Либер Хаотика: Нургл

фон Штауфер Мариан

Чумные рыцари

 

Далее следует глава, посвящённая злобным и зловонным воинам Нургла, известным как Чумные рыцари, как их засвидетельствовал хроникёр и известный рассказчик Казимир Ленинов.

Чумные рыцари — это имя, данное элите воинов Хаоса, поклоняющихся Нурглу. По всем свидетельствам эти рыцари заражены всеми существующими на свете болезнями и при этом подпитываемы странной и нечестивой энергией, которая возможно и даёт им пережить многие раны, от которых другие рыцари Хаоса давно бы умерли. Их некогда роскошные доспехи, гербы и штандарты ныне изодраны и грязны как рубища прокажённых, их некогда дорогие шелка и меха свисают с плеч как могильные саваны. Большинство Чумных рыцарей открыто демонстрируют свои увечья, гордо показывая гноящиеся язвы и мертвенные лица, хотя некоторые предпочитают скрывать свои прокажённые личины под причудливыми карнавальными масками с абсурдными усмешками и гримасами, изображёнными на них. Больше мне нечего сказать об этих грязных и безобразных воинах и мне нужно сделать перерыв в своих ужасных исследованиях…

Чумные рыцари, Рыцари Нарыва, Рыцари Чумы, Лакеи Тьмы, Трупные варвары, Козлиные погонщики, Храмовники гноя, Солдаты несчастий

Разлагающиеся рыцари расположились лагерем близ низкогорья, возвышающегося над болотистой местностью к западу от Прааги. Настил из хвороста, укреплённый стволами деревьев, был положен, чтобы дать проход рыцарским лошадям, но в иных местах воины Нургла вынуждены были пробираться прямо по болоту, и это казалось только радовало их. Я сам очень осторожно следовал по этому настилу, поскольку он был скользким от устилавшей его грязи и слизи. Мой слабый конь сердито фыркал, когда мы проходили мимо украшенного гниющими головами ряда привязей. С другой же стороны этого забора за мной мрачно наблюдал нежащийся в сомнительном комфорте изодранного паланкина тучный воин, по дряхлому лицу которого ползали жирные чёрные мухи. Мой живот скрутило от того смрада, что становился всё более зловонными по мере углубления в лагерь служителей Нургла.

Рыцарские знамёна были воткнуты в большую глыбу на вершине холма и развевались на ветру подобно парусам поломанных судов. Столь гибельно было разложение, коснувшееся этих знамён, что сложно было понять, что за символы были на них изображены. Одни походили на головы или целые тела чудовищных мух, тогда как другие походили на то, что некогда было изображением различных телесных недугов. Именно вокруг этих знамён и расположились Чумные рыцари. Вместе они напоминали медленно гниющую массу язв и нарывов, столь густую, что гной сочился по их блестящим ихором доспехам. Тела одни были раздуты как у трупов, кожа других свисала лохмотьями с их тел там, где инфекция попировала их плотью. Когда я свалился с лошади, то почувствовал, что сырая почва засасывает меня, но я даже не смог посмотреть вниз, чтобы узнать что же именно тащило меня вниз.

— выдержка из «Мемуаров Искупления»

Чтобы увидеть этих тварей вживую, Ленинову пришлось стать таким человеком, который без всякого страха отправился в те далёкие края. Если бы у меня была хотя бы четверть его силы и храбрости, я мог бы утверждать, что Либер Хаотика — лучшее и наиболее полное исследование Тёмных сил, из когда-либо написанных.

Как ещё можно узнать о предмете, если не встретиться с ним лицом к лицу? Конечно, опасности очевидны, но и награда стоит того.

Меня побуждают, да, меня побуждают сделать это, и о Зигмар, дай мне решимости пережить это.