Легенда острова Кокос

Поделиться с друзьями:

1

Пламя в камине, дёрнувшись в агонии, потухло. Выцветшие гобелены скрыл мрак. Хоакин Песуэлла хотел было позвонить в колокольчик, но только поморщился и плотнее запахнул пёстрый китайский халат. В спешке пришлось бросить не только слуг, но и личный гардероб вице-короля Перу.

Дон Хоакин почувствовал ломоту в суставах, встал и подошёл к окну. Над морем, портом и прилегающими улицами висела влажная мгла. Тишина и пустынный рейд Кальяо только усиливали тревогу. Хоакин Песуэлла, вице-король Перу, кого должность больше всех обязывала верить в силу колониальных войск, тяжело вздохнул и помассировал позвоночник. В сезон гаруа – водяной пыли – его особенно беспокоили старые болезни.

– Проклятая погода и проклятая страна, – тихо сказал дон Хоакин, вспомнив, как два года назад, в солнечный день, он прибыл из Испании и сошёл по трапу вот на эту дощатую пристань Кальяо. Тогда ничто не предвещало грозы. Пристань была застелена коврами, а на маскараде, подражая Франсиско Писсаро, новый вице-король приказал подковать своего коня золотыми подковами и вплести ему в гриву самые крупные жемчужины из казны вице-королевства. Кто мог подумать, что солнечный день кончится гаруа?

Светало. Послышалось цоканье копыт. Подъехавший всадник спрыгнул на землю. Дверь парадного распахнулась. Молодой человек в мокром плаще из чёрного муара остановился на пороге, ожидая, пока глаза привыкнут к сумраку комнаты.

Это вы, Гонсало? Что в порту?

2

Генри Боунг, капитан американской шхуны «Мэри Диир», медленно прохаживался по мокрым доскам палубы и наблюдал, как матросы быстро и дружно выполняли команды боцмана.

– Премерзкое утро. Никогда не думал, что в тропиках можно простудиться, – пожаловался капитану штурман – молодой человек, нанятый несколько месяцев назад по контракту.

Боунг чуть заметно улыбнулся.

Схватили насморк, Клифтон?

Ещё нет, но, когда спишь в сырой постели, этого не избежать.