Лето двух президентов

Абдуллаев Чингиз Акифович

Глава 14

 

Первым ему позвонил Бессмертных. Он получил срочное сообщение по своим каналам и не поверил в случившуюся трагедию. Лично перезвонил послу в Индии, чтобы узнать все подробности, и только затем решился сообщить президенту страны.

– Михаил Сергеевич, извините, что я вас беспокою, – начал министр иностранных дел. Он никогда не звонил первым за те четыре месяца, что был на этой должности. Даже в самых экстренных случаях. А сегодня решился на телефонный звонок, и Горбачев сразу понял, что произошло нечто невероятное.

– Что случилось? – сразу спросил он.

– Из Дели передали срочное сообщение. Сегодня убит бывший премьер-министр Индии Раджив Ганди.

– Не может быть! – ошеломленно пробормотал Горбачев. – Кто сообщил?

– Я уже говорил с нашим послом в Индии, – сказал Бессмертных, – к сожалению, все подтвердилось.

– Узнайте подробности, – потребовал Горбачев.

В этот момент зазвонил другой телефон. Это был секретарь ЦК по международным вопросам Фалин. Он подтвердил невероятную и трагическую новость. Еще через несколько минут позвонил советник президента Шахназаров. Он тоже проинформировал о случившейся трагедии. Но подробностей пока никто не знал.

Горбачев набрал номер домашнего телефона. Раиса Максимовна сразу подняла трубку.

– Погиб Раджив Ганди, – коротко сообщил он.

– Какой ужас! Как это погиб?

– Его убили. Пока не знаем подробностей. Звонил Бессмертных, потом Фалин, Шахназаров. Все подтвердили.

– Бедная Соня Ганди! Такая прекрасная семья, такие милые люди… Ты только подумай, насколько сильна бывает человеческая ненависть! И его мать так же трагически погибла…

– Да, – согласился он, – вообще трагическая семья. Сначала убили Индиру Ганди, а теперь ее сына.

– Нужно передать наши соболезнования в Дели, – предложила Раиса Максимовна. – И вообще, пусть узнают, чем мы можем помочь. Кому понадобилось его убивать? Они ведь его так любили, так уважали эту семью.

– Всегда есть люди, которые нас ненавидят, – пробормотал он.

– Приезжай сегодня домой пораньше, – попросила Раиса Максимовна, – и пусть мне покажут телеграмму, которую отправят от нашего имени. Я обязательно хочу посмотреть.

– Скажу Валере Болдину, он тебе позвонит, – пообещал Горбачев.

Он предупредил Болдина, что телеграмма от их имени должны быть согласована с Раисой Максимовной. Затем позвонил министру иностранных дел.

– Узнали подробности?

– Его взорвали во время митинга, – сообщил Бессмертных. – Мы все время на связи с нашим послом.

Горбачев положил трубку, не прощаясь, и связался со своим советником Шахназаровым. Тот в течение нескольких лет был помощником Генерального секретаря, а теперь стал советником президента. Ему было уже много лет, и он считался политическим «динозавром», сумевшим остаться в ЦК КПСС, несмотря на свой возраст. В этом году ему исполнилось шестьдесят семь. Обычно в отделах людей в таком возрасте не держали, если это были не секретари ЦК и члены Политбюро, на которых возрастные ограничения вообще не распространялись.

Он родился в Баку, и Горбачев часто советовался с ним по проблемам Нагорного Карабаха. Когда Шахназаров вошел в кабинет, Горбачев пожал ему руку, приглашая садиться.

– Такая трагедия, – мрачно произнес он. – Я сейчас разговаривал с Раисой Максимовной, она тоже потрясена случившейся бедой.

Шахназаров деликатно промолчал. Он знал, что тема отношений Горбачева с супругой была настоящим табу для всего окружения президента. Тот, не стесняясь, звонил супруге в течение дня несколько раз, иногда советуясь с ней по тому или иному вопросу. Если он был занят и не звонил, она сама проявляла инициативу, и это было гораздо чаще.

– Я сейчас говорил с Бессмертных, – продолжил Горбачев, – нужно проанализировать ситуацию в Индии и дать подробный анализ случившегося. Как ты считаешь, Георгий Хосроевич, кто там может победить на выборах?

– Теперь гарантированно победит партия Раджива Ганди, – сказал Шахназаров, – на волне этой трагедии они наберут нужные голоса. У них позиции и так были достаточно крепкие.

– А кто тогда возглавит партию? – поинтересовался Горбачев. – У Раджива Ганди сын совсем еще подросток.

– Я думаю, что его жена, – ответил Шахназаров.

– Она ведь итальянка, – удивился Горбачев, – мы с Раисой Максимовной ее хорошо знаем. Соня Ганди – итальянка, – снова подчеркнул он.

– Это Восток, – напомнил Шахназаров, – там свои особенности. Легитимность определяется степенью близости к ушедшим. Индира Ганди был матерью Раджива, а он был мужем Сони Ганди. Я думаю, что реальным кандидатом будет Соня Ганди. Традиции этой семьи таковы, что там могут быть и женщины. Сначала премьером был дед Раджива – Джавахарлар Неру, затем его мать. Теперь может быть жена.

– И она станет премьер-министром? – уточнил Горбачев.

– Не думаю, – осторожно ответил Шахназаров, – у нее много толковых помощников. Некоторых мы с вами знаем. Ей обязательно подскажут, она не пойдет в премьеры, но их партия обязательно победит.

– Там ничего не может случиться? Я имею в виду распад страны, или же какие-то отдельные штаты выйдут из состава Индии.

– Осложнения возможны, но не обязательны, – пояснил Шахназаров. – Мы пранализируем ситуацию. Пока слишком мало фактов. Важно, кто организовал этот террористический акт. Когда в Индии узнали, что Индиру Ганди убили ее телохранители-сикхи, по всей стране прокатились погромы сикхов. Нужно уточнить, кто именно стоял за террористическим актом.

– Сделай подробный анализ, – согласился Горбачев. – Значит, Индии не грозит раскол?

– Не думаю. Хотя некоторые тенденции есть, кое-какие штаты уже давно пытаются добиться большей самостоятельности.

– Прямо как у нас, – невесело заметил Горбачев. – Не знаю, что случилось с Борисом Николаевичем, но он решил меня поздравить с Первым мая. Наверное хочет скорректировать свою позицию перед выборами.

– Он должен понимать, что есть некий предел их требований, – сказал Шахназаров, – иначе наша страна просто расколется на части. Россия не может выйти из Союза, как и Союз немыслим без России. Я сейчас готовлю одну статью, нашел очень интересную фразу из Библии: «Если царство разделится само в себе, не может устоять царство то. И если дом разделится сам в себе, не может устоять дом тот».

Горбачев заинтересованно уточнил:

– Когда выйдет статья?

– Через два дня.

– Пусть мне ее обязательно передадут. И еще, нужно продумать тезисы моего выступления в Норвегии. Я тогда не сумел поехать в Осло, чтобы получить Нобелевскую премию мира, а сейчас отказываться неудобно. Тем более что у нас скоро выборы российского президента.

– Мы все подготовим, – заверил его советник, – с учетом ваших пожеланий и замечаний.

– Это должно выглядеть, как послание к нашей цивилизации, – задумчиво произнес Горбачев.

Шахназаров поднялся.

– Я сам вам ее принесу. Я могу идти? – по привычке опытного партийного работника спросил он.

– Да, спасибо, – кивнул в знак прощания Горбачев.

Как правильно сказано в Библии, подумал он. А с другой стороны, значит, произошли изменения, если бывший партийный работник Шахназаров, который столько лет провел в Центральном комитете, решился в присутствии Генерального секретаря процитировать отрывок из Библии, и они необратимы. Если, конечно, Ельцин после своего избрания пойдет на сотрудничество. Самое главное – это отношения союзного и российского правительств, двух президентов – союзного и российского. Горбачев знал реальную статистику, которую ему докладывали. На самом деле только три республики могли полностью себя обеспечивать – Россия, Украина, Азербайджан. Остальные были дотационными, и большая часть дотаций уходила из российского бюджета. Понятно, что с отколовшейся Эстонией или взбунтовавшейся Молдавией гораздо легче договориться, чем с Россией. Если Ельцин будет готов на сотрудничество, снова подумал он.

Его поздравительная телеграмма – очень хороший знак. Может, он действительно способен измениться к лучшему, стать более ответственным политиком, отбросить прежние обиды. В конце концов, он становится руководителем самой большой республики Союза, президентом страны, вокруг которой все и объединялось. И теперь в Москве будут два президента. Горбачев невесело усмехнулся. Раньше не было ни одного, а теперь даже два.

Самое важное, не доводить страну до раскола, не провоцировать новые конфликты. Их и без того много на территории всей страны. Эти ежедневные сводки просто потрясают. Нужно еще договариваться с теми, кто не захотел участвовать в новоогаревском процессе. С Арменией можно договориться. Тер-Петросян достаточно разумный человек, способный воспринимать слова своих оппонентов. Потом Молдавия. Снегур быстро забыл, что был первым секретарем ЦК компартии Молдавии. Нужно будет ему напомнить об этом. С Грузией сложнее. Гамсахурдиа не готов ни к каким переговорам. Он упрямо твердит о полной независимости. Но у него большие осложнения в Осетии, и похожие проблемы начинаются в Абхазии. Если он не пойдет на уступки, то, вполне возможно, в некоторых областях Грузии придется вводить чрезвычайное положение.

Про Прибалтику лучше не вспоминать. Там вообще нет никакого просвета. Все три верховных совета прибалтийских республик провозгласили свой суверенитет и не намерены от него отказываться. С ними сложнее всего, хотя еще никто в мире не признал независимость этих республик.

Он поднял трубку, позвонил Пуго.

– Борис Карлович, здравствуй. Что у нас происходит в Осетии и Приднестровье?

– Здравствуйте, Михаил Сергеевич, – ответил Пуго. – В Осетии все без просвета. Мы приняли решение выслать туда дополнительные силы. Противостояние между грузинами и осетинами продолжается.

– А в Приднестровье?

– Там обстановка пока спокойнее. Но Снегур не идет ни на какие переговоры. Мы считаем, что необходимо провести в Одессе учения отрядов ОМОНа, которые отправляем в Молдавию. Сначала они высадятся в Молдавии, а затем переедут в Одессу. Чтобы Мирча Снегур понял, насколько опасны его заявления.

– Только никаких вооруженных столкновений, – подчеркнул Горбачев.

– Конечно, Михаил Сергеевич, мы сами не заинтересованы в нагнетании страстей. Но Снегур должен понять, что он ведет себя неправильно.

– Он уже ничего не может понять, – раздраженно проговорил Горбачев. – Вместо того чтобы выходить на подписание Союзного договора, он делает ненужные заявления. Когда в Одессе начнутся учения вашего ОМОНа?

– Через три дня, – сообщил Пуго. – Я думаю, что будет правильно, если они сначала демонстративно высадятся в Молдавии, а потом перелетят в Одессу. Мы посоветовались с товарищами, они предложили такой вариант. Чтобы в Кишиневе поняли, что нельзя так далеко заходить. Лучше всегда предупреждать такие события, чем высылать ОМОН, когда бывает уже поздно и проливается кровь.

– Правильно, – согласился Горбачев, – так и сделайте.

В этот момент зазвонил другой телефон. Он быстро попрощался и взял другую трубку. По этому номеру обычно звонила супруга.

– Михаил Сергеевич, – услышал он ее голос, – я нахожусь в Фонде культуры. Мы все под впечатлением этой ужасной трагедии. Удалось узнать какие-нибудь новые подробности?

– Пока нет, – ответил Горбачев, – но я думаю, что к вечеру мы все узнаем.

– Спасибо за информацию, Михаил Сергеевич, – громко произнесла Раиса Максимовна хорошо поставленным учительским голосом.

Он улыбнулся. При людях, даже при охранниках и водителях, она всегда обращалась к нему по имени-отчеству, не позволяя себе никаких вольностей. Она считала, что обязана лично подавать пример уважения к человеку, занимающему такой важный пост в стране. Он иногда называл ее по имени или Захаркой. Картину Венецианова они видели в Третьяковской галерее, и Раиса Максимовна в молодости была очень похожа на молодую женщину с этой картины. С тех пор прозвище Захарка закрепилось за супругой, и он часто называл ее так в семейной обстановке. Однажды внучка даже громко назвала бабушку Захаркой в присутствии иностранных журналистов. Горбачев тогда рассмеялся.

Он еще раз подумал о предстоящих выборах. Если правы аналитические службы Крючкова, а они никогда не ошибаются, то через месяц в России будет свой президент. Нужно сразу дать понять Ельцину, что от его поведения зависит будущее Союза. Иначе действительно все может развалиться. Павлов уверяет, что в экономике наступает некоторое оживление. Если удастся вытащить страну из экономического коллапса, политические процессы тоже должны наладиться. Можно будет заключить специальные соглашения с прибалтийскими республиками, с Грузией, Арменией, Молдавией.

Горбачев даже не подозревал, что в этот день, когда пришло сообщение о гибели Раджива Ганди, в КГБ проходила коллегия, на которой выступали руководители республиканских комитетов. С каждым новым выступлением Крючков и сидевшие рядом с ним члены коллегии мрачнели все больше и больше. Сообщения с мест были одно хуже другого, словно прибывшие из различных республик руководители республиканских и областных КГБ соревновались во все более и более мрачных сообщениях. Крючков в который раз подумал, что положение в стране ухудшается с каждым днем. И выборы первого президента России не только не улучшат ситуацию, а, наоборот, рискуют окончательно разорвать бывший Союз. Ему давали распечатки разговоров Ельцина с его помощниками, и он был осведомлен о том, что все разговоры руководства российского парламента о готовности к сотрудничеству – всего лишь временное отступление перед выборами. На всякий случай он приказал подготовить шифровку во все регионы и области России с категорическим требованием – не голосовать за кандидатуру Ельцина. И еще нужно убедить министра обороны Язова дать такую же секретную телеграмму в воинские части, дислоцированные на территории России.

Ремарка
Сообщение ТАСС

«В сорока километрах от Мадраса, в городе Сриперумпулур, убит председатель крупнейшей партии Индии – Индийский национальный конгресс (И) – бывший премьер-министр Индии Раджив Ганди».

Ремарка
Франс-пресс

«Вчера в Индии в результате террористической акции был убит бывший премьер-министр Индии Раджив Ганди. Индийское правительство объявило о переносе выборов в ряде центральных штатов и национальный траур по погибшему».

Ремарка
Рейтер

«Отменены выборы в нижнюю палату индийского парламента. Согласно поступающим из Дели сведениям, террористическую атаку могли провести боевики из организации «Тигры освобождения Тамилилама». По предварительным данным, убито пятнадцать человек, вместе с охранниками бывшего премьер-министра. Двадцать один человек получили ранения».

Ремарка
Би-би-си

«Террористка из организации «Тигры освобождения Тамилилама» поднесла Радживу Ганди горшок с цветами, однако специалисты, изучившие последствия взрыва на месте, считают, что взрывное устройство было спрятано в поясе женщины. По поступающим из Дели данным, отменены национальные выборы, и в стране объявлен трехдневный траур. Президент США Джордж Буш и премьер-министр Великобритании Джон Мейджор выразили соболезнования семье погибшего».

Ремарка
Георгий Шахназаров.

«Можно ли без колебаний и без сожалений растранжирить труд прежних поколений по собиранию страны? Не равнозначно ли это измене прошлому своих народов, в том числе и миллионов защищавших страну в Отечественной войне, не только как Россию, но и как Советский Союз? Попытки раскроить страну могут породить уже не войну законов, а цепь изнурительных вооруженных конфликтов за землю и воду, за право пользоваться родным языком, за сохранение человеческого достоинства. Словом, как уже не раз было сказано, – Советский Союз невозможен без России, но и сама Россия без Союза будет уже не той.
Из статьи «Если разделится дом».

Сохранить Союз именно как целое суверенное государство – это сегодня дело не отдельных социальных слоев и партий, а общенародное и даже мировое по своему значению и последствиям. Подчинять эту историческую задачу тактическим расчетам на взятие власти – это роковая ошибка, если не сказать преступление, которое не может быть оправдано никакими доводами и ссылками на любые, в том числе и самые возвышенные цели».
«Известия», 1991 год

Ремарка

Президент Молдовы Мирча Снегур в своем интервью опроверг слухи о том, что республика подпишет Союзный договор. По его словам, никто из руководства республики не делал подобных заявлений.

Ремарка
С. Орлюк.

«Спецназ как атмосферное явление»
«Комсомольская правда», 1991 год

«Агентство РИА сообщило, что президент Молдовы Мирча Снегур направил М. Горбачеву и Б. Пуго телеграмму о том, что в Тирасполь и Бендеры без предварительного согласования с Кишиневом прибывают подразделения спецназа и ОМОНа союзного подчинения, и потребовал прекратить вмешательство во внутренние дела Молдовы. Я позвонила командующему внутренними войсками МВД СССР генерал-полковнику Шаталину. Юрий Васильевич назвал подобное обращение «очередной уткой». И пояснил: спецназ отправлялся в Одессу на учения, но в Одессе была непогода, и самолетам пришлось приземлиться в Бендерах и Тирасполе. Как только распогодится, воины полетят дальше.

Постоянный представитель Республики Молдовы в Москве И. Чебун придерживается иного мнения. По нашей просьбе он звонил в Кишинев и выяснил, что воины улетели. Но было бы странно утверждать, что президент Молдовы до такой степени не осведомлен о событиях в своей республике, чтобы отправлять президенту страны и министру внутренних дел столь серьезное послание.

Полпред отметил, что в последнее время в Молдове наметилась тенденция к стабилизации обстановки, республика честно выполняет все договорные обязательства. А состоявшиеся маневры в нынешней напряженной обстановке скорее похожи на вызов, рассчитанный на известную реакцию. Согласитесь, это лучший способ усилить напряженность в регионе…

А о погоде лучше всего спросить у синоптиков. Метеорологи аэропорта Внуково, откуда отправляются самолеты в Кишинев и Одессу, ответили: «Шестого, седьмого и восьмого июня, судя по прогнозам, была отличная погода. Одесса предсказывала грозы, но потом отказались и от этого прогноза. К тому же грозы – явление непродолжительное, и всерьез повлиять на график полетов они не могут. Думаем, с погодой все было в порядке».