и после безрадостно вспоминать эту неосторожность юности. Но сколь мал будет шаг от подобного грустного воспоминания к откровенно циничной оценке будущего? Именно разрушительное действие времени, а в следствии и разложение, могут заставить нас чувствовать печаль и горечь, а порой, что наиболее ужасно, это может заставить нас чувствовать себя беспомощными и безнадёжными.

Шаг от безнадёжности до мучений крайне мал, и часто это та самая вещь, которая заводит нас всё дальше и дальше в полное отчаяние, будь оно явным или скрытым. Именно от подобной беспомощности, как я полагаю, и произошёл Повелитель Разложения».

Если Магистр Кант прав в этом предположении, то становится легче понять, как Нургл осуществляет контроль над разложением и болезнями. Он и вправду кормится от этой беспомощности и страданий так же, как его брат — Кхорн питается яростью и гневом. Действительно, какой способ ввести смертных в пучины отчаяния может быть лучше, чем причинять им страданий неизлечимой болезни или же поставить их перед фактом безнадёжности и тяжести мучений, сопровождающих её?

По моему собственному опыту я могу утверждать, что существует немного вещей, которые могут быть хуже, чем наблюдать за тем, как разум и индивидуальность тех, кого мы любим, разрушается под действием болезней и времени. Кто не почувствовал бы мук сожаления, когда его тело постепенно бы разрушалось артритом, а молодые лишь проходили бы мимо тебя? Какая надежда могла бы посетить нас, когда мор уничтожает наши посевы и голод раздувает наши тела? Кто не отчаялся бы от язв и болезней, разрушающих его плоть? И если действительно Нурглу необходимо отчаяние, которое кормит его и позволяет ему существовать, то что может быть проще для достижения этого, чем внедрение болезней, мора и разложения?

Почему изо всех нечестивых слуг демонических богов Хаоса те, которые преданы Богу гнили и разложения наиболее отвратительные среди всех? Самым простым ответом на этот вопрос было бы то, что они таковы просто из-за природы «даров», пожалованных им Нурглом. Однако я всё же задаюсь вопросом, почему эти дары Нургла столь отвратительные и столь разлагающие в своих проявлениях?

Всё что я могу сказать на этот счёт, это лишь то, что Нургл страшен, ужасен и отвратителен ровно настолько, настолько он является плодом отчаяния. Именно это, по моему убеждению, и объясняет, почему его слуги кажутся столь несчастными и мерзкими на взгляд нормальных людей. Я полагаю, что их цель состоит в том, чтобы выглядеть настолько страшными и ужасающими, насколько это необходимо для распространения болезней и страданий. Ведь какова первая реакция нормальных людей, когда они встречаются с отвратительными проявлениями болезней Нургла? Почти всегда они отскакивают от них в панике и смятении. Подобная реакция усилится десятикратно, если несчастный встретится с одним из невероятно прокажённых слуг Бога чумы или, что ещё хуже, с одним из демонов этого нечестивого божества.

Помимо этого, страх и непосредственный террор очень часто провоцируют чувства беспомощности и отчаяния, которые, как говорят, и дают жизнь Владыке разложения. И действительно, мне кажется, что, Нургл настолько зависим от того отвращения и страха, что внушает он сам и его слуги, поскольку именно это и может сломить нас, ввергнув в отчаяние.

— Фолькмар, Верховный Тегонист Зигмара.