Летучий голландец, или Причуды водолаза Ураганова

Самые удивительные приключения происходят с бывалым моряком водолазом Урагановым и его друзьями на море и на суше во время путешествий на океанографическом судне. Ирония, юмор, неистощимая фантазия придают образу главного героя черты своеобразного современного Мюнхгаузена. В невероятных ситуациях, — вступая ли в борьбу с несправедливостью, сталкиваясь ли с врагами, а подчас даже с потусторонними явлениями, — Ураганов нередко оказывается победителем, выходит, как говорится, сухим из воды.

ОБ УРАГАНОВЕ И ЕГО СОЗДАТЕЛЕ

Героев книг Альберта Иванова всегда отличает любовь к приключениям. И это не случайно. Писатель получил признание прежде всего как автор приключенческих книг и замечательных сказок для детей и юношества. Первая его повесть вышла в 1962 году. С тех пор у него издано много произведений. Среди них такие, ставшие широко известными книги, как «Приключения Хомы», «Сказки про Хому», «Бородачи, или Гром и Молния», «Билет туда и обратно», «Обыкновенные приключения Михаила Енохина», «Король дзюдо», «Настойчивая погода», «Февраль — дорожки кривые».

По сценариям Альберта Иванова (некоторые в соавторстве) поставлены кинокартины: «Лестница», «Семь стариков и одна девушка», «Свистать всех наверх!», «Три дня в Москве», «Поговорим, брат!..», «Раз на раз не приходится»… Его сказки знают по мультипликационным фильмам: «Страшная история», «Раз — горох, два — горох», «Клетка», «Погоня», «Хитрая ворона», «Крылья, ноги, хвосты», и другим остроумным рисованным кинолентам.

И вот перед нами — новая необычная книга писателя, которая состоит из удивительных историй, рассказанных от лица никогда не унывающего молодого водолаза Валерия Ураганова, совершившего кругосветное плавание на океанографическом судне «Богатырь».

С разными людьми и нелюдьми сталкивает Ураганова и его чужеземных друзей в разных странах, на море и на суше, щедрая на причуды Судьба: с бродягами, чудаками, гангстерами, кладоискателями, дезертирами, гениальными изобретателями, колдунами и чародеями, коварными злодеями, экстрасенсами, левитантами, полицейскими, шпионами, террористами, потусторонними силами, привидениями и призраками, мракобесами из сновидений, авантюристами прошлого и настоящего, пришельцами из других миров, палачами давних и недавних кровавых времен — со всевозможными чудесными явлениями и превращениями…

Ураганов, чье имя, видимо, станет нарицательным, интересен уже тем, что никогда не сеет ветер, зато частенько пожинает бурю!

ИСТОРИИ ВОДОЛАЗА УРАГАНОВА

Повесть в рассказах

С Урагановым мы случайно познакомились в Москве, в Можайских банях. Валерий — сильный, плотный человек лет двадцати восьми и волосатый, как обезьяна, — работал водолазом в Южном порту столицы.

В разговоре он любил вворачивать английские словечки. Английский он освоил самоучкой за время своих прошлых путешествий на океанографическом судне «Богатырь».

Судьба у Валерия с виду обычная: служил на флоте десантником, потом выучился на водолаза, устроился на судно, проплавал лет пять, пока не бросил якорь в Москве. Женат, двое детей: дочь и сын.

Заранее хочу предупредить, что в этих историях нет точности магнитофонной записи. Водолаз бывал подчас велеречивым, отвлекался и перескакивал с одного на другое. Я же записал его удивительные рассказы такими, какими они осели, и, вероятно, несколько изменились в моей памяти.

ПРИШЕЛ И УШЕЛ

…Обогнув мыс Доброй Надежды, оставив стороной ЮАР, наш «Богатырь» взял курс на мозамбикский порт Мапуту.

Он находится к юго-западу от устья знаменитой реки Лимпопо. Ну, той самой, где «плачет печальный гиппопо» и сердито ждет нашего доктора Айболита.

Красоты далекой Африки мне расписывать не приходится, все видели по телевизору, в «Клубе путешественников». Правда, вредных насекомых кругом — тучи. Но мы были надежно привиты от тропических болезней.

Это я к тому говорю, чтобы не подумали, что там, на крайнем юге, жизнь — сахар.

Взять ту же рыбалку. У нас пошел и лови на здоровье. Скорее всего, не поймаешь. А там — как бы тебя не поймали. Не на поплавок смотришь, а по сторонам и вверх: чтобы бегемоты, крокодилы не подкрались и обезьяны с веток не напали. И все равно наш старпом однажды не уследил: юркая макака у него кепку с головы сняла и темные очки с носа. Потом он эти же самые очки — на дужке оправы его инициалы накорябаны — купил у базарного торговца, случайно выбрав из доброй сотни других. А ту кепку макака, наверное, до сих пор носит.

КРУПНЫЕ МУРАШКИ

— Слушай, Вит, а почему нам от оспы прививку перед плаванием не делали?

— Надобности нет. По данным ЮНЕСКО оспа побеждена всюду. Даже детям теперь прививку не делают. Хорошо!

— Еще бы! Некрасиво, когда идет летом девушка в платье без рукавов, а на руке — следы!

Мы, я и Вит, лежим под палубным тентом за экватором и лениво говорим обо всем на свете. Вит — по-настоящему Витаутас — литовец. Вообще-то он родился и живет в Москве. Учится в аспирантуре биофака МГУ. Познакомились мы с ним на Неглинной, 14, в Центральном прививочном пункте для отъезжающих за границу. Нам вкатили по уколу от желтой лихорадки и холеры. И оказалось, что мы назначены на один и тот же корабль.

Повезло мне с поездкой! С новым товарищем — тоже… Работы на «Богатыре» хватало, но и свободного времени было достаточно: больше, чем на берегу. Там оттрубил свое — и, считай, день кончился, а здесь время тянется прекрасно и бесконечно и работа, словно отдых. Купайся сколько влезет, рыбу лови — это по мне. Или умно рассуждай с Витом, развивайся.

МЕСТЬ

Раньше я был неисправимым волокитой. Увижу интересную девушку — сразу пристану. Ничего меня не останавливало — я сильный человек, разве что подковы не ломаю! — на танцах ухажеров нахально плечом отодвигал, чтоб даму пригласить. Остерегались меня парни.

Но после одного случая, не поверите, сдерживаюсь. Рефлекс культуры появился. Вдруг мало ли что случится…

В то лето судно «Богатырь» временно ошвартовалось в порту города Сочи. Несмотря на жару, весь модный — в новом австралийском кожаном пиджаке и канадских шнуровых ботинках, сошел я на берег.

Погулял по городу. Стемнело… Огни витрин и реклам остались где-то позади.

Хотел было повернуть обратно, но увидел за служебным домиком на конечной остановке троллейбуса холм — наверх вела длинная деревянная лестница к какой-то белой низкой стене, откуда доносилась музыка.