Лабиринт для троглодитов

Поделиться с друзьями:

В то время, как солидные светила земной науки самоуглубленно ищут ключ к загадке гибели инопланетной цивилизации, главная героиня, юная девушка, пытается всего-навсего разобраться в собственных чувствах. Только вот ответы на все вопросы первой находит почему-то именно эта юная практикантка, а не «светила» с мировыми именами.

Третья книга фантастической трилогии «Лабиринт для троглодитов» о проблемах контакта с внеземными цивилизациями. В этом цикле Ольге Ларионовой удалось найти редкое и удачное сочетание романтики пограничья, дальних странствий и неведомых островов с чисто женским взглядом на мир, когда первостепенное значение для автора и героя имеет не сам событийный ряд, а то, как происходящее повлияет на взаимоотношения между людьми.

* * *

Бесшумно перебирая ледяные скобочки трапа, Варвара спустилась с грузового горизонта и мягко спрыгнула на гулкий металлический пол, в очередной раз радуясь тому, что ее не заставили обуться в тяжеленные экспедиционные ботинки.

— Мороз-воевода дозором… — пробормотала она и тут же сморщила нос — нет, не свои это были владения. И тут, и тем более там, за бортом. Тем внимательнее надлежало быть с дозором.

Она заглянула в кубрик, откуда доносился семиголосый храп. Потолок едва светился золотисто-коричневым люминофором, и лица спящих выглядели одинаково загорелыми — чуть ли не до нигерийской черноты. На самом деле это было не так. Варвара сделала шаг вперед и очутилась в узеньком проходе между трехъярусными рядами коечных гнезд — слева шесть и справа столько же. Интересно, когда звучит сигнал тревоги или даже обыкновенный подъем, как это им удается не стукаться лбами в такой тесноте? Она поддернула обшлаг рубашки и глянула на часы: что ж, через один час и двадцать три минуты это можно будет проверить экспериментально.

Нижняя правая койка прогнулась и захрустела — это Сегура, первый пилот, вытягивался во весь рост. Если бы не эти два метра и двадцать сантиметров, Варвара никогда не усомнилась бы в том, что перед нею — самый благовоспитанный и застенчивый житель страны Восходящего Солнца. Гармоничность образа разрушали габариты гризли и голос, напоминающий охрипшего бизона.

Его сосед, Кирюша Оленицын, несколько уступал космолетчику в росте, но был развесист и розов, как цветущая яблоня. В бронзовом освещении он казался старше на добрый десяток лет.